Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинорежиссер Алексей Герман: тревожные предупреждения. Студенческий парламент в Саранске.Рабский труд солдат-срочников


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека. Кинорежиссер Алексей Герман: тревожные предупреждения. Странный призыв учителя словесности Бориса Рогинского. Студенческий парламент в Саранске. Рабский труд солдат-срочников.

О страшном преступлении в Санкт-Петербурге - убийстве таджикской девочки - в последние дни говорилось много. Думаю, что это в значительной мере обусловлено обстоятельствами: все-таки, вторая столица, город огромных исторических и культурных традиций: Да и пора уже было заговорить во всех средствах массовой информации о нарастающей взаимной национальной враждебности в России, чтобы избиратель увидел, как "свободны и ответственны" российские СМИ.

Но почему-то не хватает серьезной, вдумчивой дискуссии политиков, законодателей, юристов - о природе фашизации России, о тенденциях фашизации и возможных общественных последствиях этой беды. Ток-шоу - обо всем на свете, кроме глубокого, регулярного и всестороннего анализа происходящего сползания страны в пропасть. Такой анализ показал бы настоящие, а не предвыборно-декларируемые достижения России за последние годы.

Известный кинорежиссер Алексей Герман - человек, чьи раздумья о нравственности известны и близки многим российским конозрителям и читателям, поделился своими тревогами с корреспондентом Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрием Казниным.

Алексей Герман: Вы знаете, иногда я радуюсь, что я больной и старый. И я бы очень хотел, чтобы ваша жизнь и жизнь молодых и старых в этой стране, у них прошла хорошо. Но существуют опасения, достаточно серьезные, что этого не будет. Я боюсь, что тот момент демократии, который у нас был, он еще продлится немножко -- и перейдет в следующую фазу. Я хотел бы, мечтал бы, Бога молил бы, хотя я не очень религиозный человек, чтобы это стало хорошей страной. Но боюсь, что это все разорвется и превратится в дурную страну.

Вот Владимир Владимирович Путин, которого я глубоко уважаю, говорит, что русская идея - это все делать лучше, чем на Западе, обогнать их, чтобы у нас были лучшие ученые, чтобы у нас были лучшие товары, чтобы у нас было все лучше. Но тут должен повторить то, о чем говорил с самого начала: я радуюсь, что мне 65 лет и у меня больное сердце, потому что при моей жизни этого не будет. Как это будет, как это получится - наверное, есть талантливые люди, наверное, есть талантливые руки, наверное, спутник можно запустить... Но существует и испуг, что все это может и не стать национальной идеей.

Вернемся к истории с тем, что только что в Ленинграде убили 9-летнюю таджикскую девочку. Милиционеры просят не называть скинхедов скинхедами. Пожалуйста: Но у меня профессиональный глаз. Возьмите пленку, когда бригада новостей идет к месту убийства. А там стенка, а на стенке написано: "Бей таджиков!" Может быть, я ошибаюсь, не "таджиков", а "черных". Но мне кажется - "таджиков". Так вот, милиционер, местный участковый не может не знать местного сообщества шпаны и скинхедов, которые пишут подобные призывы.

В домах, в квартирах непрерывные разговоры: "Черные, черные, черные, они обирают наши рынки. Если бы их не было..." Да если бы их не было, были бы белые, белые, белые -- и тоже бы обирали наши рынки. Кроме того, что значит призыв, допустим, режиссера Балабанова -- всех черных отправить обратно на Кавказ? Они же жители Российской Федерации, они русские. То есть они не русские по национальности, но они неотъемлемая часть России. Все это достаточно страшно. Вот эти разговоры на кухне, дальше это все выносится в газеты, дальше это... Наиболее безобидное - антисемитизм. Он был всегда в России, был ужасен и отвратителен. Но у евреев есть всегда возможность просто сесть в поезд и уехать.

Национальная идея в России это выгнать всех, оставить одних русских, а потом долго резать друг друга - вот чего я боюсь. Мы стали воровским, клерикальным, чиновничьим государством.

Цензура понемножку набирает ход, и даже в тех прекрасных газетах, с которыми я имею дело, я чувствую дрожь в голосе у редакторов. А как только здесь возникнет серьезная цензура, так здесь все кончится, потому что чиновники подомнут все, их ряды - неисчислимы.

Владимир Ведрашко: Алексей Герман поделился своими размышлениями и горестными предупреждениями. Их записал корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин.

Другой петербуржец - Борис Арсеньевич Рогинский - только что выступил с публицистическими заметками, страстно осуждая разгул ксенофобии в России. Как интеллигент, сознающий и свою ответственность за происходящее, он признает: "Мы, взрослые и разумные люди, вовремя не сделали подросткам прививку против бешенства. И теперь и развратители, и развращенные действуют лишь по одному инстинкту - ненависти и насилия".

Автор назвал статью "Стоп машина". Это призыв остановиться, одуматься. Учитель словесности пишет: "Может быть, еще не поздно. Мы должны повернуться к детям и молодежи. Мы должны учить их истории. Мы должны учить их думать. Мы должны учить их мгновенно и без размышлений давать в глаз тому, кто произнесет слово "черножо..." Я не буду произносить это слово. Оно ругательно, оскорбительно и неприлично, даже в кавычках, пусть и написанное с добрыми намерениями. Хотя намерение правозащитника дать кому-то в глаз только за одно услышанное слово тоже не назовешь слишком добрым.

Говорят, правда, что добро должно быть с кулаками. Но почему все-таки в одном предложении учитель говорит: "Мы должны учить детей думать", а сразу вслед за ним: "Мы должны учить их мгновенно и без размышлений давать в глаз"?

Почему я решил процитировать эти сомнительные и, вполне возможно, просто не слишком хорошо отредактированные самим автором строки? Потому что они опубликованы не на страницах какой-то маленькой робингудовской газетки. Статья Бориса Рогинского опубликована в Интернете на портале "Права человека в России". И если это статья задает некоторую планку общественной дискуссии, гражданского диалога о ксенофобии, фашизме, то тогда придется с еще большим вниманием отнестись к предупреждению Алексея Германа.

Студенческое самоуправление, университетский парламент - это уже школа гражданского общества. Об опыте молодежного движения в Мордовском Государственном университете рассказывает корреспондент Радио Свобода в Саранске Игорь Телин.

Игорь Телин: Создание студенческого парламента в Мордовском Госуниверситете, крупнейшем вузе республики, является своеобразным индикатором расширения фронта молодежной политики. Жизнь сложилась таким образом, что в период перестройки и последовавших затем реформ переход на рыночные отношения внес в сознание многих молодых людей путаницу и апатию к происходящим в стране различным общественным процессам.

Директор Института регионологии, профессор Александр Сухарев считает, что студенческий парламент поможет реализовать свой потенциал многим представителям студенческой братии.

Александр Сухарев: Молодые поколения республики должны формироваться сегодня. Молодежный парламент, если можно так сказать, структура нелегитимная с точки зрения Конституции и закона. Но это условно только говорят, поскольку мы исповедуем концепцию государственно-общественного управления, государственных и гражданских структур управления нашей жизнью.

Игорь Телин: Профессор Сухарев считает, что студенческий парламент - отнюдь не забава или какая-то бесполезная игра.

Александр Сухарев: И сами молодые, как мне известно, всерьез занимаются парламентаризмом: учатся определять направления, которые нуждаются в новом законодательстве, обсуждают сами концептуальные подходы к тем или иным законам, затрагивающим интересы не только молодежи. Он будет функционировать как общественное движение с выработкой обоснованных инициатив, которые в последующем могут пойти и в легитимный, если можно так выразиться, взрослый, что называется, парламент, где, кстати говоря, доля молодежи растет. И мы этому рады.

Игорь Телин: По мнению самих студентов, молодежный парламент должен решать еще и кадровую стратегическую проблему.

Студентка: Я учусь на третьем курсе, и тема самоуправления уже давно у нас обсуждается. Ведь, кроме управления как такового, есть и дополнительные цели. Это прежде всего выявление молодежных лидеров - не каких-то там функционеров, которые были во времена комсомола, а реальных людей, способных отстаивать наши интересы или, как сейчас говорится, лоббировать интересы студентов.

Игорь Телин: По словам профессора Сухарева, сколько будет кандидатов на пост спикера студенческого парламента и кто в итоге займет это место - решать самим студентам.

Александр Сухарев: Таких у нас немало. Пусть сами ребята решают, в конце концов, кто им больше по душе и на данном этапе, с их точки зрения, более подходит к роли общего лидера в этом движении.

Игорь Телин: Прокомментировать факт создания студенческого парламента в одном из институтов Мордовского Госуниверситета я попросил местного политолога Родиона Муртазина.

Родион Муртазин: Проект, на мой взгляд, имеет очень большую ценность. Потому что на примере этого проекта мы видим, что молодое поколение - в данном случае студенты - находит для себя модель будущей своей социализации. Потому как развитие общественного студенческого самоуправления значимость ведь имеет не только как отработка каких-то технологий, приобщения молодого поколения, молодежи непосредственно к самоуправлению, но и в дальнейшем оно послужит для разработки других этапов, для того чтобы молодые люди могли отстаивать свои права.

Вот что мы видим в данном случае? Что на отдельно взятом факультете сделана попытка снизу развить инициативу людей. Сейчас, мне кажется, это крайне необходимо для того, чтобы люди свою энергию направляли в русло, скажем, решения проблем. Не надеяться на то, что начальство, власть, деканат будут решать их проблемы, а они будут сами стараться как бы в условиях реальности, в режиме реального времени защищать свои права.

В России всегда проблема была с инициативой людей, как бы у нас правилом стало говорить, что отсутствует гражданская инициатива общества... Но вот подобные проекта, подобная программа приводят к тому, что начинает складываться гражданское общество как бы из кирпичиков. И вот это самоуправление на этом факультете - как раз тот кирпичик во всероссийском гражданском обществе, который складывается на наших глазах.

Игорь Телин: По мнению Родиона Муртазина, организация подобного самоуправления в университете - один из элементов формирования гражданского общества. Мордовские студенты выходят из рамок "отсидел на лекции - ответил на семинаре - получил зачет" и формируются именно как граждане, осознавая не только обязанности, но и права.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода Игорь Телин передавал из Саранска.

О проблемах армии, солдатской службы и: рабском труде солдат-срочников -- корреспондент Радио Свобода в Хабаровске Марина Ильющенко:

Марина Ильющенко: Представительницы хабаровского краевого Комитета солдатских матерей, в частности его председатель Валентина Решеткина, около полугода ждали заседания Комиссии по правам человека при губернаторе, где должен был рассматривать вопрос о соблюдении конституционных прав военнослужащих.

И этот день настал. Как доложил членам комиссии заместитель командующего войсками Дальневосточного округа Виктор Пьянзин, права военнослужащих ограничены - это является спецификой службы. Вместе с тем, государство должно компенсировать имеющиеся ограничения льготами, чего, разумеется, не происходит.

Шесть тысяч военнослужащих Дальневосточного округа не обеспечены жильем.

Виктор Пьянзин: Для того чтобы снять двухкомнатную квартиру в районе Красной речки, в непрестижном районе, нашему военнослужащему приходится платить от 3 до 4,5 тысяч рублей. И не просто заплатить эти деньги, а заплатить их за 3-12 месяцев вперед, для того чтобы проживать. Государство же восполняет семье военнослужащего из состава 3-4 человек всего-навсего от 400 до 600 рублей - компенсация за поднаем жилья. Притом, эти деньги от государства поступают не всегда планово.

Марина Ильющенко: А кроме этого, по словам Виктора Пьянзина, округ ощущает нехватку денежных средств.

Виктор Пьянзин: На сегодняшний день за декабрь месяц, за ноябрь месяц Дальневосточный округ и вооруженные силы на Дальнем Востоке обеспечены денежным довольствием на 70 процентов от требуемых сумм. Это касается продовольствия и вещевого имущества. Здесь тоже имеются большие суммы. Только по двум направлениям социальных выплат - вещевого и продовольственного имущества - у нас задолженность государства перед Дальневосточным военным округом составляет 158 миллионов рублей.

Марина Ильющенко: Однако зам командующего Дальневосточным округом тактично обошел все темы, связанные с положением солдат-срочников. Хотя, по словам Валентины Решеткиной, именно об этом должны были говорить на заседании Комиссии по правам человека. Причем она уточнила, что речь должна была идти о рабстве солдат в армии. Военные, понятно, не желая выносить сор из избы, не любят говорить на эту тему и всячески ее обходят. Поэтому измерить масштабы этого явления невозможно. Военнослужащие срочной службы сдаются в качестве бесплатной, безропотной и бесправной рабочей силы на заводы и стройки. Причем, по словам Валентины Решеткиной, деньги получает командование округа.

Валентина Решеткина: Сдача солдат на заводы, на предприятия, гражданам города Хабаровска и Хабаровского края, у которых они работают, фермерам. Это солдаты, которые работают бесплатно, а командование получает деньги. Ставка существует - от 100 до 200 рублей в день. Это работа, не связанная со службой в армии. Это рабство!

Вопрос этот уже давно стоит. В декабре месяце мы должны были собраться, чтобы вынести этот вопрос на Комиссию по правам человека при Президенте. Но этот вопрос оттянули, теперь вынесли после Нового года. И, в общем-то, мы со своей комиссией опоздали, потому что уже в конце декабря на комиссии при Президенте Российской Федерации был поднят этот вопрос, были все материалы собраны Комитетом солдатских матерей России, обобщен этот материал и передан президенту. То есть документы уже легли на стол. Да и комиссия, в общем-то, прошла не в том русле, в котором было намечено. Должен был ставиться вопрос о солдатах, а поставился вопрос о том, что все очень бедно живут...

Марина Ильющенко: Не так давно военной прокуратурой Хабаровского гарнизона был рассмотрен один из случаев так называемого рабства. Вновь слово Валентине Решеткиной.

Валентина Решеткина: Военной прокуратурой Хабаровского гарнизона уже передано в суд уголовное дело по факту передачи военнослужащих воинской части 19973 Дальневосточного военного округа в такое рабство на завод отопительного оборудования, где военнослужащий попал в дробилку, стал инвалидом. Вот он сейчас выпишется из госпиталя, будет получать пенсию по инвалидности - полторы тысячи рублей. Сможет ли этот молодой человек жить на эти полторы тысячи? Кто ему дальше будет его здоровье возмещать, кто его дальше будет учить, содержать? Ему ведь еще семью содержать, ему ведь жениться надо будет. У него останется мать старенькая, которую надо будет на старости доглядывать, а как он за ней будет смотреть?

Марина Ильющенко: По мнению председателя Комитета солдатских матерей, именно нищенское положение офицерского состава порождает рабство в армии.

Валентина Решеткина: Мы все прекрасно пониманием. Мы знаем, что наши военные бедные, что наши военные никому в государстве не нужны абсолютно. Замкнутый круг. И получается, что молодой офицер в настоящее время получает 4, ну, 5 тысяч зарплаты. Представьте, что ему надо заплатить за квартиру, которую он снимает, - это 3 тысячи в Хабаровске, как минимум, - а на остальное надо содержать свою семью. А на что он ее будет содержать, эту семью? У него остается единственный источник - забрать деньги у солдат, которые они получают, и сдать солдат в рабство.

Марина Ильющенко: Валентина Решеткина надеется, что государство в лице президента Российской Федерации повернется лицом к армии. Но еще большие надежды председатель хабаровского Комитета солдатских матерей возлагает на партию "Солдатские матери".

Валентина Решеткина: Надоело молчать. Решили все-таки заявить о себе, зная, что поддержка есть и со стороны военных, и родительской общественности, будем начинать заниматься еще и политикой. Мы думаем, что надо что-то делать. Выбирали "Родину" - вроде бы о таких гарантиях там говорили: А они уже разодрались в своей Думе, у себя в рядах порядок навести не могут. О каком народе они вообще вспомнят? Им некогда о нем вспоминать, они о нем забыли уже с момента, как только они прошли в Думу.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода Марина Ильющенко передавала из Хабаровска.

Партия солдатских матерей -странный способ защиты прав военнослужащих. С одной стороны, понятно стремление к справедливости и законности. С другой - даже в политике, деле, как известно, рискованном, далеко не всегда чистом, нужны профессионалы. Любители в политике остаются на обочине, а значит, и осуществление их целей - под большим вопросом.

Реформирование Вооруженных сил - один из важных элементов демократизации российского государственного устройства. Вот как описывает нынешнее положение в армии судья Сергей Пашин:

"Недавнее заявление министра обороны Иванова о том, что "кардинальное реформирование вооруженных сил завершено", вовсе не есть свидетельство слепоты и глухоты власти к солдатским страданиям. Это - утверждение незыблемости и оправданности произвола, который в армии царит. Рационально трудно объяснить, зачем, якобы желая Родине добра, а армии - крепости, нужно морить голодом, унижать и изнурять солдат. Однако практика, бесполезная и даже вредная в одном отношении, может оказаться разумной в ином.

Власть издавна удерживает подданных в повиновении, периодически опрокидывая их в угрожающее и непонятное Зазеркалье, где здравый смысл и прежний опыт ничего не стоят, а человек, какое бы положение он ни занимал раньше, оказывается беззащитным".

Так считает судья Сергей Пашин. Его статья "Повестка в филиалы ада" опубликована в Интернете, на портале "Права человека в России".

XS
SM
MD
LG