Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марокканский след мадридского теракта; новое лицо "Аль-Каиды" в докладе Госдепартамента США в терроризме в мире в прошлом году; и катастрофический сценарий для Вашингтона


Ирина Лагунина: Последний испанский солдат покинул в пятницу территорию Ирака. Решение отказаться от участия в коалиции было принято в Мадриде после выборов, прошедших сразу после теракта 11 марта и под настроением этого теракта, в котором погибли более 190 человек. Из самых последних новостей расследования этих взрывов. Выясняется, что и отпечатки пальцев могут толкнуть на ложный след. Изначально полиция предполагала, что отпечатки пальцев, найденные на пластиковом пакете в машине, в которой террористы перевозили взрывчатку, принадлежат американскому юристу. И он даже был задержан в США. Теперь, по последним сообщениям, следствие полагает, что это отпечатки алжирца Унана Дауда. Он объявлен в международный розыск, а американский юрист отпущен после нескольких недель в заключении. Унан Дауд с алжирским происхождением, скорее, исключение в этом деле. Из 15 задержанных абсолютное большинство составляют марокканцы. О марокканском следе в теракте 11 марта рассказывает наш корреспондент в Мадриде Аврора Гальего.

Аврора Гальего: Марокканская ветвь экстремистов знакома европейцам давно, но только после того, как взорвались поезда прямо в центре Мадрида, начали приниматься серьезные меры и шаги к созданию скоординированных действий для выявления и ареста участников терактов.

В Испании, как и в других странах, где живет много эмигрантов из Марокко, долго недооценивали опасность. Первая и упорно поддерживаемая реакция на взрывы на вокзале Аточе была эмоциональной. Изначально правительство обвинило баскскую террористическую группу ЭТА. Во Франции внимание следователей было направлено на алжирцев и тунисцев. Даже сейчас, во Франции называют Марокканскую Боевую Группу Исламистов французской аббревиатурой этого названия - ЖИСР, избегая тем самым повторение в прессе слов Марокко и Ислам. Мало кто знает, что именно под этой аббревиатурой группа и значится в списке террористических организаций, составленном ООН. В Бельгии, где мусульманское население состоит, главным образом, из выходцев из Марокко, специалистов по исламскому экстремизму можно было сосчитать на пальцах одной руки.

Недавно, во Франции и в Бельгии были успешно найдены и нейтрализованы несколько террористических ячеек, но обе страны считают, что многие террористы до сих пор на свободе. Среди них предполагаемый глава движения тридцати шестилетний Абделькарим Межжати, француз, по матери связанный с "Аль-Каидой" даже кровными узами.

Но не все так просто в отношениях Марокко с Европейскими странами. Сейчас власти этой страны выписали международные ордеры на арест 44 человек, подозреваемых в террористической деятельности. Но англичане, например, отказываются выдать марокканским властям сорока четырехлетнего отца шестерых детей, живущего на окраине Лондона. Он осужден в Марокко на сорок лет тюремного заключения за участие в теракте в Касабланке в мае прошлого года. Британские власти заявили, что у них нет достаточных доказательств для его ареста. Похожие ситуации регулярно происходят во Франции и в Бельгии.

Изначально марокканские правоохранительные органы говорили, что теракт в Касабланке напрямую финансировался "Аль-Каидой". Доказательства: денежный перевод на сумму от 50 до 70 тысяч долларов, который якобы сделал иорданец Абу Мусаб аз-Заркауи на счета Марокканской Боевой Группы Исламистов. Теперь, спустя год, известно, что Заркауи оперирует в основном в Ираке, да и никакого денежного перевода от него не было. Просто несколько семей в Касабланке получили вспомоществования за то, что мужья и кормильцы борются в Афганистане.

Мы должны подчиняться законам, заявляют представители правосудия западноевропейских стран, когда Марокканцы представляют им списки людей, по их мнению, связанных с "Аль-Каидой". Мы не можем задерживать людей без доказательств.

Кроме того, давно укоренившихся в среде ассимилированных эмигрантов из мусульманских стран членов группы, разбитой на автономные ячейки, действительно трудно сейчас выявить и арестовать.

Марокканские власти, со своей стороны, обвиняют европейцев в том, что борьба против террористов началась в Европе только после мадридских взрывов, а не раньше, не после взрывов в Касабланке. И пытаются все-таки помочь испанскому следствию. Например, именно при содействии марокканских правоохранительных органов испанскому следствию удалось установить личности шести из семи человек, взорвавших себя в мадридской квартире после того, как полиция вышла на их след в связи с терактом на вокзале. Марокканские власти сравнили ДНК их родственников.

Марокканская боевая Группа исламистов выкристаллизовалась из марокканского вооруженного движения, которое хотело свергнуть марокканскую монархию. После распада движения многие его члены эмигрировали в Европу. С двух тысячного года Боевая группа исламистов включена в официальный список ООН - список организаций, связанных с "Аль-Каидой". Годом позже она была добавлена в список террористических организаций, выпускаемый Госдепартаментом Соединенных Штатов.

Ирина Лагунина: Рассказывала наш корреспондент в Мадриде Аврора Гальего.

Госдепартамент США выпустил ежегодный доклад о тенденциях международного терроризма за год. На этот раз оценивается, естественно, год 2003-й. Мы коротко говорили об этом в прошлом выпуске передачи. Сегодня остановимся на этой теме подробнее. Одна из особенностей прошедшего года состоит в том, что террористические акты стали проводиться не против военных или коммерческих объектов, а против гуманитарных международных организаций, которые работают для того, чтобы помочь людям в особо тяжелых ситуациях. Грузовик, начиненный взрывчаткой, врезался в здание миссии ООН в Багдаде, что вынудило Объединенные Нации покинуть Ирак. Через два месяца после этого, в октябре теракт был совершен против представительства Международного Красного Креста в иракской столице. 12 ноября бомба уничтожила представительство католической благотворительной организации в Насирии. И в ноябре же взорвалась бомба в кабульском офисе американской благотворительной организации "Спасите детей". Эта организация работала для афганских детей в течение последних 20 лет. Терроризм становится жестче и неизбирательнее. Нормы гуманизма и морали окончательно отброшены. Впрочем, Госдепартамент США отнюдь не стремился представить однозначно мрачную картину. Доклад представил координатор по борьбе с терроризмом Кофер Блэк:

Кофер Блэк: Теракты проводились в течение всего 2003 года и практически во всех регионах мира. Однако в целом есть и положительная динамика. В прошлом году мы наблюдали беспрецедентный уровень сотрудничества Соединенных Штатов с зарубежными партнерами в борьбе с терроризмом. За этот год было проведено меньше международных актов терроризма, чем за любой предыдущий, начиная с 69-го года, то есть, это самый низкий показатель за последние 34 года. В 2003 году было проведено 190 актов международного терроризма. Это - небольшой спад по сравнению с 2002-м - 198 актов, и 45-процентный спад по сравнению с 2001-м, когда произошло 346 терактов. За прошлый год от актов терроризма пострадало меньше людей - 307 погибших. Намного меньше, чем 725 убитых в 2002-м. И за прошлый год было совершено 82 теракта против Соединенных Штатов, рост показателей по сравнению с 77 терактами в предыдущий год.

Ирина Лагунина: Но что должна означать эта статистика? Что она дает обывателю?

Кофер Блэк: Низкий уровень террористической активности в прошлом году, конечно, не означает, что проблема уходит. На самом деле, мы сейчас в разгаре войны с терроризмом сразу на двух главных фронтах - в Ираке и в Афганистане, где террористы работают бок о бок с другими группировками против сил коалиции. Более того, цифры говорят не все. За прошлый год террористы провели атаки, не выбирая целей, пытаясь убить как можно больше людей. Они использовали в качестве мишени любые пригодные для террора места: религиозные объекты, поезда, гостиницы, полицейские участки, многолюдные рынки. Все свидетельствует о том, что "Аль-Каида" по-прежнему планирует провести кровавые теракты против Соединенных Штатов и других стран. И хотя группа взяла на себя роль защитника великой веры, на самом деле они используют Ислам для прикрытия целей своего насилия. Многие мусульмане погибли в терактах, проведенных "Аль-Каидой", и большая часть мусульманского мира вместе с Соединенными Штатами выступает против этого зла.

Ирина Лагунина: Список стран, поддерживающих терроризм, не изменился. В нем по-прежнему семеро - Ливия, Судан, Северная Корея, Куба, Иран, Сирия и Ирак. Ирак, по словам представителей Госдепартамента США, остается в списке до того момента, когда к власти в Багдаде придет новое правительство. Но что оно должно сделать, чтобы страну вычеркнули?

Кофер Блэк: На самом деле 7 мая 2003 года президент Буш воспользовался своим правом приостановить действие санкций против Ирака. Так что санкции, наложенные на эту страну как на пособника терроризма, уже не действуют. Теперь надо, чтобы новое правительство в Багдаде осудило терроризм, отказалось от него словом и делом, и стало действенным партнером международного сообщества в борьбе с терроризмом. Так что для того, чтобы страна была вычеркнута из списка, надо сначала, чтобы в Багдаде было правительство. 30 июня страна получит суверенное правление. И вот после этого мы сможем пересмотреть наше отношение и двигаться вперед.

Ирина Лагунина: Поясню слова координатора по борьбе с терроризмом Кофера Блэка. Присутствие в этом списке автоматически означает для государства, что оно не получает от США оружие и военные материалы, что Конгресс США каждый раз проверяет, можно ли поставить в эту страну так называемые товары двойного назначения, то есть военного и гражданского. Правительству США предписано выступать против международной финансовой помощи этим странам, например, кредитов Всемирного банка. Это довольно детальные ограничения. Например, министерство обороны США не может заключать контракты с фирмами, связанными с государствами, которые поддерживают терроризм, на сумму, превышающую 100 тысяч долларов. Учитывая стоимость современного оружия, можно смело сказать, что министерство обороны США вообще никакие контракты с подобными фирмами подписывать не может. Но вот в списке государств, поддерживающих терроризм, нет Саудовской Аравии, несмотря на то, что отношение к этой стране в США после терактов 11 сентября смешанное. 15 из 19 угонщиков самолетов были выходцы из Саудовской Аравии. Указом президента Буша после этого теракта были закрыты многие каналы поступления так называемой благотворительной исламской помощи из королевства. В новом докладе Госдепартамента США утверждается, что Саудовская Аравия проделала большой путь для того, чтобы примкнуть к той части международного сообщества, которая противостоит терроризму. Но уничтожено ли то, что изначально породило террористическое движение внутри этой страны?

Кофер Блэк: По-моему, в королевстве было непомерное количество радикальных учений. По-моему, руководство страны это поняло. Они пытаются взять это под контроль. Они пытаются справиться с этой проблемой. Например, они не поддаются на провокации, они не поддерживают антисемитизм. Они установили нормы, по которым они отсеивают религиозных лидеров - тех, кто не в состоянии принять общие нормы о недопустимости антисемитизма и насилия. Этим духовным лидерам запрещается проповедовать. Они ищут, как сделать общество сильнее. И с одной стороны, перед ними стоит проблема борьбы с терроризмом - то есть проблема выявления террористов, их поимки до того, как они причинили ущерб мирным гражданам. А с другой стороны, они вынуждены бороться с финансированием терроризма и противостоять попыткам подстрекательства в обществе.

Ирина Лагунина: Но разве не нищета, не отсутствие демократических институтов и социальных реформ и не коррупция порождают питательную среду для терроризма?

Кофер Блэк: По-моему, руководство Саудовской Аравии сейчас пытается сделать общество более либеральным, более справедливым. Они начали принимать во внимание тот факт, сколько молодых людей оканчивают высшие учебные заведения и не могут потом найти работу. Они знают о том, как высок уровень безработицы среди молодежи. И они ищут выход из этой ситуации, если не улучшения ее.

Ирина Лагунина: Еще одна страна, которая получила положительные оценки в докладе Госдепартамента - это Россия. В начале 2003 года российское правительство выпустило первый список из 15 террористических организаций, что расценивается как первый шаг к систематической борьбе против терроризма. Более того, Россия начала работать в группе по финансовому противодействию терроризму. И вообще, доклад отмечает, что сотрудничество ФСБ и ФБР за 2003 год было беспрецедентным. Например, благодаря этому сотрудничеству в августе прошлого года в Нью-Джерси был арестован Германт Лакани, который пытался продать ракету подставному агенту ФБР, выдававшему себя за члена "Аль-Каиды". Россия представила имена Зелимхана Яндарбиева и Шамиля Басаева в список международных террористов, который составляет Совет Безопасности ООН, и получила в этом поддержку госсекретаря США Колина Пауэлла. Так же при поддержке США в список террористических организаций ООН были внесены три чеченские группировки - "Исламская международная бригада", "Исламский полк особого назначения Аль-Джихад Фиси-Сабилия", а также "Разведывательно-подрывной батальон чеченских смертников Риядус-Салихин". Вместе с тем доклад Госдепартамента США отмечает, что некоторые законодательные акты, как, например, поправки к закону о средствах информации, внесенные на рассмотрение Думы после критического освещения прессой роли государственных органов в освобождении заложников на Дубровке, вызывают сомнения. Тревожит и то, что Россия по-прежнему двойственно относится к терактам, совершенным палестинцами, хоть и не поддерживает террористическое движение на Ближнем Востоке. Абсолютное большинство - 90 процентов - терактов, происшедших в самой России, были совершены в Чечне и прилегающих районах, и связи этих терактов с "Аль-Каидой" в докладе не отмечено. Но что такое "Аль-Каида" сегодня. Госдепартамент США утверждает, что сеть стала слабее. Но практически все теракты проводились либо самой организацией Усамы бин Ладена, либо от ее имени. Кофер Блэк:

Кофер Блэк: Надо разделять "Аль-Каиду" и группы, которые примкнули к "Аль-Каиде" или выступают от ее имени. Я бы оценивал ситуацию, используя, прежде всего, статистику. 70 процентов руководства организации на момент терактов 11 сентября либо арестованы, либо задержаны, либо убиты. Более 3400 сторонников и членов этой организации также находятся в заключении. Возможности этой сети действовать - по сравнению с 11 сентября - сильно подорваны. Они под сильным давлением. Они вынуждены занять оборону. И это - положительная сторона дела. Отрицательная сторона состоит в том, что значительно число их сторонников по-прежнему активны и планируют новые теракты против США и американских интересов в мире. Так что угроза реальна, и приходится ежедневно использовать все возможности правоохранительных органов и служб безопасности, чтобы выявить этих людей и защитить от них граждан.

Ирина Лагунина: Иногда говорят, что "Аль-Каида" - больше не группа в классическом понимании. Это - определенного рода менталитет. И для того, чтобы провести такой теракт, как в Мадриде, практически не надо больших денежных затрат, не надо пересекать границы, переводить деньги, координировать с разных концов действия сети. То есть организации как таковой нет. Но может быть, и традиционные методы правоохранительных органов в такой ситуации не действуют?

Кофер Блэк: Классически, "Аль-Каида" в том виде, в каком она была 11 сентября, имела строгую иерархию и командную цепочку. У нее были разработанные способы передачи информации, в ней отдавались, получались и исполнялись приказы. Та организация и те люди, по-моему, в значительной мере выведены из игры, и мы сейчас преследуем тех, кто остался, кому из той организации удалось выжить. Вы же говорите о местных группах, которые поддались на подстрекательство, на то, что они читали в газетах и что они слышали. На них также повлияли крайне радикальные духовные лидеры. И да, многие из них практически не имеют никаких связей с группировками вне собственной небольшой ячейки. И это действительно - в определенной степени проблема для правоохранительных органов - выявить их и обезвредить от них общество. Определенная положительная сторона состоит в том, что их подготовка, их опыт террористической деятельности, их способность действовать вне рамок своей группы, получать материалы для терактов, выбирать цель, складывать все составляющие террористической деятельности вместе, - не так велики. И это дает преимущества местным правоохранительным органам и спецслужбам.

Ирина Лагунина: Но когда даже сами исполнители террористических актов заявляют, что они связаны с "Аль-Каидой". Это уже ничего не значит...

Кофер Блэк: Это не имеет того значения, как раньше. Твердых связей больше нет. Эти отношения случайны и основаны, в основном, на связях, полученных раньше. Большей частью в Афганистане, где большинство их них прошли подготовку и завязали знакомства. Именно поэтому угроза выглядит более многолико, но это дает и преимущества правоохранительным органам, если бороться с ними систематически, обмениваться информацией между странами, и быстро реагировать, когда удалось кого-то из них выявить. Преимущества явно на нашей стороне.

Ирина Лагунина: Доклад Госдепартамента США, который представляет Кофер Блэк, исключает теракты, проведенные в Ираке. Американские дипломаты пришли к выводу, что говорить о терроризме, когда дело касается вооруженного конфликта, не стоит. Более того, действия сопротивления в Ираке направлены против военнослужащих, ведущих боевые действия. Но кто тогда те бойцы, которые проникают на территорию Ирака из соседних стран?

Кофер Блэк: Я, с точки зрения специалиста по борьбе с терроризмом, расценивал бы их как иностранных бойцов, в первую очередь. А затем уже, исходя из того, что он делает целью своей борьбы и как он ведет борьбу, говорил, является он террористом, или нет. Например, если этот человек проник в страну, чтобы причинить вред гражданским людям, например, работающим на войска коалиции, то он террорист. Любой, кто закладывает бомбу, от которой погибнут мирные люди, является террористом. Именно так мы и оцениваем.

Ирина Лагунина: Вот один из таких иностранцев, действующих в Ираке - Абу Мусаб Аз-Заркауи. Сначала говорили, что он - представитель "Аль-Каиды", теперь выясняется, что он связан с группировкой "Ансар аль-Ислам", которая недавно пыталась провести теракт в Турции. Я уже рассказывала в одном из выпусков передачи, что группировка "Ансар аль-Ислам" обосновалась на севере Ирака и вела борьбу против лидеров иракского Курдистана. В местечке, которое бойцы "Ансара" называла "малая Тора Бора", действовали законы шариата, была запрещена музыка и любые изображения людей, девочки не ходили в школы, а мужчины носили бороды. Сам Абу Мусаб Аз-Заркауи - иорданец, вроде бы прошедший обучение и подготовку в Афганистане. Информация о нем очень противоречива. Так что он собой представляет с точки зрения Госдепартамента США?

Кофер Блэк: В течение длительного времени Заркауи был связан с "Аль-Каидой". Мы за ним наблюдали и наблюдаем. Он представляет определенный интерес даже не столько, как террорист, а как поставщик того, что он определяет как оружие массового поражения. Он в какой-то степени свободный актер, в том смысле, что он не нуждается в приказах или руководстве классической сети "Аль-Каида" времен 11 сентября. Но он проводит свои операции с явной симпатией к идеологии "Аль-Каиды", на него работают люди, получившие тренировку в "Аль-Каиде". Так что связи там есть. Так что мы считаем, что он - часть этой сети и часть той угрозы, которую представляет эта сеть.

Ирина Лагунина: Координатор по борьбе с терроризмом Кофер Блэк представил ежегодный доклад Госдепартамента США о тенденциях международного терроризма в мире.

В Вашингтоне прошли самые странные учения, которые когда-либо видела американская столица. Рассказывает Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Учения такого рода не проводились в Соединенных Штатах никогда прежде, включая самые напряженные периоды "холодной войны". Их цель состояла в том, чтобы проверить работоспособность ключевых структур федерального правительства в условиях комплексного террористического нападения. Организаторы учений придумали крайне серьезный, просто катастрофический сценарий, в котором несколько масштабных терактов совершаются одновременно и потенциально способны привести к потере управления страной.

Прежде всего, это совершенный террористом-самоубийцей взрыв на одной из станций вашингтонского метро. Спустя два часа в автомобильной катастрофе погибают сразу трое министров в ранге членов кабинета. Параллельно диспетчерские службы аэропортов Атланты, Балтимора, Бостона и Чикаго подвергаются компьютерной атаке и оказываются не в состоянии контролировать безопасность полетов. Хакеры вторгаются также в правительственные компьютерные системы и выводят из строя некоторые из них. Нарушения в системах жизнеобеспечения города приводят к отключению энерго- и водоснабжения. Разведка получает донесения о неминуемом террористическом нападении на Вашингтон. Вдобавок в районе столицы резко портится погода.

В этих условиях 45 федеральным ведомствам предстояло в кратчайший срок восстановить свою дееспособность. С этой целью вечером 11 мая две с половиной тысячи федеральных служащих отправились из Вашингтона на сто секретных объектов, из которых им предстояло руководить своими учреждениями в аварийном режиме. Они должны были установить между собой все виды связи, привести в действие план передачи должностных полномочий на случай чрезвычайных обстоятельств, войти в федеральные электронные базы данных и взять под контроль инфраструктуру своих ведомств.

Учения проводились Федеральным агентством по чрезвычайным ситуациям, которое входит теперь в состав Министерства внутренней безопасности, и планировались в течение года. Министр Том Ридж наблюдал за ходом учений из своего бункера за пределами Вашингтона. В интервью в режиме видеоконференции Ридж заявил, что все службы сработали хорошо, но отказался сообщить подробности.

В ходе учений прошли проверку разработанные каждым ведомством планы действий в чрезвычайных обстоятельствах. В марте этого года контрольный орган Конгресса - Управление общей бухгалтерской отчетности - пришел к выводу, что 23 федеральных ведомства не в полной мере исполнили президентскую директиву о разработке таких планов, а служебные инструкции, составленные Агентством по чрезвычайным ситуациям, страдают расплывчатостью и неконкретностью. Представители министерства внутренней безопасности назвали эти обвинения беспочвенными. Полный отчет по итогам учений будет готов в июле.

Ирина Лагунина: Рассказывал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов. И, конечно, в июле мы вернемся к теме того, насколько официальный Вашингтон готов к катастрофической ситуации, когда руководство выведено из строя, да еще и плохая погода.

XS
SM
MD
LG