Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношения пешеходов, водителей и сотрудников ГИБДД


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Сегодня мы поговорим об одной из двух извечных тем - о российских дорогах. Для водителей это не только ямы и ухабы, но и постоянные пробки в крупных городах, отсутствие свободных мест для парковки, неугомонные пешеходы, "чайники" на дорогах, сотрудники ГИБДД. Для пешеходов это препятствия в виде неправильно припаркованных машин, ожидание, когда кто-нибудь из водителей наконец-то смилостивится и тебя пропустит, а не обрызгает грязью из-под колес, страх попасть под автомобиль.

Отношения пешеходов, водителей, сотрудников ГИБДД - тема сегодняшней программы "Человек имеет право".

Гость московской студии Радио Свобода - полковник милиции, начальник Отдела дорожной инспекции Главного управления ГИБДД МВД России Сергей Соболев.

Перед тем как непосредственно приступить к нашей беседе, я хочу дать всем послушать репортаж Владимира Ведрашко из Праги, который расскажет, как строятся отношения водителей, пешеходов и полиции в Чешской республике.

Владимир Ведрашко: В Праге, как и повсюду в крупных городах Европы, главная проблема - стоянка автомобиля. Первый способ ее решения - платные парковки, наземные и подземные многоэтажные. Особое место в системе парковок предназначено для автомобилей, чьи владельцы работают или проживают поблизости. У них несомненный приоритет, они свое право оплатили заранее, о чем свидетельствует талон под ветровым стеклом. Заезжий со стороны автомобилист увидит здесь и дорожный знак, и специальную синюю разметку на мостовой.

На тротуаре возле дома стоит знак: "Парковка автомобиля для инвалида". Это означает, что ни один другой автомобиль ни при каких (подчеркиваю) обстоятельствах не может занять это место. А чтобы заезжий водитель не проморгал знак, место парковки инвалидного автомобиля специально размечено на мостовой. Штраф за нарушение неизбежен.

Тротуары в чешских городах не только предназначены для пешеходов, но и отданы им в безраздельное пользование. Машина, припаркованная даже одним колесом на тротуаре, немедленно блокируется желтым "башмаком" и штрафной квитанцией. Вернуть себе право на передвижение водитель может, вызвав полицейского, оплатив штраф - непосредственно на месте либо на почте.

Бывает, что машину не блокируют, а лишь оставляют под очистителями ветрового стекла предупреждение о вызове в полицию. Однажды я проигнорировал такое предупреждение. Через 5 месяцев мне пришло почтовое уведомление о том, что меня хотели бы видеть в полиции в связи с неправильной парковкой автомобиля на тротуаре на улице такой-то в такое-то время. В полицейском участке приняли оплату и выписали квитанцию.

О правах пассажиров наземного общественного транспорта.

Трамваи и автобусы имеют в Чехии абсолютный приоритет перед автомобилями. И в этом - еще один знак внимания к человеку "безлошадному". Трамвайная линия, если рядом есть хотя бы один ряд проезжей части, не может быть занята никем, кроме экстренных служб и аварийных машин. Если же ряд всего один - для трамвая и для автомобилей, приоритет вагона неоспорим.

Такова культура отношений между людьми на дорогах Чехии.

Кристина Горелик: Это был репортаж Владимира Ведрашко из Праги.

Возвращаясь к репортажу, который только что прозвучал, я хочу добавить, что, исходя из собственного опыта, в Праге и в ряде других стран, в большинстве случаев машина все-таки останавливается перед пешеходом. И, научившись не бояться машин на Западе, очень сложно бывает перестроиться в России, когда по привычке начинаешь переходить улицу перед автомобилем, а он даже не пытается затормозить.

Сергей Агеевич, скажите, пожалуйста, можно ли считать, что мои права как пешехода нарушаются такими водителями?

Сергей Соболев: Действительно, взаимоотношения между пешеходом и водителем у нас в стране, к сожалению, желают лучшего. И если человек находится в состоянии пешехода, он считает, что автомобиль должен уступать. Если же этот пешеход садится за руль, он считает, что - наоборот. И вот эти взаимоотношения у нас в правилах отрегулированы, и записано, что водитель должен уступать, именно уступать пешеходу движение на нерегулируемых перекрестках.

Если посмотреть вот то, о чем вы говорите, - действительно, никто у нас в Москве не уступает. Хотя есть примеры у нас, есть города, в которых вот эта дисциплина и это уважение к водителю, и дисциплина к соблюдению правил - более привиты. Очевидно, там надзор за соблюдением этого пункта правил осуществляется лучше. Я могу привести в пример город Кемерово.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас звонок, первый звонок. Давайте мы его послушаем.

Говорите, пожалуйста.

- Здравствуйте. Меня зовут Александр. Я живу на улице Сущевский вал, которая сейчас стала частью Третьего транспортного кольца. И вот - совершенно неожиданная вещь. Нам казалось, что на нашей улице станет лучше, когда она стала частью кольца. Оказалось, что теперь машины беспрепятственно ездят по тротуару параллельно проезжей части. Мало того, что едут: они гудят в спину пешеходам, чтобы мы уступали им дорогу!

Я по этому поводу обращался к дежурным милиционерам, которые приезжали к нам. Я обращался к начальству ГИБДД, но, к сожалению, никаких результатов не было.

Неужели это такая непреодолимая и нерешаемая вещь? Спасибо.

Кристина Горелик: Сергей Агеевич, пожалуйста.

Сергей Соболев: Ну, я думаю, что здесь вот этот конкретный случай еще раз подтверждает тезис о неуважении водителей, когда они находятся в автомобиле, к тем пешеходам, когда есть необходимость преодолеть (именно преодолеть - я еще раз подчеркиваю) улицу или проспект в том месте, где это обозначено соответствующими знаками.

Одними административными мерами, наверное, к сожалению, здесь порядка не навести. Хотя я считаю, что здесь есть недоработка именно со стороны дорожно-патрульной службы, которая обязана осуществлять надзор за соблюдением правил дорожного движения. И если бы сумели организовать, допустим, вот даже на этом пересечении, хорошие специальные мероприятия и не оставили безнаказанным ни одно нарушение со стороны водителей, вот тогда бы, может быть, в следующий раз водитель подумал бы, стоит или не стоит ему нарушать и пренебрегать этим пунктом правил.

Хотя, честно могу сказать, штраф за это нарушение смешной - 1 так называемый МРОТ, в народе говорят - один минимальный заработок. Это значит 100 рублей на сегодняшний день. Конечно, это смешной штраф.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас еще один звонок. Давайте послушаем.

Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

- Мне часто приходится ездить в Кострому, и на дорогах... Вот был случай под Ярославлем. Молодые люди прямо подъезжают спереди, останавливают машину. Недавно - недалеко от Москвы в ночное время, естественно. Мы пораньше выезжаем, и прямо чуть ли не... ну, я не знаю, "Мерседес", по-моему. Нагло так пытается остановить. Ну, хорошо - водитель был опытный. Мы проскочили. А вот под Ярославлем пришлось чуть ли не отбиваться. Требуют какие-то деньги для каких-то там парней. Если откажешься, они держат руку за пазухой.

Короче говоря, обстановка вот на этой дороге, я не знаю, как на других, на этой дороге...

А когда гаишникам (уже днем они останавливают, проверяют) говоришь: "Что у вас на дорогах творится?", они говорят: "Да это хорошо, что вам все обошлось".

Представляете, какой беспредел? И никому это не надо. Спасибо большое.

Сергей Соболев: Это обычные попытки, и я так чувствую, что поборов и разбоя на дорогах, - вы не сказали, в форме или без формы, которые останавливают. Я так понял, что это были обычные бандиты, потому что, хотя они не осуждены и не признаны преступниками, поэтому я слово это не употребляю. А то, что сотрудники ГИБДД не прореагировали, я ваш звонок записал, и мы переговорим с ярославским начальником ГИБДД, чтобы к этому вопросу о порядке на дорогах именно со стороны преступного элемента все-таки они осуществляли какие-то мероприятия, это так же входит в обязанности сотрудника ГИБДД, как и любого сотрудника милиции.

Кристина Горелик: У нас еще один звонок. Давайте послушаем звонок, а потом уже я задам вам свой вопрос.

- Здравствуйте. Вас беспокоит Римма Васильевна, Москва. Скажите, пожалуйста, новое что-нибудь есть в правилах дорожного движения? Когда едешь по окружной дороге, то грузовики едут абсолютно по всем линиям, и приоритета легковым машинам совершенно нет. И работники ГИБДД не делают никаких замечаний водителям. Что это, как это объяснить?

Сергей Соболев: Римма Васильевна, к сожалению, в последних правилах, которые утверждены постановлением правительства, ту норму, которая запрещала занимать грузовикам левый ряд, отменили просто-напросто, поэтому вот сейчас так водители большегрузных автомобилей и ведут себя. Так сказать, наши пожелания, если вы видели, просто вывесили сейчас табличку по левому ряду с такой просьбой, с пожеланием: "Водитель! Не занимай левый ряд!". Но никакой административной ответственности, юридической ответственности эти таблички, к сожалению, не имеют.

Кристина Горелик: Спасибо. Все-таки свой я вопрос задам. Как раз к вопросу о новых законах. Очень важный вопрос про налоги на машины. Что делать людям, которые водят машину по доверенности? И - немножко поподробнее о самих налогах; вот что это за закон?

Сергей Соболев: До 1 января контроль за сбором данного налога осуществляла госавтоинспекция, а сейчас все в свои руки берет налоговая инспекция. Налог будет взиматься с транспортных средств. Там есть градация по суммам: до "100 лошадей", больше "100 лошадей", и уже там за 200, и так далее, то есть, различные виды налогов. Я о сумме говорить не буду. Именно по самой процедуре.

Из налоговой инспекции каждому владельцу автомобиля...

Кристина Горелик: Именно владельцу?

Сергей Соболев: Да. Владельцу должно прийти налоговое извещение, в котором есть расчет, уже конкретные суммы записаны, куда и сколько нужно будет заплатить. Этот налог платится в течение года. Те владельцы, которые отдали свою машину по доверенности (в народе это называется "продал по доверенности", хотя такой формы продажи по доверенности нет)...

Кристина Горелик: Но мы исходим из реальности, когда все-таки продают по доверенности.

Сергей Соболев: Да. Кто на три года, кто на два, и так далее. Здесь несколько путей выхода из этой ситуации. Или же прийти в налоговую инспекцию и показать копию доверенности, если она осталась, или же справку или копию у нотариуса взять, поскольку у них тоже копия остается, если вы хотя бы примерно помните, когда это было, в каком году, и насколько, я, честно сказать, не знаю, у них архивы, сколько лет они хранятся.

И если ваш доверитель, тот, которому вы отдали автомобиль, достаточно честный и корректный, он имеет право сам обратиться в налоговую инспекцию и сказать, что "вот автомобиль, который принадлежал тому-то и тому-то, на самом деле, находится у меня, и я буду платить за него налоги". Я думаю, что они с удовольствием возьмут этот налог с данного транспортного средства.

Если же он будет избегать налогов, то придется уже непосредственно владельцу побегать, поискать. Вплоть до обращения, до объявления данного автомобиля в розыск.

Кристина Горелик: В связи с принятием нового административного кодекса: какие изменения вам кажутся наиболее важными, которые произошли во взаимоотношениях водителей и сотрудников ГИБДД?

Сергей Соболев: На мой взгляд, одним из положительных элементов, которые этот кодекс привнес, стало то, что инспектор и водитель общаются без денег. Это была наша инициатива, чтобы уйти во взаимоотношениях от оплаты штрафа на месте. Может быть, это неудобно водителям, но мы считаем, что это позволит оградить от мздоимства. Хотя чаще всего водитель сам проявляет инициативу и старается дать какие-то деньги, чтобы избежать официального наказания.

То, что ужесточено наказание за управление в нетрезвом состоянии.

То, что рассматривать те нарушения, за которые предусмотрено кодексом лишение водительских прав, - сейчас прерогатива судов. Здесь, может быть, неудобства и для водителей, тех, кто вот подвергается такому наказанию, поскольку надо в суд ехать, надо время терять и так далее, и так далее. Но, на наш взгляд, законодатель пошел на это правильно, потому что, во-первых, статус судей поднимает, во-вторых, никто не имеет права лишить человека каких-то вот его законных прав на управление автомобилем. Только суд.

Кристина Горелик: Вот вы сейчас упомянули о том, что ужесточили правила в отношении пьяных за рулем. Вот сейчас как раз прошли новогодние праздники, правда, не все (у нас еще впереди - Старый Новый год). И конечно, наверное, число водителей, находящихся в алкогольном опьянении, в праздники возрастает. Или нет?

Сергей Соболев: Да. Здесь, к сожалению, такая статистика есть, и количество выявленных водителей в состоянии алкогольного опьянения увеличивается. Если в обычные дни среднестатистически в Москве где-то в районе 50, то в праздники - 70 и более. Но это не значит, что такое количество было именно в состоянии алкогольного опьянения. Их гораздо больше. Это только выявленные, те, которые вызвали какое-то подозрение или были остановлены для проверки документов.

Кристина Горелик: Скажите, а вот меня интересует такой вопрос. Сейчас сотрудники ГИБДД могут освидетельствовать водителя на алкоголь только при присутствии врачей или нет?

Сергей Соболев: Если водитель отказывается вот проверить себя через трубку Мохова-Шенгаренко, то только в присутствии медицинского работника.

Кристина Горелик: Но водитель имеет право отказаться?

Сергей Соболев: Да-да-да. Он отказывает именно с трубочкой, и тогда доставляется или в медицинское, или же врач, если это идет какая-то операция, то обычно в составе бригады присутствует и врач, который определяет состояние опьянения.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас еще один звонок. Давайте послушаем.

- Добрый вечер. Я хотел бы задать вопрос вашему гостю. Вот мне часто приходится выходить на станции метро "Октябрьская"-радиальная, это прямо рядом со зданием Министерства внутренних дел. Очень часто там остановка троллейбуса бывает блокирована автомобилями. Притом, иногда это бывают как раз работники Министерства внутренних дел. И работники ГАИ никогда не пытаются там навести порядок, а только смотрят, как бы было удобнее своим. А известна поговорка, что рыбу надо чистить с головы, а порядок наводить сверху.

Вот я думаю, что для начала надо бы навести порядок там, и тогда будет видно, что это действительно правила для всех. А потом и в других местах тоже. Чтобы права простого пассажира троллейбусного были не меньше, чем права владельца толстого джипа. Спасибо.

Сергей Соболев: Я с вами полностью согласен. Если там действительно автомобили сотрудников Министерства внутренних дел, которое действительно на углу находится, это вдвойне неэтично. И как по служебной этике, так и чисто по совести - должно быть каждому для себя понятно, что нарушение, которое произошло по вине сотрудника органов внутренних дел, оно является отрицательным примером для всех водителей.

Я тоже иногда с болью и стыдом смотрю, когда машины с синими номерами идут по встречной полосе без маяков, безо всякой нужды, безо всякой необходимости. Я честно скажу, что мне стыдно за таких сотрудников. Но обычно это вольнонаемные сотрудники милиции, которые считают, что вот раз у него машина с синими номерами, то он имеет право отступать от правил дорожного движения. Хотя мы все с вами знаем, что только машина с маяком, раскрашенная, и с официальным звуковым сигналом имеет право отступать в соблюдении правил безопасности для других участников дорожного движения.

Что касается вот этой проблемы парковки, в том числе и на автобусных остановках (хотя мы все с вами знаем, что в правилах записано: 15 метров до остановки общественного транспорта), то я думаю, что если законодатель вернет то право эвакуировать неправильно припаркованные автомобили, мы тогда бы быстрее порядок навели в городе Москве и в других городах.

Кристина Горелик: Вот, Сергей Агеевич, как раз по поводу эвакуаторов я вас хотела спросить. Дело в том, что многие правозащитники говорят о том, что эвакуатор нарушает права человека, поскольку, в конце концов, эвакуация автомобиля оборачивается, так сказать, навязываемой водителям платной услугой.

Вот как решить проблему, не нарушая права человека? Может, разработать какую-то определенную систему штрафов, которая бы работала? Или использовать блокираторы колес? Вот как вы видите решение проблемы неправильно припаркованных машин?

Сергей Соболев: К сожалению, правозащитники считают, что и блокираторы колес - это нарушение прав человека. Но давайте посмотрим на ту проблему, что человек, права которого правозащитники защищают, нарушает права гораздо большего количества людей и создает неудобства гораздо большему количеству людей.

Вы, наверное, и сами видели, когда брошен или неправильно припаркован автомобиль, и троллейбус просто из-за длины контактов не может проехать и стоит и 10, и 15, и неизвестно сколько времени, поскольку машина брошена, и водителя нет. И инспектор, даже если он видит, что машина неправильно припаркована, он ведь тоже не может стоять час-два-три возле этой машины и дожидаться водителя, чтобы составить на него протокол. Поэтому вот создается впечатление у всех, что инспектор просто не работает с неправильно припаркованными автомобилями.

Мы же считаем, что у нас, к сожалению, связаны руки. Поэтому здесь все-таки я бы призвал (если кто-то нас из правозащитников слышит) постараться найти золотую середину - не нарушать как права всех граждан, которые участвуют в движении, и не нарушать права конкретного человека. Поэтому, наверное, все-таки наказываем одного за это нарушение, во благо других.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас звонок. Давайте послушаем.

- Я тоже хотела бы вот спросить у нашего высокого гостя. Вот, скажите, пожалуйста, я жительница Крылатского, и часто мне приходится ездить на работу после 11 дня. И я заметила, что (это не первый год уже) дороги бывают совершенно перекрыты. Участок шоссе - Рублевское шоссе и до Кутузовского проспекта. Мы просто не можем попасть на работу, мы стоим в пробках. Светофоры закрыты по 40 минут, по часу.

Скажите, что-то предполагается с этим сделать?

Кристина Горелик: Спасибо вам за звонок. Сергей Соболев, полковник милиции.

Сергей Соболев: Я постараюсь вам ответить, но, к сожалению, Рублевское шоссе и Кутузовский проспект, вы знаете, это трасса специального назначения. Я не знаю, то ли это было связано с мероприятиями, как трасса специального назначения, или ж с какой-то неполадкой светофоров - то, что вы говорите, светофоры горят там по 40 - по 30 минут в одном режиме, и никакой помощи никто из сотрудников ГИБДД не оказывает.

Это направление, к сожалению, действительно достаточно сложное - что по Рублевке и после уже МКАДа, и вот сюда, в центр.

Ну, а если это было связано с движением президента, то здесь я вам, к сожалению, не смогу ни помочь, ни подсказать, поскольку это все в руках уже ФСО.

Кристина Горелик: Но что-то можно сделать с этим, чтобы люди не стояли по часу, по 40 минут, ждать, пока проедет кортеж?

Сергей Соболев: Ну, наверное, можно сделать. Наверное, какие-то пожелания высказать, чтобы другим видом транспорта передвигался наш президент. Если это связано именно с этим.

Но насколько я знаю, что реакция президента... Вы помните, когда в Новосибирске было года 2 назад, там действительно полгорода остановили по той причине, что в гости приехал президент, и он достаточно жестко высказал критику именно в адрес ГИБДД, что не было необходимости перекрывать, допустим, на час, что хватило бы и полчаса, и 20 минут, когда проехал, и все это уже движение пустить в том режиме.

Но поскольку транспорт накапливается, даже за эти 40 минут, очевидно, просто потом рассосаться очень тяжело. Его ведь надо куда-то деть. Он должен постепенно уйти или на другие улицы, или здесь движение восстановится.

Кристина Горелик: Конечно, хотелось бы, чтобы не только водители внимательнее относились к пешеходам на дороге, но и представители власти проявляли большее уважение к обычным участникам дорожного движения.

К сожалению, время нашей программы подходит к концу. Продолжение беседы с полковником милиции, начальником отдела дорожной инспекции Главного управления ГИБДД МВД России Сергеем Соболевым слушайте в следующую среду в 17:07 по московскому времени.

XS
SM
MD
LG