Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На что направлен законопроект об ограничении рекламы пива - во благо человека или на усечение его прав?


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

На что направлен законопроект об ограничении рекламы пива - во благо человека или на усечение его прав? Такова наша сегодняшняя тема.

В передаче принимают участие депутаты Государственной Думы России Павел Медведев и Алексей Митрофанов, а также ветеран пивного движения, стоящий у истоков создания "Партии любителей пива", ныне лидер партии "Субтропическая Россия" Владимир Прибыловский.

В Закон о рекламе внесены, наконец, изменения. Он принят Государственной Думой России, одобрен Советом Федерации, подписан президентом и опубликован. Это так называемый Закон об ограничении рекламы пива в средствах массовой информации. Вот некоторые выдержки из него: "Отныне распространяемая любыми способами реклама пива и напитков, изготавливаемых на его основе, не должна: содержать информацию о том, что их употребление имеет важное значение для достижения общественного, спортивного и личного успеха либо для улучшения физического или психического состояния; содержать информацию о том, что их употребление является одним из способов утоления жажды; содержать информацию об их безвредности или положительных терапевтических свойствах; использовать образы людей и животных; (очень важное изменение) распространяться в радио и телепрограммах с 7 до 22 часов местного времени; оформляться в виде мультипликационных фильмов; дискредитировать воздержание от употребления пива; распространяться на первой и последней полосах газет, а также на первой и последней страницах и обложках журналов; распространяться в любой форме в радио и телепередачах, при кино и видеообслуживании, в печатных изданиях для несовершеннолетних..."

Алексей Валентинович, вы были ярым сторонником принятия этого законопроекта. Вы удовлетворены этими всеми формулировками или чего-то еще не хватает?

Алексей Митрофанов: На самом деле, закон очень мягкий, и те, кто ругается, - как правило, представители компаний, связанных с этим бизнесом, - должны быть спокойны. С 10 вечера до 12 вечера разрешена по-прежнему реклама, поэтому с 7 до 22 могут воздержаться рекламщики, а потом по полной программе нашпиговать эфир рекламой пива. Так что, скажем, ограничения по алкоголю и табаку были более жесткими - вообще исключение из эфира.

Карэн Агамиров: У нас звонок уже есть. Добрый день, Олег Иванович.

Слушатель: Добрый день. Олег Иванович, Санкт-Петербург. Вопрос такой. Большой спонсор футбола - пивные компании. Как это отразится, если сейчас это рекламы не будет пивных компаний, на футболе?

Павел Медведев: Олег Иванович, когда говорят, что какие-то компании являются спонсорами чего-то, я всегда задаю себе вопрос: а почему в такой ситуации, как сейчас, реклама делается более трудной, почему они не продолжают быть спонсорами? Ответ очевидный: потому что они теряют некоторые доходы, и у них меньше становится возможностей быть спонсорами. Откуда они берут этих доходы? Задавали себе этот вопрос? Кто, на самом деле, платит футбольным компаниям? Платят те люди, которые покупают пиво. Пиво стоит дороже на такое количество рублей, какое нужно, чтобы отдать этим футбольным компаниям.

Итак, для того чтобы кто-то играл в футбол, мы побуждаем многих людей, во-первых, пить пиво, а во-вторых, за него платить дороже, чем оно стоит. Не следует ли нам подумать о том, чтобы спонсировать футбольные команды как-нибудь по-другому?

Карэн Агамиров: Да, но вы отвечаете как экономист, а Олега Ивановича, наверное, волнует в первую очередь, а что будет теперь, если, скажем, трансляция с 7 до 22 часов, в этот отрезок именно состоится футбольный матч (допустим, Кубок европейских чемпионов) с участием того же ЦСКА. И что теперь - мы его показывать не будем, потому что там же реклама "Амстел" была?

Алексей Митрофанов: Это специальная проблема, которую я поднимал во время обсуждения закона, - проблема мировых трансляций. Действительно, иногда те, кто транслирует и дает нам мировые трансляции, могут жестко обуславливать: берите рекламу пивоваренной компании; не берете - мы вам не дадим трансляцию, это наше обременение. И конечно, с этими ситуациями нужно как-то решать. Может быть, будут и поправки какие-то внесены в закон. Надо было это делать, конечно, на стадии разработки, но что делать, у нас всегда так бывает.

Карэн Агамиров: А что мешало об этом подумать еще на стадии разработки?

Алексей Митрофанов: Я ставил этот вопрос, но не прошло. Есть же настроение в зале, эмоции, все-таки 400 человек сидит, и они уже готовы были принимать закон в том виде, в котором он есть, а обсуждать какие-то детали не хотелось. Но проблема возникнет, и, я думаю, ее надо регулировать. Когда речь идет о мировых трансляциях, когда это есть обременение в контракте, - здесь надо делать какие-то исключения. Или нам придется в записи транслировать это все с 10 вечера до 12 ночи, не будет лайфа.

Карэн Агамиров: Владимир Прибыловский, вы на связи с нами? Вы - ветеран пивного движения, один из основателей "Партии любителей пива". Ее сейчас, насколько мне известно, нет.

Владимир Прибыловский: Ну, партия не зарегистрирована. Я не депутат, но тоже довольно много езжу по стране, и у меня, например, совсем не сложилось впечатление, что людей как-то особенно беспокоит реклама пива. Я беседовал с селянами и горожанами, и за кружкой пива, и за рюмкой чая. Если раздражает реклама, а она действительно раздражает, то скорее не пивная, а "нас утро встречает прокладкой", раздражают в основном другие виды рекламы. Вот из женщины делается нечистое существо: сверху - перхоть, внизу - прокладка. Вот это вот раздражает. А что касается рекламы пива, она за некоторыми исключениями (например, реклама "Клинского"), в общем, даже неплоха по качеству, занимательна, не так раздражает. Плохо то, что слишком часто идет реклама. Вообще надо было бы ввести в законе о рекламе, просто регламентировать, что один и тот же ролик не может повторяться на одном и том же канале сколько-то раз - предположим, несколько сот или пару тысяч раз. Вот эта вот назойливость рекламы, она больше гораздо вызывает неприязни и неприятия.

И мне кажется, что с этим законом депутаты очень сильно перегнули палку. Ну, ладно, они ограничили по времени, но, во всяком случае, это прав человеческих не нарушает, везде в мире существует регламентация. Хотя даже вопрос о той же самой рекламе во время спортивных матчей действительно недодумали. Ну а вот запрет использовать образы людей и животных, - ну, это явный перегиб, причем сделанный как раз в угоду уже некоторым существующим пивным компаниям, завоевавшим свое место на рынке без использования таких образов, - вот той же "Балтике". У меня вообще сильное подозрение, что этот закон принят в угоду некоторым пивным компаниям против некоторых других. В частности, выигрывает от него, несомненно, "Балтика".

Карэн Агамиров: Что касается образом людей и животных, вы имеете в виду "Белый медведь", "Сокол", "Степан Разин", которые активно используют образы?

Владимир Прибыловский: Да, кто-то выигрывает, а "Белый медведь" проигрывает.

Карэн Агамиров: Да, и вот посчитали, что раскрутка нового брэнда может обойтись в 25-30 миллионов долларов, что может привести к подорожанию пива, и потребитель вынужден будет перейти на более дешевую и доступную водку - так говорят некоторые эксперты. Давайте послушаем наших слушателей. Добрый день, Раиса Егоровна.

Слушатель: Уважаемые депутаты, не кажется ли вам, что самое главное было бы, чтобы наша молодежь не спивалась, - запретить распитие напитков (пива, например) на улицах? Очень неприятно смотреть, когда прямо-таки школьники идут с бутылками пива и пьют, не говоря уже о старших людях. Поэтому именно на этом фронте и надо работать. Потому что в Америке, например, запрещено распитие на улице, почему бы нам этого не сделать, не последовать этому замечательному примеру?

Павел Медведев: Раиса Егоровна, я согласен с вами, каким-то образом надо попытаться повлиять на людей, чтобы они не пили пиво на улицах, может быть, вообще пили пива поменьше - это для здоровья было бы хорошо. Другой вопрос - как это делать. Я не очень уверен, что прямой запрет, который был бы сейчас введен, был бы эффективен. То, что уже сделано с рекламой, работает ровно на то, о чем вы говорите. Не так сильно и так многим будет хотеться пить пиво на улице, публично и шикарно, как это делается в рекламе, - и слава богу. А потом посмотрим, может быть, и примем закон.

Карэн Агамиров: Еще звонок у нас. Николай Николаевич, слушаем вас.

Слушатель: Я обращаюсь к Митрофанову как последовательному, внятному политику, не прыгающему из стороны в сторону, не в пример Владимиру Вольфовичу Жириновскому. Почему национальный русский напиток у нас сознательно вытеснен? Производство этого национального напитка в десятки раз дешевле, чем пиво.

Алексей Митрофанов: Вы имеете в виду квас?

Слушатель: Квас, да. Так вот, пиво у нас стоит, кружка - 10-12 рублей. А 200 граммов кваса за 8 рублей можно купить только. И точки эти стоят, они буквально не разбираются. И другое я бы хотел сказать, что производство алкогольных напитков и слабоалкогольных напитков нужно отдать под контроль государства. Реклама сама собой отпадет. Как можно рекламировать пиво? Пиво бывает либо хорошее, либо плохое, либо с консервантом, либо настоящее. У нас оно с консервантами.

Алексей Митрофанов: Я во многом с вами согласен, что надо контролировать, и вообще производство алкогольных напитков должно быть под контролем государства. А что касается пива, вытеснения кваса, я вам скажу очень просто: за пивными компаниями, практически всеми, стоят иностранцы. Я думаю, что для вас это не секрет. "Балтика" - это норвежцы, "Эфес" - это турки, за компанией "Пит. Пивоварня Ивана Таранова" никакого Ивана Таранова нет, а есть компания "Детройт Менеджмент".

И я вообще обратил внимание, чем больше иностранцы завязаны в бизнесе, тем более патриотические, иногда шовинистские ролики они показывают по телевизору, особенно "Пит". Такое впечатление, что там прямо члены ЛДПР, а на самом деле это иностранцы. Там земли русские и так далее. Потом (никто не обратил внимания), однажды в ролике "Пивоварня Ивана Таранова" промелькнула российско-германская граница", просто он летел и написано: Германия, Россия". То есть Польшу как бы "поделили", и никто не обратил на это внимание, у нас же не смотрят ролики внимательно, кроме специалистов.

А за этим стоят иностранцы везде, пивная промышленность у нас в руках иностранцев. Поэтому никакого кваса не будет. У нас шоколад в руках иностранцев. У нас пиво в руках иностранцев. У нас табачная промышленность на 70-80 процентов в руках крупных западных компаний. И за ними стоят огромные интересы, вот почему ограничения пивной рекламы были гораздо мягче, чем по водке, допустим. Потому что водочная промышленность в национальных руках, туда не дали иностранцам зайти.

Карэн Агамиров: Павел Алексеевич, на самом деле так, как говорит Митрофанов?

Павел Медведев: Очень похоже на правду. Хотя, честно сказать, я детально это не контролировал, не пытался проверить. Но очень похоже на правду.

Карэн Агамиров: На пейджер пришло сообщение: "Ограничение рекламы ничего не даст. Вспомните об ограничении рекламы сигарет, о запрещении продавать по возрастному цензу. Курить меньше не стали, нижняя возрастная граница курильщиков опускается. Если бы приняли предложение Олега Тенькова о запрещении продажи - это было бы более действенно. Белов из Петербурга".

Владимир, вы согласны с этим? Пива пить меньше все-таки будут?

Владимир Прибыловский: Я не думаю, что будут меньше пить пива. Я вообще не преувеличивал бы значение рекламы в потреблении таких продуктов. У меня вообще такое есть подозрение, что реклама - это такая большая фикция, это деньги тратятся не для того, чтобы продвинуть свой продукт очень часто, а просто их, по-моему, отмывают. И я не верю в то, что вот эти ограничения снизят потребление пива и привлечение к пиву молодежи. Хотя мне лично, любителю пива и стороннику "Партии любителей пива" против "партии любителей водки", которая у нас как была у власти, так и остается, тоже не нравится, скажем, продвижение брэнда "Клинского" пива именно в ряды молодежи. Единственное, меня утешает, что я не верю особенно в успех. Пиво пить можно и нужно, но умеренно и все-таки не с 12 лет, не с 14.

Карэн Агамиров: Спасибо. У нас звонок. Сергей, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я с самого начала слушал вашу передачу, и вообще, очень интересная тема. Но вот с какой-то долей кощунства обсуждается проблема, а кто будет рекламировать футбол и так далее. Вот я не являюсь большим поклонником футбола, признаюсь честно, мне, как говорится, глубоко начхать (пусть меня сейчас заплюют ярые поклонники). Меня больше волнует, что 12-летние пацаны спокойно расхаживают по городу с бутылками пива, напиваются - и нет никакого дела до этого никому, потому что нет соответствующего закона. А почему они так делают? Потому что реклама очень четко вбивает в сознание этих молодых это. Я сам как бывший педагог скажу, что это так и есть, хотя я сам начал пить в 25 лет, первый спиртной напиток попробовал в 25 лет.

Карэн Агамиров: Пиво попробовали?

Слушатель: Вообще, вино, пиво: Начал с пива, да. Сейчас являюсь поклонником в каком-то смысле пива.

Карэн Агамиров: Доклад основной в Государственной Думе делал председатель Комитета по безопасности Владимир Васильев. То есть это настолько придается большое значение ограничению рекламы пива, что можно считать, что это угроза национальной безопасности?

Алексей Митрофанов: Это было действительно немножко странно, почему это делал Васильев, для меня. В принципе, это мог делать любой депутат.

Павел Медведев: Но задним числом я бы сказал, что это был удачный выбор, он очень твердо себя держал, когда с некоторых сторон было противодействие.

Карэн Агамиров: Ну, он все-таки бывший заместитель главы МВД. И вот он заявил, что "беззастенчивая, неуемная реклама пива является одной из главных причин алкоголизации населения и роста уличной преступности, особенно среди молодежи". Вы с этим согласны?

Павел Медведев: Я думаю, что до некоторой степени это так. Может быть, это не главная причина того, что люди пьют слишком много, по моим представлениям, и пива, и не пива, и других напитков. И конечно, заметную роль играет отношение других. Когда 15-летнему мальчику говорят, поднося ему 100 граммов водки: "Да ты что! Да ты мужик или не мужик?", и он с отвращением пьет эти 100 граммов, потому что надо быть "мужиком", - вот это очень похоже на то, что делает реклама. Она тоже внушает молодому человеку, что он полноценный молодой человек тогда, когда вот он идет по улице и пьет пиво. И это, безусловно, отрицательно влияет на очень многих.

Алексей Митрофанов: Это сложная проблема, действительно. Это не единственная причина - реклама. Но реклама способствует, тут тоже нельзя это сбрасывать. Ведь реклама - это определенная модель жизни. Стилистика рекламы, то, как одеты люди в рекламе, как они выглядят, их прически и так далее - все это копируется, этот стиль жизни. Поэтому тоже это сбрасывать нельзя. Но думать, что, ограничив рекламу, мы можем решить все проблемы, тоже неправильно.

Карэн Агамиров: У нас звонки есть. Слушаем вас, Валерий Аркадьевич.

Слушатель: Здравствуйте. Для меня, допустим, сложностей особых нет, чтобы понять, почему спаивается население. Дело в том, что пиво - это только первичный шаг в процессе сознательного спаивания. Но главное (чего, наверное, вы не знаете), дело в том, что хмель, который находится в любом пивном напитке, трансформирует мужские половые гормоны в женские. И мужчина к 35 годам становится импотентом - это доказано научно. Вот если это говорить в рекламе, вы понимаете, то это к ее запрету, который очень положителен, весьма полезную вещь добавит. Не каждая девушка согласится общаться с парнем, который пьет пиво, предполагая, что в конце концов он перестанет быть настоящим мужчиной.

Карэн Агамиров: Сообщение на пейджер. "О каком спорте может идти речь, когда Россия уже заняла первое место по подростковому пивному алкоголизму, который ведет к тяжелейшим последствиям? Сокращается население. Надо остановить пропаганду пива. Сергеев, профессор". Владимир, вы как крупнейший эксперт по пиву:

Владимир Прибыловский: "Пивной алкоголизм" - несомненно, существует такой медицинский термин, и самое явление существует. А вот о том, что мы на первом месте по пивному алкоголизму, я что-то не встречал такой статистики.

Карэн Агамиров: По подростковому.

Владимир Прибыловский: И по подростковому. Несомненно, мы по потреблению крепких напитков на первом или на одном из первых мест в мире, и просто по алкоголизму. Но переваливать все на пиво я считал бы неправильным. А вообще мне кажется, что тут во многом Дума и те, кто внес этот законопроект в Думу (кажется, он среди самих депутатов родился, от "Единой России"), - это такая имитация деятельности. Больше всего это мне напоминает деятельность нашего теперешнего Госнаркоконтроля, который ликвидирует производство конопляного масла, очень полезного продукта, запрещает посевы конопли в сельскохозяйственном производстве, вместо того чтобы бороться с оптовой торговлей героином, или запрещает применение кетамина в наркозе при операциях над животными. То есть это такая вот имитация деятельности. Мне даже трудно назвать этот законопроект популистским, потому что я думаю, что если провести референдум, то тут народ разделится пополам, в отличие от некоторых других видов рекламы.

Карэн Агамиров: Сообщения опять пришли на пейджер. "Очень странное впечатление производят молодые люди, идущие по улице и пьющие пиво, особенно на иностранцев. Больше нигде нет в мире, только в нашей стране такая ситуация".

"Предлагаю запретить пить пиво в метро. Вот еще бы эротику на центральном ТВ запретили. Татьяна".

Павел Медведев: Про запрет пить пиво на улице и тем более в метро мы уже говорили. Я бы действовал осторожно и начал бы с того, с чего мы начали, - не пропагандировать сначала питье пива на улице и в метро. А потом уже можно попытаться добиться того, чтобы этого не было. Но уж каким способом, прямым ли запретом - это другой вопрос.

Алексей Митрофанов: Я считаю, что действительно здесь нужно ограничивать распитие в публичных местах, потому что часто это приводит к обострению ситуации, к каким-то дракам и прочее, особенно когда речь идет о каких-то крупных мероприятиях, концертах или спортивных состязаниях, и здесь надо действительно следить за этим процессом.

Что касается эротики, то, конечно, дело будет идти к определенным запретам, но надо понять страну. В стране все запрещалось десятки лет, и, естественно, с 1991 года эта бетонная плита, которая лежал на стране много лет, дала трещину - и поползло все. Это беда, потому что мы впадаем в крайности: то мы 70 лет все запрещали, 10 лет мы все позволяли: Наверняка нужна какая-то середина - не чересчур все запрещать, но и не чересчур всех выпускать, переходить все границы. Вот для этой середины нам нужен здравый смысл, такой житейский подход. Здравый смысл - найти какую-то середину.

Карэн Агамиров: А пока ее не особо-то и видно. Вот рекламу пива вы запретили, а фильмы, где постоянные убийства, горы трупов, - это все продолжается.

Алексей Митрофанов: Это все-таки дело художественного вкуса тех, кто руководит каналами, но, понимаете, за последние годы - это тоже мировой процесс, который нужно обсуждать, - выросла такая, я бы сказал, информационная и художественная наркомания своего рода. То есть человек привык видеть острое - убийства, какие-то ситуации. Вот преступник сбежал, вот погоня. И человек уже к этому привыкает, и если ему начинают показывать какие-то ровные новости, - открылась выставка, экспозиция - он уже засыпает. Он уже привык, он хочет вздрагивать все время. Ох, упал самолет! Почему? Мы приучили, и от этой информационной наркомании тоже людей надо отучать потихоньку. Мы посадили на эту "иглу", и вообще в мировом масштабе это происходит, и с этим надо думать, что делать. Когда руководители каналов говорят: "А это рейтингово, "Улицы разбитых фонарей" - это рейтингово, это дает нам продажи", - понимаете, нельзя так.

Карэн Агамиров: Народ приходит вечером домой, молодежь тоже днем учится. Все приходят - и с 10-ти вечера рекламу пива будут продолжать спокойно смотреть. То есть получается, что вы ограничили как-то очень странно это. Уж ограничили бы до двух часов ночи, с семи утра до двух ночи.

Алексей Митрофанов: Я с этого и начал сегодняшний разговор, что это либеральный закон, это не запрет тотальный, как было с алкоголем и табаком.

Карэн Агамиров: Вы фактически оставили самый прайм-тайм для пива. В 10 вечера люди садятся у телевизора: Почему все-таки?

Алексей Митрофанов: Понимаете, любой закон - это компромисс между разными силами, интересами. Сегодня расстановка политических сил вот такая, что можно пойти на это. Завтра она может быть радикальной, послезавтра - либеральной.

Карэн Агамиров: А через год закон может быть вообще отменен, да?

Алексей Митрофанов: Может быть, да, когда придут те, кто вырос на этой рекламе пива, и скажет: "Зачем нам этот закон? Пиво надо пить во всех местах".

Карэн Агамиров: Татьяна Михайловна, слушаем вас.

Слушатель: Добрый день. Я пиво не пью, но я думаю, что такая безудержная реклама пива плоха тем, что создает очень доброжелательное, теплое отношение к тому, что молодежь так много пьет. Нарядные, красивые люди собираются где-то, и в общем-то, это смотрится в таких черных, темных местах, и для них это как бы луч света, и оказывается, что этот свет, самое лучшее время препровождения - это пить пиво. Такая даже была реклама: "А что вы делаете, когда пьете пиво?" - и три молодых человека в один голос отвечают: "Пиво пьем". И если бы было отношение отрицательное, то по-другому бы и дела у нас шли.

Я по работе и по жизни часто бываю в Соединенных Штатах - там совершенно категорический запрет на такие вещи, об этом не может быть и речи, так же как нельзя курить в общественных местах. Это, наверное, смешно, но посмотрите, если вы увидите последние американские фильмы, и вы увидите, что герой или героиня там курят, - это, значит, отрицательный герой, точно. Положительный герой ни при каких обстоятельствах с сигаретой не будет показан. И вот точно так же там относятся к пиву, поэтому на любой вечеринке человек с маленькой бутылочкой пива, 350 миллилитров, будет ходить, взрослый мужик, и он поставит ее почти нетронутой. Это не принято!

У нас это приветствуется, и это падает на молодые, очень неопытные и имеющие очень маленький опыт, а возможно и ум, головы. И поэтому, к сожалению, у нас страна спивается. Нас никто не спаивает. Это бред, что кто-то нас спаивает. Мы сами себя спаиваем.

Карэн Агамиров: Федор Михайлович, слушаем вас.

Слушатель: Все вы лукавите, откровенно говоря. Ведь проблема - пиво, не пиво - надуманная проблема. А в основе всего лежит то, что если бы было у нас правительство национального интереса, то вот этого всего безобразия - и пива, и всякой порнухи, и так далее, ничего бы этого не было. Поэтому мы сейчас пожинаем то, что мы, как говорится, имеем.

Павел Медведев: Что делать, если признать правильным ваше высказывание о правительстве? Я не знаю. Если вы знаете - скажите. Я думаю, что тот закон, который мы сегодня обсуждаем, который принят, - это маленький шаг в нужном направлении. Если мы придумаем еще какой-нибудь закон, который позволит сделать еще один маленький шаг, я за него проголосую.

Карэн Агамиров: Владимир, вы на связи?

Владимир Прибыловский: Я считаю, что этот закон не особенно вреден, но и не особенно полезен. Он такой, достаточно бессмысленный. Вот это представление о том, что молодежь собирается у телевизора и смотрит рекламу пива, оно, по-моему, очень сильно преувеличено. Она собирается у телевизора и, бывает, пьет пиво, но рекламу не смотрит, а переключает. Есть, в конце концов, джойстик. Я скажу, что строгость российских законов всегда ограничивается их необязательным исполнением. Я думаю, что с этим законом будет точно так же.

XS
SM
MD
LG