Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги 2002 года


Марьяна Торочешникова: Сегодня мы подводим правовые, если можно так выразиться, итоги 2002 года. Целый год мы рассказывали вам о победах, одержанных обычными гражданами в судах против чиновников всех уровней.

Александр Подосенов из Архангельска судился с врачами, которые установили ему неправильный диагноз. По мнению суда, врачи заставили его страдать неумышленно.

Исходя из этого, суд взыскал с городской поликлиники и областной больницы по 150 рублей компенсации причиненного Александру Подосенову морального вреда.

Александр Подосенов: Я доволен тем, что я выиграл процесс. А на моральный ущерб и компенсацию я даже не рассчитывал. Я хотел на место их поставить. Вот у меня какая цель была.

Марьяна Торочешникова: А это рассказ ведущего специалиста Ростовского территориального управления министерства по антимонопольной политике Константина Коренченко. Он отстаивал в суде интересы Ирины Владимировны Страшковой, которая судилась с коммунальными службами.

Константин Коренченко: Деньги в денежном выражении взыскать не удалось по причине их отсутствия у данного учреждения, но удалось договориться с истицей о том, что бесплатно 5 лет, в счет погашения вот этого долга, будут вывозить мусор с ее территории. То есть разговор вначале шел о 7 рублях 25 копейках в месяц, потом о 500 рублях, а теперь ответчик будет 5 лет вывозить мусор бесплатно.

Марьяна Торочешникова: В Иванове Фрунзенский районный суд отказал прокуратуре в иске, подтвердив, что Ивановская областная коллегия адвокатов может открыть свой филиал в любом городе. Рассказывает председатель президиума Второй Ивановской областной коллегии адвокатов Амир Измайлов.

Амир Измайлов: Я доволен, конечно, решением суда, поймите правильно. Сейчас в новом законе об адвокатуре в статье 22 конкретно указано, что коллегия адвокатов в праве создавать филиалы на всей территории России, а также на территории иностранного государства, если это предусмотрено законодательством данного иностранного государства.

Марьяна Торочешникова: То есть фактически суд опередил закон?

Амир Измайлов: Я не могу сказать, что суд опередил закон. Наверное, закон опередили адвокаты.

Марьяна Торочешникова: А вот пенсионерка Галина Васильевна Батаева из Калининграда до последнего момента не верила, что ей и ее соседям удастся выиграть суд у городской власти и крупной строительной фирмы. Ее мнение о российском правосудии изменилось.

Галина Батаева: Когда мы читали решение суда в пользу нас, я не выдержала, когда я уходила последней из нашей группы пяти человек, я просто вышла и сказала: "Я вас благодарю от всех наших жителей и области Калининграда и говорю, что все-таки у нас судьи независимые". Подняла вверх руки и отблагодарила их, и мы вышли. Нужно обращаться, суд понимает.

Марьяна Торочешникова: Предпринимателям из Нижнего Новгорода пришлось пройти множество инстанций, в том числе дойти и до Конституционного суда, прежде чем они смогли выиграть суд у представителей местных налоговых органов.

Предметом спора, который изначально разбирался в арбитражных инстанциях, стало формирование налогооблагаемой базы предприятия. Оно, торгуя бытовой техникой, осуществляло также ее гарантийный ремонт и включало стоимость ремонта в сумму своих затрат, таким образом уменьшало налогооблагаемую прибыль. Рассказывает Евгения Гладкова, представлявшая интересы предприятия в судах.

Евгения Гладкова: Мое отношение к правосудию улучшилось. Потому что если раньше я считала, что поход в конституционный суд сопряжен с какими-то особыми трудностями, то в данном случае он является иллюстрацией того, что, в общем-то, конституционный суд для нас оказался самой простой инстанцией, в которой мы и добились вот этой справедливости.

Марьяна Торочешникова: В результате судебной тяжбы Виктора Лукашонка, к концу августа 2002 года государство рассчиталось с сорока инвалидами аварии на Чернобыльской АЭС, проживающими на Ставрополье. С этой целью в край поступили порядка четырнадцати миллионов рублей.

После целого ряда выигранных судебных дел пятигорские чернобыльцы поверили в справедливость российского правосудия, прекрасно понимая, что в ряде случаев ставропольским судьям пришлось противостоять давлению со стороны государственных структур.

Виктор Лукашонок: Я очень благодарен многим судьям, которые подошли объективно, не взирая на давление таких структур как Министерство труда и социальной защиты Ставропольского края, Управление федерального казначейства Ставропольского края. Вы знаете наверняка, какое давление оказывают государственные структуры и на суд. Тем не менее судья выносит решение в соответствии с законом нашего государства.

Марьяна Торочешникова: В свою очередь Новооскольский суд Белгородской области удовлетворил иск пенсионерки Анны Рябых к государству. После произведения расчетов, суд приравнял 11,5 тысяч советских рублей истицы, потерянных в результате денежной реформы 1991 года к двумстам тридцати одной тысяче современных рублей, которые должна ей выплатить казна России.

Анна Рябых: Суд меня защитил, хотя бы частично, а государство не выполняет решение суда. Я считала, что не добьюсь никаких прав. Суд с первых дней, наш Новооскольский районный суд, меня защитил. Правосудие, я бы сказала, пошло мне навстречу.

Марьяна Торочешникова: При поддержке юристов общества защиты прав потребителей жильцы одного из домов Иванова выиграли суд с городским муниципальным предприятием жилищно-коммунального хозяйства, которое некачественно обслуживало квартиросъемщиков. Рассказывает Валентина Ермолаева.

Валентина Ермолаева: У нас была судья Жарова Ольга Альбертовна, очень замечательная женщина. Она правильно говорит, что она не специалист по всем этим коммуникациям, но как человек нас понять может. И на основе вот этих законов, которые у нас имеются в России, она нас очень поддерживала, и она довольно жестко разговаривала с представителем МПЖХ, с представителем дома управления. Поэтому вера в суды у меня укрепилась.

Марьяна Торочешникова: Мы напомнили лишь о немногих судебных победах российских граждан. Просто не хватило бы времени, чтобы привести здесь все истории, о которых рассказывалось в наших передачах в 2002 году.

Сегодня мы подводим итоги 2002 года. Он действительно оказался очень насыщенным с правовой точки зрения.

Начнем с главного. 1 июля 2002 года в России начали действовать три важнейших как для судебной системы, так и для граждан закона. Это Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях и Закон об адвокатуре.

И вот основные изменения, которые пришли к нам с новыми законами.

Уголовно процессуальный кодекс образца 2001 года предусматривает, в частности, принцип состязательности сторон и введение судов присяжных. Все участники судебного процесса объединены в две группы - обвинительную и защитную. Прокурор, дознаватель, следователь, частный обвинитель становятся участниками обвинительной стороны. Их оппонентами выступают адвокат и другие лица, осуществляющие защиту обвиняемого.

В соответствии с УПК личный обыск, выемка, арест, временное отстранение от должности будут производиться только с санкции суда.

В части судебного производства принято положение, по которому уголовное дело не может быть возвращено на дополнительное расследование. А прокурор не может опротестовать в порядке надзора оправдательный приговор. В соответствии с новым кодексом прокурор имеет исключительное право на возбуждение уголовного дела.

В тоже время введен новый вид - дисквалификация, который заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительных органах юридических лиц, входить в совет директоров, осуществлять предпринимательскую деятельность.

Максимальный срок лишения специальных прав (в том числе за нарушение правил дорожного движения) снижен с трех до двух лет. Причем основания для применения этого вида наказания сужены.

Главная радость для водителей: сотрудникам ГИБДД запрещено в качестве залога до уплаты штрафа изымать водительское удостоверение.

И закон об адвокатуре. В нем государство признает адвокатуру институтом гражданского общества, гарантирующим обеспечение правосудия. Иными словами, теперь законодательно закреплено, что без адвокатуры функция государства по обеспечению правосудия невозможна.

Кроме того, все россияне работают теперь в соответствии с положениями нового Трудового кодекса, вступившего в силу 1 февраля 2002.

Вот что теперь он собой представляет.

Гарантированный отпуск в 28 календарных дней. Работодатель не имеет права требовать от сотрудника работы сверхурочно, работодатель за редким исключением обязан подписать с сотрудником бессрочный договор, после чего уволить неугодного сотрудника будет сложно.

Кроме того, новый КЗоТ требует от работодателя обеспечить повышение реального содержания зарплаты за счет ее индексации в связи с ростом цен на товары и услуги. И эта норма распространяется не только на бюджетников, но и на всех остальных наемных работников. Разница лишь в том, что для первых индексация проводится государством в централизованном порядке, а для вторых - через коллективные договоры и соглашения.

И, наконец, теперь можно отказаться от работы, если существует угроза здоровью или задержка зарплаты в течение 15 дней.

Новый трудовой кодекс, бесспорно, осложняет деятельность большинства профсоюзов. Хотя, с другой стороны, нормы такого КзоТа потребуют повышения профессионального уровня и юридической грамотности профработников.

В марте 2002 года вступила в силу важная поправка к УК РФ.

Новая редакция 37 статьи Уголовного кодекса Российской Федерации (Необходимая оборона).

Согласно исправленной статье уголовного кодекса человек имеет право защищать свою жизнь всеми доступными способами. Другими словами, если действительно имеется угроза жизни, то можно не задумываться о пределах допустимой самообороны, их больше не существует.

По мнению экспертов, новая трактовка 37 статьи Уголовного Кодекса больше соответствует основополагающему принципу судебной системы - презумпции невиновности. Проще говоря, если раньше в ваш дом ломился человек с топором и, обороняя свое жилище, вы его убивали, то суд рассматривал вас сначала как убийцу и только потом как жертву. Данная поправка меняет порядок вещей. Теперь в той же ситуации следствие и суд должны относиться к вам как к потерпевшему и рассматривать ваше преступление, а убийство несмотря ни на что остается преступлением, в том ключе, что в момент возникновения конфликта вы были жертвой.

Также на всей территории России начали действовать Арбитражно-процессуальный кодекс и Федеральный закон, регулирующий деятельность судейского сообщества в Российской федерации. Принят новый гражданско-процессуальный кодекс.

Об основных новеллах в этих документах мы попросили рассказать председателя Высшего арбитражного суда России Вениамина Яковлева.

Вениамин Яковлев: 14 марта был принят закон об органах судейского сообщества. Он касается развития судейского самоуправления и роли судейского сообщества в укреплении кадрового состава судей. Основные новеллы, которые принес этот закон это то, что если раньше были отдельные советы судей и квалификационные коллегии в системе общих судов и в системе арбитражных судов, то теперь мы объединились в единое судейское сообщество. У нас общие советы судей и в масштабах России, и в масштабах субъектов РФ, и общие квалификационные коллегии судей. Это придало их деятельности менее замкнутый, более открытый характер. И, кроме того, в состав квалификационных коллегий теперь в соответствии с новым законом входят не только судьи, избираемые на конференциях, но и представители юридической научной общественности, что действительно делает процедуру и назначения судей, и прекращения их полномочий более прозрачной.

Марьяна Торочешникова: Кроме этого, ведь был очень важный принят для вас закон, это арбитражно-процессуальный кодекс.

Вениамин Яковлев: Процессуальное законодательство, конечно, в этом году получило особенно энергичное развитие. Был принят и гражданско-процессуальный кодекс, новый арбитражно-процессуальный кодекс вступил в действие с 1 сентября. И мы попытались обеспечить преемственность, то есть сохранить основные оправдавшие себя положения предыдущего арбитражного процессуального кодекса 95-го года, и решили ряд важных, как нам казалось, совершенно неотложных задач. Например, мы устранили довольно ощутимый недостаток нашей судебной системы в том отношении, что не было раньше проведено достаточно четкой разграничительной линии подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам, и иногда появлялись параллельные дела по одним и тем же спорам, что, конечно, затрудняло осуществление правосудия весьма существенно. А теперь удалось провести четкое разграничение подведомственности, особенно в спорах, связанных с деятельностью хозяйственных обществ. Теперь все эти споры, как споры, которые имеют предпринимательский характер, относятся только к подведомственности арбитражных судов.

Марьяна Торочешникова: Теперь уже невозможна такая ситуация, когда суд общей юрисдикции принимает какое-то решение по иску или жалобе акционера, который находится в каком-то другом конце России.

Вениамин Яковлев: Теперь иски акционеров (граждан, физических лиц) к акционерным обществам будут рассматриваться тоже арбитражными судами, причем конкретно тем арбитражным судом, который действует по месту нахождения акционерного общества, то есть ответчика. Таким образом, все эти споры концентрируются в одном суде. И, я надеюсь, даже в одном деле они будут концентрироваться и, стало быть, не будет одновременно происходить несколько судебных процессов в разных концах страны по деятельности одного и того же хозяйственного общества. Следующее направление. С учетом увеличивающихся объемов работы, роста количества дел в арбитражных судах важно было сохранить состояние доступности правосудия с тем, чтобы не возникало чрезмерной перегрузки в судах, что, конечно, препятствует получению оперативной защиты в судах. И вот с этой целью наш новый арбитражно-процессуальный кодекс нацеливает и спорящие стороны, и суды на поддержку и более широкое использование альтернативных методов разрешения споров, таких как проведение переговоров, использование третейских судов, коммерческого частного арбитража, разумеется, по желанию сторон. Мы рассчитываем на то, что это обеспечит большую доступность правосудия. Наконец, мы попытались избавиться от некоторых рудиментов, особенно это касается двух, пожалуй, моментов. Первый - это участие прокуроров в арбитражном процессе. Теперь он не может своими исками вмешиваться в рассмотрение, в разбирательство дел частноправового характера, скажем, между двумя предпринимателями.

Марьяна Торочешникова: То есть вы добились равенства сторон?

Вениамин Яковлев: Совершенно верно. Прокурор не может действовать теперь в поддержку одной стороны против другой. И он может предъявить иск только в защиту публичных, главным образом государственных интересов. Ну и, наконец, перестроили работу высшей судебной инстанции, высшего арбитражного суда - надзорной инстанции. Если раньше высший арбитражный суд рассматривал дела под так называемым протестом, то теперь же заявления заинтересованных лиц будут рассматриваться судебными коллегиями нашими, и только они будут решать вопрос о принятии или не принятии дела для рассмотрения высшим арбитражным судом по существу. То есть вот эти так называемые протесты ушли в прошлое. Вот это, пожалуй, наиболее крупные новеллы, которые содержатся в нашем арбитражно-процессуальном кодексе. Мы полагаем, что он и наше судопроизводство выводит на уровень и мировых, и отечественных стандартов.

Марьяна Торочешникова: Что касается кодекса об административных правонарушениях. Здесь действительно появилась серьезная нагрузка на арбитражные суды или нет? И как справляются суды сейчас?

Вениамин Яковлев: Пока трудно сказать, насколько увеличится количество дел, потому что мы получим такую статистику только по итогам года. Но административное судопроизводство было у нас в судах и раньше. Арбитражные суды рассматривали две категории дел: споры между предпринимателями и споры между предпринимателями и государственными органами. Так что административное судопроизводство для нас не новшество. Другое дело, что добавились дела об административной ответственности организаций. Вот это в какой-то мере, наверное, увеличит нагрузку, но незначительно.

Марьяна Торочешникова: Вениамин Федорович, скажите, пожалуйста, что вы ожидаете от нового 2003 года? Какие-то перспективы в работе арбитражных судов России?

Вениамин Яковлев: Во-первых, мы ожидаем, конечно, изменений, связанных c широким использованием возможностей, заложенных в нашем новом кодексе. Потому что он в полной мере начнет действовать, по крайней мере, в плане надзорной инстанции только с первого января.

Во-вторых, мы внесли предложение о совершенствовании структуры нашей судебной системы, имея в виду создать 20 апелляционных судов, и таким образом вывести апелляционные инстанции из судов субъектов РФ с тем, чтобы в одном суде не находилось две инстанции - первая и апелляционная. Мы надеемся на то, что процесс формирования апелляционных судов начнется, не завершится, но начнется в 2003 году.

Марьяна Торочешникова: Вениамин Федорович, последний вопрос, он несколько личный. Наше граждане привыкли, что судьи - это люди настолько удаленные от земли, что жизни реальной не знают. Скажите, а как вы будете Новый год встречать?

Вениамин Яковлев: Новый год? Как все. Я совершенно не считаю себя человеком оторвавшимся от жизни, от людей. У меня есть близкие люди, друзья, и я буду встречать новый год как все нормальные люди.

Марьяна Торочешникова: Может быть, какие-то пожелания на новый год?

Вениамин Яковлев: Пожелания слушателям?

Марьяна Торочешникова: Да, конечно. Гражданам, которые обращаются и в арбитражные суды.

Вениамин Яковлев: Конечно, есть такое пожелание. Оно состоит в том, чтобы мы, во-первых, больше доверяли друг другу, и, во-вторых, чтобы с новой нашей совместной деятельностью, а я считаю, что судопроизводство - это совместная работа сторон и суда, чтобы у нас была и общая цель, и общая основа - это правовой порядок, уважение закона и соблюдение его с тем, чтобы наша предпринимательская деятельность, вообще наша экономическая жизнь, становились бы более правовыми и цивилизованными.

Марьяна Торочешникова: Это были пожелания к новому году от председателя Высшего арбитражного суда РФ Вениамина Яковлева.

Спустя девять лет со дня принятия ныне действующей конституции России, летом 2002 года, президент подписал Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе".

В соответствии с законопроектом альтернативная гражданская служба в России должна быть введена с 1 января 2004 года.

Что же ждет призывников со вступлением в силу этого закона?

Срок альтернативной гражданской службы составит 3 года на военных предприятиях и воинских частях и 3,5 года в гражданских учреждениях. Для студентов, соответственно, 18 и 21месяц.

Призывник должен будет доказывать свои убеждения, дающие ему право на альтернативную службу. При этом именно военкоматы будут решать, действительно ли юноша пацифист, который не может служить в армии. А затем лично военный комиссар решит, куда именно направить юношу, пожелавшего проходить альтернативную гражданскую службу.

Он же ставит юношу после прохождения альтернативной гражданской службы на воинский учет.

А юношам, проходящим альтернативную службу в регионах по решениям судов или в качестве эксперимента (Нижегородская и Пермская области), этот срок зачтен не будет.

По мнению правозащитников, страна получила один из самых репрессивных вариантов закона об альтернативной гражданской службе, фактически наказывающий призывника за его убеждения.

Я попыталась напомнить нашим слушателям лишь немногие темы из тех, что обсуждались нашими гостями в студии в 2002 году. Но вы всегда сможете прочитать текстовые варианты передачи "Правосудие" на нашем сайте в Интернете - www.svoboda.org.

А я прощаюсь с вами, и кроме традиционных пожеланий здоровья и счастья, пожалуй, пожелаю вам, чтобы в Новом году у вас не было поводов обращаться в суд.

XS
SM
MD
LG