Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые правовые средства борьбы с терроризмом


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Новые правовые средства борьбы с терроризмом: отмена прямых выборов руководителей регионов, ликвидация института независимых депутатов, плюс представление к помилованию полковника-танкиста российской армии Юрия Буданова, осужденного за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Как скоро следует ожидать эффекта от этих мер? Такова наша сегодняшняя тема.

В обсуждении участвуют: адвокат Алексей Орлов, журналист Людмила Аверина, писатель и публицист Юрий Болдырев и лидер партии "Демократический союз" Валерия Новодворская.

В обращении к народу в связи с трагедией в Беслане президент Владимир Путин подчеркнул: в ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны. Мало кто обратил внимание тогда именно на эту часть обращения, хотя она и шла за номером один. Все мы были слишком подавлены случившимся, чтобы связывать в тот момент борьбу с терроризмом с очередным заявлением о единстве. Сколько их уже было - а какой прок? Однако случилось так, что именно эта часть обращения главы государства оказалась ключевой при определении дальнейших правовых средств борьбы с терроризмом. На минувшей неделе президент Путин выступил с еще одним заявлением - вы все о нем знаете, - в котором разложил средства для достижения единства по полочкам. Наиболее впечатляют такие, как отмена прямых выборов руководителей российских регионов и фактическая ликвидация института независимых депутатов. Сразу же вслед за этим началась процедура представления к помилованию полковника российской армии Юрия Буданова, осужденного к 10 годам лишения свободы за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой.

Так что же, все эти меры, вместе взятые, должны будут привести к укреплению единства государства и закладке фундамента победы над терроризмом? Фактически назначенные президентом губернаторы, депутаты, избранные исключительно по партийным спискам, - это залог единства и победы над терроризмом? Плюс опыт и военное искусство полковника Буданова, организовавшего пленение и казнь чеченской барышни на ее территории, - это тоже важное составляющее звено в достижении этих целей?

Я недаром соединил предстоящие изменения выборного законодательства с предстоящим помилованием полковника Буданова воедино, так как есть информация о том, что кое-кто в Кремле всерьез рассматривает фигуру полковника как способную сплотить вокруг себя патриотические силы в борьбе с источником террора - чеченскими сепаратистами. Под него даже планируется создать соответствующую антитеррористическую политическую партию, этим и объясняется столь успешная организация процедуры помилования, совпавшей по времени с реформами, направленными на борьбу с терроризмом.

Ну что же, начнем наше обсуждение. Валерия Ильинична:

Валерия Новодворская: Это было предсказуемо, зная нашего президента и нашу страну. Мало того, что у нас диктатура существует де-факто, он решил закрепить ее де-юре. Собственно, в обращении к народу содержатся признаки, по крайней мере, двух государственных преступлений из той особенной части, которая мне знакома не понаслышке. То есть я оказываюсь - как правозащитник и как диссидент - в довольно сложном положении, потому что мне не хотелось бы идти с нашим президентом по одним статьям. Но здесь получается, что президент страны призвал с применением средств массовой информации и по сговору предварительному с большой группой лиц к свержению конституционного строя, что при его должности - как гаранта Конституции - является актом государственной измены. Безусловно, лучший способ бороться с внешним терроризмом - это сделать государство окончательно террористическим, чтобы из-за внутреннего террора все забыли о внешнем.

А что касается истории с полковником Будановым, это тоже знак. Это лицензия для федеральных эсесовцев, это лицензия на отстрел любого мирного чеченца где угодно, на насилие, на бесчинства, на убийство беззащитных. Разумеется, это нас приведет к тому, что весь оставшийся еще вне этой сферы чеченский народ просто-напросто пойдет в шахиды. Мне иногда кажется, что Шамиль Басаев и президент Путин составляют некое АО.

Юрий Болдырев: Человек может сплотиться, к чему призывает наш президент, в случае, если это государство дает ему что-то. Что? Справедливость. Моего ребенка обидела, не дай бог, убили (не важно, из каких политических побуждений это было совершено) - тот, кто это сделал, должен понести справедливое наказание. В этом смысле право помилования, помилования преступников, которых суд признал преступниками, - это вообще нонсенс. Такого права вообще быть не должно, во-первых, с моей точки зрения. А во-вторых, как вы думаете, если такое помилование состоится, он будет способствовать сплочению общества или, напротив, способствовать тому, чтобы люди не верили в это государство и в других республиках питательную почву получали идеи, что это великорусские шовинисты в Кремле вчера чеченцев, завтра ингушей, а сегодня и нас (не важно кого) будут топтать так же и не будут нести никакого наказания?

Карэн Агамиров: Вы поднимаете морально-этический аспект борьбы с терроризмом, да?

Юрий Болдырев: И сугубо рациональный. Если мы хотим сплотить общество, возьму другой срез - чисто экономический. Вот многие, кто страховал свою машину, столкнулись с явной несправедливостью Закона об автостраховании. Если вы застраховали машину и через месяц ее продаете - вам никто ничего не возвращает. Почему в США если я застраховал машину на год, а через месяц ее продаю, то мне деньги возвращают? Почему у нас пролоббирован такой закон в интересах тех самых, извините, олигархов, которые держат в руках страховые компании, который несправедлив по отношению к нам, к обществу?

Другой пример. Мы живем в стране нефтедобывающей. Почему у нас цена на бензин уже достигла уровня розничной цены в США, в стране, которая является импортером нефти, своей не имеет? Почему у нас бедный и богатый (а большинство у нас все-таки бедных) платит одинаковый 13-процентный налог, а в США богатый платит до 45 процентов? Почему наш человек каждую минуту и каждую секунду убеждается в том, что это государство служит не ему? Можно ли в условиях, когда и в сфере защиты наших прав и интересов, и в сфере экономической этой государство явно служит не нам, не большинству, рассчитывать на то, что мы, общество, вокруг него сплотимся?

И последнее - вопрос о реформе избирательной системы губернаторов, депутатов. Меня смущает абсолютная абсурдность привязки вопроса борьба с терроризмом к этой реформе. Ведь так уже было, в 1992 году президент всех назначал. Я руководил Контрольным управлением президента, которое курировало одновременно и руководителей регионов, и представителей президента, которых поставили над ними, чтобы они за ними присматривали. Эта система чрезвычайно хрупкая, уязвимая, мотивирующая людей, занимающих должность, на то, чтобы они были хорошенькими перед своим большим начальником. С учетом слабости всей системы власти, с учетом огромного количества искажений в системе доведения информации получается, что центр за все отвечает и ничем реально не управляет. Он управляет только одним - он может давать возможность "пастись", то есть воровать больше или меньше. Он может требовать от них, чтобы они часть в виде отката отправляли наверх или меньше с них это требовать. Все.

Карэн Агамиров: Но если будут они назначены из центра - значит, будет все-таки механизм управления.

Юрий Болдырев: Я абсолютно уверен, что эта система не является более эффективной ни в какой части. Она является хрупкой, она порождает конфликты, которые все выходят на самый верхний уровень сразу. С одной стороны, можно было подивиться мужеству президента: надо же, он вроде бы готов взять все на себя. Я не говорю сейчас о том, законно это или незаконно, но он вроде бы берет всю ответственность на себя. Кто ему это подсказал? Кто ему подсказал связать одно (антитеррористические действия и необходимое сплочение страны) с другим, совершенно не привязанным к этому?

Для меня главный вопрос следующий: когда начинаются такие судорожные, суматошные действия, явно не нацеленные на решение наших реальных проблем, я начинаю думать, что это означает. Это означает, что они ожидают, что завтра земля начнет гореть под ногами или они уже сейчас чувствуют, что она под ногами горит?

Карэн Агамиров: Они - это кто?

Юрий Болдырев: Те, кто принимают решение, - окружение президента. Почему же они не помнят уроки истории, что все эти назначенные в случае чего завтра точно так же переметнутся на другую сторону? Потому что если предательство в нашей стране возведено в культ закона, начиная с воровства высшими должностными лицами, и за это не бьют по рукам, надо трезво понимать, что абсолютное большинство тех, кого они сейчас поставят, при удобном моменте с легкостью предадут, как они сейчас привечают тех, кто предал их предшественников.

Карэн Агамиров: Юрий Болдырев знает, что говорит. Он был заместителем председателя Счетной палаты.

Вот некоторые сообщения на пейджер. "На примере полковника Буданова я буду воспитывать своих детей. Это честнейший и умнейший человек. А вы, Свобода, - негодяи. Максим из Москвы".

"Наша Россия нуждается в покаянии за все беззакония всех режимов, вплоть до сегодняшнего дня. Тогда мы спасемся. Всем ведущим программы доброго здоровья. Людмила".

"Вина президента в том, что под давлением типа Новодворской он не ввел на территории Чечни чрезвычайное положение де-юре, где оно было де-факто".

Юрий Болдырев: Я в 1994 году, в тот период, когда начиналась война, был членов Совета Федерации. Мы требовали от президента, чтобы он пришел, доложил и внес предложения о введении режима военного положения или чрезвычайного положения.

Карэн Агамиров: На территории Чечни?

Юрий Болдырев: Естественно. Более того, после того, как он демонстративно проигнорировал несколько раз это, в Совете Федерации было голосование, в том первом, выборном составе Совета Федерации, было голосование за обращение в Думу с предложение возбудить процедуру импичмента президенту в связи с явным грубым нарушением закона. Речь шла о Ельцине тогда, в 1994 году. Так вот, мало кто об этом знает, но это голосование состоялось, и большинство присутствовавших в зале проголосовало за то, чтобы обратиться в Думу с предложением начать процедуру импичмента, но не хватило буквально нескольких голосов, чтобы это было больше половины.

Карэн Агамиров: Большинство членов Совета Федерации, да?

Юрий Болдырев: Да, того, выборного. Можете вы представить сейчас, что нынешний, реально назначенный Совет Федерации или нынешняя, реально фактически назначенная Дума, или нынешний Госсовет, фактически уже назначенный из реально назначенных губернаторов, на что бы то ни было подобное пошли? Они и сейчас по факту уже назначенные.

Валерия Новодворская: Еще более короткая реплика. Вот этот миф о чрезвычайном положении, он ведь поддерживался и многими демократами. И даже какое-то время правозащитники, мои коллеги, на демократическом совещании видели панацею от бед в Чечне и, соответственно, в России - объявление чрезвычайного положения. Ну, с чрезвычайным положением - хочу реабилитировать президента - мы сильно опоздали. Если практикуется геноцид, если весь регион существует в режиме концлагеря, лагеря уничтожения (Освенцима или Бухенвальда), то, простите, это полумера - чрезвычайное положение, это никому ничего не даст. Так что зачем Путину нужно чрезвычайное положение в Чечне? Ведется колониальная война с маленьким кусочком территории, как велась 200 лет. Какое тут чрезвычайное положение? И вот мы сейчас уже будем жить с вами при военном положении, именно мы.

Карэн Агамиров: Я зачитаю сообщения на пейджер. "Мне становится страшно, просто кожей ощущаешь возврат к сталинизму. Помимо отмены выборов, фактической ликвидации Думы и помилования Буданова, в этом же списке убийство нашими официальными органами Александра Пумана, который якобы перевозил взрывчатку на правительственной трассе, и убийство правозащитника, который вел дела и был помощником Старовойтовой. Мне страшно. Пенсионерка Екатерина Михайловна".

"Полковник Буданов убил не девушку, а снайпера. Я за помилование Буданова, он патриот России".

Слушаем звонок. У нас Андрей на связи.

Слушатель: Несколько слов в отношении истории с полковником Будановым. Конечно, он не снайпера убил, а совершил чудовищное преступление, и это очевидно для всех. В конце концов, в этом разобрался суд, а не радиослушатели. Но у меня складывается несколько нестандартный взгляд на эту ситуацию. Первые официальные наши государственные каналы сейчас достаточно широко освещают возмущение, вполне естественное и абсолютно законное, по поводу этого решения ульяновского, которое происходит в Чечне. И очень часто показывают, что присоединяются к возмущению представителей народа, студентов и прочих представители официальной власти, прокремлевские чеченцы. Разрешают говорить представителям властей, по-моему, даже сын Кадырова по этому поводу высказался отрицательно, что вполне естественно, ибо все они - чеченцы, и это совершенно очевидно. Но в настоящий момент власти это очень выгодно, и именно поэтому разрешают они вот такое вот единство. На волне вот этой чудовищной попытки сделать досрочное освобождение данного преступника, по-моему, центральная власть пытается сцементировать или показать человеческое лицо тех людей, которые не очень народом поддерживаются там, но сильно поддерживаются центральным аппаратом. И если я прав в этом предположении, то Путин сделает хорошую мину при плохой игре и откажет в этом помиловании, что тоже должно вызвать, по мнению организаторов этой всей ситуации, симпатии чеченского народа к центральной власти.

Карэн Агамиров: Андрей, у нас из Ульяновской области как раз приехала журналист Людмила Аверина. Напомню, что именно на территории Ульяновской области отбывает заключение полковник Буданов. Как ваша поездка прошла? Вы встречались с губернатором Шамановым, он тоже военный генерал.

Людмила Аверина: Да, я была и у генерала Шаманова, Героя России, героя западной группировки в Чечне, человека, на котором очень много крови, на которого заведено и не закончено, приостановлено уголовное дело. Губернатор Шаманов и сейчас отличается особой экспансивностью.

Карэн Агамиров: Сейчас Людмила Аверина продолжит рассказ о путешествии в глубинку, в Ульяновскую область.

Людмила Аверина: В город застывшего времени, остановленного.

Карэн Агамиров: Да, на территории которого как раз отбывает наказание полковник Буданов и где очень колоритный руководитель региона - генерал Шаманов. Но некоторые сообщения на пейджер я прочитаю.

"Полковник Буданов убил чеченского снайпера. А вот был ли этот снайпер девушкой - это большой вопрос".

"Я хочу, чтобы у нас, как в Израиле в Кнессет, выбирали только по партийным спискам. Раиса Николаевна из Москвы".

"Слушатель Максим из Москвы сам негодяй, вроде Буданова, и хочет воспитывать сына убийцей. Татьяна Абрамовна". Это Максим, которому очень дорог Буданов.

"Такие люди, как Болдырев, Сатаров, хорошо информированы, они представляют большую угрозу для нынешнего режима. Они - совесть нации. Сидящие у трона такое качество считают абсолютно преступной. Чистка начнется с печати и с этих людей. Олег Борисович". Готовьтесь, Юрий Юрьевич.

"А вдруг цивилизованный мир, наслушавшись Новодворскую, будет поставлять "Стингеры" в Чечню, как ранее в Афганистан?"

"Сопоставьте поступок Буданова и тех милиционеров, которые избили космонавта Толбоева. Где-то в этом ключе решение проблемы".

"Господина Агамирова убедительно прошу передать мой телефон Болдыреву. Горит Россия и весь мир".

"Если встречу в Москве Буданова, я за себя не ручаюсь. Геннадий из Москвы".

"Людмила, говорите смелее. Если уж вы на Свободе будете подбирать слова, то ведь Рафа Шакирова вообще лишили слова".

Людмила Аверина: Хорошо.

Карэн Агамиров: Продолжайте ваш рассказ о генерале Шаманове и полковнике Буданове.

Людмила Аверина: Ну что ж, путешествие в Ульяновск - это путешествие в город законсервированного времени. Это все достаточно интересно: памятник Ленину, люди, которые живут в тех представлениях, и, соответственно, генерал Шаманов. Четыре года назад люди избрали его как героя, и когда в Дмитровоградскую колонию пришел полковник Буданов, то народ это просто на ура встретил: друг защитил друга - это вещь такая: Потом прошло три года. И чем занимался губернатор Шаманов 4 года? А ничем. За четыре года он ни разу не был ни в одном ульяновском магазине, он ни разу не прошел по городу пешком. А когда встречается с механизаторами (ну, есть такие плановые пиаровские выезды в село), то разговор идет так: "Ну, здравствуй, брат". - "Здравствуйте, товарищ губернатор". - "Ну, как дела?" - "Хорошо дела идут". - "Все нормально?" - "Все". Все, у губернатора кончаются слова, он не может, не умеет говорить ни о чем.

По поводу воровства. Вот был у них там губернатор Горячев, старый коммунист, который им и устроил этот "заповедник", из которого они сейчас вырываются. О Горячеве говорят так (там проводили опросы, исследования): Горячев - хозяйственник, народный губернатор, потом - вор. Шаманов - просто вор. Не герой, не генерал, а просто вор. Планерка, которую ведет Шаманов, - мат, бывало, что и водку пил на оперативках. А случай, который произошел на даче генерала, когда генерал избил своего спонсора на предыдущих выборах только за то, что предприниматель Христом-богом просил его уйти с этого поста, отказаться, избил прилично.

К полковнику Буданову в колонию пыталась я попасть, но полковник отказался: В те времена он был в раздумьях, это было примерно полмесяца назад, и никак не хотел встречаться с журналистами.

Карэн Агамиров: Ну а жители Ульяновска как к нему относятся, к полковнику?

Людмила Аверина: Неплохо. Не считают его героем, но не считают и злом, что он убил эту несчастную девушку в Чечне.

Карэн Агамиров: Идея организовать под него антитеррористическую партию имеет основания под собой?

Людмила Аверина: В глубинке России думаю, что да. Для того чтобы отвлечь внимание народ от более насущных проблем, можно и полковника Буданова на щит поднять.

Валерия Новодворская: Мы имеем ряд партий в Государственной Думе, которые по профилю вполне подойдут, для того чтобы заблокироваться с будущей будановской партией. Мы имеем партию совершенно фашистскую - ЛДПР, ее лидер пользуется большой популярностью. Почему бы, действительно, не взять убийцу и палача Буданова, если убийство и палачество у нас настолько в цене, что, простите, "на ура" прошел нынешний президент, и все, кто этим занимался, всегда проходили? Ведь Шаманов кто, собственно, такой? Он же соучастник Буданова, просто мы не знаем, сколько несчастных чеченских девушек, детей, стариков на его совести. О нем в Чечне осталась такая память, примерно как о каком-нибудь гауляйтере времен Второй мировой войны. И, естественно, то, что сделал Буданов, для него не криминал.

Кстати, господину Максиму, который собирается воспитывать своих детей в этом ключе, я бы посоветовала их предварительно проинструктировать, чтобы они у своих будущих жертв сначала документы спрашивали с пропиской, потому что вдруг они не распознают, кого они убивают и насилуют, и это окажется не чеченская девушка. А за российских, насколько мне известно, еще полагается какая-то уголовная ответственность.

Карэн Агамиров: Валентина Матвиенко выступала и говорила: "Абсолютно прав президент, так и надо, что он предлагает назначать. Потому что я, будучи полномочным представителем, звоню одному, звоню другому, звоню третьему губернатору - этот в запое, "звоните через две недели, он выйдет из запоя, тогда и звоните":" То есть механизма влияния фактически у центра на выборных губернаторов на самом деле нет, а теперь будет. Юрий Юрьевич:

Юрий Болдырев: Я боюсь, что мы немножко пребываем в иллюзиях. Первое, уважаемая Валентина Ивановна я не помню ни разу, чтобы сказала, что один, другой или третий президент неправ, я такого просто не помню. Это уже третий, начиная с Горбачева. А если завтра Путин скажет, наоборот, что будем выбирать всех, включая каждого министра в правительстве, и даже работников администрации, все те же, кто сейчас прославляет это решение президента, точно так же будут обосновывать и прославлять другое: вот она, настоящая демократия. Так что мне кажется, что к этим словам вообще не надо относиться как к имеющим какое бы то ни было содержание, кроме присяги в лояльности.

Карэн Агамиров: Юрий Иванович, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. Я звоню вам из страны дураков и хочу сказать следующее. Почему бы ни выпустить убийцу Буданова, если его начальники, призывающие его "мочить в сортирах", на свободе? Если его главнокомандующий живет в Москве, то почему бы Буданова ни поселить в Москве, не дать ему хорошую работу в охранной фирме?"

Карэн Агамиров: Сообщения на пейджер. "Полковника Буданова надо выпустить немедленно. Чем скорее его выпустят, тем скорее его убьют".

"Освобождение Буданова, санкционированное Шамановым, подливает бензин в костер, который полыхнет еще с большей силой. Шаманов - этот тот человек, который заявлял, что каждый чеченец от 10 до 60 лет является террористом и должен быть уничтожен. Это большая провокация. Дмитрий".

"Чем бы вы могли объяснить, что адвокат Павел Астахов так горячо поддерживает помилование Буданова? Я считаю, это чудовищно".

"Карэну Агамирову. Если встречу в Москве Новодворскую, за себя не ручаюсь. Владимир".

"Почему вы не оглашаете документы суда над Будановым, в частности - то, что опубликовано в "Новой газете", где доказывается изнасилование девочки. Пожалуйста, огласите это, посвятите этому отдельную передачу".

"Новодворской. За что она так уважает Басаева, Масхадова и Бен Ладена? И за что так ненавидит простого русского парня Буданова и честного, справедливого генерала Шаманова? Елена Павловна".

"Буданов, как офицер, обязан за преступление ответить. Много будановых ходит в форме сейчас. Из такой страны надо уезжать". Видите, диаметрально противоположные мнения.

"Жаль, что руководство страны так слепо. Офицер в отставке Сергей Леонидович".

"У ведущего прозвучало, что освобождение Буданова - инициатива Кремля, чтобы сплотить вокруг него население и создать партию. Не повлечет ли это за собой легализацию вопиющей преступности, направленную на разжигание национальной розни и, как следствие, на развал государства?"

У нас сидит адвокат Алексей Орлов. Скажите, Алексей, комплекс мер, предложенных президентом и направленных на борьбу с терроризмом, считаете ли вы, что это правильно? И чем бы вы его, как профессиональный юрист, дополнили еще?

Алексей Орлов: Этот комплекс мер не направлен на борьбу с терроризмом, потому что борьба с терроризмом - это работа спецорганов, но никак не избранных или назначенных губернаторов, никак это не лишение права граждан голосовать. Притом, что сам президент - выходец из этой службы, и при этом президенте продолжаются такие теракты, которых не было, и будут еще, в принципе, я так думаю. Борьба с терроризмом не поставлена в нашей стране никак.

Что касается избирательности, безусловно, субъекты Федерации вправе сами избирать или формировать органы власти сами, но по Конституции президент не вправе назначать. Поэтому с точки зрения права его желание назначать незаконно, для этого нужно хотя бы иметь Конституцию. Что касается независимых депутатов, чтобы всех избирали от партий, то здесь опять нарушение Конституции, потому что в Конституции, в статье 3-ей, указано, что высшим выразителем власти в Российской Федерации является народ, и свободные выборы или референдум. Естественно, Конституция не говорит о том, что депутаты только должны быть от партий. А независимые кандидаты? Они тоже должны быть.

Карэн Агамиров: Все мои собеседники сегодня упорно не хотят принять постулат о том, что комплекс мер, предложенных президентом, имеет отношение к борьбе с терроризмом.

Юрий Болдырев: Один из ключевых тезисов президента не доведен до конца, но был правильным: мы будем бороться с источниками финансирования террора. Ребята, извините, возьмите отчет Счетной палаты, возьмите две мои книги, в которых детально расписаны вещи, когда из бюджета государства уходили многие миллиарды долларов, и до сегодняшнего дня никто не знает, куда они ушли. Если этим заниматься, в том числе этими ушедшими деньгами, то это надо брать и Ельцина, и Черномырдина, и Чубайса, и Гайдара, и многих-многих других.

Карэн Агамиров: Вы полагаете, что они могли уйти и на финансирование террора в своей собственной стране?

Юрий Болдырев: Воры неминуемо становятся душегубами, когда речь идет о серьезных масштабах. И в этом смысле мы не знаем, кто в какую игру сейчас играет, и не есть ли все, что происходило в Беслане, вообще схваткой за какой-нибудь очередной нефтяной объект, и не более того. Это вполне реально, потому что речь идет о таких масштабах неправедно нажитых средств, о таких масштабах обмана общества и предательства общества, что человеческие жизни для тех, кто оказался во главе, уже ничто.

Карэн Агамиров: Коротко итог. Правовые средства борьбы с терроризмом - какое нужно первое и главное средство?

Юрий Болдырев: Первое и главное средство - о чем я говорил вначале - власть должна демонстрировать обществу, что она справедлива во всем.

Валерия Новодворская: То, что предложил Путин, - это политическое мародерство, и не более того. Единственное средство - это прекращение войны в Чечне, отказ России от всех прав на этот регион.

Алексей Орлов: Предложенный путь - это путь к опричнине, но никак не к искоренению терроризма.

Карэн Агамиров: А что нужно, чтобы искоренить?

Алексей Орлов: Для этого нужны спецслужбы, которые должны работать.

Людмила Аверина: А я стихами закончу.

Россия - странная страна,
В которой жить порой - геройство.
При всех правителях она -
Устроенное неустройство...
XS
SM
MD
LG