Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с терроризмом и возобновление дискуссии об отмене моратория на смертную казнь


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Карэн Агамиров: Борьба с терроризмом и возобновление дискуссии об отмене моратория на смертную казнь - такова наша сегодняшняя тема.

Участники передачи: председатель Независимого экспертно-правового совета Мария Полякова; адвокат Алексей Орлов; эксперт в пенитенциарной сфере Борис Пантелеев; писатель Иосиф Раскин и Ахмед Арсамаков, житель чеченского селения Серноводск, временно перемещенный в Тверскую область.

Смертная казнь - это мера уголовного наказания, связанная с принудительным лишением человека жизни. В российской Конституции записано, что такая мера наказания пока еще сохраняется, но лишь временно. После принятия Основного закона Россия вступила в Совет Европы, подписала протокол номер 6 Конвенции и защите прав и основных свобод, то есть фактически отказалась от применения смертной казни. Россия взяла на себя также обязательство ввести мораторий на смертную казнь. А через три года после подписания конвенции и запретить смертную казнь вовсе, ратифицировать протокол номер 6. Устойчивое мнение есть в обществе, что мораторий Россия уже ввела. На самом деле это не так, да, Мария Федоровна?

Мария Полякова: Да. Как вы уже правильно сказали, в течение трех лет должны были принять закон об отмене смертной казни, но такой закон принят не был. Был разработан проект закона о моратории, я участвовала в подготовке этого законопроекта, но, учитывая настрой большинства Государственной Думы, этот законопроект принят не был. Фактически сегодня мы присоединились к Совету Европы, и это нас сдерживает.

Фактически с 1996 года смертная казнь, тем не менее, не применяется. К счастью, было такое беспрецедентное решение Конституционного суда в 1999 году, благодаря которому не применяется смертная казнь, но этим постановлением опять же не определяется мораторий, а просто запрещается применение смертной казни в регионах, где нет суда присяжных. Как вы знаете, суда присяжных нет еще в Чеченской республике. К сожалению, юридическое положение довольно сложное, и оно требует больших юридических гарантий.

Карэн Агамиров: Сейчас через Государственную Думу собираются провести, наоборот, закон, который восстановит в полном объеме смертную казнь хотя бы для террористов. Борис Грызлов недавно об этом заявил, он сказал так: "Обстоятельства, которые сегодня имеют место, заставляют к этому вопросу нас вновь и вновь возвращаться". Он подчеркнул, что вопросы, касающиеся введения смертной казни, инициируются многими членами общества и гражданами России. Не являются исключением и наши депутаты.

С кого начнем? Я думаю, что все-таки опять надо нам начать с Марии Федоровны, потому что она только что вернулась со 2-го Всемирного Конгресса, он назывался "Против смертной казни" и проходил в Монреале.

Мария Полякова: Я представляла российскую общественность. От официальных структур из России не было никого. А из России была еще одна руководитель организации, которая называется "За тюремную реформу", она тоже выступала с докладом. Были представители из многих стран бывшего Союза, за исключением Беларусии, Молдовы и Украины. Были представители практически со всех континентов мира. Были известные общественные деятели, деятели искусства. Скажем, была Катрин Денев, она участвует в движении против смертной казни. Были еще люди - жертвы этой самой смертной казни, - родственники казненных, их было достаточно много из разных стран. И очень часто это были родственники казненных невиновных людей.

Причем участвовали не только родственники казненных, но и родственники потерпевших от преступлений. Скажем, выступал отец девушки, которая была убита, и он сказал, что после этой катастрофы он в течение четырех лет не мог спать, он мечтал только о том, чтобы был найден убийца и казнен. И когда казнили человека, обвиненного в этом преступлении, он говорит, что не испытал никакого удовлетворения, и потом выяснилось к тому же, что этот человек был невиновен, и сейчас он стал активным противником тоже смертной казни. Многие родственники потерпевших говорили о том же самом.

Борис Пантелеев: Я хотел бы сказать, на этот вопрос отвечая и развивая то, что Мария Федоровна сказала, что многих из нас кидает в крайности. Сторонники смертной казни - у них логика такая: введение смертной казни будет способствовать, как говорила Мария Федоровна, снижению преступности и будет способствовать неотвратимости наказания. Ведь это разные вещи. Вы ловите лучше, за судебной реформой следите.

Иосиф Раскин: При сегодняшней системе в нашей стране, реальной системе колоссальной продажности судов, прокуратуры и всего прочего - это первое, и второе - не при знаменитом телефонном праве, которое было когда-то, а при сегодняшнем денежном "праве больших бабок", колоссальных денег, смертная казнь через суд или без суда, руками тех же террористов советских, она всегда была тогда, когда она была нужна. И даже плевать было на суд. Все помнят, когда при Хрущеве вся наша юриспруденция была возмущена, когда Хрущев два раза дал обратный ход закону, когда он сказал: "Таких надо стрелять".

Карэн Агамиров: Это было дело двух "валютчиков".

Иосиф Раскин: Да. Поэтому это бесполезный разговор. Мы сегодня говорим о том, что убивают тех, кого хотят, и сегодня. Простите меня, пожалуйста, что произошло в Беслане - это страшно. Убили детей, это самое бесчеловечное, что может быть, а пока до сих пор не ясно, кто убивал детей, все-таки кто убивал большинство детей. Ведь они сидели как в тюрьме, эти террористы. Это не террористы: Ну, террористы, как хочешь их называй, они сидели в тюрьме.

Я расскажу один анекдот, потрясающий анекдот. Маленький мальчик гуляет по Москве, проходит мимо милиции, висит доска объявлений "Их разыскивает милиция". Он подходит к одному: "Дяденька, это вы их разыскиваете?" - "Да, их". - "А что, вы их не могли повязать, когда фотографировали?"

Неужели, они не могли поймать Басаева до сих пор? Чушь собачья! Они поймали Троцкого, они ловили кого угодно, когда им было нужно.

Борис Пантелеев: Яндарбиева, наконец.

Иосиф Раскин: Кого хочешь они ловили. Потом, хватит вести эти игры! Ведь чеченцы - это самый вольнолюбивый, самый гордый народ. Это кавказцы, но это особые кавказцы. А уже 10 лет из поколения в поколение вырастают дети, воспитанные на этом диком чудовище, которое творится нашими солдатами-беспредельцами.

Карэн Агамиров: О возобновлении дискуссии об отмене моратория на смертную казнь. Эта дискуссия, безусловно, была вызвана событиями в Беслане, трагедией. Те депутаты, которые выступают за восстановление смертной казни, они говорят о восстановлении именно для террористов. В основном в России имеются в виду чеченские сепаратисты. Вот у нас сидит тут чеченец. Вы сказали, Иосиф Захарович, что это вольнолюбивый народ. А как вы, Ахмед, относитесь к смертной казни?

Ахмед Арсамаков: Что дает здесь смертная казнь? Что она меняет? Потому что для власти, например, нет проблем, она запросто уничтожает не только своих противников, но и тех, кому не повезло оказаться в таком неудачном месте. Поэтому вообще дискуссия насчет отмены смертной казни теряет смысл у нас. Мы видим, например, в Чечне без суда и следствия, без предъявления обвинений могут уничтожать десятки тысяч людей, и им ничего не мешало. Они сотни тысяч людей изгнали из домов, лишили имущества, лишили средств для жизни, - и им ничто не мешает. Наверное, надо все-таки в первую очередь поговорить о том, как нам добиться, чтобы закон работал, особенно для власти.

Карэн Агамиров: Комиссар Совета Европы по правам человека признал, что эта практика пропажи людей в Чечне до сих пор продолжается.

Ахмед Арсамаков: Она продолжается.

Карэн Агамиров: Бесследные исчезновения - на самом деле так?

Ахмед Арсамаков: Да. Ну а что, это ведь тоже казни. Притом они казнят, не разбираясь, не спрашивая имени часто. Кто под руки попал, тех вывозят, подвергают бесчеловечным пыткам.

Карэн Агамиров: Полковник Буданов казнил девушку фактически, да?

Ахмед Арсамаков: Да, но это освещенный факт, а ведь десятки тысяч неосвещенных.

Мария Полякова: Сама мораль, что государство может в принципе убивать человека: то есть государство считает, что человека можно убивать. Пусть даже при определенных условиях, по определенным причинам, но если человека можно убивать, то у каждого человека могут найтись свои мотивы для того, чтобы убивать. То есть вообще в государстве должна существовать мораль: человека убить нельзя ни по каким причинам, ни по каким основаниям.

Карэн Агамиров: Я говорю о правовой позиции, о правовых последствиях, потому что, согласно одному из исследований, в странах, где смертная казнь запрещена, совершается в два раза меньше убийств, чем в странах, где она используется.

Иосиф Раскин: Я думаю, что это ошибка, я не верю в это.

Мария Полякова: Я знаю статистику, на самом деле вы говорите правильно. Все дело в том, что смертная казнь появляется там, где государство не в состоянии справляться с высокой преступностью.

Карэн Агамиров: Алексей Орлов, адвокат, пожалуйста.

Алексей Орлов: Я должен сказать, что все-таки в Чечне происходят не смертные казни, а это убийства, которые уголовно наказуемы. Все-таки смертная казнь как уголовное наказание совсем иное, и с течением времени оно просто эволюционировало. И уже давно понятно, всем известно, что преступность она не останавливает. Единственное, что сохраняет смертную казнь - это моральное удовлетворение потерпевших, вот это единственное, что остается.

Пример в Беслане: вот сейчас закончится 40 дней - и мы не знаем, что будет в Осетии, будут ли новые убийства, потому что власть ничего не делает для расследования. Кроме того, если террористы захватили помещение, при операции их убивают, то это убийство или это справедливость? Все-таки при определенных условиях государство идет на убийство, просто смертная казнь - это как бы ритуальное убийство государством. Смертная казнь для террористов не спасет и не оградит от терроризма.

Мария Полякова: Представим себе, что уже отменили это положение с мораторием, ввели смертную казнь. Что, завтра не будет терроризма? Только что привели пример из прошлого, когда применили обратную силу уголовного закона к двум фарцовщикам, валютчикам (если не ошибаюсь, Файбишенко и Рокотов). Что, после этого остановились эти правонарушения? Они разрастались колоссальными темпами. Вспомните, какие были нарушения в торговле, ведь и казнили людей за эти нарушения.

Карэн Агамиров: Дадим слово нашим слушателям. Виктор Егорович, слушаем вас.

Слушатель: Нужно устранять не следствие, а причину. Все террористы совершают преступления не по своей воле, это управление сознанием человека.

Мария Полякова: Изменилась ситуация, и не требуется сейчас сажать людей для того, чтобы выкладывали товар на прилавок (как это было в советское время). Значит, нужно бороться с причинами, а не со следствиями. Но я хотела еще сказать по поводу общественного мнения. И наши депутаты, и представители власти, когда они обсуждают проблему введения смертной казни, ссылаются обычно на общественное мнение. Действительно, когда проводят социологические опросы и людей спрашивают о том, надо ли вводить смертную казнь, подавляющее большинство (речь идет об абстрактных людях) "за", потому что существует мифологическое представление, что это повлияет на состояние преступности.

Но на самом деле мы столкнулись с таким феноменом. Я очень много занималась и изучением статистики, и социологии, и выяснилось, что когда эти же самые люди (и мы много раз с этим сталкивались), которые считают, что смертная казнь необходима, когда их в качестве присяжных заседателей сажали в процессы, где они имели возможность применять смертную казнь, - эти же люди почти никогда не выносили смертные вердикты. Они оказывались гораздо милосерднее, когда они имели дело не с абстрактным, а с конкретным человеком, сидя в процессе, и они просили о снисхождении гораздо чаще, чем это делают профессионалы. Поэтому истинное мнение проявляется не тогда, когда речь идет об абстрактной какой-то ситуации, а когда человек сталкивается с конкретным человеком. Поэтому истинное мнение выявляется не при опросах социологических.

Карэн Агамиров: Расхожее мнение, что смертная казнь - месть преступнику. Борис у нас специалист по пенитенциарной системе. Смертная казнь - это вовсе не такое уж наказание:

Борис Пантелеев: А по поводу этого даже глава Совета Федерации Миронов высказался недавно в интервью. Он сказал, что пусть они там мучаются всю жизнь, зная, что никогда солнечного света не увидят (я почти дословно цитирую).

Карэн Агамиров: А они там мучаются?

Борис Пантелеев: Благодаря довольно своеобразному пониманию и толкованию существующего законодательства, например, на острове Огненный те условия, которые у них сейчас там, все эти "позы зю", все эти издевательства и так далее, - они однозначно мучаются.

Иосиф Раскин: А есть уверенность, что они до конца там добудут, что они все-таки не выкупятся, не сбегут и так далее?

Борис Пантелеев: Нет, навряд ли.

Карэн Агамиров: Георгий, слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте. Это вечная тема. Я человек уже старый, и я всю жизнь, исходя из своих размышлений, был за смертную казнь. Но вот лет 12 назад у меня появились сразу в нескольких областях нетрадиционные способности, и когда я к ним обращаюсь, к этим способностям, они категорически против смертной казни. Спасибо.

Карэн Агамиров: Ну, вот, видите, еще одно мнение. Алексей, пожалуйста.

Алексей Орлов: Я просто хотел сказать по поводу содержания в таких условиях пожизненно, когда люди испытывают страдания - и нравственные, и физические. Конечно, это не решение проблемы, это не государственный подход, чтобы смертную казнь заменить пыткой многолетней. Что касается терроризма и смертной казни, как и любое преступление, оно социально, и понятно, что ни одно из наказаний не решает этой проблемы, потому что наказание - это крайняя форма реагирования государства: человек убил - он должен за это понести наказание. Если он убил пятерых и с особой жестокостью - значит, наверное, он должен быть строже наказан. Человечество на данный период времени изобрело только строгим видом наказания смертную казнь. Даже в каких-то демократических странах она осталась, где-то ее отменили.

Карэн Агамиров: В некоторых странах Средневековья были очень жестокие наказания, жестокие казни за воровство. И вот народ стекался смотреть на эту казнь - и в толпе воровали тут же.

Алексей Орлов: Ну, от этого, я думаю, уже отошли. А что касается моратория, Россия присоединилась к Конвенции прав человека европейской, а там зафиксировано, что смертная казнь не применяется.

Карэн Агамиров: Да, Россия присоединилась, но я опять ставлю этот вопрос: применимы ли к России эти вот общеевропейские ценности? Однозначно применимы или нет?

Алексей Орлов: В чем-то применимы, в чем-то нужно: Истина, как правило, посередине.

Карэн Агамиров: В Европе же нет терроризма такого, жутких актов террористических.

Иосиф Раскин: И такого беззакония.

Алексей Орлов: Я думаю, что рано или поздно он ее тоже настигнет.

Карэн Агамиров: Неприменимы все-таки или применимы?

Алексей Орлов: А что именно применимо или неприменимо?

Карэн Агамиров: Ну, там нет такого разгула терроризма.

Алексей Орлов: Но вы забываете, что в 1972 году как раз в Германии, на Олимпиаде в Мюнхене, был терроризм, что именно в Австрии были похищены и удержаны в заложниках министры ОПЕК. В Европе!

Карэн Агамиров: Но это ведь не жители Германии совершили в 1972 году этот террористический акт.

Алексей Орлов: А какая разница?

Борис Пантелеев: Отвечая на этот вопрос, наверное, просто нужно нам определиться, решить по формуле Задорного, нашего сатирика, к чему мы ближе - к Евразии или к Азии.

Карэн Агамиров: Вот поэтому я и ставлю этот вопрос. Смотрите, в странах, где есть смертная казнь (США, Китай):

Борис Пантелеев: В США частично, там в каких-то штатах есть, а в каких-то отменили.

Карэн Агамиров: Вот Япония - вполне цивилизованная страна, Саудовская Аравия, Иран. В Китае казнили недавно фермеров. За что? За кражу нефти. Народный суд постановил, что фермеры украли в общей сложности 450 тонн неочищенной нефти на сумму около 118 тысяч долларов и нанесли экономике Китая ущерб на сумму 280 тысяч долларов, поскольку транспортировка нефти в нефтепроводе была приостановлена. Они были пойманы, эти фермеры, в конце 2002 года, прямо на месте преступления в провинции Тхенань(?), когда они пытались проделать отверстие в нефтепроводе.

Алексей Орлов: Ну, смертная казнь за экономические преступления - это, конечно, излишне.

Карэн Агамиров: За наркоторговлю казнят в Китае.

Алексей Орлов: Только за преступление против личности еще более-менее оправданно применение смертной казни, а за все остальное, конечно, должно быть запрещено.

Карэн Агамиров: Мария Федоровна, на конференции не шла речь о Китае. Конкретный пример по Китаю - очень жестокие наказания.

Мария Полякова: Там очень много было стран, где жестокость узаконена. Скажем, выступали представители страны, где уже девочек с 9 лет можно казнить.

Карэн Агамиров: Это где?

Мария Полякова: Выскочило у меня сейчас из головы, какая-то из восточных стран. Кстати, если зашла речь об азиатских странах, наши бывшие страны в Азии, скажем, Казахстан, Киргизия, - эти страны гораздо больше продвинулись в европейском направлении, чем Россия, у них приняты законы не применять смертную казнь. В Азии только Узбекистан применяет смертную казнь. И вообще из бывших стран СНГ смертная казнь осталась только в Узбекистане и в Белоруссии.

Карэн Агамиров: Послушаем Виктора Викторовича.

Слушатель: Все преступники и все убийцы трусы по натуре. И когда будет принята смертная казнь, каждый из них подумает, стоит ли это делать, и некоторых это остановит.

Карэн Агамиров: Сейчас я зачитаю вопросы на пейджер. "Я русский, зовут меня Николай. Я думаю, что причина терроризма со стороны чеченцев - это обычная месть. Я помню, в 1995 году, когда Басаев напал на школу, было сообщение, что за четыре дня до этого он потерял всю семью под бомбами". Кстати, Ахмед, скажите, пожалуйста, каково мировоззрение чеченцев и их отношение к смертной казни?

Ахмед Арсамаков: У меня есть исследовательский труд на этот счет. Мировоззрение чеченцев считает, что интересы, правильно понятые интересы человека полностью совпадают с общественными интересами. И если человек несчастлив - это потому, что он окружен плохими людьми. Он несчастен в первую очередь потому, что он не способен приспособиться к их извращенным качествам. И, наоборот, такой человек заслуживает сожаления, а остальным людям нужно подумать, как улучшить свое общество, каждый через себя самого. Вот так считают чеченцы.

Мария Полякова: Возникал вопрос о том, достаточно ли охраняются убийцы. Может быть, поэтому надо казнить, что нет достаточной охраны? Это разные проблемы. Очень часто поднимается эта проблема, подменяется одна проблема другой. Это разные проблемы, которые по-разному решаются. У нас в советской стране проблема решалась таким образом: нет человека - нет проблемы. Кладбище, конечно, экономичнее, кладбище, конечно, компактнее, чем колония. Но это совершенно другая проблема, и ее должны решать, как положено цивилизованным людям. В России когда-то было и сдирание кожи за преступления, и утопление, и сожжение, и вытягивание кишок. Но мы понимаем, что человечество цивилизовывалось. И я думаю, что смертная казнь - это еще атавизм, рожденный в прошлом.

Карэн Агамиров: Пресс-секретарь президента Путина Громов сообщил, что позиция президента в отношении смертной казни остается неизменной: Путин тоже за то, чтобы мораторий продолжал действовать. Президент сказал так на заседании коллегии Генеральной прокуратуры: "Не имеет смысла ужесточать наказание, если государство не может обеспечить неотвратимость этого наказания". Хорошо сказал, да?

Владимир, здравствуйте, слушаем вас.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, вот на этом конгрессе кто-нибудь выступал из противников отмены смертной казни? И вот Мария Федоровна очень хорошо опровергла сама себя. Он говорила про те страны, в которых смертной казни нет, и там она не нужна, там она не требуется. Но вот про нашу-то страну мы этого сказать не можем, потому что у нас уровень преступности растет.

Мария Полякова: Во всех странах, где есть смертная казнь, преступность растет бешеными темпами, ничуть не меньшими, чем, скажем, в других странах, где нет смертной казни. Поэтому это никоим образом проблему не решает. Нужно устранять причины преступности, бороться с причинами, а не со следствием.

Карэн Агамиров: Еще один Владимир, из Подмосковья.

Слушатель: Здесь обязательно "да" и обязательно "нет". Есть причина, представьте, человека вынудили, человека спровоцировали, нервную систему расшатали, и он совершает убийство, - это одно. Надо разбираться и наказывать соответственно. А есть те, кто без всяких причин насилует детей, причем нормальные люди, не психически больные, грабят и убивают при этом. Какое может быть оправдание таким убийцам?

Карэн Агамиров: Владимир, а вы скажите, по отношению к террористам следует вводить смертную казнь? Потому что это будут рассматривать депутаты, которых вы избирали. Вот ваше личное мнение - да или нет?

Слушатель: Я очень долго думал над этим вопросом. Жалко, что они террор делают с детьми. А вообще террор - это месть, это их вынудили. Это уже обстановка, правительство, чиновники - кто-то их вынудил.

Карэн Агамиров: Уходит от ответа Владимир.

Слушатель: Нет, не ухожу. Террористам не всем тоже можно давать смертную казнь, не всем террористам.

Карэн Агамиров: Хорошо. А Валентин Давыдович что думает по этому поводу?

Слушатель: Я думаю вот что. Я хочу сказать для тех, кто считает, что Россия идет собственным путем и нам тут хуже всех, что в Израиле хуже всего. Там нет смертной казни ни для кого, и сотни заключенных отдают за людей, тело или пленного. Поэтому я считаю, что смертную казнь вводить не нужно ни в коем случае, если мы хотим быть цивилизованной страной.

Карэн Агамиров: Сообщения на пейджер. "Я категорически против казни. У нас нет судов, они все не правовые".

"Террористы, особенно сейчас, - это смертники. Против них казнь применять просто бессмысленно".

"Буданов мне отвратителен, но сторонники смертной казни должны его казнить".

"Даже такое чудовище, как Чекатило, надо было изучать, как это из человека происходит".

"Я против смертной казни. Могут пострадать невиновные".

Мы помним, что по делу Чекатило сколько, Борис, казнили невиновных?

Борис Пантелеев: Троих.

Карэн Агамиров: Троих, да. А вот еще одно сообщение: "Я за смертную казнь, так как в эти годы нет воспитательной работы с населением. Чтобы меньше было зла, нужен жестокий закон. Нина Ивановна".

"Почему вы прерываете слушателей, говорящих правду вам в лицо? Терроризм созрел в России на почве моратория, навязанного России на смертную казнь. Вы не ищите истину, а служите злу. Бог вам судья. Марина".

Давайте потихонечку подводить итоги: вводить или не вводить по отношению к террористам смертную казнь?

Алексей Орлов: Я больше, наверное, склоняюсь к "да", чем к "нет", хотя это очень сложный вопрос - смертная казнь и само такое тяжкое преступление, как терроризм.

Борис Пантелеев: Я просто короткую шутку скажу. В Думу внесен новый проект Конституции, состоящий всего из двух слов: "Не убий. Не укради". Дума работает над поправками.

Ахмед Арсамаков: Я бы хотел, чтобы они ввели правило - соблюдать законы, которые сами издают. А то ведь мне с 1992 года, собрав кучу своих детей, пять раз пришлось убегать из своего собственного дома от российских войск.

Карэн Агамиров: Скажите, а сейчас в каком положении вы находитесь?

Ахмед Арсамаков: В очень нехорошем положении.

Карэн Агамиров: То есть ситуация не меняется?

Ахмед Арсамаков: Да. Дом разрушен, имущество отсутствует. Выжить здесь нам тяжело.

Карэн Агамиров: Недавно передавали репортажи о вступлении в должность президента Чечни Алу Алханова, как он приносил присягу, вроде как все движется в правильном направлении:

Ахмед Арсамаков: Мы - временно перемещенные, мы отсутствуем и для Алханова:

Карэн Агамиров: Вами занимается кто-то?

Ахмед Арсамаков: Никто, мы отсутствуем.

Иосиф Раскин: Я хочу сказать, что надо прекратить самое главное убийство, которое совершает в нашей стране власть, - прекратить убийство чеченского народа. И прекратить эту войну. Это возможно. И последнее, по поводу юридической стороны. Когда-то задали вопрос: какая разница между американской Конституцией и советской? Разница такая: свобода совести, свобода митингов, свобода демонстраций - американская Конституция гарантирует свободу, но только после всего этого. Надо законы привести в порядок, надо, чтобы органы, люди законам подчинялись. У нас всегда были самые прекрасные законы.

Мария Полякова: В тех странах, где есть терроризм, где есть смертная казнь, тем не менее, террористические акты совершаются, и они не остановлены. Поэтому надо эту проблему решать политическими средствами, надо усиливать работу спецслужб, которые могли бы влиять.

XS
SM
MD
LG