Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право собственности


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Право собственности - такова очередная тема в программе Радио Свобода "Человек имеет право". Что следует понимать под правом собственности? Как защититься от посягательств на него? Существуют ли скрытые формы атаки на право собственности? Всегда ли право собственности неприкосновенно?

В программе принимают участие адвокат Владимир Мартынов и двое пострадавших - жертва корпоративных войн Андрей Степанов и выселяемый из родового поместья, двухэтажного деревянного дома на Остоженке, Евгений Филатов.

Ну что ж, начнем наше обсуждение. Конституция Российской Федерации, статья 38-ая. Право собственности защищается и гарантируется. Статья 8-ая Конвенции о защите прав человека и основных свобод граждан: не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права. Так ли обстоит дело в жизни на самом деле, Евгений Филатов?

Евгений Филатов: Ну, я хочу сказать, что буквально вчера было несанкционированное нападение на первый этаж моего дома. Причем, там принимали участие сотрудники 60-го отделения милиции префектуры Остоженки и инвестор, который подал иск о моем выселении.

Карэн Агамиров: Скажите, пожалуйста, это вот у вас называется родовое поместье. Вы живете в этом доме давно уже, да?

Евгений Филатов: Я живу, да. У меня охранная доска - дважды памятник истории культуры, потому что отдельно на охране стоит мемориальная квартира художника Попкова.

Карэн Агамиров: И на каком основании вас власти хотят выселить?

Евгений Филатов: Ну, основание такое: вместо твоей семьи здесь должна жить другая семья, более значимая, видимо, для складской базы, чем моя. С другой стороны, и Третьяковская галерея, и Союз художников - все поддерживают мои начинания по поводу создания мемориальной квартиры Попкова. Это очень известный художник, трагически погибший. Я сделал все, чтобы дом спасти. Более того, был поджог в 1992 году.

Карэн Агамиров: И все-таки главное основание - это то, что дом этот является памятником архитектуры, власти на это делают акцент.

Евгений Филатов: Я так понимаю, что за спиной Лужкова, который всегда говорил, что памятники архитектуры он не сносит, существует вот этот проект так называемой реконструкции. Слово "реконструкция" к памятникам истории и культуры вообще невозможно применять, только "реставрация". Здесь деревянный дом...

И, кстати, все можно делать без моего выселения, потому что дом состоит фактически из двух домов, они г-образно построены. У меня была в свое время встреча с префектом Музыкантским, мы все это обговорили. Сначала делается полная реставрация на одной половине - я переселяюсь в нее, отреставрированную, потом можно делать. У меня есть предложения от других фирм, которые могли бы в случае признания меня собственником войти со мной в контакт, и можно дом спасти полностью.

Карэн Агамиров: Скажите, пожалуйста, вам предложили переселиться в другое место из дома на Остоженке, в центре?

Евгений Филатов: Вот это как раз самое интересное, потому что иск подан в связи с тем, что я отказался от двухкомнатной квартиры, которую мне предлагали якобы. На самом деле никаких предложений не было, я ни от чего не отказывался. И сам иск - подача его непонятна. Это первый момент.

Второй момент - иск подан от Департамента по имуществу и от складской базы. Ни те, ни другие не являются собственниками этого дома. У меня есть официальная справка, которую судья Ефимова не захотела через суд подать. Я просто сам сумел взять эту справку в Мосрегистрации, где записано, что права собственности ни у кого нет.

Карэн Агамиров: Что вчера произошло с вами?

Евгений Филатов: Ну, я, к сожалению, не являлся свидетелем, но, тем не менее, ворвались сотрудники милиции префектуры Остоженки и сказали: "Вы сейчас подпишите все, иначе мы вам ребра переломаем. Мы вам сейчас кандалы наденем..."

Карэн Агамиров: А что подписать надо было?

Евгений Филатов: Подписать, видимо, что они там наркотики хранят, еще что-то. "И в связи с операцией вот этой "Антитеррор" ("Вихрь", по-моему) мы можем сейчас в любой дом ворваться и сделать с вами все, что угодно".

Карэн Агамиров: А конечная цель этого - выселить вас все-таки?

Евгений Филатов: Конечная цель - создать мне невозможность пребывания, отрезать электричество, тепло и так далее.

Карэн Агамиров: Знаете, этот вопрос (я думаю, что и адвокат Мартынов со мной согласится, и слушатели) очень больной для очень многих людей - право собственности на жилье. Безусловно, есть такие случаи. Вы не одиноки в такой ситуации, да?

Евгений Филатов: Я состою в Обществе московского купечества. Но в такой ситуации, чтобы человек жил до сегодняшнего дня в своем доме - это редкий случай. Фактически ко мне Ленинский декрет 1918 года хотят применить сегодня.

Карэн Агамиров: Интересно мнение адвоката Мартынова насчет конкретного дела. Я еще раз хочу подчеркнуть, мы этой традиции следуем - в каждой передаче мы приглашаем конкретного пострадавшего. У нас будут звонки еще, безусловно, от людей. Но вот конкретно сидит Филатов. Адвокат Мартынов, что это за дело?

Владимир Мартынов: Карэн, я хочу с вами, во-первых, согласиться, что споры вокруг собственности являются типичными, особенно для города Москвы. Конкретно разбираться в этом деле надо детально, рассматривая документацию, в первую очередь подтверждающую право собственности Евгения Михайловича на дом, в котором он проживает, а также действия различных должностных органов.

Сразу, вопиющее безобразие, по-другому никак не назовешь, - действия сотрудников милиции, которые врываются на место жительства гражданина Российской Федерации и пытаются принудить его к подписанию каких-то документов, производят в отношении него какие-то насильственные действия. В любом случае эти действия обязательно должно быть обжалованы, в первую очередь в прокуратуру, стать достоянием широкой общественности. Если у Евгения Михайловича есть проблемы с оформлением документации по данному вопросу, мы всегда готовы ему помочь.

Вопрос по собственности - в данном случае я услышал, что он разбирается в суде. Я надеюсь, что судебное решение будет справедливое по данному поводу. В конечном счете, суд только может поставить точку в разрешении вопроса, кто же прав в том или ином конфликте.

Карэн Агамиров: Я почему еще остановил внимание на деле Филатова - потому что он дошел до Страсбурга, до высшей уже инстанции. Это дело его уже очень много лет рассматривается, он прошел все инстанции, они повторяются сейчас, но дело находится в Страсбурге. То есть, такая вот настойчивость... Я еще раз обращаюсь к нашим радиослушателям: видите, человек дошел до Страсбурга, он отстаивает свои права. То есть не надо отчаиваться, если что-то у вас не получается.

Звонок у нас. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Вас беспокоит граф Смарчевский Михаил Васильевич. Я вот проживаю здесь, на Арбате, и хотел бы с вами поделиться на предмет вашего разговора. Прежде всего это незнание наших прав, особенного Гражданского кодекса, где фактически давным-давно существует статья 290-ая, в которой все об этих вещах сказано. Все владельцы квартир приватизированных имеют также дополнительную собственность в доме - это подвальные помещения, нежилые помещения, чердачные помещения, лестничные клетки. Однако Департамент имущества все это сдает неизвестным лицам, получает доход.

И у нас уже был - на Арбате, 18 - иск, и в прошлом году арендаторов выселили. Сейчас вот на Поварской, 22 идет иск жильцов против Департамента имущества, который сдает наши подвальные нежилые помещения.

Карэн Агамиров: Скажите, а вы объединяетесь в этой борьбе?

Слушатель: Дело в том, что объединяться призывала нас Советская власть, хотя вы вспомните, что декрет о национализации принимала не законодательная власть, а исполнительная, поэтому сам декрет является незаконным и недействительным. Поэтому перспектива, допустим, у господина Филатова великолепная, он это дело в Европе выиграет - и в этом даже пускай никто не сомневается. Более того, не только Филатов в Москве, и Смарчевский, и другие - поднимается целая волна по всей стране, это уже сотни тысяч исков. Более того, скажу, будут миллионы, потому что все, что сделали большевики в 1917 году, является незаконным, это просто грабеж.

А то, что к Филатову врываются сейчас эти люди, то охраняет его прежде всего гарант Конституции - президент. Он обязан прийти к нему на прием, изложить... И я думаю, что те лица, которые к нему пришли, будут отдыхать лет на 10 в Сибири.

Карэн Агамиров: Спасибо за ваше оптимистичное выступление. Еще звонок у нас есть.

Слушатель: Значит, вот интересно товарищи рассуждают, что надо знать свои права. Дело в том, что бесправие идет полное. Например, одним росчерком пера могут перевести это все в нежилой фонд - и приватизировать ты не имеешь права. Чердаки, подвалы они отдали на откуп на Кисловский переулок, там надо платить больше за чердак, например, чем за квартиру. Я живу на Петровке, 19. Я Семенов. У нас сначала учинили один пожар - мы не выселяемся. Они учиняют второй пожар - все сидят на месте. Ремонт, крышу сняли - два года не делали. Потом два года не утепляют чердак. Вот это и есть посягательство, то есть чтобы ты не только упирался, а вообще просился: "Выселите меня отсюда скорее!"

Карэн Агамиров: Спасибо большое. Скажите, пожалуйста, господин адвокат, Владимир Мартынов, вообще в какой стране живем?

Владимир Мартынов: Мы живем в Российской Федерации. Здесь очень четко были поставлены, в предыдущих выступлениях, два вопроса - о порядке разрешения конфликтных ситуаций. И в вопросе содержался и ответ - суды, судебное разрешение данной проблемы.

Карэн Агамиров: Только через суд, да?

Владимир Мартынов: Да, можно говорить о том, что в стране еще не до конца сформировалась правильное, грамотное, соответствующее действительности законодательство. Да, можно говорить, что есть еще элементы, которые пытаются посягать на права граждан, в том числе и на право собственности. Но если мы уже продекларировали, что у нас государство светское, цивилизованное, то давайте тогда и будем защищаться цивилизованными методами - через суды, через правоохранительные органы, только таким образом.

Карэн Агамиров: Спасибо за вашу сдержанность. Таким и должен быть настоящий адвокат.

Следующий вопрос наш: как защититься от посягательств на право собственности? Суд, через суд - так можно ответить? Люди верить должны?

Владимир Мартынов: Это очень короткий и очень обобщенный ответ. В стране существует множество законов. Для того чтобы в них сориентироваться, правильно их применять, правильно защищать свои права, нужна необходимая подготовка, необходимая грамотность. Попробуйте построить систему мер по защите своих прав, потому что я уже не первую передачу говорю, что защита прав человека - в первую очередь это его собственное право и обязанность, и кроме него самого этого делать не будет никто.

Карэн Агамиров: Вера и активность в том числе.

Существуют ли скрытые формы атаки на право собственности? - один из наших вопросов. У нас сидит здесь пострадавший Андрей Степанов. Это так называемые корпоративные войны. Вот мы сейчас рассматривали право собственности на жилье - это очень больной, безусловно, вопрос. Но есть еще так называемые корпоративные войны, которые постепенно - если я буду не прав, то поправьте меня - захватывают всю Россию. Передел собственности.

Андрей, расскажите, пожалуйста, о вашем деле.

Андрей Степанов: Добрый день. Я с 80-х годов работал в одном из исследовательских институтов города Москвы. Впоследствии предприятие было приватизировано трудовым коллективом, и к 2003 году преобразовалось в общество с ограниченной ответственностью. Мне принадлежало тогда порядка 16 процентов долей основного капитала общества.

В начале 2003 года вокруг института начались проблемы. Институту на праве собственности принадлежал комплекс строений в Центральном районе города Москвы. По всей видимости, данные здания стали интересны кому-то из элиты российского бизнеса, и после этого начались наши проблемы. Непонятным образом контрольный пакет перешел в руки третьим лицам, которые выставили свою охрану, выгнали всех нас с работы, а как выяснилось впоследствии, все имущество перешло третьим лицам.

Карэн Агамиров: Это тоже очень больная тема. Я думаю, что адвокат Мартынов со мной согласится, наверное. Дело в том, что, на самом деле, очень многие люди имеют акции, работая на предприятиях крупных, они являются акционерами. Но потом вдруг они перестают ими быть. Как это может происходить в цивилизованном государстве, которым Россия себя заявила, по крайней мере, в Конституции?

Владимир Мартынов: Карэн, это действительно типичная ситуация, которая уже в последние несколько лет все больше и больше появляется на рынке. Вызвана она, во-первых, накоплением капитала в руках ряда граждан, которые не совсем честно ведут себя по отношению к остальным нашим согражданам. Такие ситуации есть в Москве, такие ситуации есть в регионе.

Так вот, одна из наиболее типичных тем - это корпоративная война, разразившаяся в городе Красноярске, по которой, кстати, работали наши адвокаты. Методами в данной войне никто не чурается. Например, бизнесмен по фамилии Добряк, красноярский бизнесмен, попал за решетку за то, что так же пытался отстоять свое право собственности. Фактически его контрагенты, вступив в сговор с правоохранительными органами, обвинили его в совершении убийства, точнее - в покушении на убийство. Интересная ситуация, что человек до сих пор жив, здоров и занимается своим бизнесом, точнее, бизнес у него как раз и сводится к захвату основных активов, принадлежащих Добряку. А Добряк находится в следственном изоляторе по обвинению в убийстве. Вот такие методы тоже иногда бывают.

Карэн Агамиров: Это можно назвать скрытой формой атаки, да? Как бы человек имеет предприятие свое, к нему влезают, условно говоря, какие-то люди, скупают... Есть такая поговорка: дай мне одну акцию - и я у тебя заберу всю фирму.

Владимир Мартынов: Абсолютно верно. Ну, обычно лица, работающие в сфере корпоративного захвата, ищут слабое предприятие, где слабый менеджмент, где отсутствует достаточно сильная юридическая служба, которая могла бы им противостоять. Действительно, предусматриваются различные методы - например, захват пакета акций или долей уставных капиталов в обществе с ограниченной ответственностью, голосование указанным пакетом, назначение на руководящие должности своих представителей, отчуждение имущества. Естественно, при этом интересы реальных трудовых коллективов, реальных собственников, которые всю свою жизнь строили эти предприятия, не учитываются вовсе.

Очень часто формы действий захватчиков криминальны и незаконны. Они просто-напросто ищут слабые места в законодательстве и в эти маленькие дырочки, как змеи, проползают.

Карэн Агамиров: Я чувствую, что об этом надо делать отдельную программу, большую, - о корпоративных войнах, в результате которых люди лишаются предприятий, лишаются акций своих.

Владимир Мартынов: Обязательно, Карэн. Это сейчас очень модная тема, и только просветительская работа в этом вопросе сможет, в первую очередь, защитить интересы мелких акционеров.

Карэн Агамиров: Только слово "модная" не очень подходит сюда. Тяжелая тема. Не модная, а тяжелая.

Владимир Мартынов: Модная в обсуждении. Я, наверное, неправильно выразился.

Карэн Агамиров: У нас есть звонки. Пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга. Я живу в центре Санкт-Петербурга, в коммунальной квартире. Четырехкомнатная квартира, мне принадлежит три комнаты, в собственности они у меня. Четвертую комнату занимал очень сильно пьющий мужчина, я копил деньги, чтобы у него эту комнату выкупить, но так случилось, что он пропал в один прекрасный момент. И пришел потом такой товарищ кавказской национальности, показал мне паспорт, в котором 141 печать, и последняя была печать о регистрации в этой вот комнате. И он сказал: "Да мне твой сосед подарил эту комнату, здесь теперь будут жить мои друзья".

Карэн Агамиров: Вы, пожалуйста, поосторожнее с этим акцентом, это не очень красиво звучит, вы все-таки в эфире.

Слушатель: Очень "красиво" звучит, вы знаете, особенно мне очень "красиво" в этой ситуации. Вот что делать, скажите, пожалуйста? Потому что человек просто пропал, он даже не забрал свои вещи. Его просто посадили в джип и увезли в неизвестном направлении. Вот я спросил: "Где он?" - "Не твое дело - где он".

Карэн Агамиров: Что делать, адвокат Мартынов?

Владимир Мартынов: Ну, в первую очередь, естественно, обратиться в правоохранительные органы, для того чтобы данная ситуация была полностью проверена: действительно ли пропал ваш сосед или были чьи-то злонамеренные действия в его исчезновении? А дальше надо будет выяснить правовой статус той комнаты, в которой он проживал, на каких основаниях он ее занимал, был ли он собственником данной комнаты. И после этого я думаю, что есть смысл вам обратиться к юристам, которые подскажут вам дальнейшую систему ваших действий - то ли судебную, то ли иную.

Карэн Агамиров: Звонок еще у нас. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я Нина Демьяновна Петухова, член экспертно-консультативной комиссии по защите прав граждан Санкт-Петербурга при Конгрессе работников науки, техники, образования и здравоохранения. Обращаюсь к вам по такому вопросу. Колспинский федеральный суд, судья Воробьева Светлана Александровна - повторяю, чтобы все слышали, Воробьева Светлана Александровна - более 10 лет рассматривает исковое заявление гражданки Зиминой Нины Тимофеевны на право выдать ей ордер на принадлежащую ей квартиру, в которой она живет с семьей с 1992 года.

Имеющиеся в наличие документы подтверждают грубейшие нарушения законов, прав человека. Зимина - вдова участника афганской войны, нейрохирурга. Просим Радиостанцию Свобода помочь, так как никакие инстанции не решают этот вопрос. Письменное заявление к вам и одновременно в Государственную Думу отправляем с приложением всех документов. Спасибо за внимание.

Карэн Агамиров: Спасибо. Володя, смысл этого дела вам понятен?

Владимир Мартынов: Вкратце, очень вкратце да.

Карэн Агамиров: Эти люди обращаются на Радио Свобода, но я еще раз хочу подчеркнуть, что мы не можем разбирать юридические дела. Мы можем - как журналисты - привлечь к этому внимание и адресовать вас к адвокатам.

Владимир Мартынов: К нам всегда приходите, телефон - 953-71-84 в Москве. Всегда рады будем вам помочь.

Карэн Агамиров: Один и вопросов у нас - всегда ли право собственности неприкосновенно? Есть ли такая собственность, которая нажита нечестным трудом? Есть ведь, да? Нечестно нажита. И, вы знаете, это психологический вопрос, его я поднять хочу. Сейчас время такое: . Ну, ладно, Филатов выселяют - и то кто-то скажет: "А, у него двухэтажный особняк, пусть и деревянный". А сколько у вас там комнат, кстати? Много, да?

Евгений Филатов: Конечно.

Карэн Агамиров: А люди в коммуналках ютятся. Корпоративные войны, да, - ну и что? Акционеры теряют предприятия, а тут прокормить не на что семью. Когда заходит речь об этом, говорят: "Ну и хорошо. Отобрать. Он это украл". Вот как вы смотрите на этот психологический момент в обществе? Он очень силен сейчас.

Владимир Мартынов: Понимаете, вопрос о честности или нечестности приобретения того или иного имущества, тех или иных прав всегда относителен. Ну, например, сейчас оспариваются итоги приватизации. Честная была приватизация, нечестная - мы сейчас, сидя в этой студии, наверное, на этот вопрос не сможем ответить. Я думаю, что рецепт здесь только один: честность или нечестность приобретения права собственности, честность или нечестность владельца нужно определять на основании действующего законодательства. Уж раз мы определились, что мы живем по закону, давайте все его будем соблюдать, - только таким образом.

И если есть сомнения в честность приобретения собственности вашим контрагентом, ни в коем случае нельзя опускаться на самосуд. Обращайтесь в квалифицированные правоохранительные, судейские органы для того, чтобы эта ситуация разрешалась цивилизованно.

Карэн Агамиров: Сегодня очень много вопросов было о том, что милиция предпринимает незаконные действия. На Филатова вот вчера напали. А вы сами, Владимир Мартынов, работали раньше в милиции, да?

Владимир Мартынов: Это было уже давно.

Карэн Агамиров: Тем не менее, вы видите, вопросы эти поднимаются. Это почему? Почему такие действия до сих пор, уже XXI век, имеют место быть?

Владимир Мартынов: Вы понимаете, нельзя сказать, что наша правоохранительная система, в том числе милиция на сегодняшний момент совершенна. Да, предпринимаются и правительством, и руководством МВД сейчас меры для ее реформирования и реорганизации. Но зачастую милиция становится силовым инструментом в разрешении имущественных конфликтов. Есть случаи, когда сотрудники милиции возбуждают незаконные дела, участвуют в корпоративных войнах на чьей-то конкретной стороне.

Карэн Агамиров: Но есть и нормальные, порядочные милиционеры тоже.

Владимир Мартынов: Есть.

Карэн Агамиров: Будем надеяться, что не все так плохо у нас.

Завершаем программу. Краткое резюме. Абсолютная гарантия права собственности состоит в абсолютной свободе от нее. Во всех остальных вариантах следует быть готовым к посягательствам на собственность и, соответственно, к борьбе, и помнить, что вы не одиноки, с вами, если собственность нажита честно, правда, закон и правоохранительные органы.

XS
SM
MD
LG