Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дискриминация по признаку расы, национальности и религии и борьба с терроризмом; терроризм в Ираке - внутри сети аз-Заркауи, меморандум иракской разведки


Правозащитная организация Международная амнистия опубликовала исследование, главный предмет которого состоит в следующем: насколько полезно, если вообще полезно, учитывать расу, национальную и религиозную принадлежность в борьбе с террором. По мнению правозащитников, после 11 сентября 2001 года американские правоохранительные органы нередко учитывали именно эти факторы в попытках выявить потенциальных или скрытых террористов. По исследованию Международной амнистии 87 миллионов американцев живут с риском стать жертвой именно таких, мало оправданных, подозрений. А 32 миллиона заявляют, что в какой-то момент почувствовали на себе предвзятое отношение именно из-за расы, национальности или религии.

В массовом масштабе эти случаи за последние три года зафиксированы в аэропортах. Службы безопасности авиаперелетов уделяют намного более пристальное внимание выходцам из Южной Азии и ближневосточных стран. Логика состоит в том, что эти люди, якобы, с большей легкостью подвержены идеям исламского экстремизма. По мнению Международной амнистии, подобного рода подозрительность, особенно со стороны правоохранительных органов и служб безопасности приводит к обратному эффекту. Это приводит к тому, что жертвы дискриминации чувствуют себя ущемленными и начинают отдаляться от общества в целом. Более того, обращая слишком много внимания на определенные этнические или религиозные группы, правоохранительные органы могут пропустить реальную угрозу. Ибрагим Хупер - директор Совета американо-исламских религий, тоже заявляет, что подозрительность зашла слишком далеко:

Ибрагим Хупер: Мы столкнулись с многочисленными случаями того, что мусульман останавливают или даже задерживают только за то, что они снимают что-то на видеопленку. В одном случае целая группа людей была задержана только из-за того, что они спрашивали, как пройти к рыбному водоему, по случайности расположенному вблизи атомной станции. Остановили их явно по внешнему виду.

Ирина Лагунина: Ибрагим Хупер считает, что отбор по национальному или религиозному признаку непродуктивен, поскольку дает людям ложное чувство безопасности. Впрочем, это мнение разделяют далеко не все. Специалист по вопросам безопасности в вашингтонском научном центре "Heritage Foundation" - фонд Наследие - Джон Халсман:

Джон Халсман: Мнение Международной амнистии, без сомнения, исторически проверено и заслуживает уважения. Но что общего было всех тех людей, которые совершили теракт 11 сентября? Если бы они были одеты в горошек, я бы искал потом всех людей, одетых в горошек, а если бы у них у всех были зеленые глаза, то я бы стал учитывать этот фактор.

Ирина Лагунина: Однако данные Международной амнистии тоже впечатляют. Из 50 штатов США 27 не запрещают расовый подход, а 47 - религиозный. То есть в них нет соответствующих запретительных законов. Именно поэтому организация сейчас работает над общим законодательством с Конгрессом США. Но и в этом случае предвзятое отношение исключить нельзя. Так что предлагают сами люди, чьи права могут ущемляться просто из-за их религиозной принадлежности или национальности? Ибрагим Хупер, директор Совета американо-исламских религий:

Ибрагим Хупер: Офицеры служб безопасности должны просто лучше знать мусульман, американских арабов и выходцев из других групп. Мы выяснили, что простой факт знаний о какой-то группе людей уже смягчает подход и последствия подобных ситуаций.

Ирина Лагунина: Ибрагим Хупер, директор Совета американо-исламских религий.

В дни памяти третьей годовщины терактов 11 сентября несколько исламистских сайтов в интернете разместили аудио обращение человека, который считается лидером террористического движения в Ираке - Абу Мусаба аз-Заркауи. Человек, который разослал это послание, именует себя "Блеском меча" и говорит об аз-Заркауи как о "шейхе и командующем армией мщения". Это - типичная фразеология, типичная лексика обращений внутри исламистских группировок, близких к "Аль-Каиде" или стремящихся стать ближе к "Аль-Каиде".

Вашингтонский институт исследования ближневосточной прессы провел анализ этого обращения. В соответствии с ним, война в Ираке ведется против троих сатанинских группировок - американцев, курдов и шиитов. Премьер-министр страны Ийяд Алауи рассматривается как человек, через которого и действуют эти три враждебные аз-Заркауи силы, и именно поэтому острие стрел должно быть направлено против него. Заркауи объясняет, что основная цель США в Ираке - не завоевать ан-Наджаф, а разрушить суннитский треугольник. И поэтому Заркауи призывает молодежь примкнуть к Джихаду и не бояться американских самолетов - Аллах выше самолетов и у него больше мощи.

Личность Абу Мусаба аз-Заркауи по-прежнему остается спорной. Например, сначала, когда появилось это имя, Госдепартамент США в числе его примет указал то, что у Заркауи нет одной ноги. Но потом появились фотографии этого иорданца, и выяснилось, что он не инвалид. Говорилось, что он командует ячейкой "Аль-Каиды", однако в Афганистане его лагерь подготовки боевиков существовал отдельно от лагерей "Аль-Каиды", а показания некоторых арестованных боевиков свидетельствуют о том, что его организация "Таухид" чуть ли не конкурировала с сетью бин Ладена. Единственное доказательство его личной связи с Усамой бин Ладеном - это письмо о помощи, которое он послал, обосновавшись в Ираке и начиная свою кампанию против сил коалиции. Американская газета "Лос-Анджелес Таймс" провела свое журналистское расследование. Репортаж из иорданского города Зарка, где родился тот, кого сейчас США пытаются убить с помощью воздушных рейдов, называется "Дорога Заркауи в терроризм - типична".

"Город, который дал миру Абу Мусаба Заркауи - непростое место. Ни зелени, ни деревьев, мазаные глиняные кварталы, прерванные мечетями. Говорят, надо быть головорезом, чтобы выжить в этом месте. И у молодого Заркауи были все соответствующие задатки: он носился с толпой уличных мальчишек, крепко дрался и покрыл свое тело татуировками.

К религии он обратился в 80-х, до того, как по арабскому миру раздался клич к джихаду, захвативший молодежь, которая не видела никакой более радужной перспективы в жизни. Тогда его звали Ахмед Халайлех. На самом деле, Абу Мусаб Заркауи - это не имя, это - собрание данных о человеке. Оно означает оцет Мусаба, урожденный города Зарка. А для своих соседей и друзей он по-прежнему Ахмед, человек, которого они никак не могут соотнести с тем описанием, которое дают ему Соединенные Штаты. Они говорят, что Заркауи может быть проблемой, он может быть даже более воинственным террористом, чем Усама бин Ладен. Но даже его мать, которая умерла от рака несколько месяцев назад здесь же в городе, признавалась, что ее сын не насколько умен, чтобы быть идейным лидером и разработчиком террористической войны.

Один из его соседей, он чуть моложе 38-летнего Заркауи, вспоминает молодого Ахмеда: Он якшался с бандой, которая любила выпить, и его даже называли "зеленый человек", столько татуировок было на его теле. Однажды он напился и подрался с двоюродным братом. Во время драки он схватил нож и убил кузена. С тех пор он перестал пить и начал молиться.

Племя, к которому принадлежит Заркауи - Бани Хассан - самое крупное в Иордании. Из этого племени вышли министры, генералы, парламентарии. Однако его семья - бедная и немногочисленная. Его отец - традиционный целитель и вождь небольшого племени в своем городе. Второй из пяти детей, Заркауи вырос в квартире, расположенной под автомастерской, с видом на кладбище. (...)

К концу 80-х годов джихад в Афганистане - против советской оккупации страны - был в полной силе. (...) Молодые люди воспринимали себя как героев, участвующих в эпической битве в славе в горах Афганистана. Годы афганской войны навсегда изменили это поколение и оставили многим арабским странам проблему - вернуть к нормальной жизни этих бойцов, когда война закончилась. "Это было потрясающе, это была красивая жизнь, это было лучшее, что я видел в жизни", - говорит Салех Илами, иорданский ветеран афганской войны, который встречался с Заркауи в Афганистане и потом женился на его сестре.

Его старые знакомые наблюдают за тем, как за голову Заркауи дают сначала 10 миллионов, а теперь уже 25. Многие здесь говорят одно и то же: Америке нужно пугало, человек, на которого можно было бы свалить вину. "Не думаю, что он - лидер, который стоит таких денег, - говорит один из горожан. - Ну хорошо, они поймают Заркауи, и что? За ним последуют еще тысячи".

Ирина Лагунина: Джонатан Шанзер, сотрудник вашингтонского Института ближневосточной политики. Именно ему в руки попал меморандум иракской разведки о том, что представляет собой сеть аз-Заркауи в Ираке. Называется документ "Структура исламистской группировки "Таухид и Джихад". Джонатан Шанзер сегодня в выпуске передачи "После 11 сентября". Какового происхождение этого меморандума?

Джонатан Шанзер: История меморандума такова. Это - информация из допросов Умара Базиани, человека, близкого к Абу Мусабу аз-Заркауи. Его арестовали в конце мая этого года американские войска, но потом передали иракской службе безопасности. И в основе этого документа - данные, полученные в ходе допросов именно иракской стороны.

Ирина Лагунина: Вы пишете, что сейчас мы знаем намного больше об организации "Таухид и Джихад". Для вас как для исследователя, что показалось новым?

Джонатан Шанзер: Новым стали несколько моментов. Во-первых, документ дал мне возможность задать несколько прямых вопросов американским официальным лицам и получить довольно определенные ответы. Например, меморандум иракской разведки утверждает, что в группировке "Таухид и Джихад" под командованием аз-Заркауи находится около 1400 человек. Я задал вопрос американским официальным лицам, правда ли это. Они утверждают, что на настоящий момент под командованием аз-Заркауи находится не более 500 человек. Очевидно, Умар Базиани давал неверную информацию и завышал данные о количестве боевиков. А во-вторых, немало новой информации дал и сам документ. Например, структура группы. Базиани объясняет, что у группировки есть разные ячейки, разбросанные практически по всему Ираку, что у нее есть серьезная и крепкая структура. Это не просто смешанная кучка террористов, которые примкнули к лидеру по идейным или каким-то другим соображениям. Это - террористическое формирование с отделениями в Курдистане, в Мосуле, в Багдаде, на границе с Сирией. Иными словами, меморандум показывает, что "Таухид и Джихад" представлена почти по всему Ираку.

Ирина Лагунина: Обращусь к документу. В нем сказано, что штаб-квартира группировки находится в городе Фаллуджа, где, возможно, находится и сам Абу Мусаб аз-Заркауи, и его заместитель Махи Шами. Но даже если американской и иракской разведке удастся поймать этих двоих руководителей, сеть не прекратит существование. В стране останутся еще региональные "эмиры", которые в случае необходимости могут взять командование и инициативу на себя. Подобная структура сделана не только для выживания, но и для подготовки одновременных атак в разных частях страны. В соответствии с показаниями Умара Базиани, группировка состоит из иракских арабов и курдов. Вот на этом я остановлюсь. Как это возможно, чтобы курды и арабы воевали вместе против коалиционного правительства?

Джонатан Шанзер: Почему арабы и курды воюют вместе? Ну, это мы наблюдаем уже в течение какого-то времени. Но давайте по порядку. Во-первых, мне кажется, что утверждение, что экстремистские действия в Ираке совершают не иностранные боевики абсолютно верно. Обратите внимание, что число задержанных в попытке проникнуть в Ирак минимально. Их меньше, чем предполагали увидеть даже разведывательные органы. Меньше 5 процентов арестованных в Ираке - иностранные боевики, у которых либо обнаружили иностранные паспорта, либо выявили иностранный акцент. И это - тоже свидетельство того, что большая часть сопротивления, в том числе вооруженного сопротивления, исходит изнутри страны. Теперь второй момент: иракские арабы и курды соединены в одной группировке. Как я уже сказал, это - не новое развитие событий. Мы видели это на примере группировки "Ансар аль-Ислам", группировки, которая предшествовала появлению группы "Таухид и Джихад". На самом деле "Ансар аль-Ислам" - это одна из двух составных частей "Таухида и Джихада". До войны она действовала на севере Ирака, состояла в основном из курдов, но получала помощь от правительства Саддама Хусейна. И сейчас этому найдено документальное подтверждение.

Ирина Лагунина: А вы сами этот момент существования "Ансара аль-Ислама" расследовали?

Джонатан Шанзер: Я в январе этого года ездил в Курдистан и опрашивал некоторых людей, которые открыто говорили, что раньше были членами "Ансара аль-Ислама". Они говорили, что режим партии "Баас" снабжал их деньгами и оружием. Есть несколько источников, которые указывают на то, что какая-то связь существовала. Но в целом, говоря об отношениях между курдами и арабами, можно указать и на некоторые послания аз-Заркауи, и на некоторые документы разведки, которые доказывают, что общее настроение антиамериканизма или, скажем, общее противостояние оккупации перекрывает все другие соображения. Есть данные о том, что в части сопротивления сунниты могут сотрудничать с шиитами. И то же самое относится к курдам и суннитам.

Ирина Лагунина: В анализе документа иракской разведки вы пишете, что, в соответствии с документом иракской разведки, "Таухид и Джихад" имеет контакты с Сирией, а с другой стороны, что им помогал Иран. Иран, якобы, помогал тем, что давал возможность группе "Ансар аль-Ислам" уходить на свою территорию и возвращаться в Ирак только для проведения террористических операций - уже после того, как началась нынешняя война. А с территории Сирии происходит снабжение организации. Более того, из показаний Умара Базиани следует, что военный "эмир" багдадской ячейки, бывший офицер ливанской армии, Абу Мухаммед был тайно ввезен в Ирак с сирийской стороны. И вообще в группе немало людей сирийского происхождения, включая личного телохранителя и шофера аз-Заркауи. Это очень похоже на "Хезболлах" в Ливане, которая тоже эксплуатирует обоих соседей - и Сирию и Иран.

Джонатан Шанзер: Это не удивительно для тех, кто изучает регион. Иран, похоже, помогает только пересекать на время границу и прятаться на своей территории. Есть некоторая информация, которая показывает, что за этим стоит Иранская республиканская гвардия. А что касается Сирии, то в городе аль-Кайм, и это подтверждается и в меморандуме разведки, сопротивление американским войскам было на самом деле самым ожесточенным. Этот город расположен близко к границе с Сирией, и, похоже, что оружие и деньги, которые проникают на территорию Ирака, проникают именно через аль-Кайм. Более того, есть подозрения, что руководство сопротивлением тоже осуществляется с территории Сирии. А Иран сейчас в центре внимания еще и потому, что комиссия, расследовавшая обстоятельства терактов 11 сентября, обнаружила, что некоторые из угонщиков самолетов, выбираясь из Афганистана, прошли через территорию Ирана без штампов в паспортах на границе. Поэтому у меня не вызывает удивления, что какие-то силы в Иране могут предоставлять тыловое обеспечение группировке аз-Заркауи.

Ирина Лагунина: Если позволите, я опять обращусь к "Хезболлах". "Хезболлах" - шиитская организация или шиитская партия. И нет ничего удивительного в том, что Иран ей помогает. Но и "Таухид и Джихад", и "Ансар аль-Ислам" - суннитские организации. Неужели это возможно, что Иран помогает суннитским террористическим организациям бороться против США и шиитского правительства? Неужели возможно, что кто-то в Иране вообще не проводит отличия?

Джонатан Шанзер: Думаю, не надо забывать, что собой представляет Иран. Иран в какой-то мере - это дедушка современного исламистского терроризма. С 1979 года Иран называет Соединенные Штаты великим Сатаной. Эта страна делала все, чтобы ослабить позиции США в регионе. Так что нет, не удивительно, что они могут оказывать какую-то помощь. То есть я не хочу сказать, что они забыли о конфликте между шиитским и суннитским исламом, но они могут сотрудничать с небольшими группировками ради достижения своих целей. Я имею в виду, что ведь группы эти сами по себе маленькие: "Таухид и Джихад" - около пятисот человек, "Ансар аль-Ислам" - 6 - 7 сотен. И если Иран оказывает им помощь и поддержку, то это не значит, что он сотрудничает со всем суннитским исламом. Еще один момент, который важно, по-моему, отметить, состоит в том, что мы говорим об определенных элементах внутри Ирана, а не о режиме в целом. Ведь если посмотреть на иранский режим, то он весь состоит из отельных элементов - аятоллы, политическое руководство, национальная гвардия... У каждого из этих элементов есть какая-то своя цель. Но у кого-то в руководстве явно есть цель дестабилизировать Иран и, таким образом, ослабить Соединенные Штаты.

Ирина Лагунина: Итак, вернусь к меморандуму иракской разведки. В соответствии с показаниями Умара Базиани, после того, как в январе 2004 года американские части арестовали помощника аз-Заркауи Хассана Гуля, отношения между "Таухид и Джихад", с одной стороны, и "Аль-Каидой", с другой, были полностью прерваны. Как утверждается в меморандуме иракской разведки, это произошло потому, что Гуль нес послание от аз-Заркауи Усаме бин Ладену. И вот это послание было захвачено. Но когда это произошло и когда стал известен текст этого послания, многие эксперты поставили под сомнение его аутентичность. Первое, что бросается в глаза, оно написано столь литературным языком, на какой аз-Заркауи просто не способен, и оно показывает высокое развитие интеллекта, которое, даже по свидетельству его родственников, у Заркауи не присутствует.

Джонатан Шанзер: Я видел исследования, о которых вы говорите. Много вопросов до сих пор без ответа. ЦРУ утверждает, что письмо подлинное. А те, кто знаком с Заркауи, говорят, что письмо написано образованным человеком, каким Заркауи не является, и, действительно, на таком языке, на какой аз-Заркауи не способен. Но я уточню, из меморандума иракской разведки следует, что Хассан Гуль нес не это именно письмо, а какое-то послание Усаме бин Ладену, то есть что какие-то отношения между аз-Заркауи и остальной частью сети "Аль-Каиды" были. Но кстати, должен заметить, из показаний Базиани и из меморандума иракской разведки не следует, что связь эта была глубокой. Если вы почитаете этот документ, то вы увидите, что в конце его как раз и говорится об этом смешанном характере отношений. Аз-Заркауи, скорее, не хочет быть в подчинении у "Аль-Каиды". Он не прочь был установить отношения с сетью, но он не обязательно хочет при этом воевать от имени "Аль-Каиды".

Ирина Лагунина: Если посмотреть на структуру "Таухид и Джихад" и "Аль-Каиды", то они, пожалуй, похожи.

Джонатан Шанзер: После 11 сентября, "Аль-Каида" стала менее иерархичной организаций, она стала менее централизованной из целей самосохранения. А в случае с "Таухидом и Джихадом", похоже, эта пирамидальная структура все еще существует. Так что, по-моему, сейчас они выглядят по-разному, но нынешняя структура "Таухид и Джихад" - это структура той "Аль-Каиды", которая была до 11 сентября.

Ирина Лагунина: Джонатан Шанзер, эксперт вашингтонского Института ближневосточной политики. Информация в меморандуме иракской разведки не настолько удручающая. Есть и один положительный момент. Судя по показаниям Базиани, штаб-квартира группировке в аль-Фаллудже сейчас солидно пострадала, и лидеры вынуждены были несколько распылить работу. А некоторые "эмиры" подумывают о том, чтобы переместить штаб-квартиру в Самарру. Но эту информацию пока сложно проверить.

XS
SM
MD
LG