Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы адвокатского сообщества Самары. Правовое просвещение в Ставропольском крае. Заключенный с двадцатилетним стажем отстаивает свои права


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека. Проблемы адвокатского сообщества Самары глазами местного адвоката. Правовое просвещение в Ставропольском крае. Заключенный с двадцатилетним стажем отстаивает свои права. Информационно-методическое издание "Защита детства".

Из потока новостей - о митингах, пикетах, конкурсах на гранты: - я выбрал одну, опубликованную на днях Пермским региональным правозащитным центром. Таких новостей в нашей программе еще не было.

"Три несовершеннолетние девочки из Пермской области - одна из Перми, вторая из Чайковского, третья из поселка Яйва Александровского района - не могут вернуться домой из воспитательной колонии для девочек в Белгородской области (Новый Оскол), где они отбывали наказание. Но администрация колонии не может оплатить их проезд к месту жительства, так как денег на это не выделено. Сами девочки средств не имеют. Для каждой из них требуется, как минимум, по 900 рублей на плацкартный билет до Перми. Кроме этого, нужны средства на питание во время следования и в первые дни на свободе. Пермский региональный правозащитный центр совместно с Центром содействия реформе уголовного правосудия в Москве пытаются найти средства для того, чтобы несовершеннолетние смогли вернуться домой".

Таковы некоторые будничные заботы российских правозащитников - приходиться самостоятельно находить деньги на то, на что государство обязано эти деньги иметь и выделять. А иначе для чего граждане содержат свое государство на свои налоги?.. Или, может быть, государство просто разбазаривает народные денежки? Жаль только, что наказать это государство за нецелевое расходование средств и упрятать его в колонию пока никому в голову не приходило. Да и колонию пришлось бы построить очень большую...

Проблемы адвокатского сообщества Самары глазами местного адвоката.

В одном из недавних выпусков программы рассказывалось об адвокатском сообществе в Чебоксарах. На этот раз тему продолжит корреспондент Радио Свобода в Самаре Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Жизнь Людмилы Ильичевой более 15 лет тесно связана с юриспруденцией. Последние 5 лет Людмила Алексеевна трудится адвокатом, заведует адвокатским кабинетом номер 95 города Самары. За это время адвокат Ильичева участвовала в рассмотрении многих сотен уголовных и гражданских дел, познав, по ее собственным словам, радости и трудности своей профессии.

Адвокатское сообщество Самары весьма обширно - рассказала Людмила Ильичева.

Людмила Ильичева: На сентябрь 2002 года в реестр нашей Палаты адвокатов было включено 1516 человек. На сегодняшний день, конечно, произошли какие-то изменения, связанные с добровольным выходом кого-то из адвокатов, связанные с отчислением в связи с дисциплинарными взысканиями.

Сергей Хазов: Есть ли в Самаре независимые адвокаты?

Людмила Ильичева: Если мы будем говорить о настоящей независимости адвокатов, в нашей стране на сегодняшний момент очень трудно, практически невозможно быть независимым адвокатом, поскольку независимость адвоката - как и любой подбор кадров на должность судей и адвокатов - связана с набором нравственных качеств и его профессионализмом. Адвокат должен работать строго по процессу. Но очень часто этому равноправию мешает обвинительный уклон следствия, мешает сам суд.

Сергей Хазов: Каковы отношения между адвокатами и судами, адвокатами и прокуратурой?

Людмила Ильичева: Открытость власти и правовых структур стала ниже, чем была ранее. Огромные размеры приобретает бюрократия, протекционизм (и в нашей сфере), рост чиновничьего бюрократического аппарата. Этот бюрократический аппарат работает на себя, постоянно противодействуя осуществлению законных прав. Но самое главное, чего не знают наши простые граждане, что у любого из нас в любом момент могут быть нарушены любые права или любой из нас может оказаться один на один с этой огромной страшной карательной машиной государства.

Сергей Хазов: Допускают ли самарские адвокаты нарушения? - вопрос Людмиле Ильичевой.

Людмила Ильичева: Думаю, что это реально. Очень много жалоб поступает, как я знаю, сейчас в квалификационную комиссию нашей палаты адвокатов, в совет палаты. И возбуждается дисциплинарное производство в связи с тем, что адвокаты порой неправомерно берут очень большие гонорары, не отрабатывая их. То есть не просто не работают по закону, а вообще никак не работают или плохо работают. Я считаю, должна быть совесть, нравственный багаж, который не позволит адвокату такое делать. Адвокат должен быть честен не только перед своим доверителем, он должен быть честен перед собой, потому что уровень защиты в настоящее время сильно снизился! В последние годы очень много пришло в адвокатуру людей, которые ушли в отставку, из прокуратуры, из милиции, которые работают на взаимовыгодных связях или на каких-то передачах чего-то. Я очень мало верю, что в данном случае они становятся в полном смысле профессиональными защитниками прав, нарушенных прав, защитниками законных интересов людей.

Сергей Хазов: Трудно ли быть сегодня адвокатом в российской провинции? Всегда ли адвокату удается добиться торжества справедливости?

Людмила Ильичева: Правосудие в принципе должно вызывать у граждан и уважение, и благодарность. Но когда работаешь в судебном следствии, в судебном заседании по гражданским делам, получается очень часто наоборот. А в уголовном судопроизводстве, на мой взгляд, сегодня очень силен обвинительный уклон, предпочтение суды, как ни печально, отдают чаще всего стороне обвинения. Какими бы мотивированными, обоснованными ходатайствами защита ни мотивировала свою позицию, как бы она ни пыталась обоснованно по закону защищать своего подзащитного или защищать законные права и интересы в гражданских делах, судьи больше отдают предпочтение властным структурам... Очень сложно проводить дела против властных структур - муниципальных, областных. В уголовном судопроизводстве, конечно, отдают предпочтение стороне обвинения - милиции, прокуратуре. Больше нарушений идет сто стороны прокуратуры - это мое глубокое убеждение и я его могу доказать.

Владимир Ведрашко: Оценки и суждения самарского адвоката Людмилы Ильичевой записал корреспондент Радио Свобода Сергей Хазов.

Правовое просвещение в Ставропольском крае.

Правовой климат в России может постепенно улучшиться, если правовые знания будут охватывать все больше людей, если правовые знания распространятся среди большей части населения. На одном из семинаров, посвященных защите прав человека, побывала корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Лада Леденева.

Лада Леденева: В первой декаде февраля в Пятигорске прошел семинар на тему "Новые законы о гражданстве Российской Федерации, о правовом положении иностранных граждан на территории России и их применение. Актуальные вопросы жилищного, пенсионного и административного законодательства в России". По инициативе общественной организации юридической помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Вера. Надежда. Любовь" при финансовой поддержке Агентства США по международному развитию в сотрудничестве с Независимых Экспертно-Правовым советом за круглым столом встречались судьи Ставропольского краевого суда, адвокаты краевой Коллегии адвокатов, представители органов государственной власти, юристы общественных правозащитных организаций.

Рассказывает руководитель информационного отдела общественной организации "Вера. Надежда. Любовь" Елена Полищук.

Елена Полищук: Наша организация проводит третий семинар такого уровня. Эти семинары мы проводим в рамках проекта, который реализуем совместно с Агентством США по международному развитию. Эти семинары нужны нам для того, чтобы мы могли наладить новые контакты с практикующими адвокатами, чтобы практикующие адвокаты могли осуществлять совместную деятельность с юристами некоммерческих организаций.

Лада Леденева: Для чего подобные семинары нужны практикующим ставропольским адвокатам и юристам правозащитных организаций? Какова цель их встреч с представителями органов государственной власти? На эти вопросы я попросила ответить президента Адвокатской палаты Ставропольского края Ольгу Руденко.

Ольга Руденко: Во-первых, это налаживание контактов между адвокатами и юристами НКО. Налаживание контактов необходимо, поскольку и адвокаты, и юристы правозащитных организаций имеют одну и ту же цель: защита законных прав и свобод граждан всеми законными способами. Для того чтобы эти способы действительно эффективно применялись, надо знать эти законы, то есть надо иметь достаточно высокую квалификацию.

В этих семинарах принимают участие, помимо непосредственно адвокатов и юристов, судьи, представители различных правоохранительных структур. На данном семинаре представлена паспортно-визовая служба. Обсуждались вопросы приобретения российского гражданства, правового положения иностранных лиц на территории Российской Федерации. Тем более, что Ставропольский край, как и весь Северокавказский регион, - это регион, где подобные вопросы очень актуальны, особенно вопросы приобретения гражданства.

Безусловно, нарушения бывают, потому что, когда столько десятилетий государство было очень далеко от правового, сделать это государство правовым, чтобы чиновники с уважением относились к закону, к праву, очень сложно.

Лада Леденева: В ходе семинара бытующее представление о неэффективности обращений россиян в Европейский суд по правам человека развеял член Независимого Экспертно-Правового совета, московский адвокат Сергей Насонов.

Сергей Насонов: Распространены определенные мифы о Европейском суде. Первый миф связан с тем, что ждать решения Европейского суда можно очень и очень долго, и вообще, в принципе, само право, нарушение которого оспаривается в Европейский суд, будет утрачено. Не все знают о возможности подачи промежуточных жалоб в Европейский суд, и такие жалобы позволяют приостановить и пресечь действия государства, направленные на дальнейшее нарушение этого права.

Второй момент связан с тем, что не все еще имеют полную информацию о практике Европейского суда, потому что Европейский суд ориентируется в толковании норм Конвенции о правах человека -- на свои собственные решения, а эти прецеденты оказываются для российских граждан недоступными. И не только из-за языкового барьера, потому что они распространяются в России преимущественно на английском и французских языках (рабочих языках Европейского суда), а на русский язык переведено не более 60-70 решений -- из общего массива в несколько десятков тысяч таких решений. Вот это создает определенные трудности, потому что не все решения доступны. В этой связи Независимый Экспертно-Правовой совет переводит наиболее значимые решения, размещает их в сети Интернет и ориентирует в определенной степени российских правоприменителей на эту практику.

Кроме того, нехватка учебной литературы, комментариев -- практически ориентированных комментариев -- к Конвенции о правах человека. Теоретических комментариев много, но конкретных рекомендаций к заполнению формуляра жалобы в Европейский суд нет. Кстати, это тоже распространенный миф о том, что формуляр заполнять излишне сложно. Парадокс в том, что можно первично направить в Европейский суд листок, вырванный из тетради, на котором написать, каким решением нарушены права, гарантированные Конвенцией, и указать свои координаты, а уже в последующем подать заполненный формуляр в Европейский суд. И сам формуляр в этом смысле заполнить, в общем-то, не очень и сложно. Европейский суд порой сам разъясняет этот формуляр, указывает на то, какие дополнения необходимо привнести.

Лада Леденева: Собравшиеся обсудили вопросы пенсионной реформы, обращения в Конституционный суд России, Закон о гражданстве. Была достигнута договоренность об оказании бесплатной юридической помощи адвокатами края беженцам и вынужденным переселенцам. Через какое-то время пятигорские правозащитники соберут всех присутствовавших вновь, чтобы обсудить результаты подобных занятий и наметить перспективы дальнейшего взаимодействия.

Владимир Ведрашко: Передавала корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Лада Леденева.

Заключенный с двадцатилетним стажем отстаивает свои права.

Около 20 лет - таков тюремный стаж Павла Леонидова из Ульяновска. Сколько страданий, не имеющих отношения к отбыванию наказания, перенес этот человек!.. И постоянно понимал, что это не согласуется с нормами содержания заключенных. Но он боялся бороться за свои права. И вот только состояние здоровья дало ему возможность преодолеть прежний страх. Как говорит сам тюремный ветеран, бояться уже нечего. Послушайте репортаж корреспондента Радио Свобода Сергея Гогина из Ульяновска.

Сергей Гогин: Ульяновец Павел Леонидов около 20 лет провел в местах заключения, в частности -- за тяжкие преступления. Свой последний срок он отбыл в декабре 2002 года, освободившись досрочно. Сегодня он судится с региональным Управлением исполнения наказаний, считая условия содержания в следственном изоляторе и в колонии, где отбывал срок, унижающими человеческое достоинство. Леонидов требует возмещения морального вреда, который он оценил в 7 миллионов рублей.

Павел Леонидов: Да ты, говорят мне, за 20 лет уже привык там. Неправда, там нельзя привыкнуть -- потому что это тюрьма. Не говорю, что лучше всех мне там было, и хуже всех мне не было. Больше меня и намного хуже люди там отсиживают и никуда не обращаются, потому что просто боятся. Я сейчас обратился, потому что мне уже бояться нечего: в любое время - третий инфаркт и -- всё.

Сергей Гогин: Леонидов - инвалид II группы, перенес два инфаркта, у него гипертония. Среди его претензий к колонии, или учреждению ЮИ 78/8: скученность в бараках, прогнившие полы, плохое искусственное освещение, скверное качество пищи, отсутствие радиоточки, отказ в допуске в молельную комнату, отказ в медицинской помощи.

Павел Леонидов: Я трижды приходил в санчасть - это документально все оформлено - с давлением 240-260 на 200-220. Так меня мало того, что не пускали в санчасть, меня выкидывали оттуда просто как негодный элемент.

Сергей Гогин: В судебном иске Павел Леонидов заявляет и о негуманном содержании в Первом следственном изоляторе Ульяновска. По его словам, камеры изоляторы были переполнены, воздух в них прокурен, вентиляция отсутствовала, изобиловали насекомые, свет горел круглосуточно. Принимать пищу в камере приходилось в непосредственной близости от туалета, причем туалет устроен так, что в нем невозможно уединиться. На еженедельную помывку отводилось 15 минут, причем кран работал только один, поэтому подследственные не успевали как следует помыться.

Павел Леонидов: Вот отсюда и клопы, отсюда вши, отсюда чесотка, отсюда все на свете. Они упирают, что все зависит от человека, "санитарные условия мы создаем нормальные". Но у меня за 20 с лишним лет ни разу не было ни грибка, ни чесотки, ничего. В этот раз 4-го числа освободился оттуда, 4 декабря, а 6 декабря обратился в поликлинику - у меня, оказывается, и чесотка, у меня грибок, у меня и вши. Так за два дня дома я не могу чесотку получить, у чесотки инкубационный период - от 2 до 3 месяцев.

Сергей Гогин: Леонидов не скрывает, что обратиться в суд его побудила публикация материалов дела "Калашников против Российской Федерации". Банкир Валерий Калашников в ожидании суда около пяти лет провел в Магаданском СИЗО в сходных условиях. В июне 2002 года Европейский суд по правам человека признал эти условия унижающими достоинство человека. Леонидов ссылался на постановление Европейского суда как на прецедент. Однако Ленинский районный суд Ульяновска в иске отказал.

Павел Леонидов: Дело такое, неординарное, у судьи такое дело первый раз - какой-то заключенный пошел против системы. На мой взгляд, она просто побоялась вынести положительное решение в мою пользу.

Сергей Гогин: На суде представители Управления исполнения наказаний (УИН) доказывали, что практически все обвинения Леонидова необоснованны. Ответчики ссылались, в частности, на действующие нормы Уголовного-исправительного кодекса, а также представили видеосъемки из колонии. Помощник начальника УИН по соблюдению прав человека Игорь Стабровский говорит, что осужденные имеют право подавать иски на исправительные учреждения, если они считают, что их права были ущемлены.

Игорь Стабровский: Если он решил подать - пожалуйста. Просто важен сам факт - были такие недостатки или не были. Говорить, что у нас условия содержания спецконтингента приведены к европейским стандартам, еще пока рано. Но мы стараемся - по крайней мере, насколько позволяют наши финансы.

Сергей Гогин: Павел Леонидов считает, что нехватка денег не дает оснований издеваться над людьми.

Павел Леонидов: Найдите денег, или выпустите всех тогда, если вы их не можете содержать.

Сергей Гогин: В роли истца Леонидов оказался в сложном положении, так как в качестве доказательств своих обвинений ему пришлось бы представить либо собственные визуальные материалы, либо привести свидетелей - тех же заключенных. Ни того, ни другого у истца не было. Единственное, чем он мог располагать, - это документами, представленными самим руководством УИН. Говорит Игорь Стабровский.

Игорь Стабровский: Механизм подачи жалоб еще не отработан. В новом законодательстве внесенные изменения разрешают подавать иски на администрацию учреждений, колоний, в суды. Раньше такого не было. Соответственно, какую доказательную базу... я не знаю, какой здесь механизм должен быть. Но я знаю, что, находясь еще в колонии, осужденный должен был подавать жалобы, чтобы это можно было как-то проверить. В зону мы никого запускать не можем. И вообще-то каждый заключенный может написать, что ему плохо. Конечно, ничего хорошего. Это не дом, это -тюрьма. Но если поверить Леонидову - это можно поверить всем, кто будет на нашу систему клеветать. Есть, конечно, и какие-то недоработки, недостатки в чем-то, но они устраняются.

Сергей Гогин: УИН по Ульяновской области действительно считается одним из лучших в стране. По словам Стабровского, в последнее время здесь происходят перемены к лучшему. А в СИЗО 1, на который жалуется Леонидов, отремонтирована половина камер, количество подследственных в СИЗО сократилось в 5 раз. Ведется капитальный ремонт мест заключения. Нет нехватки продуктов питания. В двух колониях можно получать заочное высшее образование. При исправительных учреждениях организуются попечительские советы.

Павел Леонидов, однако, намерен идти до конца, то есть до Европейского суда. Часть компенсации морального вреда он хочет истратить на лечение, а остальное обещает пожертвовать колонии.

Павел Леонидов: Да пусть я даже проиграют везде эти дела, у меня, в принципе, одна надежда - на Страсбург. Но, может, за мной появятся другие, кто будет с такими же исками обращаться, - и хотя бы что-то мы сумеем в этой системе поставить так, чтобы правильно было, чтобы нормальные условия были, не издевательские. Кто сидит и кто будет сидеть - они это услышат и будут хотя бы одергивать администрацию, духу чтобы хватало у них на это. Пусть знают, что можно обратиться в суд, можно добиться справедливости.

Сергей Гогин: Сегодня Павел Леонидов ждет рассмотрения своей жалобы в областном суде.

Владимир Ведрашко: корреспондент Радио Свобода Сергей Гогин передавал из Ульяновска.

Информационно-методическое издание "Защита детства".

В одном из недавних выпусков упоминалась новая книга, выпущенная Ижевской городской общественной организацией "Центр социальных и образовательных инициатив". Мы обещали рассказать о ней подробнее.

Речь идет об информационно-методическом издании "Защита детства - институт уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации". Большой формат - А4, немалый объем - 160 страниц, и тираж - 1000 экземпляров.

Перечислю названия глав этой книги, чтобы можно было представить круг освещаемых вопросов. "Уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации. Развитие, опыт, проблемы". Девять авторов предлагают читателю многообразные и полезные сведения по заявленной теме.

Вторая глава посвящена анализу Закона "Об уполномоченном по правам ребенка в городе Москве".

Международная практика защиты детства - в третьей главе. Здесь представлен опыт Польши, Литвы, Македонии.

Отдельная, четвертая глава книги представляет нормативную правовую базу, относящуюся к деятельности уполномоченных по правам ребенка.

И заключает книгу информация об интернет-ресурсах. Всего здесь описаны восемь источников, до которых легко добраться отовсюду, где есть телефонные линии или иные возможности доступа к Интернету.

Вот несколько строк из книги, которые убеждают и в целесообразности этого издания и в большой актуальности самой проблемы, название которой вынесено на обложку. Цитирую:

"Дети уязвимы и зависимы от мира взрослых. По этой причине у них есть особые права по сравнению с взрослыми, что закреплено в Конвенции о правах ребенка. И эти особые по сравнению со взрослыми права нуждаются в особой защите и особых механизмах ее осуществления, позволяющих обеспечить целенаправленную и приоритетную защиту прав каждого ребенка и детей в целом. На протяжении последних десятилетий в мировой практике вырабатывается дополнительный механизм, позволяющий обеспечить целенаправленную и приоритетную защиту прав ребенка - как каждого конкретного ребенка при нарушении его прав, так и всех детей. Таким механизмом является институт уполномоченного по правам ребенка.

В Москве, Санкт-Петербурге, Краснодарском и Красноярском краях, Республике Северной Осетии-Алании, Самарской области для обеспечения деятельности регионального Уполномоченного учрежден аппарат Уполномоченного или аналогичные ему структуры. Первые годы уполномоченных по правам ребенка показали, что проблема нарушения прав детей государственными органами, учреждениями, призванными обеспечить права детей, а также ненадлежащее выполнение ими своих обязанностей по защите прав детей стоит очень остро".

XS
SM
MD
LG