Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Референдум по чеченской конституции


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:
- Референдум по чеченской конституции

Дата референдума по чеченской конституции назначена на конец марта, 23 число, хотя время референдума еще может измениться. А вот число его потенциальных участников растет. Лагеря временных переселенцев в Ингушетии закрываются, беженцы возвращаются в Чечню. Такова официальная информация. Правозащитные организации свидетельствуют, что жителей палаточных городков выселяют в Чечню силой.

Мы связались по телефону с членом правительственной комиссии по миграционной политике Лидией Графовой, которая накануне новогодних праздников была на Северном Кавказе в лагерях беженцев.

Лидия Ивановна, буквально перед Новым годом вы ездили в лагеря вынужденных переселенцев на территории Ингушетии, которые практически закрываются, и, причем, власти продолжают утверждать, что возвращение людей оттуда в Чечню происходит абсолютно добровольно.

Что вы там видели, в Ингушетии?

Лидия Графова: Мы видели абсолютный беспредел. Ну, самое первое сражение власти, победу (вернее так) одержали над лагерем "Иман" в Ике-Юрте. Это был самый благоустроенный лагерь. Там жило 3 600 беженцев. Там была парикмахерская, баня, две школы, медпункт, психологический реабилитационный центр, спортивный зал. Теперь там заснеженный пустырь. Люди, буквально как тараканы, разбежались, живут в котельной, в мастерской, в бане, на складе удобрений, где дышат ядовитыми парами.

И все это называется - "власти заботятся о беженцах, которым, "ну, нельзя уже четвертую зиму жить в палатках". Понимаете? Вот это вот лицемерие - это самое омерзительное.

Прямо говорить, что их изгоняют в Чечню (хотя это мечта у властей), они не могут, потому что и так позорище, и так все зарубежные организации (ООН, ПАСЕ и так далее) возмущаются. Так вот, они говорят, что снимают палатки, улучшая условия жизни людей. Ну, а как улучшаются эти условия, мы видели.

Были в Грозном, смотрели эти пункты временного размещения. Кстати говоря, там, в общем-то, неплохо. Но там идет битва. Тех людей, которых из Знаменской уже полгода назад переселили, обещали дать место, там они совершенно без крыши, путешествуют и ждут. А те здания, которые должны были еще летом введены в строй, до сих пор не вводятся.

В общем, это настоящий психологический террор против людей, потому что применяются все возможные методы (пока что только без дубинок) для того, чтобы люди переезжали в Чечню. Зачем это нужно? Как можно так издеваться над и без того измученными людьми? Это в человеческом сознании не умещается.

Владимир Бабурин: Для чего нужно - я думаю, на этот вопрос, кстати, несложно ответить. В Чечне готовится проведение референдума, и надо показать, что вот люди возвращаются, обстановка нормализуется, война закончилась, остались последние там несколько бандформирований, которые вот-вот добьют, и все прекрасно, все замечательно. Так что ответ на этот вопрос есть.

Лидия Графова: Такой демагогический ответ, конечно, ну, такой политический, поверхностный - есть, но если кому-то все-таки хочется, чтобы поменьше лилось крови, кому-то хотелось бы думать, что президенту это уже все-таки хочется... Так пополнять ряды боевиков - а это будет неизбежно, потому что так нагло выброшенные из этих палаток на пепелища в Чечню мужчины, пережив зачистки (это тоже неизбежно), они не смогут вытерпеть. Или они исчезнут, или их заберут, или, когда они увидят издевательства над своими близкими, они будут вынуждены уйти в отряды сопротивления.

Вообще, все безумие, которое происходит в Чечне сегодня, переселяется в Ингушетию. Давно известно, что чеченская война, в основном, идет с мирным населением. Это партизанская война. Так вот эта война сегодня уже заполонила Ингушетию. Вот это вот мирное население в Ингушетии, вот эти вот измученные беженцы, они каждый день испытывают этот террор. Ведь это же надо иметь просто какую-то немыслимую силу воли, чтобы каждый день заниматься тем, что приходить в эти лагеря, терроризировать этих людей, натравливать на них (местное население уже натравливается).

Мне позвонили из лагеря "Сацита". Ночью туда ворвались люди в масках, раздались выстрелы из автоматического оружия. Стали забирать четверых молодых людей. Что это за люди, трудно сейчас сказать, но при этом женщин терзали, женщину с ребенком по земле тащили (с маленьким, с 5-месячным ребенком). Илаеву Седу, которую я лично знаю, это прекрасная женщина, она попробовала защитить вот эту вот мать, которую били прикладом по спине. И вот - пожалуйста, мне передали: у нее перебито 2 ребра, у женщины, которая защищала мать с 5-месячным ребенком.

Вот это творится в лагере "Сацита" в Ингушетии. То есть зачистки начались уже в Ингушетии.

Если референдум проводится прикладами по женским спинам, то не знаю, какая предполагается демократия в нашей стране.

Владимир Бабурин: Лидия Ивановна, вы ездили сейчас на Северный Кавказ как член правительственной комиссии по миграционной политике. Вот вы к кому-то из руководства вашей комиссии обращались? И вообще, хоть какая-то отдача от ваших поездок есть? Кто-то к вам прислушивается?

Лидия Графова: Вообще-то, я ездила с гуманитарной миссией "Из рук в руки". Но при этом я была вместе с президентской комиссией Эллы Памфиловой. Я была просто рядом с ними. Эту комиссию сопровождали высокие милицейские чиновники, каждого из которых я давно и хорошо знаю, и с которыми очень давно беседую.

И они абсолютно искренне, так истово заявляли, что вот какие неблагодарные, несознательные беженцы. Ведь вся политика якобы ФМС, которая сейчас передана милиции, сводится к тому, чтобы улучшить их условия. Потому что - "ну, не по-человечьи жить в палатках четвертую зиму". И им предлагается переселиться под твердую крышу.

Вообще-то, их, конечно, хотят выгнать в Чечню, но поскольку это было бы просто на глазах международных организаций совсем недопустимо, им говорят это устно, а письменно, так сказать, предлагается переселиться в разбитые цеха завода, допустим, в райцентре Малгобек. Где нет ни окон, ни дверей, где вот, ну, просто невозможно жить. Люди сопротивляются, и вот понимаете, война палаткам объявлена.

Вот это вот лицемерие в людях воспитывает дикую ненависть. А что делается с детьми? Ведь они вот, допустим, в этом лагере "Иман" в Ике-Юрте учились в двух школах. В этих школах были созданы все условия. Теперь большинство из этих детей вообще не могут учиться. Вот даже было обследование. Поехали по адресам в Грозном, куда уехали эти дети, - никто из них не учится.

Зачем мы воспитываем себе врагов на будущие времена, понять очень трудно.

Владимир Бабурин: Всегда нервно реагируют российские власти на голоса на Западе. Вот случай буквально последних дней. Была ликвидирована виза у известного германского журналиста Гюнтера Вальрафа, и не пустили его в Россию, хотя он хотел съездить в Чечню.

Для тех наших слушателей, кто не помнит или не знает, я напомню, что был очень популярен во времена Советского Союза этот тогда западногерманский журналист. Он как раз прославился тем, что описывал, как живут в ФРГ национальные меньшинства, в частности, турки. Делал он это действительно мастерски. Он гримировался, красил волосы в черный цвет, вставлял цветные линзы. То есть вот становился внешне совсем турком и потом рассказывал, что он видел. Вот попробовал бы он сделать это в Москве!

Лидия Графова: Вообще-то, журналистов, естественно, боятся, потому что происходит такая совершенно наглая, циничная ложь. Вообще, вся чеченская война - это сгусток лжи.

Ну, представить себе, что, допустим, Управление Верховного комиссара ООН, которое давным-давно работает в зоне военных действий, дает цифру: 110 000 внутренне перемещенных лиц остается в Ингушетии. Президент Зязиков заявляет: всего 60 000 осталось, а 78 000 добровольно переселились в Чечню.

Кстати, член комиссии президентской по правам человека Людмила Алексеева заявляет по телевидению, что президент Зязиков, мягко говоря, заблуждается, обманывает.

На встрече с правительством Ингушетии мне довелось присутствовать. Там откуда-то взявшиеся представители общественности стали Людмилу Алексееву обвинять в том, что она оскорбила весь ингушский народ, обвинив президента Зязикова, что он врет. Ну, Людмила Михайловна правильно ответила: "Пусть он не врет, тогда я не будут говорить, что он врет".

Вот такая вот идет ложь, бесстыдная. И самое страшное, что говори - не говори правду, ее просто не слышат.

Вот эта президентская комиссия, искренняя Элла Памфилова, которая заявляла беженцам: "Как, вам не разрешают? Датскому совету не разрешают новые палатки? Люди живут в дырявых... Да не может этого быть! Да если вам будут запрещать, я приеду, сама поставлю новую палатку!" Она считает, что это может действительно помочь. Самое страшное, что с вами будут соглашаться, даже что-то вам пообещают, но как чеченская война идет по своим каким-то чудовищным рельсам и не останавливается, так и вот эта вот война против беженцев в Ингушетии, она тоже идет неостановимо. И после того как совершенно чудовищно разгромлен лучший лагерь "Иман" в Ике-Юрте, наверное, очередь за "Бэлой", "Сацитой", "Алиной", "Спутником", "Бартом" и другими лагерями, где, в общей сложности, жили 30 000 беженцев, наверное, все-таки тоже наступит. Хотя в этих лагерях жили отнюдь не сладко.

В "Барте" только что я видела женщину, у которой в палатке сгорело 3 маленьких детей. Она отлучилась на минутку, у нее сгорела палатка, потому что были перебои с газом.

В этом же "Барте" 11 декабря 11-месячный ребенок замерз от холода.

Вот так вот они живут и цепляются за эти утлые стенки палаток, потому что все-таки это какая-то надежда, что, переселившись в Чечню, ты не попадешь под зачистки и под издевательства. Но вот эти издевательства психологические, они сейчас полностью заполоняют Ингушетию.

Ингушетия, а потом дальше ведь - Россия. Все, что происходит там, это наступление на права каждого из нас. Мне очень жаль, что наши россияне, которые в это время празднуют все еще новогодние, рождественские праздники, не очень понимают, что заложники-беженцы в Ингушетии и чеченские беженцы, которые (их немного в России) боятся выходить на улицу, что это люди, которых мы просто обязаны защитить. Потому что этот грех нам не простится. Мы обязательно за него заплатим потом лишением своих собственных свобод.

Владимир Бабурин: Лидия Графова - о возвращении чеченских беженцев из Ингушетии в Чечню.

И в продолжение темы. В связи с тем, что полковника Юрия Буданова освободили от уголовной ответственности по причине временной невменяемости и распорядились перевести в психиатрическую больницу, организация "Международная амнистия" выразила обеспокоенность по поводу обстановки безнаказанности, царящей в Российской Федерации.

Полковник Буданов, командир танкового полка российских войск в Чечне, был привлечен в Ростове-на-Дону на юге России к судебной ответственности за похищение и убийство 18-летней чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Обвинитель решил игнорировать установленный при вскрытии тела факт о том, что перед смертью девушку изнасиловали. "Международная амнистия" проявляет озабоченность в связи с еще одним случаем отсутствия правосудия.

Полковник Буданов был самым высокопоставленным из привлеченных к ответственности российских офицеров в Чечне, который предстал перед судом за серьезное преступление против гражданского населения. "После привлечения к суду за убийство, за которое полагается максимальный, 20-летний срок тюремного заключения, распоряжение о переводе полковника Буданова в психиатрическую больницу еще больше подорвет уверенность гражданского населения Чечни в том, что на правовую систему можно положиться в поисках защиты и справедливости", - говорится в заявлении "Международной амнистии".

Суд над полковником Будановым начался в феврале 2001 года. Он несколько раз откладывался для проведения судебно-психиатрической экспертизы, которая вначале признала Буданова вменяемым и ответственным за свои действия. Последняя экспертиза была по требованию суда проведена государственным институтом имени Сербского, который в свое время подвергся сильной критике за ту роль, которую институт сыграл при использовании психиатрии для политических целей в советский период. Институт поддержал заявление Буданова о временной невменяемости.

Адвокат семьи Кунгаевых Абдулла Хамзаев заявил о несправедливости в отношении жертвы преступления и ее семьи. Российские правозащитные организации также критиковали решение суда, назвав его "нечестным и несправедливым".

Одним из главных факторов, содействующих продолжению нарушений в Чечне, является не привлечение российских военнослужащих к ответственности российским правосудием, подчеркивает "Международная амнистия". Российские официальные лица должны выполнять свой долг и обеспечивать тщательное и беспристрастное расследование всех обвинений в нарушениях прав человека. Виновные должны привлекаться к ответственности, а жертвы иметь эффективные средства судебной защиты.

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Военная прокуратура России опротестовала решение суда по делу полковника Буданова и потребовала отменить его. Обвинение по-прежнему считает, что Буданов должен быть приговорен к 12 годам лишения свободы за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. В конце минувшего года суд Северо-Кавказского военного округа признал Буданова невменяемым и освободил от уголовной ответственности.

Европейская комиссия выделяет еще 3 миллиона евро на помощь жителям Чечни. Выделяемая сумма позволит организации "Всемирная продовольственная программа" продолжать в течение этой зимы свою деятельность в Чечне и в лагерях чеченских беженцев в Ингушетии. С осени 1999 года Европейский союз уже выделил более 90 миллионов евро на помощь жертвам войны в Чечне.

Немецкому журналисту Гюнтеру Вальраффу, прибывшему 7 января в аэропорт "Шереметьево", отказано во въезде в Россию. Журналист собирался посетить Чечню вместе с бывшим министром труда ФРГ Норбертом Блюмом и руководителем неправительственной организации "Кап Анамур" Рупертом Нойдеком, которые из солидарности вернулись вместе с ним в Германию. Как заявляет Федеральная погранслужба России, Вальраффу отказано во въезде на законном основании "в целях обеспечения безопасности государства". Председатель правозащитной организации "Мемориал" Олег Орлов осудил действия властей, подчеркнув, что немецкие общественные деятели направлялись в Чечню с гуманитарной миссией по предложению представителей администрации республики.

В Москве Мещанский суд обязал Останкинскую прокуратуру возбудить уголовное дело против издателей учебника "Основы православной культуры". По мнению правозащитников, выход в свет этого школьного учебника нарушает статью Конституции о светском характере государства, а также сеет межнациональную и межрелигиозную рознь.

Папа Римский Иоанн Павел II подверг критике высылку из России в минувшем году нескольких католических священников-иностранцев, выразив глубокую озабоченность враждебным отношением к католикам в России. Напряженность между Москвой и Ватиканом усилилась в прошлом году после того, как Ватикан решил создать в России католический епархии. Патриарх Всея Руси Алексий обвинил Римско-католическую церковь в экспансионизме.

На прошлой неделе в Москве по подозрению в похищении и убийстве известного интернет-журналиста Владимира Сухомлина задержаны два подмосковных милиционера и сотрудник частного охранного предприятия. Владимир Сухомлин - один из создателей интернет-портала "Военно-исторический форум", сайтов Сербия.ру и Чечня.ру.

Белорусские правозащитники серьезно обеспокоены продолжающимися нарушениями прав человека в стране. Только в прошлом году были арестованы 3 журналиста и закрыты 5 оппозиционных газет. Выступления белорусской оппозиции и ее сторонников жестоко подавляются властями, говорится в докладе правозащитной организации "Хартия-97".

Международная гуманитарная организация "Врачи без границ" призвала власти Москвы принять неотложные меры помощи бездомным в условиях установившихся сильных морозов. В Москве на 100 000 бродяг приходится всего 8 государственных ночлежек. С осени в Москве от холода погибли более 270 бездомных.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

И еще раз вернусь к теме, которую я упомянул в беседе с Лидией Графовой.

Немецких правозащитников, среди которых был известный писатель и журналист Гюнтер Вальрафф, не пустили в Россию. Официальное пояснение российских властей: у журналиста была туристическая виза, и он не имел права заниматься в России профессиональной деятельностью.

Шереметьевская история комментировалась на родине Вальраффа, в Германии. На нее, в частности, обратил внимание солидный немецкий еженедельник "Шпигель". С публикацией вас познакомит Вероника Боде.

Вероника Боде: "Поездка закончилась на первой же границе", - пишет "Шпигель". Журналист Гюнтер Вальрафф, который вместе с Норбертом Блюмом и Рупертом Нойдеком собирался проинформировать общественность о нарушениях прав человека в Чечне, был задержан в московском аэропорту и отправлен домой.

Неприятности начались с самого вылета из Франкфурта. Со значительным опозданием примерно в 16:30 по московскому времени самолет "Люфтганза" с создателем гуманитарной организации "Кап Анамур" Нойдеком, экс-министром по вопросам труда Блюмом и Вальраффом на борту приземлился в Москве. Однако трем правозащитникам так и не удалось ступить на российскую землю. Уже на границе один из офицеров отозвал Вальраффа в сторону. Ему поступило указание аннулировать въездную визу, заявил пограничник озадаченному журналисту.

Вальраффа препроводили в служебное помещение аэропорта "Шереметьево". Блюм и Нойдек последовали за ним. Вопреки всем протестам офицеры оставались непоколебимы: Нойдек и Блюм могут продолжать путешествие, но без Вальраффа. Обоснований никаких. Один очевидец говорит: там была очень напряженная и неприятная атмосфера.

От Вальраффа потребовали улететь домой тем же самолетом. Блюм и Нойдек присоединились к нему и тоже вернулись обратно. Прибыв во Франкфурт, журналист обрушился с критикой на грубое и агрессивное обращение со стороны российских спецслужб.

Наблюдатели предполагают, что к данному шагу российские власти побудило интервью Вальраффа о ситуации в Чечне, в котором журналист остро критиковал главу российского государства Владимира Путина за его политику в кавказской республике, нарушающую права человека.

Первоначально Блюм, Нойдек и Вальрафф собирались в четверг въехать в Чечню через Ингушетию. Об этом уже была достигнута договоренность с главой администрации Чечни Ахмадом Кадыровым.

Владимир Бабурин: Это была публикация в немецком журнале "Шпигель". С ней вас познакомила Вероника Боде.

XS
SM
MD
LG