Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Oрганизация местного самоуправления и разграничение полномочий между разными уровнями власти


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:
- Oрганизация местного самоуправления и разграничение полномочий между разными уровнями власти

На прошлой неделе Государственная Дума возобновила работу. Началась последняя весенняя сессия нижней палаты этого созыва. В год выборов депутаты, в числе прочего, займутся организацией местного самоуправления и разграничением полномочий между разными уровнями власти - от федеральной до местной.

Первым презентовал новые законопроекты прессе на прошлой неделе замглавы президентской администрации Дмитрий Козак, и пакет так и получил название "пакет Козака". А суть была выражена в заголовке в газете "КоммерсантЪ" - "Государство должно брать на себя только те обязательства, которые реально способно выполнить".

На линии связи со студией программы "Человек имеет право" по телефону - руководитель Департамента социального развития аппарата правительства России Евгений Гонтмахер.

Господин Гонтмахер, трудно не согласиться с господином Козаком относительно обязательств и их выполнения. Как вы полагаете, сегодня государственные обязательства, которые уже приняли форму федеральных законов, принятые этой Думой, - превышают финансовые возможности, и насколько? Я, естественно, спрашиваю вас только о социальной сфере, за которую вы отвечаете. Но социальная сфера, как показывает опыт, первой (ну, может быть, вместе с культурой) становится жертвой различных секвестров, объявленных или нет.

Евгений Гонтмахер: Ну, во-первых, надо отдать должное этой Думе, нынешней. Она не приняла практически ни одного закона, которые бы утяжелили вот эти федеральные мандаты.

Та драматическая ситуация с финансированием, о которой говорит Дмитрий Николаевич Козак в своем интервью, это ситуация, которая была порождена, на самом деле, прежде всего, Верховным Советом РСФСР начала 1990-х годов и затем, в некоторой степени, первыми созывами нашей Государственной Думы. Потому что в начале 1990-х годов наряду с началом экономических реформ, всем известных, ну, была некая самоуспокоенность, и было ощущение того, что через, там, полгода-год экономика начнет бурно развиваться, бюджет станет бурно пополняться, и в результате наши социальные программы могут быть очень щедрыми. И Верховный Совет, Верховный Совет тогда принял вот эти основные законы, с которыми сейчас приходится иметь дело при обсуждении вопроса о нефинансированных мандатах. Это - закон о ветеранах, закон о социальной защите инвалидов, закон о гарантиях и компенсациях работникам, проживающим на Крайнем Севере, и еще целый ряд других законов.

Владимир Бабурин: Вы назвали ряд законов. Что, от каких-то уже законов принятых (обязательств) государство готово отказаться сейчас?

Евгений Гонтмахер: Да, безусловно. Вот вы спрашивали, в какой степени эти обязательства финансируются. Это не более 20-25 процентов. На самом деле, нашего всего государственного бюджета (я имею в виду и федерального, и бюджетов местных) не хватит даже на половину того, что принято в этих законах. Это - не считая того, что мы должны финансировать армию, органы милиции, инвестиции и так далее, и так далее, - ну, все, что положено каждому государству. То есть, различие между обязательствами и степенью их финансирования - оно просто в разы.

И поэтому я считаю, что Козак абсолютно правильно ставит вопрос, который заключается в том, что - "давайте будем честными". Потому что получается ситуация такая, что те же ветераны обижаются, когда многие их льготы только существуют на бумаге, а они их не получают.

Владимир Бабурин: Вот вы назвали цифру 25 процентов, господин заместитель руководителя президентской администрации назвал еще более низкую цифру - 5 процентов. Говорил он о законе о ветеранах - в частности, в той его части, что касается предоставления квартир. То есть лишь 5 процентам ветеранов были предоставлены квартиры, а остальные 95 процентов остались лишь с правом на 20-летнюю очередь. Ну, естественно, что в силу возраста они эту очередь отстоять будут не в силах.

Евгений Гонтмахер: Это как бы те статьи, которые в самом плохом положении находятся. Я говорил о средней цифре по всем социальным обязательствам государства. Да, есть статьи, которые вообще выполняются на ноль процентов, то есть вообще эти статьи не реализуются ни одного дня, с момента принятия законов.

Поэтому я возвращаюсь к этой теме и хочу сказать, что надо быть честными, в том числе честными перед собственным народом. Надо признать, что финансовых возможностей у государства, по крайней мере, у нынешнего государства в обозримой перспективе не будет, чтобы исполнять все вот эти огромные обязательства. Надо от них отказываться и надо сосредоточить усилия только на тех людях, которые реально нуждаются.

Ну, например, те же самые ветераны. Среди них есть люди (к сожалению, довольно много), которые имеют очень низкие доходы, особенно одинокие люди. Но есть значительная часть ветеранов, которые живут в семьях, которым помогают дети, внуки, и там, наверное, немножко другая ситуация финансовая.

Да, это достаточно жестко; да, не очень приятно об этом говорить, но, тем не менее, мне кажется, эта ситуация давно назрела.

Владимир Бабурин: А как вы полагаете - или я слишком упрощаю, - что теперь просто с федерального уровня выполнение этого закона, этого обязательства будет передано муниципальным властям, так?

Евгений Гонтмахер: Ну, работа будет идти по двум направлениям, и она, в общем-то, кое-где началась.

Во-первых, будут, насколько я знаю, просто отменяться те мандаты, которые вообще не финансируются, которые существуют только на бумаге. Ну, вот типа - предоставления бесплатных квартир ветеранам. То есть оставят эту льготу только людям, которые проходят по каким-то очень жестким критериям. Вот, например, та же самая нужда, состояние здоровья. Все остальные эту льготу получать больше не будут, и она будет из закона исключена. Это первое направление.

А второе направление заключается в том, чтобы отдать с федерального уровня, вместе с финансами (что очень важно), вот эти полномочия вниз, субъектам и муниципалитетам. Вот это крайне важно, что только вместе с финансами.

Владимир Бабурин: Вы, в общем, практически процитировали господина Козака. Он сказал, что делегировать можно все, но с деньгами. А деньги-то откуда?

Евгений Гонтмахер: После вот этого урегулирования; после снятия этих льгот, пособий, выплат, компенсаций, которые предусмотрены законами, но не выплачиваются; после того, как они будут отменены; после того, как у нас будут новые межбюджетные отношения, - тогда будет понятно, что мы можем распоряжаться вот такой-то суммой конкретных живых денег на такие-то и такие-то социальные программы.

Ну, вот, кстати, пример. Сейчас в первом чтении приняты законы по реформе жилищно-коммунального хозяйства, хотя, собственно, это не реформа, это фактически новые принципы подхода к оплате жилищно-коммунального хозяйства. Там предполагается, что с 2005 года значительная часть льгот будет либо просто ликвидирована, либо передана вниз. Но те, которые останутся, будут "железно" финансироваться. Да, останется, наверное, не так много, как сейчас, но они будут строго финансироваться.

То же самое и здесь. Все будет зависеть от того, сколько у нас в бюджете каждый раз будет собираться денег.

Владимир Бабурин: То есть, правильно ли так сформулировать смысл реформы экономический и даже политический (может быть, даже в первую очередь политический) - это перенести ответственность с федерального центра на местные?

Евгений Гонтмахер: Я бы сказал немножко более точно. Потому что есть какие-то полномочия, которые наиболее эффективно можно использовать только на самом низовом уровне, например, на уровне муниципалитета. Ну, муниципальный уровень - он ближе всего к людям. Это, собственно, даже не власть, это просто люди сами организуют эти органы. И поэтому там многие вот такие вещи, особенно адресные, их можно там исполнять наиболее эффективно. Там сразу видно - кто бедный, кто богатый, кто нуждается, кто не нуждается. Там возможен индивидуальный персонифицированный подход.

Таких полномочий по социальной политике, конечно, большинство.

Но есть некоторые полномочия, которые, конечно же, должны оставаться и за регионами, и даже за федеральным бюджетом (социальные), за федеральным уровнем. Ну, конечно, речь идет о перераспределении. Вот эти пропорции "федеральный уровень - регионы - местное самоуправление" - сейчас, конечно, пирамида сдвинута явно в сторону федерального уровня и регионов, а она будет перевернута в сторону местного самоуправления.

Владимир Бабурин: Вы знаете, еще одна цитата мне очень понравилась. Это, правда, не в "Коммерсанте" было, это на встрече с журналистами. "У нас всегда Шойгу летит и устанавливает батареи. Пока Шойгу будет летать, с него и будут спрашивать". Это Дмитрий Козак сказал.

Как вы полагаете, насколько успешно будет прохождение в Думе этого пакета законопроектов? Ну, условно говоря, сколь долго еще господину Шойгу предстоит летать и устанавливать батареи? Год-то выборный.

Евгений Гонтмахер: Тут есть много проблем с этими законами, на самом деле. Особенно с новой редакцией закона об основах местного самоуправления.

Что касается вот этой части идеологии, о которой вы сказали, о том, что необходимо разобраться с нефинансируемыми мандатами, необходимо перераспределить ответственность. Здесь, я думаю, это будет болезненно, это будет сложно, - предвыборный год, конечно. Но я думаю, понимание в Думе здесь обязательно будет, и нам никуда не деться. В конце концов, с социальной точки зрения, это правильный ход. Потому что, действительно, вместо того, чтобы размазывать нашу жиденькую кашку социальную по всем социальным слоям, мы все-таки ее сосредоточим на тех, кто в этом больше всего нуждается. Это правильно.

Но новая редакция закона о местном самоуправлении, она содержит и новую идеологию формирования местного самоуправления, которая, конечно, небесспорна. И которая, я думаю, и вызвала уже большие диспуты в обществе и, я думаю, вызовет.

А это заключается, например, в обязательности формирования местного самоуправления. Потому что у нас в Конституции записано это как право населения. Имеется в виду, что население может и не создавать у себя в своем населенном пункте местное самоуправление, если оно как бы считает, что это не нужно, и готово, чтобы там был какой-то, так сказать, орган государственной власти.

Здесь этим законом прописывается сплошная схема, - что местное самоуправление создается обязательно. Плюс в этом законопроекте предполагается создание двух уровней, вы знаете, - муниципалитетов (это уровень районов муниципальных) и уровень конкретных населенных пунктов.

Тут тоже есть очень, я бы сказал, такие сложные моменты. Ну, например, не везде предполагается прямая выборность, а где-то будут полномочия делегированные, например, на уровень района. Ну, и так далее. И это имеет отношение, кстати, и к распределению полномочий по социальной политике.

Вот эта часть - политическая, потому что первая часть была социально-экономической, вот все, что касалось денег, мандатов нефинансируемых, обязательств. Вот эта, вторая, часть - политическая. Она, конечно, я думаю, вызовет достаточно большие споры, насколько правомерно навязывать (я бы даже так сказал, в хорошем смысле этого слова) нашему обществу местное самоуправление везде? Насколько наше общество к этому готово? Я думаю, здесь будут большие споры.

Владимир Бабурин: Спасибо. Это был руководитель Департамента социального развития аппарата правительства России Евгений Гонтмахер.

Нынешняя зима в очередной раз подтвердила, что в России она всегда наступает неожиданно, застигая врасплох власти разных уровней и вынуждая, как мы только что говорили с Евгением Гонтмахером, министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу летать по стране, "устанавливать батареи".

Люди замерзают, притом - не на улицах. Не только на улицах, а в собственных неотапливаемых квартирах. Порой замерзают насмерть, как это было в Усть-Куте. Заведено уголовное дело. Сразу несколько уголовных дел заведено и в Карелии, где чрезвычайное положение сложилось сразу в трех районах.

С депутатом Государственной Думы от Карелии Артуром Мяки беседует наш корреспондент Михаил Соренков.

Михаил Соренков: Артур Элданович, в чем причина создавшейся в республике аварийной ситуации?

Артур Мяки: Основная причина - изношенность всей системы жилищно-коммунального хозяйства, начиная от сетей и заканчивая котельными.

Дело в том, что, например, в некоторых районых очень многие сети были построены заключенными ГУЛАГа, и с тех пор многие из них не ремонтировались. Представляете, в каком они сегодня состоянии?

Следом идет целый ряд более глобальных причин. Дело в том, что сегодня нет четкого разграничения полномочий между всеми уровнями власти - федеральной, региональной, местным самоуправлением. И так получилось, что именно местное самоуправление у нас оставлено практически без средств к существованию. Например, у нас в республике денег у районных властей хватает только на зарплату, а все остальное (на то же жилищно-коммунальное хозяйство, закупку угля, топлива) - этих денег нет.

Михаил Соренков: На ком лежит вина за произошедшее? В Карелии уже возбуждены несколько уголовных дел даже по факту прекращения теплоснабжения.

Артур Мяки: Ну, как обычно бывает в России, винят во всем "стрелочников". Я вот слышал выступление по телевизору нашего главы республики, он говорит: "Вот, слишком хорошо отпраздновали Новый год". То есть, по большому счету, намек, что во всем виноваты кочегары, которые "были выпивши".

В других выступлениях критиковали мороз. Извините, мы живем на Севере. Мы за это получаем северные льготы. Мы должны понимать, что это не случайность, что у нас наступили морозы 30 градусов. Это происходит каждый год, и каждый год мы должны быть готовы к этой ситуации.

И на сегодняшний день основными виновниками делают тех же кочегаров и тех же глав местного самоуправления.

Но извините, что может сделать глава местного самоуправления, если у него практически нет средств? Туда хоть самого гениального человека в России, самого президента поставь управлять местным самоуправлением! Потому что без средств невозможно ничего сделать. А нужны системные изменения. Представляете - по 30 лет не делался капитальный ремонт!

Котельные на выходе выдают максимум 35 градусов. На выходе! А что доходит до квартир, вы представляете.

Михаил Соренков: Если бы жилищно-коммунальная реформа была проведена, удалось бы избежать такой ситуации?

Артур Мяки: Конечно, удалось бы. Сегодня выделены аварийные деньги, хотя их совершенно, конечно, недостаточно. Я говорю: 50 миллионов - это решит нам 2-3-4 проблемы.

Например, комиссия, которая работала в Новой Вилге (это Прионежкий район, там тоже заморозились жилые дома) выявила, что нужно 35 миллионов только на один поселок Новая Вилга в Прионежском районе.

Михаил Соренков: Жителям тех домов, которые оказались в аварийной ситуации или были отключены от теплоснабжения, на что уповать?

Артур Мяки: Как это ни печально, но у них единственная надежда остается - это на то, что упадут температуры, и больше морозов не будет.

Владимир Бабурин: Депутат Госдумы Артур Мяки отвечал на вопросы Михаила Соренкова.

На прошлой неделе состоялась встреча уполномоченного по правам человека Олега Миронова с делегацией Госдепартамента США во главе с заместителем госсекретаря по вопросам демократии, прав человека и труда Майклом Саутвиком. Обсуждался широкий круг вопросов, прежде всего, расовой и национальной нетерпимости и религиозной свободы, а также соотношение борьбы с терроризмом и соблюдение при этом прав человека.

Олег Миронов отметил, что положение в России с правами человека, когда тысячи людей замерзают в квартирах без тепла, в стране проходят забастовки, голодовки, в Чечне продолжают гибнуть люди, нельзя назвать удовлетворительным. Поддержав идею проведения референдума в Чечне, федеральный уполномоченный по правам человека высказал пожелание, чтобы его результаты отражали истинное отношение жителей республики, а не формировались за счет присутствия на ее территории военнослужащих.

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: На прошлой неделе известные российские правозащитники вновь заявили, что ситуация с правами человека в Чечне остается критической. По словам председателя правления Центра по правам человека Валентины Мельниковой, около 2 500 чеченцев фактически похищены военными во время проведения так называемых зачисток.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге согласился рассмотреть поданные жителями Чечни жалобы на действия российских военных. Представитель суда сообщил, что принято 6 исков. В них речь идет, в частности, о внесудебных расправах и применении пыток. Еще 100 исков изучаются.

Делегация Парламентской Ассамблеи Совета Европы во главы с Фрэнком Джаддом 21 января направилась на Северный Кавказ. В Минеральных Водах пройдут переговоры с представителем президента России в южном округе Виктором Казанцевым. В среду делегация отбудет в Чечню. Накануне европейские парламентарии обсудили с представителями Генеральной прокуратуры России ситуацию с правами человека в Чечне, в частности, как расследуются преступления военнослужащих против мирных жителей.

До 61 выросло на прошлой неделе число исков пострадавших и родственников погибших во время теракта в театральном центре на Дубровке. Судья Марина Горбачева отказалась удовлетворить требование адвоката пострадавших Игоря Трунова об отводе состава суда. По словам адвоката, судьи получают доплату от московского правительства и потому не могут быть беспристрастны. 20 января Игорь Трунов отказался отвечать на вопросы следователей Московской прокуратуры, куда он был вызван в качестве свидетеля. Прокуратуру интересовала видеозапись, сделанная в дни трагических событий, которую адвокат собирается представить суду.

Администрация колонии Уссурийска, где отбывает наказание журналист Григорий Пасько, поддержала его прошение о досрочном освобождении. Окончательное решение должен принять суд Уссурийска, заседание которого намечено на 23 января. Пасько, приговоренный к 4 годам лишения свободы по обвинению в шпионаже, имеет право на досрочное освобождение, поскольку уже отбыл 2/3 срока и к нему нет претензий со стороны администрации колонии.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

На прошлой неделе в газете "Известия" появилась статья "Фарисеи". Речь шла о том, что московские чиновники вынуждают столичных предпринимателей жертвовать средства на храм Христа Спасителя. Заместитель Лужкова в московском правительстве господин Толкачев категорически такой факт опровергает.

Не столь важно, было ли это на самом деле, - такова точка зрения ведущего программы "С христианской точки зрения" Якова Кротова.

Яков Кротов: Газета есть двуликий Янус. Если бы в "Известиях" была только заметка про то, как московские чиновники вымогают у предпринимателей деньги на обустройство России в пределах отдельно взятого храма! Деликатно, но твердо указано на отдельные недостатки в работе отдельных чиновников.

Вот беда: на обороте того же газетного листа заметка известного православного фельетониста Александра Архангельского. Бичует интеллигенцию: она и "перестройку безответственно заболтала" (это цитата), она и "оказала на власть такое моральное давление" (цитата), что не решилась эта власть проводить реформы. Интеллигенция, в конце концов, "отказалась принимать вместе со всей страной новые экономические реалии и участвовать в политической жизни" (конец цитаты).

Про чиновников так не напишут. Это вам не интеллигенция. Эти могут оказать и не только моральное давление.

Тут и обнаруживается лукавство антиклерикализма. Это дешевка. Это выпускание пара. Не смеют сказать, что новые экономические реалии - это "новояз", это обозначение воровства и коррупции. Не смеют сказать, что под предлогом восстановления храмов процветает обычный советский "загон" граждан в единственно правильное место. Да еще и обирание граждан. Ведь предприниматель, в конце концов, деньги не печатает. Он отдаст то, что ему дают самые заурядные москвичи.

Смелость избирательная, смелость против тех, кого можно невозбранно пинать. Небось, убитая Старовойтова или сидящий в тюрьме Пасько не вступятся и не объяснят, что они, истинные русские интеллигенты, вовсе не думали отказываться от участия в политической жизни.

Смелость против московского мэра, которого журналистам "Известий" давно разрешено кусать (если не приказано).

Но никакой смелости сказать, что основной поток денег перекачивается из карманов граждан в церковную казну куда более высокими властями.

Избирательная смелость, но избирательная смелость - это трусость. Так что самое печальное - не наглость чиновников, не трусость церковных лидеров, которые не решаются признать, что без принудиловки не удалось бы не то что храм Христа Спасителя построить, даже бассейн "Москва" не осушили бы. Самое печальное - что людей грабят, а они даже не задумываются, чтобы подать в суд. Их "потолок" - пожаловаться в газету. А у газеты свой "потолок", еще пониже.

Ну, тогда извините, - нечего на интеллигенцию, чиновников, церковь Бога жаловаться. Человек, который одной рукой дает взятку, а другой пишет в газету жалобу на взяточничество, похож на распятого, но распят он не на кресте, а на собственной, извините, трусости и жадности.

XS
SM
MD
LG