Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с полковником милиции, начальником отдела дорожной инспекции Главного управления ГИБДД МВД России С. Соболевым


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:
- Беседа с полковником милиции, начальником отдела дорожной инспекции Главного управления ГИБДД МВД России С. Соболевым

Нашу прошлую программу, посвященную отношениям пешеходов, водителей и сотрудников ГИБДД на российских дорогах, после прямого эфира мы продолжили в записи, чтобы ответить на другие вопросы слушателей Радио Свобода.

Сегодня мы представляем вашему вниманию записанную беседу с полковником милиции, начальником отдела дорожной инспекции Главного управления ГИБДД МВД России Сергеем Соболевым.

Сейчас мы дадим звонок от нашего радиослушателя, который задаст вопрос гостю программы "Человек имеет право".

- Добрый вечер. У меня такой вопрос. Во дворах очень много машин, которые стоят на тротуарах, в неположенном месте. И наши дорожные службы на это никак не реагируют. По крайней мере, не видно никаких талончиков на оплату штрафа и прочего. Ну, помимо неудобства для людей, просто пешеходов, которые живут во дворах, это еще рождает моральную проблему, на мой взгляд. Человек, например, подъезжает к своему дому, берет и ставит машину вот не просто так, а на тротуаре, по которому ходят люди, так? Увеличивает в обществе количество озлобленности, вот я бы так, если можно себе позволить, выразился. Загораживает просто проход.

Если о Москве говорить, то я могу конкретно сказать, у нас Дмитровский проезд, значит, это метро "Дмитровское" и "Тимирязевская".

Сергей Соболев: Извините, я понял эту проблему, проблему дворовых территорий, о которых вы сейчас говорите. Это как раз проблема ночного "отстоя" транспорта. Вот о чем мы говорили уже в прошлой программе. Только там мы обсуждали движение пешеходов и движение водителей, а здесь вопрос места жизненного пространства жителей определенного дома, двора, и место парковки, хранения транспорта жителей этого же дома.

В соответствии с законом о безопасности движения, эти взаимоотношения должны регулироваться органами местного самоуправления. То есть, должны быть определены места для парковки. Ведь, по градостроительным нормам, на каждый дом в зависимости от количества квартир должен быть расчет, какая площадка нужна для хранения автомобилей. К сожалению, особенно в Москве эта норма нарушается. Когда отводятся земельные документы, об этом, к сожалению, никто не думает. И только по настоянию ГИБДД, особенно вот сейчас, в последнее время, в центре города мы не подписываем ни один документ, где сразу не запроектирована парковка (или это подземный гараж, или это гараж возле здания или жилого дома). Но, к сожалению, вот те, кто решает вопросы землеотвода, идут на это неохотно.

А что касается вот вашего конкретного адреса, то я думаю, что вам просто надо написать в местный муниципалитет или префектуру, которая должна заняться этим вопросом, отвести конкретную площадку под хранение автомобилей и убрать их с тротуара.

Здесь можно привлечь и органы санэпидемнадзора. Есть норма тоже, что ближе 15 метров от жилого дома автомобили хранить нельзя. Тем более, он же заводит двигатель, все это попадает в окна первых-вторых этажей и так далее. Все это должно быть урегулировано.

- Хорошо. Это все прекрасно, но, в общем-то, вопрос еще и в другом. Органы, собственно, дорожные службы-то... Почему у нас никто не выписывает за это квитанции? Почему штрафы не накладываются?

Сергей Соболев: Мы же можем действовать только в рамках закона, так ведь? К сожалению, такого закона нет, чтобы выписывать квитанции за неправильную парковку. Составляется только протокол. Значит, нужно застать нарушителя на месте этого нарушения и составить протокол в присутствии свидетелей. Где же мы с вами столько сотрудников наберем, чтобы возле каждой машины дежурить, ждать пока водитель машины утром спустится, и составить протокол?

Хотя об этом должен побеспокоиться, в том числе, и местный участковый инспектор. Если эта машина действительно мешает проходу и движению - как транспорта, так и пешеходов, то надо обратиться, в том числе, и к местному участковому.

Кристина Горелик: Давайте мы послушаем еще один звонок.

- Вот у меня такой вопрос. Жена ехала на старой "шестерке" 1991 года, ее остановил милиционер. Это - Северный административный округ. У нее была просрочена доверенность на 1 месяц. Все документы были на месте. Он стал с нее требовать взятку, говоря: "Я вас сейчас отправлю... Если вы мне не заплатите, вам придется платить за эвакуатор много дороже".

Кристина Горелик: И что произошло?

- У нее было 100 рублей, он не взял их. Она мне позвонила, чтобы я привез доверителя (мы ее знаем, она рядом с нами живет). Я уже ехал в машине с доверителем, но когда я приехал, эвакуатор 10 минут назад увез мою жену и машину на автостоянку на ВДНХ, и мы заплатили за эту не просимую нами услугу 2 500.

Сергей Соболев: А когда это было?

- И сколько мы потом ни жаловались, все пишут: "Сделал правильно".

Сергей Соболев: Это когда было?

- Это было в октябре 2001 года.

Сергей Соболев: Ну, тогда, к сожалению, в то время действовал именно тот Административный кодекс, когда эвакуация была разрешена. К сожалению, это как раз подтверждение тому, что доверенность - не самый лучший документ, по которому, так сказать, подтверждается право управления и пользования, право собственности автомобиля.

На самом деле, инспектор имел право задержать вашу супругу, в соответствии вот с тем кодексом, до трех часов, дабы проверить и убедиться, что машина не ворованная, не в угоне, и то лицо, которое дало доверенность, не отозвало ее, и она не обязана была вернуть автомобиль. То, что он вымогал деньги, конечно, надо было оформить, и такого инспектора или привлекать к ответственности, или гнать из органов внутренних дел.

Кристина Горелик: Я хочу обратиться к еще одной проблеме российских дорог. Это, конечно, пробки.

Вот если я из-за пробок опоздала на очень важную встречу, на кого я, допустим, могу подать в суд? ГИБДД несет ответственность, отвечает за то, чтобы на дорогах движение не было затруднено?

Сергей Соболев: Да, ГИБДД несет ответственность. В нашем положении о ГИБДД сказано, что бесперебойное и безопасное движение транспорта - одна из целей. Это не обязанность, а одна из целей ГИБДД.

Но вопросы организации движения - это вопросы владельца дороги, то есть в чьем ведении находятся дороги. Это Статья 21 закона о безопасности. То есть это городские власти, они несут полную ответственность за состояние движения в том конкретном населенном пункте или на той или иной федеральной или территориальной дороге.

В Москве для этих целей уже 2 или 3 года назад создан при правительстве Москвы Центр по организации движения, который занимается именно вопросами координации всех ведомств, в том числе и ГИБДД, по оценке ситуации, по прогнозированию, по мониторингу, по заказу проектов организации движения. Конечно, основная нагрузка ложится на органы ГИБДД.

Но, к сожалению, провоцируют пробки и сами водители, и дорожно-коммунальные службы, вовремя не убирая, когда вдруг лужа оказалась где-то под эстакадой, если это во время дождя, какого-то стихийного бедствия или вот во время снега. И неправильно припаркованные автомобили, и хаотичное движение, несоблюдение правил движения, когда выезжают на встречную полосу и потом заезжают впереди идущего транспорта. И несоблюдение правил, в частности, очередности проезда пересечений, и много-много других причин, которые сопутствуют именно вот этим пробкам. Ее гораздо хуже ликвидировать, чем предотвратить.

Ну и важно само состояние улично-дорожной сети, количество транспорта, когда улица просто уже не способна пропускать такое количество транспорта. То есть нам надо еще в городе строить, и строить, и строить.

Если взять выездные магистрали, вокруг больших городов, то они тоже полностью "захлебнулись". Почему сейчас и вопрос объездных дорог очень остро стоит. Не только, допустим, центральных, но и крупных городов. Вот сейчас обход Новосибирска делается, строится (уже проект есть), и мост через Обь делают. Обход Санкт-Петербурга. Это вот один из больших городов, Санкт-Петербург, который не имеет... И весь транспорт из Мурманска, с Карелии, с Финляндии идет через город Санкт-Петербург, весь транзит. Если, допустим, Москва чуть-чуть в лучшем положении (все-таки три кольца - малое бетонное, большое бетонное, кольцевая), то тут все гораздо хуже.

Кристина Горелик: Но машин в Москве все равно много.

Сергей Соболев: Да, здесь зависит еще от количества транспорта, конечно.

Кристина Горелик: Много пробок происходит на российских дорогах из-за аварий. И в России, в отличие от ряда западных стран, при аварии на дороге водителям не разрешается отгонять машину с места происшествия до приезда сотрудников милиции.

Сергей Соболев: Да, это правило дорожного движения.

Кристина Горелик: А я вспоминаю случай, который произошел со мной на границе Испании и Франции, когда я попала в небольшую аварию. Первое, что мне сказали сотрудники полиции, которые приехали на место происшествия, это чтобы я немедленно отогнала свою машину, уехала с проезжей части, чтобы не мешать движению других машин.

Вот в России можно что-то сделать с этим? Может быть, в России стоит поступить таким же образом?

Сергей Соболев: Я думаю, что вполне возможно. И мы надеемся на какое-то движение в этом направлении после вступления в силу закона об обязательном страховании. Когда не надо будет оформлять дотошно, скрупулезно место ДТП, фиксировать, в каком состоянии находились автомобили (я имею в виду их место расположения) и так далее, и так далее, поскольку если это без человеческих жертв, то смысла большого в этом нет - держать по полчаса и больше проезжую часть.

И вот обязательное страхование, я думаю, эту проблему должно разрешить. Люди должны просто обменяться страховыми полисами, или, так сказать, своими визитными карточками, и уже по факту будут страховые компании заниматься. Но единственное опасение есть, конечно, чтобы не превратилось у нас вот это благо опять же в требование страховыми компаниями конкретной бумажки ("Дайте нам справку из ГАИ, что вы попали в дорожно-транспортное происшествие"). Это, соответственно, опять вызов инспекторов, это опять замер и составление протоколов, это опять потеря времени, это опять пробки и так далее, и так далее. Вот нам бы очень этого не хотелось, чтобы мы пришли опять к тому, с чего начинали - к началу века, когда все надо было измерять линеечкой, и пока инспектор не приедет, не расставит, машины нельзя было убирать с проезжей части.

Кристина Горелик: Спасибо. Напомню нашим слушателям, что у нас в гостях полковник милиции, начальник отдела дорожной инспекции Главного управления ГИБДД МВД России Сергей Соболев. Мы продолжаем беседу, начатую в нашей предыдущей программе, об отношениях пешеходов, водителей и сотрудников ГИБДД на российских дорогах.

Давайте послушаем нашего слушателя.

Добрый вечер. Говорите, пожалуйста.

- Меня зовут Юрий Иванович. У меня 2 вопроса: один короткий, второй попросторнее.

Несколько лет тому назад я был на приеме, который проводился с участием принца Чарльза в Лондоне. Начало приема в 19 часов. Я подъехал минут за пятнадцать. Без двух минут я вижу, что принца нет, и никакой суеты нет. Спросил одного из своих друзей, устроителей приема: "А что, Джефф, в Великобритании уже забыли пословицу "Точность - вежливость британских королей"?" На что мой друг улыбнулся и ответил: "Юрий, я понимаю, что ты имеешь в виду. Все дело в том, что в это время на улицах Лондона случаются пробки, как и у вас в Москве. И принц опаздывает из-за этого на 3 минуты. К сожалению, он не может позволить себе включить сирену и мигалку. Так как если он это сделает, то немедленно сегодня же об этом будет известно и показано по всем каналам телевидения, и об этом напишут все вечерние газеты. Я понимаю, что ты имеешь в виду, потому что в Москве..." Ну, дальше вы понимаете, что имел в виду мой друг.

Кристина Горелик: Да, да, конечно. Спасибо. Как раз этой проблемы мы касались в нашей предыдущей программе.

Сергей Соболев: Рублевское шоссе.

Кристина Горелик: Да, когда наш слушатель задал вопрос про Рублевское шоссе. Когда перекрывают дорогу, чтобы проехал кортеж президента.

Юрий Иванович: Да, а также про огромное количество машин с "мигалками" и пробками, с которыми генерал Федоров боролся, но, по-моему, так эту борьбу он и не завершил. И вряд ли ее когда-то завершат.

И второй вопрос, очень короткий. По Тверской от центра в сторону Белорусского вокзала, особенно на участке от "Маяковки", знаки "Остановка запрещена" - буквально на каждом шагу. Но тротуары все под этими знаками забиты. И ничего здесь просто невозможно сделать. Спасибо.

Сергей Соболев: Понятно. Ну, я начну со второго вопроса, поскольку мы проблему парковок обсуждали. И ее, наверное, обсуждать можно бесконечно, пока не будет нормального закона, который бы определял вину за неправильную парковку гораздо выше, чем любое другое нарушение правил.

Поэтому здесь мероприятия могут быть только через платные парковки, через строительство паркингов. Однако ведь все равно найдется водитель, который поставит машину таким образом, что всех остальных закроет, например, поставит вторым рядом, включит "аварийку", вроде как он сломался. Вот для таких случаев (мое мнение) нужна как раз служба эвакуации, служба блокираторов и так далее. Чтобы можно было с человеком потом конкретно поговорить. И должно быть, как и за рубежом, жесткое наказание, неотвратимость наказания, и никто не должен быть освобожден от этого наказания.

Касаясь первого вопроса. Он гораздо сложнее. Вы правильно говорили, что и наш руководитель Владимир Александрович Федоров выходил и лично занимался вопросами контроля за соблюдением постановления правительства об установлении специальных знаков и сигналов.

Но Дума приняла закон о статусе депутата, где себе ввели и определенную серию номеров (вы, наверное, эти флаги видели), и часть из них имеет право, в том числе, и на специальные звуковые и световые сигналы. Это регулируется постановлением правительства.

Да, есть достаточно приличное количество знаков, специальных сигналов, установленных без всякого разрешения, то есть - незаконно. Но, к сожалению, вот до нового кодекса даже не было предусмотрено изъятие этих сигналов. Просто было составление протокола и мизерный штраф, после чего он отъезжал от инспектора, опять ставил маяк на крышу и дальше продолжал движение.

Поэтому я считаю, что нужно наводить порядок в этом вопросе именно с жесткого закона, который бы предусматривал не только изъятие того средства, которое устанавливается на крыше автомобиля (или даже впереди фары ставят синие), но и который бы жестко наказывал за это.

А пока, увы, эта наша борьба - как борьба с ветряными мельницами.

Кристина Горелик: Про платные парковки. Вообще платная парковка - это нарушение моих прав или нет? Имеют ли право брать с меня деньги за парковку около вокзалов, в аэропортах, в общественных местах? Или, например, на улице объясняют, что эти места, допустим, только для сотрудников фирмы, гостей, клиентов рядом стоящего ресторана и так далее?

Сергей Соболев: Парковка - это сфера деятельности органов исполнительной власти. То есть, официально должен быть заключен с правительством или с Центральным округом (вот в вашем примере) договор на аренду этой земли, сколько и на какую парковку. Все остальное называется "самозахват".

Что касается таких публичных мест, как большие концертные залы, вокзалы, аэропорты, то, конечно, должна быть, на мой взгляд, альтернатива - и бесплатная парковка, и платная. Насколько я в курсе, вот по "Домодедову" сейчас прокуратура опротестовывает это решение, захват площади перед аэропортом "Домодедово", и проверяет его правомерность, и насколько эта организация правомочна брать плату за въезд, отъезд от аэропорта, не неся никакой ответственности за сохранность автомобиля и так далее.

Поэтому здесь, честно сказать, на мой взгляд, большой правовой беспредел по парковкам. Здесь еще, я думаю, правительству Москвы надо работать в части упорядочения (чем сейчас вот этот Центр, про который я уже говорил, занимается, Центр организации движения, Управление транспорта и связи Москвы), найти золотую середину между платными парковками и бесплатными.

Кристина Горелик: Вот я хочу как раз к законам обратиться. По закону: только ли сотрудники ГИБДД имеют право останавливать водителя для проверки документов?

Сергей Соболев: В "Правилах дорожного движения" записано, что сотрудник милиции.

Если вы помните, во времена, когда министром внутренних дел был Степашин, до сих пор про этот приказ говорят, в котором он ограничил право сотрудников милиции заниматься контролем за соблюдением правил дорожного движения. Там, в том приказе, были указаны только сотрудники ГИБДД и участковые инспектора милиции, если речь идет о сельской местности, о дворовых территориях (о чем мы говорили с вами).

А по "Правилам дорожного движения" - любой сотрудник, но именно за конкретное нарушение. Это и в Кодексе административных правонарушений записано, что любой сотрудник обязан принять все меры, но не для проверки документов, а именно для пресечения административного правонарушения (что иногда путают).

Конечно, вы же знаете, предупреждение и наше было, и телеграммы были различные нашим сотрудникам, что: для проверки документов останавливать только на постах ГИБДД. А если это день, если это явное нарушение, допустим, вы проехали перекресток, я могу предположить, что вы проехали на красный сигнал, и если я или кто-то из сотрудников, который это увидел, остановил вас и сделал вам замечание, - то я думаю, что нет ничего в этом страшного.

Кристина Горелик: В принципе, все статьи, положения нового Административного кодекса при желании можно найти и прочитать. Они предназначены для общего пользования, для публичного пользования.

А вот я хотела бы вас спросить про внутренние инструкции, которыми руководствуются сотрудники ГИБДД. Например, на каком расстоянии должны находиться, беседовать - сотрудник ГИБДД и водитель, если он вышел из машины? Должен ли водитель выходить из машины, когда его останавливает сотрудник милиции, или дожидаться в машине, когда сотрудник милиции к нему подойдет?

Сергей Соболев: Я понял ваш вопрос. Действия сотрудника дорожно-патрульной службы регулируются "Наставлением по дорожно-патрульной службе", где расписаны его действия, права и обязанности. Этот документ не закрытый. (Все документы, по новому законодательству, регистрируются в Минюсте и опубликовываются в официальных изданиях. Я думаю, что часть из них даже в Интернете можно найти). В этом документе, в "Наставлении по дорожно-патрульной службе", полностью описываются взаимоотношения водителей и сотрудников ГИБДД. И вы не обязаны выходить из машины при остановке, если он вас не попросит. Он должен подойти и представиться, объяснить причину остановки, почему он вас остановил - или вы нарушили, или же, если это на посту, что это проверка документов и вашего автомобиля по базе данных на угон, допустим. Если есть конкретное нарушение, или машина обнаружена в розыске, или непорядок с какими-то документами (там, условно, отсутствует техосмотр или еще что-то), сотрудник ГИБДД приглашает в то помещение, где нужно оформить, допустим, протокол.

Если у него есть какие-то основания или подозрения, что вы что-то незаконно перевозите, тогда он имеет право предложить вам выйти из машины и при вас досмотреть (не обыскать, а именно досмотреть) ваш автомобиль. Он должен вам предложить: "Откройте, пожалуйста, багажник", "Покажите, что там у вас под запаской"... То есть, в принципе, вы ему должны предоставлять сами то пространство, которое он захочет или пожелает посмотреть.

Если же идет обыск, это уже с санкции и с понятыми.

Кристина Горелик: А где разница между обыском и досмотром?

Сергей Соболев: Вот, к сожалению, здесь очень грань такая хрупкая, и зачастую инспектора превышают свои служебные полномочия, и досмотр превращается в обыск. Например, когда он вытряхивает сам сумки и так далее. Вот на это надо делать ему корректное замечание: "Извините, что вас интересует, я покажу сам (или сама)".

Кристина Горелик: Злоупотребления со стороны сотрудников милиции зачастую связаны с нашим незнанием российских законов и нежеланием отстаивать свои права. Однако правовая безграмотность водителей не освобождает самих стражей правопорядка от строгого следования букве закона.

XS
SM
MD
LG