Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция правозащитников на теракт в Москве. Чебоксары: Проблемы адвокатского сообщества. Александр Пронин о воспитании гражданственности


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека. Реакция правозащитников на теракт в Москве. Чебоксары: Проблемы адвокатского сообщества Пенза: В чужом монастыре со своим уставом. Александр Пронин о воспитании гражданственности. Студенческие исследовательские проекты

Реакция правозащитников на теракт в Москве.

Правозащитный центр "Мемориал" выступил с заявлением о террористическом акте в московском метро.

- В Москве совершено страшное злодеяние. В очередной раз организаторы чудовищного террористического акта сознательно и обдуманно избрали в качестве своих жертв мирное население. Мы скорбим по погибшим и глубоко сочувствуем пострадавшим. Нет и не может быть никакого оправдания тем, кто готовил и осуществил это преступление. Преступники должны быть найдены и сурово наказаны.

Президент и правоохранительные органы уверенно выдвигают версию о чеченском следе. Доказательств тому пока не предъявлено. Но если эта версия окажется верной, то можно будет сказать, что нынешняя трагедия, к сожалению, была предсказуемой. Нежелание руководителей нашей страны делать хоть какие-то шаги в сторону реального, а не декоративного политического урегулирования конфликта привело к усилению позиций экстремистов, людей, не ставящих перед собой политических целей, на основе которых возможен компромисс. На протяжении последних лет представители правозащитных организаций, многие общественные и политические деятели неоднократно предупреждали, что бесчеловечные действия федеральных сил в Чечне опасны для каждого жителя России.

Сотни тысяч людей многие годы ежедневно живут в атмосфере смерти, их вытесняют, выбрасывают за грань цивилизованной жизни. Тысячи униженных людей, чьи родные и близкие были убиты, похищены, физически и морально искалечены, представляют для циничных и бессовестных руководителей террористических группировок ту среду, из которой они рекрутируют своих последователей, смертников, исполнителей терактов. Мир и спокойствие гражданам России может принести лишь решительное изменение политики ее руководства.



Владимир Ведрашко: Это было заявление Правозащитного центра "Мемориал" в связи с террористическим актом в московском метро.

Оливье Дюпюи, депутат Европарламента от радикалов, начал 18 января голодовку, с тем чтобы чеченский вопрос был, наконец, рассмотрен с политической и гуманитарной точек зрения властями Европейского союза и его государств-членов. В итальянском городе Турине, где он представляет свою книгу "Чечня в тисках империи", депутат выступил со следующим заявлением.

- Этот новый ужасный террористический акт в московском метрополитене является очередным продуктом альянса между теми в Москве, кто продолжает ставить на военную и насильственную нормализацию чеченского вопроса, и теми в Чечне, кто отныне является безответственным пленником героико-романтических представлений о своей личной судьбе, но отнюдь не о будущем собственной страны. Подобно президенту Масхадову и его правительству, подобно подавляющему большинству чеченцев, подобно 60 процентам российских граждан, я хочу - и вместе с моими друзьями из "Транснациональной радикальной партии" работаю для этого - политического разрешения российско-чеченской трагедии, основывающегося на праве, диалоге и ненасилии.

Я убежден, что до тех пор, пока умеренное чеченское руководство, проевропейское и прозападное правительство Масхадова будет брошено на произвол судьбы, а его предложения будут игнорироваться, до тех самых пор единственной альтернативой российскому терроризму в Чечне рискует стать равный и противоположный ему чеченский контртерроризм. В этом контексте продолжать говорить, как это делали вплоть до сегодняшнего дня Европейский союз и Соединенные Штаты, об антитеррористической борьбе и о единстве перед лицом терроризма является не более чем упражнением в циничном лицемерии.

Владимир Ведрашко: Это было заявление депутата Европарламента Оливье Дюпюи.

Чебоксары: Адвокаты о правозащите и своих проблемах.

Могут ли адвокаты эффективно защищать права граждан? Каковы препятствия на пути становления нормального института адвокатуры? Каково мнение адвокатов о независимости российских судей? О некоторых проблемах российских адвокатов рассказывает из Чебоксар корреспондент Радио Свобода Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев: Президент адвокатской палаты Чувашской республики Юрий Кручинин не считает себя или своих коллег правозащитниками, несмотря на то, что изо дня в день адвокаты, в судах и правоохранительных органах отстаивают нарушенные либо ущемленные права своих доверителей и подзащитных. Вот его мнение.

Юрий Кручинин: Правозащитные действия лично мною воспринимаются так: это когда деятельность связана с защитой политических прав человека и гражданина. А все остальное - это наша рутинная работа, когда мы отстаиваем социальные права граждан, трудовые права граждан, право гражданина на обжалование действий должностных лиц, ставим вопрос о признании действий или бездействия отдельных должностных лиц, даже коллегиальными органами, необоснованными или незаконными. То есть я не считаю, что это правозащитная деятельность. Мы ведь всегда ассоциируем правозащитную деятельность с Сахаровым, его супругой Боннэр, а здесь -- чисто юридическая практика.

Дмитрий Лишнев: И, тем не менее, руководитель адвокатского сообщества Чувашии, судя по всему, очень хотел бы, чтобы адвокаты в настоящее время действовали более активно, являясь выразителями и проводниками интересов с таким трудом нарождающегося в России гражданского общества. Продолжает Юрий Кручинин.

Юрий Кручинин: Нужно, чтобы были такие процессы - допустим, гражданин Иванов против города Чебоксары или Чувашской республики, как это на Западе принято и воспринимается нормально. Да, у нас это будет диковато смотреться и нежелательно для власти. В первую очередь, властным чиновникам не хочется, чтобы была огласка их неспособности - и неспособности тех или иных государственных органов -- правильно решать вопросы защиты прав граждан. Действительно, у нас, даже если судить по средствам массовой информации, нет никаких крупных судебных процессов, когда бы их выигрывал гражданин или адвокат, который является представителем этого гражданина.

Дмитрий Лишнев: Но, следует уточнить, процессы такие в Чувашии были. Гражданам удавалось в судах - правда, не в Чувашии, а лишь в Москве - доказать вину чувашского правительства, нарушившего своими действиями их права. Но вот громких процессов из этого не получилось, ведь практически все средства массовой информации Чувашии ныне подконтрольны властям. И, как видно, целенаправленная политика по подавлению независимости прессы дала ожидаемые властями плоды.

Лидирующая роль исполнительной ветви власти в конституционной триаде оказывает весьма заметное влияние на деятельность и решения власти судебной. И это волнует адвоката Кручинина.

Юрий Кручинин: У нас к действиям государственных органов все-таки подходят с презумпцией доверия, что все-таки они более правы, чем тот гражданин, который пишет, как они считают, пасквиль на них. Потому что все-таки органы исполнительной власти ближе к суду. Хоть они сейчас и независимы, тем не менее, мы иногда еще мыслим по-старинке.

Дмитрий Лишнев: Именно поэтому, в связи с нежеланием возвращаться к совсем еще не забытому тоталитарному прошлому, когда приговоры и судебные решения выносились на основании "позвоночного" права, руководство Адвокатской палаты Чувашии призывает своих коллег занимать в профессиональной деятельности принципиальную и жесткую гражданскую позицию, а не превращаться в ремесленников-стряпчих, "заколачивающих" деньгу. Ведь именно "стряпчими" прозвали в дореволюционной России пронырливых адвокатов, умеющих "обстряпывать" дела среди судейских и полицейских чиновников. Вот, что думает об этом вице-президент Адвокатской палаты Чувашии Виктор Ильин.

Виктор Ильин: Не все адвокаты имеют возможности, силы, может быть, смелость, решительность защищать интересы людей, в том числе и со стороны органов, точнее, работников правоохранительных органов.

Дмитрий Лишнев: Юрий Кручинин, подтверждая наличие проблемы, предлагает, как президент палаты, способ ее решения.

Юрий Кручинин: Иногда ведь бывает так, что адвокат достаточно профессионально подготовлен, а духу не хватает. То есть это уже моральные качества. Если они не заложены, то тут бесполезно чего-либо добиваться от этого адвоката. Я думаю, что мы будем оценивать действия этих адвокатов: если они трусят, значит, надо отбирать адвокатов по их качественным характеристикам.

Владимир Ведрашко: Передавал корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах Дмитрий Лишнев.

Пенза: В чужом монастыре со своим уставом.

Житейский конфликт между монахинями и людьми, которые волею обстоятельств оказались жильцами нескольких помещений в монастыре. В этом конфликте стороны проявляют себя, естественно, по-разному, их голоса вы сейчас услышите. Правовой механизм разрешения конфликта, однако, пока не срабатывает. Из Пензы передает корреспондент Радио Свобода Наталья Котова.

Наталья Котова: 10 лет назад пензенское кулинарное училище переехало с улицы Кирова в новое помещение. Освободившиеся площади были возвращены женскому монастырю, в котором поселилась мать настоятельница Митрофания и монахини. Но в трех строениях, бывших ещё до октябрьской революции монашескими кельями, по-прежнему остались жить вполне светские граждане: городская администрация не позаботилась их переселить. И начались проблемы.

Вынужденное соседство монахинь и мирян весьма тяготит первых. Вот что рассказала добровольная помощница женского монастыря, прихожанка и благодетельница Антонина Потапова.

Антонина Потапова: В домах живут пьяницы. Одни нецензурные слова от них только слышишь. Когда замечание делаешь - они тебя понесут на чем свет стоит.

Наталья Котова: А эти дома все-таки монастырские?

Антонина Потапова: Да, да. Это уже испокон веков монастырские дома. И никак эти люди из них не выселяются. А кто виноват - не знаем. Очень мешают. Когда пьянка, они везде ходят, безобразничают.

Наталья Котова: С теми, кто, по словам Антонины Потаповой, мешает праведному существованию женского монастыря, удалось встретиться. Обитателям бывших монашеских келий соседство с монастырем не в тягость. Говорит Федор Биганов.

Федор Биганов: Мы вообще не пересекаемся, ни мы их не трогаем, ни они нас. Мы отдельно живем от них, забором они от нас отгородились, посередине забор поставили, и все. Нашу территорию уже благоустроили, асфальт сделали, туалет маленько прибрали, для мусора ящик поставили, а то тут вообще бедлам был.

Наталья Котова: Проблема в другом. Бывшие кельи, ставшие еще на заре советской власти квартирами для горожан, не отвечают никаким нормам и требованиям. В 14-метровках ютятся по двое, трое, четверо человек. Нет водопровода и канализации, стены дали трещины. По словам жительницы одной из таких квартир Надежды Черняевой, дом скоро просто развалится. Но городская администрация людей не расселяет. Жители келий-квартир собрали все документы, на основании которых им должны предоставить благоустроенное жилье. Они с радостью покинут монастырский двор - и монахини смогут все вернуть на круги своя, то есть устроить снова свои кельи.

Но не все так просто. Как удалось узнать у депутатов Городской Думы, бывшие монашеские кельи действительно имеют статус аварийного жилья, но никакого расселения жителей пока не предвидится. У городской администрации все еще нет средств на выполнение программы по расселению людей из ветхих и аварийных домов. Видимо, чтобы приблизить этот светлый миг, монахиням следует еще долго молиться. Пока же своеобразным памятником чиновничьему равнодушию красуется на стене монастыря надпись, сделанная краской: "Наш президент - Иисус Христос".

Владимир Ведрашко: Из Пензы передавала корреспондент Радио Свобода Наталья Котова.

Александр Пронин о воспитании гражданственности.

В минувшее воскресенье отмечался День российской науки. Это дало хороший повод поговорить о правах человека, о правозащитных организациях, о правовой культуре с ученым из Екатеринбурга, автором десятков публикаций и нескольких книг по правам человека Александром Прониным.

Александр, скажите, пожалуйста, права человека - они в какую науку вписываются?

Александр Пронин: Давайте разграничим. Уже на сегодняшний день можно говорить, что имеются две науки. Первая - это юриспруденция, она же правоведение. В общем-то говоря, ее предметом является совокупность общеобязательных норм, регулирующих поведение субъектов. И молодая, еще складывающаяся наука - это наука прав человека.

Определимся, что же такое - права человека? Права человека - это ведь не только сумма национальных и международных юридических установлений, а прежде всего система морально-этических принципов и норм, гуманистических ценностей, философских, мировоззренческих категорий. Вот уже исходя из этого становится очевидной разница между предметом правоведения и предметом науки прав человека. Конечно, в чем-то они пересекаются.

По идее, права человека должны отражаться в конкретных юридических установлениях, начиная с Конституции, с международных соглашений, переходя в законы, акты более низкого уровня. Но они могут и противоречить друг другу, потому что, если разрабатываемое нормативное положение не учитывает вопросов прав человека, то они могут прийти в конфликт друг с другом, а также с нашими представлениями о справедливости. Юстиция - говорят. А корень "юст" означает "справедливость". Вот это наиболее близкое понятие к термину "право".

Владимир Ведрашко: Один из участников этой, адвокат из города Чебоксары, сказал, что вообще воспринимает правозащитников, правозащиту как сферу, где защищаются в основном политические свободы граждан. А все остальное он считает рутинной, нормальной работой людей, которые призваны профессионально защищать права граждан - это адвокаты, судьи...То есть, все остальные юристы - это не правозащитники в строгом понимании, в изначальном понимании этого слова. Что вы думаете по этому поводу?

Александр Пронин: Я думаю, что этот вопрос можно вот так поставить: социально-экономические и политические права - какие из них основные, какие производные? Вы знаете, опыт человечества показал, что в тех странах, где не соблюдаются основные политические права и свободы (например, свобода слова), там обязательно будут нарушаться и социально-экономические. Например, там, где существует свобода прессы, которая привлекает внимание общества и власти к каким-то назревающим язвам, удается предупредить нарушение социально-экономических прав. Например, в таких странах никогда не бывает голода -- как стихийного бедствия. Я думаю, вопрос можно поставить так.

Но вообще, позиция этого адвоката мне лично близка и созвучна.

Владимир Ведрашко: Как видится вам сегодняшнее состояние правозащитного движения в России? Существует ли у него какая-то концептуальная основа, какое-то единое понимание основных задач?

Александр Пронин: Нет, единого понимания никогда не было, и сегодня тем более. Я думаю, что если обратиться к статистическим органам, то по числу неправительственных правозащитных организаций они вам дадут радужную статистику. Но на самом деле в последнее время большинство этих организаций функционирует всего лишь на бумаге, и это особо просматривается даже по новостям Агентства социальной информации. Вы знаете, что есть такое агентство, задача которого - информировать общество о гражданских инициативах, то есть о работе неправительственного сектора. И если посмотреть его сводки, начиная с итогов выборов в Госдуму, то это совершенно удручающие сводки.

Знаете, скоро все скатится к пионерии и комсомолии и на этом вся палитра будет исчерпана. Потому что, кто имеет какую-то независимую принципиальную позицию, сейчас ему столько вилок и рогаток ставят... неформальных, конечно, но очень много. А правозащитники всегда, в общем-то, были "белыми воронами", к сожалению, очень неприятными, неудобными людьми. И человек, даже который знает свои права и не боится отстаивать их, тут же в любом коллективе (я сам где только ни работал), начинает восприниматься окружающими как "не вполне здоровый".

Владимир Ведрашко: Александр, вот вы говорите о том, что правозащитное движение в России, довольно значительная часть его организаций являются бумажными, то есть существуют формально. Эту мысль уже выражали в программе "Человек имеет право" немало людей. Хотелось бы узнать поконкретнее, какая доля правозащитного движения на сегодняшний день является заформализованной, неэффективной?

Александр Пронин: Трудно сказать, конечно, не владея статистическими данными. Но я думаю, процентов 50, по нашему городу если говорить. Просто в уме перебираю, какие организации знаю, что как реально происходит. Вот такой расклад, наверное, все-таки.

Владимир Ведрашко: В любом обществе, наверное, центральной фигурой является человек или, лучше сказать, гражданин, то есть тот человек, который может и хочет реально влиять на развитие общества. От слова "гражданин" происходит и термин "гражданское общество". Скажите, пожалуйста, как, на ваш взгляд, соотносится сегодня зрелость гражданского общества в России с демократическими ожиданиями, которые существуют в России с начала 90-х годов?

Александр Пронин: Я думаю, что обществу необходим гражданин. Это для меня очень больная тема - воспитание гражданственности. Гражданин как человек, знающий свои права и не боящийся их отстаивать. А гражданское образование перекликается с темой прав человека. Потому что только гражданское правовое образование способно решить многие общественные проблемы, восстановить справедливость, искоренить произвол чиновничества, ксенофобию, нетерпимость, наконец, сделать так, чтобы "человек - это звучит гордо" было не только цитатой из классики, а нормой жизни.

Владимир Ведрашко: Какие, на ваш взгляд, существуют средства, механизмы для того, чтобы "человек" - звучало гордо?

Александр Пронин: Прежде всего, образование, это важнейший инструмент. Потому что только образование, образованность наделяет людей силой и позволяет добиваться своих прав. Ведь чтобы их защищать, отстаивать, чтобы проявлять эту свою гражданскую позицию, нужно знать свои права и сознательно отстаивать их. Только так мы можем добиться их исполнения, только так мы можем установить механизмы общественного контроля над властью, которая, по определению, всегда покушается на сферу свободы индивида.

Владимир Ведрашко: На связи с пражской студией Радио Свобода по телефону из Екатеринбурга находился историк и правовед, автор десятков публикаций и нескольких книг по правам человека, знаток проблем правозащитного движения Александр Пронин.

Студенческие исследовательские проекты

Пермский региональный Правозащитный центр проводит конкурс грантов на студенческие исследовательские проекты. Тема конкурса - "Государственные и общественные механизмы предотвращения пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания". Размер гранта - от 6 тысяч до 12 тысяч рублей.

Продолжительность исследовательского проекта - от 3 до 6 месяцев. Начало реализации проектов - 1 марта 2004 года. Авторам лучших исследовательских работ будут присуждены четыре премии. Первая премия - 6 тысяч рублей, вторая - 4 тысячи и две третьих премии - по 2 тысячи рублей. К участию в конкурсе приглашаются студенты вузов и средних специальных учебных заведений Пермской области.

Вот некоторые темы исследований, которые предложены студентам. "Социальные, политические, психологические, социокультурные и криминологические аспекты пыток и жестокого, унижающего человеческое достоинство обращения и наказания в современной России". "Правовые, общественные, политические и административные возможности профилактики и противодействия пыткам". "Пытки и другие унижающие человеческое достоинство виды обращения и наказания в деятельности правоохранительных органов".

Конечно, пермские студенты - это еще не студенты всей России. Но задумайтесь: предлагал ли кто-нибудь лет 10-15 назад будущим юристам исследовать проблему пыток в милицейских учреждениях?

XS
SM
MD
LG