Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее Палестинской автономии: власти и "Хамас"; обзор палестинской прессы; новые законодательные меры в Великобритании


Йозеф Лапид: Иерусалим - это город, где иудеи хоронили своих царей. Мы не хотим хоронить в этом городе арабского террориста и убийцу.

Ирина Лагунина: Это сказал израильский министр юстиции. Действительно, пора задуматься о том, как будет жить палестинское общество без Ясира Арафата. В мире, в том числе и в Израиле, ходят упорные слухи о том, что сообщение о кончине Арафата специально отсрочили, хотя и признали, что он находится в состоянии клинической смерти. Состояние комы, по словам палестинских представителей, не носит необратимого характера. В любом случае, уже сейчас можно говорить о новом будущем палестинской автономии и о том, как интерпретируется происходящее в Израиле. Виктория Мунблит, Тель-Авив.

Виктория Мунблит: У меня такое ощущение, что отсрочка официальной информации в данном случае выгодна всем. Это выгодно Израилю, где очень не хотели бы, чтобы официальной датой смерти Арафата стало 4 ноября - день гибели Ицхака Рабина. Здесь предпочли бы обойтись без подобной символики. Это выгодно палестинскому руководству, ибо дает некий запас по времени, который может позволить мобилизовать силовые структуры и защитить хоть немного свою власть, поскольку достаточного авторитета у нынешних палестинских руководителей нет. Это выгодно Организации освобождения Палестины. Дело в том, что практически не было различия между личными счетами Арафата и счетами организации. Сразу после смерти Арафата счета будут блокированы до оглашения завещания, вступления в силу наследства и так далее. Пока еще есть возможность с них снимать деньги. То есть это - ситуация, когда отсрочка в большей или меньшей степени устраивает всех.

Ирина Лагунина: Виктория, вы сказали "завещание Арафата". Известно что-нибудь, что в этом завещании?

Виктория Мунблит: Целый ряд средств информации со ссылкой на компетентные палестинские источники сообщили о том, что завещание имеется. Более того, в этом завещании назван преемник Ясира Арафата, его наследник, и имя этого наследника, во всяком случае, для Израиля является "последней бомбой", подложенной палестинским лидером. Речь идет о неком Фаруке Кадуми. Фарук Кадуми, по образованию инженер, еще в 1969 год стал членом исполкома Организации освобождения Палестины. А в 70-х годах отвечал за установление связей между организацией и США. Добился того, что Америка признала ООП как единственного представителя палестинского народа. Впоследствии между Кадуми и Арафатом начались разногласия. Дело в том, что Кадуми не признавал норвежские соглашения и вообще никакую форму соглашения с Израилем. До такой степени, что отказывался посещать палестинскую автономию, потому что утверждал, что ноги его не будет в образовании, созданном в результате соглашения с Израилем. Кадуми также выступал за самую жесткую форму террора против Израиля, считая это вполне легитимной мерой борьбы. Иными словами, если Махмуд Аббас, бывший премьер-министр, представлял "голубиную" оппозицию Арафату, то Фарук Кадуми представлял "ястребиную" оппозицию тому же Арафату. Сближение Фарука Кадуми с Арафатом началось вновь после разрыва отношений Арафата с Аббасом. Как сообщают из Рамаллы, за несколько дней до госпитализации Арафат вызвал в Рамаллу Кадуми, который живет между Тунисом и Сирией. У них был разговор с глазу на глаз. Не исключено, действительно, что имя этого человека значится в завещании. И если это так, то это будет означать, во-первых, конец политической карьеры Махмуда Аббаса, а котором разговор отдельный, а во-вторых, новую, большую и неразрешимую проблему для Израиля.

Ирина Лагунина: Виктория, Ясир Арафат якобы пишет завещание, в котором выставляет в качестве своего преемника Фарука Кадуми. Но при всем этом, неужели нынешний исполнительный совет Палестинской автономии должен следовать завещанию Ясира Арафата, должен принимать его как истину в последней инстанции? Или все-таки на место лидера может быть избран другой человек из состава нынешних правящих структур Палестинской автономии?

Виктория Мунблит: Все, что касается избрания в таких образованиях, как Палестинская автономия, - это косметическая мера. Власть окажется в руках того, за кем пойдут силовые структуры. Иными словами, за кем пойдет Мухамед Дахлан, у которого штыки Газы, и Джаблиль Аджуб, у которого штыки Западного берега Иордана. А Мухамед Дахлан, бывший сторонник Махмуда Аббаса, уже заявил о своем согласии идти с Фаруком Кадуми. И вот это заявление может оказаться посерьезнее всех завещаний.

Ирина Лагунина: Давайте поговорим о Махмуде Аббасе.

Виктория Мунблит: Махмуд Аббас - явление абсолютно не типичное для сегодняшней Палестинской автономии. Если мы говорим, что любую революцию начинают идеологи, а продолжают бюрократы, то Аббас как раз такой бюрократ. Ему не свойственны идеологические устремления. Это очень спокойный, четкий и прагматичный человек. Для того, чтобы вы себе представили, до какой степени он не типичен для сегодняшней Палестинской автономии, приведу один пример. В период пребывания Махмуда Аббаса на посту премьер-министра в его резиденции у лифта появилось объявление о том, что "начиная с сегодняшнего дня, зарплата всем сотрудникам аппарата будет выплачиваться не наличными в руки, а переводиться на счета. И те, кто не откроет в ближайшее время счет в банке, зарплату получать не будут". Шок это вызвало у палестинцев невообразимый, ибо к таким формам денежных отношений они просто абсолютно не привыкли. Это - типичный Махмуд Аббас. Именно поэтому с ним намного легче общаться западным политикам, но он не популярен на палестинской улице.

Ирина Лагунина: Виктория, а кто популярен на палестинской улице? Сейчас я поясню свой вопрос. Палестинцы прекрасно понимают, что нынешние правящие структуры Палестинской автономии весьма коррумпированы и что коррумпировал их в немалой степени сам Ясир Арафат. Палестинцы жалуются по этому поводу. Палестинцы именно поэтому стали поддерживать в последнее время более экстремальные формы проявления оппозиции, как "Хамас". "Хамас" в последнее время, по всем показателям, набирает силу именно на волне того, что зарекомендовала себя как организация-противница коррупции, как организация, которая помогает людям, как социальное движение, а не только террористическая организация, как мы ее привыкли видеть. В этих условиях "Хамас" может набрать общественную поддержку?

Виктория Мунблит: В нынешней ситуации, если в ближайшее время не будут найдены решения некоторых социальных вопросов, не уменьшится безработица, не будет создана хоть какая-то палестинская инфраструктура, рост популярности "Хамас" и "Исламского джихада" будет неизбежным. Иными словами, если Аббасу в ближайшее время прекратить интифаду и привлечь капиталы в Палестинскую автономию, значит, он выиграл. Если же в ближайшее время ему не удастся (очень примитивно) накормить голодных и дать работу безработным, то следует ожидать взрыва экстремизма, рост популярности "Хамас". И тогда единственной альтернативой "Хамас" может стать Фарук Кадуми, который для Израиля может оказаться весьма печальной альтернативой.

Ирина Лагунина: А в нынешних обстоятельствах "Хамас" может возглавить какую-то форму палестинского движения. Ведь фактически, сейчас, нынешнее руководство этой организации нам не известно, поскольку Израиль точечными ударами уничтожил всех ее лидеров.

Виктория Мунблит: Во всяком случае, лидеров, находившихся в Палестинской автономии, потому что есть еще руководство, сидящее в Сирии. Нет, в данном случае "Хамас" не может претендовать на власть. Во-первых, по указанной вами причине, потому что у "Хамас" по сути нет сегодня лидеров. А во-вторых, потому что все силовые структуры, то есть службы безопасности Газы и Западного берега по-прежнему подчиняются "Фатху", а значит, противостоять "Фатху" пока не может никто.

Ирина Лагунина: Спасибо, по телефону из Тель-Авива была наш корреспондент Виктория Мунблит.

Палестинские обозреватели в последние дни рассматривали итоги четырех лет интифады. Лейтмотив публикаций - интифада нанесла серьезный ущерб интересам палестинского народа, прежде всего, из-за того, что основным методом борьбы были избраны теракты, проводимые террористами-самоубийцами. В дополнение к этому были подорваны позиции и авторитет правительства Палестинской автономии, и в палестинском обществе возросли признаки анархии.

Отсутствие стратегического планирования, определенных целей и политических успехов

Анна Амира, член исполнительного совета Палестинской Автономии и политбюро Палестинской народной партии (коммунистов) пишет в газете "Аль-Кудс": Нынешняя интифада не стала всеобщей народной интифадой или восстанием, которое стирает границы, как того хотели некоторые палестинские лидеры. Она не получила признания арабского мира и международной общественности, как ожидали палестинцы, она также не подняла широкое общественное движение, которое бы покончило с оккупацией: Интифада не смогла воплотить в жизнь свои собственные лозунги, что она получит международную защиту и приведет на территории международных наблюдателей. Она не смогла даже разбить монополию США на процесс урегулирования. Она не разрушила блокаду палестинского народа и его президента, и не сокрушила стену, которая строится:

В колонке обозревателя ежедневной газеты Палестинской автономии "Аль-Айям" выступает представитель министерства информации Хани Аль-Масри: "Интифада ближе к поражению, чем к победе. Без сомнения, мы очень далеки от создания свободного и независимого государства и от права на возращение на свои территории:"

Другая ежедневная газета Палестинской автономии "Аль-Хайят аль-Джадида": "Мы славим наш сражающийся народ, который на тысячу процентов показывает мужество, геройство и самопожертвование. Но он смог достичь только трети целей. И причиной тому - отсутствие стратегического планирования, национального единства и правления. Мужество само по себе не достаточно, а смелостью одной победы не добьешься. Надо посмотреть вокруг, чтобы понять степень ущерба, который нам нанесен. Нет ощущения, что у нас сильное правительство, достойная фракционная борьба или демократическая администрация.

Следующее утверждение в палестинской прессе - интифада привела к анархии

Обозреватель газеты "Аль-Айям" пишет: "Сегодня мы намного дальше от нашей цели, чем когда бы то ни было. Огромное количество отдельных лидеров выросло не из потребности противостоять Израилю, как в годы первой интифады. Наоборот, оно отражает различные, порой взаимоисключающие, подходы и стратегию. Так, например, исламские лидеры проводят военные операции внутри Израиля, а власти Палестинской автономии осуждают их. Без единого лидера, без общего правления, без согласованных методов и целей мы не сможем достичь успеха. И если после четырех лет борьбы палестинские фракции и власти Палестинской автономии все еще обсуждают цели интифады и способы, которыми можно этих целей добиться, то это означает одно - у нас существует реальная проблема, ее надо признать и ее надо решать".

Политический аналитик Хани Хабиб в интервью газете "Аль-Хайят аль-Джадида": "Отсутствие законности и безопасности породили коррупцию и противостояние реформам и людям, их проводящим. Лозунг всего этого - сопротивление оккупации превыше всего. Интифада отдалила палестинское общество от внутренних реформ и не привела ни к каким успехам в смысле прекращения оккупации. Фракции общества стали сильнее в ущерб политической активности общества".

Теракты породили видимую связь между палестинские сопротивлением и террором.

Обозреватель газеты "Аль-Айям": "Один из провалов интифады состоит в том, что не было проведено четкой линии между законными и незаконными методами борьбы. Палестинские военные операции послужили для Израиля оправданием того, что он отказался от взятых на себя международных обязательств, и вывели Израиль из политической изоляции. /:/ Эти акты за последние 4 года приравняли оккупанта и оккупированного даже на уровне резолюций Совета Безопасности ООН. Военные операции ослабили сторонников мира в Израиле, в которых мы заинтересованы, вывели на поверхность ультра правых и укрепили позиции поселенцев. /:/ Таким образом, интифада стала восстанием военных элит, а не народным восстанием.

Еще один комментарий из той же газеты: "В политическом процессе наступила стагнация, но палестинцы тоже несут за это часть ответственности, потому что они порождали условия, при которых правые в Израиле смогли победить на выборах. И условия эти создавались потому, что палестинцы увеличили число операций против израильских граждан".

Ирина Лагунина: Что же предлагают в связи с этим палестинские обозреватели? Например, прекратить обстрелы израильских поселений и ограничиться только военными объектами. И одновременно с этим развивать политический диалог внутри палестинского общества, развить гражданскую дискуссию, а лидерам - уважать свой собственный народ. Обзор палестинской печати был подготовлен Вашингтонским Институтом исследования ближневосточной прессы.

********************

Британское правительство готовит законопроект, который предоставит возможность судам смягчать приговоры террористам, сотрудничающим со следствием, а в виде исключения даже давать им иммунитет от уголовного преследования в обмен на предоставление спецслужбам информации о террористической деятельности. Законопроект вызвал крайне неоднозначную реакцию британской общественности. Рассказывает наш корреспондент в Лондоне Наталия Голицына.

Наталия Голицына: Британское правительство и служба контрразведки МИ5 считают, что готовящийся законопроект может серьезно помочь в борьбе с международным терроризмом. Оппозиционная консервативная партия также поддержала его. Всё это говорит о том, что предложение о необходимости принятия такого закона будет включено в тронную речь королевы Елизаветы Второй, с которой она выступит на открытии новой сессии парламента 23 ноября. Новый законопроект одобрил, в частности, директор Центра исследования терроризма и политического насилия Эдинбургского университета Пол Уилкинсон.

Пол Уилкинсон: Закон, смягчающий приговоры предоставляющим полезную информацию террористам, может оказаться полезным. Он доказал свою действенность в других странах, и я не вижу почему он не мог бы быть полезным в некоторых случаях и в Соединенном Королевстве. Конечно, всё зависит от группировки, в которую террорист вовлечен, и от его убеждений.

Наталия Голицына: Пол Уилкинсон отмечает, что аналогичный закон хорошо зарекомендовал себя в Италии в начале 80-х годов прошлого века, способствовав приходу с повинной многих участников террористических Красных бригад. Однако глава Национальной ассоциации бывших правонарушителей Бобби Камминс призывает к осторожности, полагая, что новый закон может способствовать получению ложной информации и вынесению необоснованных обвинений.

Бобби Камминс: Думаю, что это очень опасная сфера и что нам следует помнить, что бывают случаи, когда люди, находящиеся в одной камере с заключенным или подследственным, говорят: "Я подслушал, как он сказал то-то и то-то". В результате, когда власти пытаются иметь дело с такими людьми, возникает масса судебных ошибок.

Наталия Голицына: Представитель Национального совета за гражданские свободы Барри Хаггил говорит, что его организация еще не определилась с оценкой нового законопроекта и его целесообразности.

Барри Хаггил: Мы рассматриваем его и пытаемся выработать нашу позицию. Такие вещи случаются довольно часто. Однако я не уверен, хорошая ли это идея.

Наталия Голицына: Тем не менее, Пол Уилкинсон настаивает, что преимущества нового законопроекта очевидны. Он утверждает, что закон предоставит судьям возможность выносить два различных приговора в зависимости от того сотрудничает ли обвиняемый с судом или же не раскаивается в совершенных преступлениях.

Пол Уилкинсон: Конечно, будут люди, выступающие против нового закона. На это могу лишь сказать, что ценность получения информации в борьбе с терроизмом столь велика, а сама информация настолько срочно необходима, что это перевешивает и оправдывает все послабления в отношении захваченых террористов, предоставляющих ценную информацию".

Наталия Голицына: Директор Центра исследования терроризма Пол Уилкинсон предлагает предусмотреть в новом законе возможность вынесения более сурового приговора террористам, отказывающимся говорить правду. Если это предусмотреть, новый закон, по его мнению, не будет приводить к недоразумениям и совершению ошибок.

XS
SM
MD
LG