Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Референдум по чеченской конституции


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:
- Референдум по чеченской конституции

Референдум по чеченской конституциине будет перенесен с 23 марта на другую дату. Докладчику по Чечне лорду Френку Джадду, который только что вернулся из поездки по Северному Кавказу, не удалось убедить своих коллег по Парламентской ассамблее Совета Европы, и он заявил о своей предстоящей отставке.

Российская делегация, напомню, пригрозила, что если ПАСЕ будет настаивать на рекомендации переноса референдума, то дальнейшее обсуждение чеченской проблемы ей придется проводить без российского участия.

Чеченский референдум, положение беженцев и ситуация с правами человека на Северном Кавказе в целом и в Чечне в частности. На эти вопросы специально для программы "Человек имеет право" отвечает уполномоченный по правам человека Российской Федерации Олег Миронов. Вопросы задавал Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Первый вопрос - это ваше отношение к референдуму, к проведению референдума в Чеченской республике.

Олег Миронов: Я поддерживаю проведение референдума в Чеченской республике, считая, что это и есть политический путь мирного урегулирования ситуации в Чечне. Нужна конституция, нужен парламент, который будет избран в соответствии с конституцией и законом, чтобы принимать законы, нужна власть, президент для того, чтобы налаживать нормальную жизнь, и Чечня, так же, как и вся страна, как каждый субъект федерации, должна жить в соответствии определенными нормами, которые содержатся в законах.

Михаил Саленков: У вас есть некоторые нарекания к проекту конституции Чеченской республики?

Олег Миронов: Нет, у меня нет нареканий. У меня есть некоторые вопросы. Моя научная специальность - конституционное право, я писал и кандидатскую, и докторскую диссертацию по конституционному праву. Поэтому у меня есть некоторые вопросы. Значит, вот я полагаю, что не нужно говорить в первой статье о суверенитете Чеченской республики. Значит, суверенитет принадлежит Российской Федерации в целом.

Вообще проблема суверенитета очень сложная. Выделяется народный суверенитет, национальный суверенитет, государственный суверенитет. Иногда спрашивает человек: "А ты о каком суверенитете речь ведешь?" Народный - это полновластие и верховенство народа, об этом сказано в Конституции России и проекте Конституции Чеченской республики. А что касается государственного суверенитета, то это свойство государственной власти, в силу которого само государство выступает как самостоятельное, независимое и верховное в проведении внутренней и внешней политики. Вот таким суверенитетом обладает вся федерация в целом. Поэтому у меня здесь есть вопросы. Но я не пытаюсь свою позицию кому-то навязывать.

Я думаю, что не нужно употреблять термин в конституции "гражданин Чеченской республики". У нас есть гражданин Российской Федерации. И каждый гражданин Российской Федерации на территории Чеченской республики должен пользоваться всем комплексом прав, свобод и, конечно, не забывать о своих обязанностях.

Я думаю, может быть, это вызвано особыми условиями Чечни. Я думаю, что слишком расширены полномочия президента, где-то можно было бы немножко полномочия передать и представительной власти. Но это пусть решает само чеченское общество, как они полагают. Ведь нельзя же писать конституцию под ситуацию. Тем более что в конституции самой сказано, что конституция принимается путем референдума. Я бы эту норму тоже убрал. Потому что нынешняя конституция - путем референдума, а следующая, может быть, будет приниматься парламентом или конституционным собранием.

Так что у меня есть какие-то замечания, будут они учтены или не будут, будет специальная группа людей работать, которая обобщает эти замечания. Но мои замечания направлены на улучшение текста конституции. Я не хочу, чтобы были такие формулировки как бы неоднозначные. Вот такие формулировки лучше вообще исключить из конституции. Потому что они могут выполнять в последующем роль вот такой взрывоопасной бомбы, которая может разорваться. Мало ли какие ситуации политические будут в республике, и можно будет формулировку конституции использовать в каких-то особых целях. Поэтому я бы двусмыслицу убрал для того, чтобы она, конституция, она вписывалась вот в правовое поле Российской Федерации, чтобы она соответствовала конституциям субъектов федерации, соседним республикам. Я думаю, это нормально.

Михаил Саленков: Олег Орестович, вы подготовили декларацию перед референдумом по конституции. Для чего? И вот несколько слов о ней.

Олег Миронов: Я долго размышлял и посоветовался по поводу декларации со своими коллегами, с Советом директоров, президиумом Европейского института омбудсмена, есть такая представительная организация, в ее составе порядка 180 членов, я входу в Совет директоров. Я сказал, что опыт других стран показывает, что порой перед конституциями обнародовались декларации, так было в Соединенных Штатах, во Франции, так было в России. И я спросил: могу ли я, как уполномоченный по правам человека, сформулировать несколько принципов, понятных, доходчивых, которые полностью соответствуют и российской конституции, и чеченской конституции, чтобы тот, кто не прочтет всю конституцию Чечни, - а это не так просто, кстати говоря, - увидел, что же мы хотим.

Мы хотим мирной жизни. Мы хотим, чтобы люди с оружием не бесчинствовали на территории Чеченской республики. Чтобы каждый, находясь на территории Чеченской республики, пользовался такими же правами, как в другом субъекте федерации. И чтобы конституция была принята путем референдума, конституция Чечни, соответствующая конституции Российской Федерации, чтобы стать дополнительной гарантией прав и свобод человека и гражданина, способствовать нормальному функционированию власти в Чеченской республике и помогать установить нормальную жизнь, порядок, мир в этой республике.

Это ведь не нормативный акт. Я же не законодатель. Это позиция уполномоченного. Это гражданская позиция. Небольшое вступление к референдуму: идите на референдум, проголосуйте за конституцию, и у вас будет возможность в рамках правовых уже отстаивать свои права, бороться за свое будущее и так далее.

Михаил Саленков: А если в двух словах об этих пяти пунктах?

Олег Миронов: Ну, они изложены, что их считать? Я их уже изложил.

Человек, находящийся на территории Чеченской республики, должен быть наделен правами и свободами, соответствующими правам и свободам каждого гражданина Российской Федерации, проживающего на территории любого субъекта федерации. Любой человек, незаконно находящийся с оружием в руках на территории Чеченской республики, должен рассматриваться как лицо, совершающее преступление против человечности и нарушающее основополагающее право на жизнь с точки зрения общепризнанных принципов и норм международного права. Применение или попытка применения на территории Чеченской республики любыми формированиями или отдельными лицами вооруженной силы против гражданского населения должно рассматриваться как тяжкое преступление против человечности.

Михаил Саленков: Олег Орестович, вот Россию посетил лорд Джадд и сделал несколько заявлений, достаточно скандальных и громких. Одно из них - то, что Чечня еще не готова к референдуму, и нужно перенести сроки. Как вы к этому относитесь?

Олег Миронов: Вы знаете, вот сравнивать Европу с Россией очень сложно. И я не один раз говорил и бывшему Верховному комиссару ООН по правам человека Мэри Робинсон (она была президентом Ирландии в свое время), я ей говорил: "Ну, разве можно с мерками Ирландии, вечнозеленого цветущего острова, подходить к России?" Штаб-квартира ее находилась в Женеве. Я говорил: "Можно разве с мерками Женевы оценивать Россию?"

Поэтому, с точки зрения Европы, может быть, и да. Когда там спокойная, нормальная, безмятежная жизнь. Ну, бывают там, к сожалению, и наводнения, но, в общем-то, живет народ нормально, спокойно, стабильно. Высокий жизненный уровень. По этим, европейским меркам, может быть, и да, но по нашим, российским, просто оттягивать время проведения референдума - это упустить ситуацию. Это на долгие месяцы и годы оставить республику без конституции, без собственных законов, без законно избранных органов власти.

Михаил Саленков: Другое заявление лорда Джадда - о том, что беженцев заставляют возвращаться в Чечню. Вот хотелось бы спросить: что сейчас, какое положение с правами беженцев?

Олег Миронов: С беженцами положение тяжелое. Я разговаривал и был в Ингушетии, разговаривал с президентом Ингушской республики. Он сказал, что "мы не будем предпринимать никаких силовых действий для того, чтобы жители Чечни покинули Ингушетию и вернулись на территорию своей республики".

Три зимы люди провели в палатках. Что, четвертую зиму проводить? Но для того, чтобы люди возвращались, им нужно, во-первых, обеспечить безопасность. Они все в один голос говорят: "А нам некуда возвращаться. Восстановите нам жилье. Постройте нам дома". Вот сейчас строятся центры временного размещения. Это современные жилые дома, это самые настоящие квартиры. Я посещал такой центр в Гудермесе. Там людей обеспечивают продуктами. Но они ведь тоже не могут вечно жить в таких домах. Поэтому они и называются "центрами временного размещения". Так что нужно обеспечить жильем людей.

Ну, были случаи, к сожалению, когда начали сокращать снабжение продуктами лагеря беженцев. Где-то начали отключать свет. Но я об этом сказал, открыто заявил, что эти вещи делать нельзя.

А некоторые люди говорят: "Мы боимся. Вот, у нас погибли дети. Вот, у меня осталось еще двое детей. Я боюсь. Кто мне обеспечит безопасность?" К таким людям нужно относиться с участием, понимать их горе.

И, по крайней мере, президент Республики Ингушетия, с которым я беседовал, Зязиков, сказал: "Никто насильно выселяться не будет".

Поэтому если такие факты есть, значит нужно разбираться в конкретном случае и указывать властям на то, чтобы это не делали. Иначе они скомпрометируют и политический процесс в Чечне, и сам референдум. Люди скажут, что "нас там насильно сгоняли и заставляли..." Этого делать ни в коем случае нельзя.

Должна быть создана максимально нормальная морально-психологическая обстановка. Она там очень тяжелая. Там люди на грани срыва, потому что эти зачистки, эти обстрелы, эти бомбежки, это нарушение прав человека как со стороны боевиков, так и со стороны федеральных властей, - это все очень тяжело. Но нужно что-то делать. Если просто сидеть и ждать, вряд ли мы что-нибудь выждем.

Поэтому я - сторонник референдума. Может быть, кому-то это не понравится, потому что правозащитник как бы должен оппонировать власти. Но я - сторонник и конструктивного сотрудничества с властью, когда власть делает доброе дело.

Михаил Саленков: После проведения Всероссийской переписи населения выяснилось, что сейчас в Чечне население больше, чем в советское время в Чечено-Ингушской республике.

Олег Миронов: Этот вопрос неоднократно задавался. Это тоже меня несколько удивляет, хотя я вам должен сказать: я не один раз был в Чечне вместе со своими сотрудниками, и они без меня выезжали. Я около 10 раз был в Чеченской республике. И меня поражает колоссальное количество детей. Колоссальное!

Ну, я не могу опровергать цифры переписи, но меня это тоже немножко удивляет, честно говоря. Но я не хочу подозревать никого в фальсификации. Это, если действительно так, так это хороший показатель. Рождаемость там большая. Детей маленьких, которые родились уже двух-трех-четырехлетние... Это идет война, рождаются дети. Так что, может быть, это ответ чеченского народа на то, что эта нация не пропадет, что она выживет? Что - "у нас есть способ", понимаете? Сколько детей!

Так что я рассматриваю это как положительный факт. У меня душа радуется, когда я вижу маленьких детей, молодых людей, красивых, симпатичных, умных. Я думаю, в этом будущее и Чечни, и нашей страны.

Владимир Бабурин: На вопросы Михаила Саленкова отвечал уполномоченный по правам человека Олег Миронов.

29 января состоялась его встреча с заместителем председателя правительства России Валентиной Матвиенко. Вице-премьер поддержала инициативу российского омбудсмена о создании всероссийского неполитизированного молодежного движения "Молодежь за права человека, против терроризма и возобновление проведения Всемирного фестиваля молодежи и студентов на новых демократических принципах" под девизом "Гуманизм, демократия, права человека".

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию по Чечне, в которой выражается озабоченность тем, что российские власти могут не успеть создать необходимые условия для проведения референдума по конституции республики. Документ, однако, не призывает отложить голосование. По мнению ПАСЕ, российские власти должны обеспечить безопасность на время проведения референдума и дать возможность проголосовать чеченцам, находящимся за пределами республики. Резолюция также призывает Россию сократить количество войск в Чечне и выражает обеспокоенность судьбой чеченских беженцев.

В Москве и Санкт-Петербурге прошли демонстрации протеста против войны в Чечне. Участники акции осудили проведение референдума по конституции Чечни, намеченного на 23 марта, и потребовали немедленно прекратить военные действия в республике и начать мирные переговоры.

В Чечне пропало большое число мирных жителей, признает прокурор республики Владимир Кравченко. Правоохранительным органам неизвестно точное число исчезнувших людей, однако, по словам Кравченко, речь идет об очень серьезных цифрах. Прокурор Чечни полагает, что большинства из пропавших уже нет в живых.

В России вступил в силу новый Гражданско-процессуальный кодекс. Он, в частности, запрещает представителям прокуратуры участвовать в разрешении гражданских споров на стороне ответчика или истца. Ликвидирован институт народных заседателей, изменен порядок предварительного рассмотрения дела. По мнению экспертов, с введением нового кодекса процедура рассмотрения гражданско-правовых споров станет более совершенной.

Казахстанское представительство Международного бюро по правам человека и соблюдению законности заявило, что в ходе суда над оппозиционным журналистом Сергеем Дувановым были допущены многочисленные нарушения. Глава фонда "Общественная защита" дочь президента Казахстана Нарига Назарбаева также высказалась за пересмотр дела Дуванова, не исключив, что оно имеет политическую подоплеку. Ранее озабоченность судьбой журналиста выразили Госдепартамент США, ОБСЕ, Евросоюз, а также ряд общественных и журналистских организаций. Дуванов, известный своими критическими публикациями в адрес властей, был осужден на 3,5 года тюрьмы по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней девочки.

В Киргизии подведены предварительные итоги референдума по изменению конституции. В голосовании приняли участие более 80 процентов жителей республики. Подавляющее большинство - за новую редакцию конституции. На второй вопрос референдума "Доверяете ли вы президенту Аскару Акаеву?" положительно ответили почти 80 процентов проголосовавших. Киргизская оппозиция выступала против референдума, считая, что он расширяет полномочия Акаева.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

И вновь вернемся к теме Северного Кавказа. Нарушения там прав человека признают даже федеральные власти. К тому же, зачастую, например, беженцы своих прав попросту не знают.

Из Ставропольского края - Лада Леденева.

Лада Леденева: В канун Нового года по старому стилю в дверь моей квартиры позвонили. На пороге стояла женщина в сером деревенском платочке и стоптанных ботинках с бедно одетой девочкой лет 10. Назвавшись беженкой из Чечни, женщина попросила подаяние.

Как оказалось, Татьяна (фамилию она назвать наотрез отказалась, явно стесняясь своего попрошайничества) год назад из Чечни перебралась с семьей в ставропольскую станицу Зольскую. Здесь жил один из ее пожилых родственников. Однако он, как оказалось, недавно умер, а в доме уже поселились другие жильцы. В результате за небольшую плату семье пришлось снимать угол у чужих людей.

Окончив школу, Татьяна всю жизнь проработала на Грозненском кирпичном заводе - обжигала кирпичи. Ее муж до получения производственной травмы и инвалидности трудился там же разнорабочим. В Зольской работы для супругов не нашлось. Женщина обратилась за помощью в сельсовет, однако, там ей помочь ничем не смогли. На просьбу Татьяны о трудоустройстве ответили: без документов и прописки работу ищите сами. А из документов у всей семьи уцелели лишь свидетельства о рождении.

Татьяна: Сказали, что мне работы нету ничего - "Ищите сами".

У меня в семье трое детей. Света - 12, Оля вот 8 лет (в школу пойдет в этом году, должна пойти), а Миша - он маленький еще. 2 года. Муж - инвалид II группы.

Как мы живем? Как придется. Где люди помогают... Мир не без добрых людей, правда.

Лада Леденева: Чтобы хоть как-то прокормить семью, минувшим летом супруги нелегально устроились на работу к одному из хозяев большого земельного надела. На заработанные деньги купили двух поросят, завели с десяток кур. При этом ни Татьяна, ни ее муж до сих пор не знают, куда обратиться за помощью. Ни того, как восстановить утраченные во время военных действий в Чечне документы, ни их права на государственные льготы - беженцам никто не разъяснил.

С просьбой прокомментировать ситуацию я обратилась к юристу Пятигорской общественной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам Елене Самбуровой.

Елена Самбурова: Ей необходимо восстанавливать документы, то есть получать паспорт, и затем уже действовать. Без паспорта и без статуса они не пользуются никакими льготами. Со статусом они могут встать на жилищную очередь, могут получить субсидии на приобретение и строительство жилья, компенсационные выплаты. Без статуса и без регистрации по месту жительства никаких льгот.

Я ей хочу посоветовать, во-первых, восстанавливать документы, получать паспорта, потому что без документа, удостоверяющего личность, она ничего сделать не может.

Лада Леденева: В Управлении по делам миграции при ГУВД Ставропольского края мне рассказали, что на сегодняшний день приоритетным в деятельности Управления является контроль за незаконной миграцией на Ставрополье. Речь идет о многочисленных жителях иностранных государств и республик СНГ, приезжающих сюда в поисках достойных заработков. К тому же, поскольку практически весь минувший год бывшая структура Министерства по делам миграции, переданная в ведение МВД, находилась в стадии реформирования, с вопросом о правах беженцев и вынужденных переселенцев мне посоветовали обратиться в Управление внутренних дел.

В отделе информации Управления мне довольно подробно и обстоятельно объяснили, что все граждане, прибывшие на Ставрополье из Чечни и других "горячих точек" Северного Кавказа, имеют право на целый ряд государственных компенсаций и помощь сразу трех уровней - по линии Управления по делам миграции, по линии МЧС и от многочисленных благотворительных организаций. При этом миграционные службы контролируют ситуацию с приобретением жилья для этой категории граждан, выплату компенсаций за утраченное жилье и имущество, получение субсидий и жилищных сертификатов. По линии МЧС беженцы и вынужденные переселенцы имеют право на получение строительных материалов, необходимых для ремонта жилья, в частности водопровода, газопровода или электрических проводов. Кроме того, помощью беженцам на сегодняшний день в целом по Северному Кавказу занимаются порядка 60 благотворительных организаций, самые активные из которых, по мнению руководства Ставропольского ГУВД, - "Международный Красный крест" и Управление Верховного комиссариата ООН по делам беженцев. По линии этих организаций эмигранты имеют право на получение гуманитарной помощи напрямую или через всевозможные благотворительные фонды и общественные организации. Это продукты, одежда, предметы гигиены и средства первой необходимости.

Что же касается получения беженцами и вынужденными переселенцами информации обо всем этом и других прописанных в законодательстве правах, оказывается, она легко доступна далеко не всем. К примеру, в Ставропольском краевом ГУВД всех, кто бежал из Чеченской республики, словно делят на несколько категорий. Первая - это те, кто действительно (цитирую) "страдают и мучаются, но на Ставрополье таких нет" (конец цитаты).

Эти люди живут в местах компактного проживания, другими словами, в лагерях чеченских беженцев в Ингушетии, Дагестане и Северной Осетии. В этих лагерях бесплатно распространяют специально издаваемую в Москве газету под названием "Миграционный вестник", в которой можно найти все - от информации юридического толка до объявлений от семей, готовых принять к себе переселенцев на постоянное проживание. Наряду с газетой издается специальный журнал, название которого в ГУВД припомнить не смогли, однако издания эти распространяются только в лагерях беженцев, и приобрести их, скажем, в городах Кавказских Минеральных Вод или сельских районах Ставропольского края невозможно.

Другая категория беженцев - те, которых их земляки называют туристами. Они живут вне мест компактного проживания своих соотечественников, прекрасно осведомлены о своих правах и записываются в очереди на все возможные виды компенсаций.

И, наконец, третья категория людей - те, кто предпочли устраиваться сами по месту жительства родственников и близких.

Лада Леденева - для Радио Свобода, Ставропольский край.

XS
SM
MD
LG