Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Администрация США предупреждает о возможности новых терактов; джихад в интернете; можно ли построить стену перед угрозой терроризма; Башня Свободы в Нью-Йорке


Ирина Лагунина: "Цель терроризма - демократический процесс", "Под угрозой железные дороги в Бостоне и Нью-Йорке", "Дыры в обороне Америки", "Дилемма Тома Риджа" - это заголовки одного дня в американской прессе. Кстати, в чем дилемма министра внутренней безопасности США Тома Риджа? В том, что если он говорит, его называют паникером, а если молчит, то его обвиняют в недооценке опасности, пишет газета "Вашингтон Таймс". 8 июля Том Ридж выступил с предупреждением о возможных крупных терактах на территории Соединенных Штатов. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: До появления перед журналистами министр провел закрытый брифинг для законодателей. 27 мая с аналогичным заявлением выступили министр юстиции Джон Эшкрофт и директор Федерального бюро расследований Роберт Мюллер. Директор ФБР огласил имена и приметы семи членов "Аль-Каиды", которые уже могут находиться на территории США, и обратился к населению с призывом проявлять бдительность и сообщать обо всех своих подозрениях правоохранительным органам. От Риджа ожидали услышать новые подробности, однако министр внутренней безопасности фактически повторил сказанное Эшкрофтом и Мюллером. Со ссылкой на пример Испании, где взрывы самым непосредственным образом повлияли на итоги всеобщих выборов, Том Ридж сказал, что, по прогнозам спецслужб, теракты будут приурочены к президентским выборам в США.

Том Ридж: После 11 сентября 2001 года мы получали разведданные о намерении "Аль-Каиды" провести новые масштабные теракты на территории Соединенных Штатов. Заслуживающая доверия информация указывает на то, что в сейчас "Аль-Каида" продвинулась далеко вперед в разработке этих планов, и что их цель - попытаться сорвать демократический процесс. Из расследования терактов в Мадриде, а также из радиоперехватов в Англии, Иордании и Италии нам сейчас известно, что у террористов такая возможность есть, и они ошибочно полагают, что теракты могут поколебать моральный дух Америки. Нам не хватает сведений о точном времени, месте или способе проведения атаки. Совместно с ЦРУ, ФБР и другими ведомствами мы энергично работаем над тем, чтобы получить недостающую информацию.

Владимир Абаринов: Этим летом американские власти ждали, что "Аль-Каида" может избрать мишенью лидеров Большой Восьмерки, собравшихся в этом году на очередной саммит в штате Джорджия. Небывалые меры безопасности были приняты в ходе массовых мероприятий по случаю Дня независимости 4 июля. Ни в том, ни в другом случае ничего похожего на теракты не произошло, и были ли предотвращены попытки их совершить - неизвестно. Теперь правоохранительные органы готовятся к национальным партийным съездам. Демократы соберутся на свой съезд в Бостоне 26-29 июля, съезд республиканцев состоится в Нью-Йорке с 29 августа по 2 сентября. На пресс-конференции Том Ридж рассказал о работе своего ведомства, в частности, о Национальном операционном центре, позволившем связать в единую информационную сеть все структуры, отвечающие за безопасность страны.

Том Ридж: Национальные операционный центр впервые предоставил нам возможность получать и передавать информацию в режиме реального времени, а в случае надобности - принимать меры по защите страны. Центр помогает нам работать в еще более тесном контакте с другими федеральными службами и аналогичными структурами на уровне штатов и более мелких административных единиц, а также с частным бизнесом, делиться с ними данными о террористах. Никогда прежде в таких объемах мы этого не делали, да и не имели возможности это делать.

Владимир Абаринов: По словам Тома Риджа, разработаны и специальные методы защиты от угроз особого типа.

Том Ридж: Мы также начали оснащение сотрудников правоохранительных органов сотнями портативных, размером с пейджер, детекторов радиоактивного излучения. Это устройство предназначено, к примеру, для обнаружения так называемых "грязных бомб" и предотвращения их применения. Мы заказали тысячи таких приборов. Сотни уже применяются на местах. В течение этого года мы продолжим распространение детекторов по всей стране.

Владимир Абаринов: На вопрос, какую именно информацию удалось получить из перехватов телефонных разговоров, Том Ридж ответил так.

Том Ридж: У них есть люди, которые готовы действовать, у них есть соответствующее снаряжение и возможности для осуществления терактов. Все это внушает опасения. И это международная сеть, включающая ячейки в различных странах, особенно в тех, которые они пытаются заставить свернуть с демократического курса.

Владимир Абаринов: Отдельная проблема - охрана кандидатов Демократической партии, сенаторов Джона Керри и Джона Эдвардса. У Республиканской партии этой проблемы нет, потому что ее кандидат - Джордж Буш - окружен максимальными мерами защиты как президент страны. В Вашингтоне Керри и Эдвардс живут рядом, в районе Джорджтаун - тем самым задача террористов упрощается. Но министр внутренней безопасности заверил, что все необходимые меры приняты.

Том Ридж: Как вам известно, в соответствии с законом, они оба, как и их семьи, находятся под охраной Секретной службы. В тот самый день, когда сенатор Керри объявил, что его партнером по президентской кампании будет сенатор Эдвардс, мы получили официальную просьбу на этот счет. И в тот же день, спустя считанные часы, мы связались с ними и уведомили, что агенты Секретной службы готовы обсудить с ними дополнительные меры безопасности. Разумеется, эти меры не будут разглашаться публично.

Владимир Абаринов: Особое внимание, по словам Риджа, уделяется транспортной системе. Говоря о вероятности терактов на общественном транспорте, министр привел в качестве печального примера и Россию.

Том Ридж: Я полагаю, наши опасения - как на местном уровне, в городах, где состоятся съезды, так и на федеральном, в нашем министерстве - связаны с тем, какие объекты выбирали террористы в прошлом. "Аль-Каида" и другие террористические группы атаковали крупные транспортные узлы. Вспомните атаку в метро в Японии с применение отравляющего газа зарин. Были теракты в России и в Испании. Именно поэтому частью нашего плана является работа с транспортными службами, причем мы работаем с ними не только в городах, где пройдут съезды, но и повсюду, где есть большие транзитные пункты. Конечно, учитывая размеры городов, выбранных для съездов, а также протяженность железных дорог, делать это непросто, но мы уверены, что решаем проблему адекватными средствами. И одна из причин нашей уверенности - необыкновенно высокий уровень сотрудничества с правоохранительными органами на местах.

Владимир Абаринов: Лидеры демократической партии восприняли заявление Тома Риджа скептически. Они обвинили администрацию в том, что она искусственно взвинчивает ситуацию в надежде уйти от содержательной предвыборной дискуссии и повысить рейтинг президента. А сенатор от Нью-Йорка Чарльз Шумер заявил, что администрация даже тормозит выделение остро необходимых ассигнований на безопасность.

Чарльз Шумер: Эта администрация не желает вкладывать деньги, необходимые для выполнения задачи. Раз за разом, по каждой проблеме - у нас есть технологии, есть возможности решать вопросы внутренней безопасности, но мы не делаем этого - просто потому, что они не сконцентрированы на их решении и не хотят тратить доллары, которые нам нужны, чтобы обеспечить безопасность. Сегодняшнее заявление вводит в заблуждение, оно отвлекает от настоятельной потребности заняться проблемами внутренней безопасности, не откладывать в долгий ящик. Надо не вносить в Сенат и Палату представителей не имеющие отношения к делу предложения, а действовать. Мы хотим, чтобы Сенат в ближайшее время рассмотрел билль о внутренней безопасности. Билль об ассигнованиях на оборону утвержден комитетом 22 июня, а 24-го проведен через Сенат. Я рад, что мы приняли этот закон, он решает вопросы финансирования войны с терроризмом за рубежом, но когда дело доходит до борьбы с терроризмом здесь, внутри страны, администрация попросту пропадает без вести. Разве безопасность наших граждан здесь, дома, менее важна, чем безопасность наших солдат за границей? Я уверен, большинство американцев скажут, что одинаково важно и то и другое.

Владимир Абаринов: Сенатор Шумер подчеркнул, что билль об ассигнованиях на внутреннюю безопасность должен быть принят еще до летних каникул.

Чарльз Шумер: Комитет по банковской деятельности подсчитал, что мы инвестировали в безопасность полетов гражданской авиации 9 долларов 16 центов на одного пассажира и один цент - в безопасность других видов транспорта. А ведь террористы смотрят, где мы принимаем меры, а где нет, они ищут наши самые слабые места и наносят удар именно там. Мы не хотим находиться в ситуации "а что, если?..", в ситуации, когда мы очнемся после нового ужасного инцидента и спросим себя: а что было бы, если бы мы сделали больше? Время действовать наступит не в сентябре или октябре, и не в будущем году - это время уже наступило.

Владимир Абаринов: Несмотря на всю серьезность предупреждений, администрация не сочла нужным повысить уровень предупреждения о террористической угрозе с желтого до оранжевого предупредительного цвета.

Ирина Лагунина: Рассказывал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов. Напомню цветовую кодировку угрозы терроризма в США. "Зеленый" - риск минимален. "Синий" - ситуация под контролем. "Желтый" - повышенный риск терактов. Когда ситуация окрашена желтым цветом, правительственные органы должны усилить меры безопасности на критически важных для страны объектах, оценить план действия в чрезвычайных обстоятельствах и соотнести эти планы с действиями местных органов власти. Вот такая степень тревоги сейчас в Соединенных Штатах. Затем следует оранжевый цвет - риск теракта велик, спецслужбы должны координировать действия с армией, а государственные ведомства - быть готовыми работать в альтернативном режиме. На работе должны появляться только те, чье присутствие абсолютно необходимо. И красный цвет - это чрезвычайная степень угрозы, когда общественные и государственные учреждения просто закрыты, не работает транспорт и так далее. Словом, это цвет 11 сентября 2001 года, если бы тогда в США была цветовая кодировка.

Интернет - всемирная сеть обмена информацией. Причем, информацией любого рода. И странно, что так долго еще одна сеть, претендующая на всемирный статус - сеть "Аль-Каиды" - пользовалась им не так активно. Но зато теперь, как утверждают специалисты по современному террору, через интернет формируется и развивается джихад.

Голос Пола Джонсона: Пол Маршал Джонсон младший, я американец. Я работаю на вертолете "Апачи".

Ирина Лагунина: Это - фрагмент пленки, выставленной в интернете одной из исламистских группировок. За Полом Джонсоном - человек в черном с автоматом Калашникова в руках. Он грозит убийством Пола и доказывает, что похищение оправдано, потому что в результате обстрелов с вертолетов "Апачи" погибают мусульмане - в Афганистане и в Палестине

Боевик: Не думайте, что вы можете найти защиту от солдат Бога. Бог послал против вас группу моджахедов, которые бесстрашно борются за него. Бог послал моджахедов, которые любят смерть и просят о самопожертвовании, как вы любите жизнь.

Ирина Лагунина: И вот эта последняя фраза боевика говорит о том, что исламист выступает от имени "Аль-Каиды". Это Усама бин Ладен впервые воспользовался этим лозунгом войск первого халифа - "мы любим смерть, а вы любите жизнь". Пола уже нет в живых. И его брат Уейн Джонсон ездил в Иорданию, в город Зарка, на родину Абу Мусаба Заркауи, которого обвиняют в похищениях людей в Ираке и в Саудовской Аравии. Брат хотел найти хоть какие-то связи с Заркауи, чтобы взять тело Пола и похоронить его.

Видеопленка в Интернете - одна из множества подобных материалов. Кто-то говорит даже о кампании против Запада, которую развернули исламисты. И кампания эта началась недавно, что не значит, что интернет не использовался в экстремистских целях раньше. Директор Центра по исследованию терроризма и политического насилия в шотландском городе Сент Эндрюс Магнус Рансторп:

Магнус Рансторп: Киберпространство - фантастически простое средство распространения идеологии, распространения взглядов без какой-либо цензуры. Это прекрасный инструмент развязывания психологической войны против Запада, с одной стороны, и средство вербовки добровольцев и мобилизации мусульманского сообщества.

Ирина Лагунина: Еще один научный центр - Норвежский институт исследования проблем обороны в Осло. Именно его сотрудники обнаружили в Интернете 42-страничный документ, анализирующий, как теракт в Испании накануне выборов может заставить эту страну вывести войска из Ирака. Через несколько месяцев после этой находки, в Мадриде произошел теракт, в котором погибли 190 человек. А потом Испания вывела войска из Ирака.

Международный суд в Гааге вынес рекомендательное решение, что заградительные сооружения - то есть частично построенная Израилем стена должна быть снесена. Стена должна была физически преградить путь террористам-самоубийцам. Рассказывает наш корреспондент в Тель-Авиве Виктория Мунблит.

Виктория Мунблит: Как и можно было предположить, говоря об истоках такого явления, как террористы-самоубийцы, палестинцы и израильтяне совершенно по-разному расставляют акценты. Палестинцы упирают не высокую идейную мотивированность подобных актов, израильтяне - на искусство вербовки, которое проявляют террористические организации, завлекая молодых людей в ряды террористов-самоубийц. Эта беседа состоялась на телеканале Аль-Мэджд Объединенных Арабских Эмиратов. Два гостя - представитель Хамас Сами Абу Зухри и специалист по палестинским проблемам Фарадж Шалхуб. Ведущий задает вопрос о том, как проходит отбор террористов-самоубийц, как их морально готовят выполнить задание. Говорит Фарадж Шалхуб:

Фарадж Шалхуб: Вера определенной части молодых людей настолько сильна, что уже она сама внушает им концепцию джихада, настоящего джихада для защиты божественного послания, родины, народа и нации. Они преданны делу даже до того, как становятся бойцами. Они готовы действовать и черпают свою силу в мечетях.

Виктория Мунблит: По каким критериям происходит отбор желающих в ряды террористов-самоубийц?

Фарадж Шалхуб: Они сами вызываются на самоубийство и самопожертвование ради дела, но отбирают из них в первую очередь самых верующих, людей с самыми глубокими убеждениями, потому что они будут настойчиво идти к цели до последнего момента. Второй критерий состоит в том, что доброволец должен быть физически в состоянии умело выполнить миссию. На третьем месте - человеческий фактор. Доброволец не может быть ребенком матери-одиночки, зарабатывающим на пропитание семьи. И большинство из них - не женаты.

Виктория Мунблит: Ведущий программы удивляется, почему человек должен быть физически в крепкой форме. Разве для того, чтобы нажать кнопку на поясе шахида требуется сила? Разве нужна физическая и боевая подготовка?

Фарадж Шалхуб: Конечно. Их нравственная и моральная подготовка и так высоки, хотя они проходят обучение и в этом плане. А что касается физической подготовки, то некоторые палестинские группы, работающие ради дела самопожертвования, создали специальные комитеты по подготовке и специальные комитеты по отбору людей.

Виктория Мунблит: Со сказанным Фараджем Шалхубом однозначно не согласны израильские аналитики, которые вывели усредненный портрет палестинского террориста-самоубийцы. Это, как правило, юноша 18 - 21 года, обладающий четко выраженными социальными проблемами. Порой речь идет о явных физических недостатках, делающих молодого человека изгоем в своей среде. Так у одного из террористов был рост 140 см. Затравленный насмешками сверстников, он легко поддался возможности доказать всем свое величие и переселиться в рай, где ему будет принадлежать тысяча девственниц. Порой же речь идет о крайней нищете, а порой об интеллектуальном отставании, делающим человека аутсайдером. Так стал террористом школьник, смертельно боявшийся провала на выпускных экзаменах.

И все же речь не может идти только об изгоях. Напомню, что в марте 2002 года был поставлен своеобразный рекорд: в Израиле осуществлялись 5 терактов в день, и большинство их составляли теракты-самоубийства. Без идеологической мотивации к таким цифрам прийти было бы невозможно.

Итак, эксперт по палестинским вопросам Фарадж Шалхуб утверждает, что добровольцев сотни, палестинские группы просто не могут обеспечить всех "работой". Вот что говорит по этому поводу представитель движения "Хамас" Сами Абу Зухри:

Сами Абу Зухри: Есть сотни женщин, стремящихся к самопожертвованию. Они приходят во множестве и настаивают на том, чтобы принять участие в этих операциях. Это - уникальные явление, которое отражает живой дух джихада в этом народе.

Виктория Мунблит: Как именно используются женщины в терактах-самоубийствах?

Сами Абу Зухри: Палестинское сопротивление временами специально использует женщин в таких операциях, которые не могут провести мужчины. Это касается зон с повышенными мерами безопасности, куда мужчины - палестинские моджахеды - не могут пробраться. Именно поэтому женщине принадлежит важная роль в палестинском сопротивлении, а со временем она, возможно, будет играть ту роль, которую не может исполнить молодой палестинский моджахед-мужчина.

Виктория Мунблит: Но, в конце концов, не столь уж важно, будут среди террористов женщины, или нет. И даже не так уж важно, действительно ли сотни моджахедов стоят в очереди или же организации "Хамас" приходится вербовать одиночек. Важно другое. По израильским данным, до начала интифады свыше 70 процентов палестинского населения выступали против терактов. Сегодня свыше 70 процентов, даже не рвясь в моджахеды, поддерживают идею терактов. Разумеется, проблему надо решать на политическом уровне. Однако до политического решения все же следует поставить преграду на пути террористов-самоубийц. Так возникла идея создания разграничительной стены. Она казалась нелепой: ну что за крепостные стены в 21 веке! Однако приходится признать: на данном этапе идея себя оправдывает. В районах, обнесенных стеной, число терактов снизилось почти на 80 процентов. При наличии герметично закупоренной границы существенно облегчилась работа израильских служб безопасности. Приходится, правда, признать, что на политическом уровне Израиль благодаря созданию этой стены приобрел такое количество проблем, что уж воистину нельзя оценить наличие стены, как однозначно положительный или однозначно отрицательный факт. Возникли трения между американским и израильским руководством, вознегодовало европейское сообщество, Высший суд справедливости Израиля постановил ликвидировать в ряде участков уже существующую стену и перенести ее вглубь страны. А главное, обозначилась проблема с поселенцами, остающимися за забором.

Строительство стены уже обошлось в 12 миллионов долларов. Неизвестно, сколько еще миллионов понадобиться для ее завершения. И неизвестно, сколько миллионов потребуется, если вдруг когда-нибудь эту стену придется сломать.

Ирина Лагунина: В Нью-Йорке началось сооружение Башни Свободы. Она поднимется на месте разрушенных террористами Башен-Близнецов Всемирного торгового Центра и не только будет выше его, но станет самым высоким зданием в мире. Наш корреспондент Владимир Морозов живет приблизительно в двух километрах от стройки. Володя, от вас видно строительство?

Владимир Морозов: Нет, пока не видно. Его загораживают от меня здания района Уолл-Стрит. Но года через два Башня Свободы перерастет их. Ее предполагается завершить в 2009 году. Как и во Всемирном Торговом Центре, большая часть помещений будет отдана офисам. Они займут 60 этажей из 72-х. Самые верхние 10 этажей - это магазины, рестораны, смотровая площадка и пропеллеры ветряных электростанций. На самом верху 90 метровая игра, по форме напоминающая Статую Свободы.

Джон: Во время теракта 11 сентября 2001 года во второй башне Торгового Центра погибла мать моей жены. Начало строительства на месте катастрофы - это, как птица Феникс, встающая из пепла. Это значит, что мы ставим точку на прошлом и начинаем будущее.

Владимир Морозов: На таком прошлом нелегко поставить точку.

Барбара: Я думаю, что на этой земле не надо ничего строить. Слишком много людей здесь погибли. Это все равно, как снести кладбище и построить на этом месте дом. Там надо было посадить мемориальный парк.

Владимир Морозов: С этим не согласен архитектор Дэниел Либескинд. Польский иммигрант, он прибыл в Америку в 1959 году. В 60-х, когда строился Всемирный Торговый Центр, Дэниел был в Нью-Йорке студентом архитектурного факультета. В феврале прошлого года Либескинд выиграл конкурс на лучший проект застройки.

Дэниел Либескинд: Я думаю, что к архитектуре слишком часто относятся, как к чему-то второстепенному, вспомогательному. Как к коробке для ботинок. Возьмите здания модернистов. На них не хочется посмотреть второй раз. Но архитектура - это лицо нашего времени. Это то, что мы оставляем потомкам.

Владимир Морозов: Но прежде, чем Башню Свободы увидят потомки, не станет ли она мишенью для террористов.

Барбара: Конечно, станет. Что за глупая мысль строить в Нью-Йорке самое высокое здание в мире. У нас тут мишеней и так хватает. Боюсь ли я террористов? Нет, я не боюсь. Но считаю, что Башня Свободы обязательно их привлечет. Смогут ли они ее взорвать - другой вопрос.

Владимир Морозов: Официально сооружение Башни Свободы началось в нерабочий день - Праздник Независимости 4 июля, когда в фундамент будущего гиганта заложили первый камень - 20-тоный монолит, привезенный с гор Адирондак, расположенных на севере штата Нью-Йорк. На камне крупными буквами написано - "В память тех, кто погиб здесь 11 сентября 2001 года".

XS
SM
MD
LG