Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вынесен приговор профессору Анатолию Бабкину. Жертвы призывной кампании.


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

На прошлой неделе был вынесен судебный приговор фигуранту еще одного из известных шпионских процессов - профессору Анатолию Бабкину. По мнению обвинения, приговор (8 лет условно) мягкий - против положенного по статье за шпионаж от 12 до 20 лет. Сам же профессор, лишенный судом, к тому же, и права заниматься научной деятельностью, по-прежнему настаивает на своей невиновности.
Из фигурантов громких шпионских процессов лишь Игорь Сутягин остается за решеткой. Полностью оправдан судом тоже один - Александр Никитин. Остальные - как раз после того как президент Путин сказал, что "надо кончать со шпиономанией в стране", - на свободе. Правда, у всех: и у Пасько, и у Моисеева, и у Данилова, - свобода эта "условная".
Ситуацию комментирует академик Юрий Рыжов, один из руководителей Комитета защиты ученых.

Юрий Рыжов: Я думаю, что "условно-досрочно" и все остальное, при очень тяжких статьях обвинений, - это попытка спецслужб сохранить лицо, которые раскручивали это дело на пустом месте, и для них важно, чтобы осталось такое впечатление, что все-таки что-то за ними было. И те из сейчас "условно-досрочников" и прочих, эти люди, конечно, если они обладают стойкостью, - а многие из них обладают большой стойкостью, - они будут биться за полное оправдание, чтобы не оставить спецслужбам якобы успешность их деятельности.

Второе. Эти структуры всегда будут искать себе работу легкую и неопасную. Ловить настоящих преступников, коррупционеров, мафиози - это, во-первых, гораздо сложнее и несоизмеримо более опасно и требует очень большого профессионализма, которым, я думаю, сегодняшнее поколение этих деятелей не обладает; значит, надо отыгрываться на простом. А что проще, чем те дела, о которых вы говорите?

Более того. Даже, вот вы сказали, Никитин "вчистую" оправдан. Была попытка профессора Сойфера тоже посадить по подобному обвинению - в разглашении экологических тайн. Мы боролись за него, и, в конце концов, получили ответ, что с него все обвинения сняты. Но спецслужбы, потерпев вот такое поражение, отыгрываются на том же Сойфере очень простым способом. Он, большой специалист по океанологии, в этом году летом должен был ехать в экспедицию на научном судне, и его не допустили на борт, где стояло его оборудование, сославшись на то, что у него нет нужной формы допуска, или лишив его этой формы допуска - самой низкой, практически. И научная работа, которая должна была быть сделана на специальном оборудовании, которое было подготовлено, не состоялась.

Владимир Бабурин: С Бабкиным поступили еще проще: суд запретил заниматься ему научной деятельностью. Я такого вообще никогда и нигде не слышал.

Юрий Рыжов: Вообще - бред. Я не знаю, что значит - запретить заниматься научной деятельностью. Тот же Данилов, вернувшись домой, придумал какую-то систему очень экономичного отопления замерзающей страны. То есть, у ученого башка всегда будет работать. Ну, как можно запретить ученому думать или заниматься научной деятельностью? Я не понимаю вообще этой терминологии. Но это все в рамках вот этого абсурдизма, который начинает насаждаться снова немножко расправившими грудь потомками наших замечательных спецслужб, которые сформировались за истекшее столетие.

Владимир Бабурин: Конечно же, нельзя сравнивать это с тридцатыми годами, когда число шпионов исчислялось если не миллионами, то сотнями тысяч. Дело - в другом. Это желание властей поймать шпиона, осудить шпиона, - оно поддерживается. Оно поддерживается обществом, по одной, на мой взгляд, простой причине: народу очень хорошо объясняют, что в этой бедной, несчастной, нищей стране вот нашлась горстка вот этих людей, которые просто нашли себе способ валютного заработка, и этим воспитывают к ним вполне определенное чувство.

Юрий Рыжов: Ну, на психологии общества у нас очень легко сыграть, особенно в сегодняшнем состоянии общества. А вот вы говорите, что в тридцатые годы - шпионы. Ведь шпионов не так много тогда вскрывали. Но тогда вскрывали врагов народа. Ну, конечно, они были одновременно шпионами нескольких государств, и даже самого Берию расстреляли по обвинению в шпионаже в пользу Англии, еще кого-то и Бог знает чего. Все это наклеивание "липы" - это алгоритм действий этих служб. Так что я ничему здесь не удивляюсь.

А то, что вы сказали относительно рабской зависимости. Что такое - раб? Раб - это лицо или животное, которое, с одной стороны, ненавидит своего рабовладельца, и, с другой стороны, лобзает его.

Владимир Бабурин: Ваш Комитет защиты ученых как расценивает то, что все-таки и Григорий Пасько на свободе, и Бабкин, хоть и получил срок, но условный, и Моисеев на свободе, и Данилов на свободе, то есть, большинство фигурантов, за исключением, еще раз скажу, Игоря Сутягина, - все на свободе; это все-таки победа или нет?

Юрий Рыжов: Нет, это полу-победа. Я считаю, что надо продолжать бороться за полную реабилитацию этих "условников" так называемых. И большинство из них (я смотрю) склоняется именно к этому.

Владимир Бабурин: Академик Юрий Рыжов.

В Красноярске на минувшей неделе солдат-срочник расстрелял своих сослуживцев, после чего застрелился сам. Подобные новости, как и ставшие почти регулярными сообщения о побегах из воинских частей, вряд ли прибавляют желания служить в армии, особенно тем, у кого этого желания и без того было не слишком много. А у военкоматов по-прежнему план: 2 раза в год одеть в военную форму новобранцев.

Из Липецка - Андрей Юдин.

Андрей Юдин: 20-летний Дмитрий Шишкин стал очередной жертвой липецкой военной призывной кампании. Больного парня, имеющего заболевание желудка, травмы головы и расстройство нервной системы, милиционеры силой, сковав в наручники, доставили на сборный пункт Липецкого областного военкомата. Там его и других парней держали в течение полутора суток в закрытом помещении с решетками. Не выдержав таких издевательств со стороны военных, Дима выбросился из окна туалета с 3-го этажа. Он был без сознания. Его доставили в травматологическое отделение с диагнозом "сотрясение головного мозга".

Произошло это событие 17 декабря, когда ситуация обострилась, и разыгралась драма. По счастливой случайности, Дмитрий остался жив. Тем не менее, на лечении он находится уже второй месяц.

Дмитрий Шишкин: Пришла повестка явиться в отделение милиции. Я по ней явился. У меня была отсрочка от армии в июне - в связи с тем, что я лежал в больнице. Черепно-мозговая травма.

Пошел на медкомиссию. Врачи никаких моих справок не наблюдали. Кроме того, справка о временной нетрудоспособности, она и сейчас есть, да? Я ее отдал врачам, ему что-то стал рассказывать, и он просто на меня наорал, закричал. Пришел сотрудник милиции и вывел меня в коридор. На меня надели наручники и вместе с некоторыми уклонистами силой увели меня в сборный пункт.

Андрей Юдин: Свой прыжок Дима Шишкин назвал акцией протеста. Он считает, что прыжок из окна с риском для жизни был единственным шансом добиться справедливости.

Дмитрий Шишкин: Над нами издевались. Нас не кормили. Разные прапорщики - у них есть "такие дубинки волшебные", которыми он забивает в стол гвозди. Говорит: "Будете буянить, просто вас выведем..."

Никто ничего не объясняет. Посадили в тюрьму без каких-либо объяснений. Когда просто сажают в тюрьму, им объясняют: "Типа... статья такая-то".

Издевались. У некоторых сдавали нервы. Любого человека взять с улицы, посадить в тюрьму... Ничего не объясняли.

Сбежать, таким образом, невозможно. Однако добиться того, чтобы мое дело было рассмотрено все-таки с врачами настоящими, на медкомиссии, которая будет настоящей, - это было целью акции протеста.

Андрей Юдин: Свою историю Дмитрий рассказал мне с большим усилием, поскольку получил серьезную травму.

Несмотря ни на что, люди в погонах рассуждают несколько иначе. Например, городской военком Олег Кузнецов, дав интервью газете "Металлург", просто оскорбил Дмитрия, заявив еще и о том, что призывник был просто пьян. Но из истории болезни известен тот факт, что в анализе крови у призывника Шишкина алкоголь не обнаружен. То есть на момент происшествия он был абсолютно трезвым.

Прояснить ситуацию с призывной кампанией я попросил начальника 2-го отделения Липецкого областного военкомата полковника Александра Кузнецова.

Александр Кузнецов: Призывник стоял в резерве командования. Звание "рядовой" ему не присвоили. Он прыгнул с 3-го этажа. Крик души у него был помутненный. В состоянии алкогольного опьянения.

Та категория, которая доставлена сотрудниками милиции... такой проблемы в Липецкой области не существует. Пять-шесть человек изъявляли желание. Это был как вид уклонения от военной службы. Истинных - два-три человека, которые действительно по вероисповеданию не могли держать оружия. До судов дело дошло. Суды признали, что - конфессия, да.

Перед каждым призывом у нас заседает областная призывная комиссия, на которой рассматриваются граждане, имеющие тяжелое семейное положение, лица, не согласные с решением призывной комиссии, желающие пройти альтернативную службу.

Андрей Юдин: О несовершенстве призывной системы и медицинских комиссий говорится много, но никаких видимых улучшений в настоящий момент не наблюдается. Призывники и новобранцы из Липецка по-прежнему убегают из военных частей и призывных пунктов.

С волнением о сложившейся ситуации рассказывает председатель областного Комитета солдатских матерей Ирина Мартынова.

Ирина Мартынова: Такая подоплека, что ребята обязательно: а) пьяны, б) наркоманы, в) ненормальные, г) идиоты, и так далее. Под влиянием этого они, значит, совершают такие идиотские поступки.

А то, что человек как некую крайнюю форму протеста избрал, это не принимается во внимание вообще. Ну, какой же нормальный человек сиганет с 3-го этажа? А получается: нормальный человек доведен до такой степени отчаяния, что уже других мер он не видит и не знает, как еще себя можно защитить. Иначе он так в этих наручниках доедет до самой части.

К сожалению, события плачевные. Военные действуют все жестче и жестче. По сути дела, попираются права. Происходит силовое воздействие на них, моральное воздействие. Любыми методами и любым образом человека пытаются запихнуть в армию, и от этого армия только урон имеет.

Андрей Юдин: В настоящий момент Дмитрий Шишкин продолжает курс лечения у психотерапевта, и в дальнейшем он и его родители намерены добиваться справедливости в суде.

Для Радио Свобода - Андрей Юдин, Липецк.

Владимир Бабурин: 21 февраля в Рязани на площади Победы прошел пикет против войны в Чечне и принудительного призыва в армию. Акция была приурочена к дню сталинской депортации чеченского и ингушского народов и Дню Российской Армии. Главный лозунг акции - "Хватит убивать!".

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Российская демократическая партия "Яблоко" выступила с заявлением об угрозе свободе СМИ в России. "Очередным серьезным шагом к сворачиванию свободы слова стало закрытие газеты "Новые известия", журналисты которой выражали отличную от официальной точку зрения на происходящее в стране", - говорится в заявлении, распространенном в Москве. "Яблочники" считают, что собственники СМИ при малейшем намеке на недовольство власти и даже не дожидаясь такого намека, избавляются от неудобных журналистов.

Известные российские литераторы Андрей Битов, Андрей Вознесенский, Фазиль Искандер, Белла Ахмадулина и многие другие призывают власти не допустить законодательного очищения русского языка. В открытом письме Русского ПЕН-Центра говорится, что чистка языка с помощью законов приведет лишь к ограничению свободы слова и самовыражения. По мнению писателей, русскому языку угрожает не иностранное влияние, а бескультурье тех, для кого он является родным. На прошлой неделе Совет Федерации направил на доработку закон о государственном языке, который, в частности, запрещает использование иностранных слов при наличии русских аналогов.

Польский священник Бронислав Чаплицкий, настоятель католического прихода в городе Пушкин под Санкт-Петербургом, лишен вида на жительство в России. Об этом агентству "Интерфакс" сообщили в Конференции католических епископов России. Российские власти пока не информируют о причинах высылки священника. Бронислав Чаплицкий работал в России около 10 лет. Кроме приходской деятельности он занимался вопросами канонизации российских католиков, пострадавших за веру при Советской власти. За последний год это уже 6-й случай высылки католических священников из России.

Россия выплатит компенсации полякам - жертвам сталинских репрессий. Как сообщил на прошлой неделе премьер-министр России Михаил Касьянов после переговоров в Варшаве с главой польского кабинета Лешеком Миллером, решение по этому вопросу ожидается в ближайшее время.

В санкт-петербургском Нахимовском военно-морском училище проводится расследование сообщений об издевательствах над курсантами. Комиссию, прибывшую в одно из самых элитных учебных заведений Министерства обороны, возглавляет заместитель главкома ВМФ Михаил Захарченко. О фактах неуставных отношений стало известно после того, как в организацию "Солдатские матери" обратились родители двух нахимовцев, которые подвергались систематическим избиениям со стороны сослуживцев.

В Узбекистане задержан журналист Эргаш Бобожонов, автор публикаций о коррупции в высших эшелонах власти и активист оппозиционного движения "Единство". Как сообщили ферганские правозащитники, журналист был арестован в своем доме в Ферганском районе. При задержании ордер ему предъявлен не был. Бобожонова обвиняют в шпионаже, а также в том, что он угрожал убийством. Арест Бобожонова - уже 3-й за последнюю неделю случай репрессий против оппозиционных журналистов в Узбекистане.

Пострадавшие в результате теракта на Дубровке готовы подать еще тридцать пять исков о возмещении ущерба. Об этом сообщил прессе адвокат потерпевших Игорь Трунов. На этой неделе Мосгорсуд планирует рассмотреть кассационную жалобу потерпевших на решение Тверского муниципального суда отказать в удовлетворении исков родственников троих погибших во время теракта на Дубровке.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

Два совпавших события были в минувшем месяце отмечены почти всеми средствами массовой информации: арест в Москве Сергея Мавроди и приговор его младшему брату Вячеславу. Купившись на яркую рекламу, люди добровольно несли им свои сбережения.

Слоганы "МММ" давно исчезли с экранов, их сменили другие, не менее порой убедительные: "Заплати налоги и спи спокойно" - убеждает не какое-то там общество с очень ограниченной ответственностью, а серьезное силовое государственное учреждение. На одном из сайтов этого ведомства я прочитал следующее разъяснение: "При проведении проверок юридических лиц и объектов сотрудниками налоговой полиции последними в качестве первичных документов, дающих право на проведение проверки, являются удостоверение сотрудника налоговой полиции и постановление о проведении обследования помещения, здания, транспортного средства и так далее на основе соответствующих статей федеральных законов об оперативно-розыскной деятельности и о Федеральной службе налоговой полиции, подписанных начальником либо заместителем начальника управления и заверенного печатью. В ином случае проверка является неправомерной".

Тему из Пятигорска продолжит Лада Леденева.

Лада Леденева: Уже четвертый год пятигорчанин Владимир Третьяков живет в вынужденной эмиграции в одной из стран дальнего зарубежья. За время своих мытарств он побывал в Чехии и Польше, жил в Украине и Белоруссии. По его словам, уехал, чтобы избежать расправы за отказ давать взятки налоговикам.

В 1990-х годах Владимир Третьяков, тогда уже пенсионер, чтобы как-то прокормить семью, открыл свое дело. Решил заняться продажей ценных бумаг. Документы оформил, как полагается, в городе Минеральные Воды, однако по семейным обстоятельствам был вынужден перевести свой бизнес в Пятигорск. Вот тут-то и начались проблемы.

Рассказывает супруга Владимира Афанасьевича Дина Третьякова.

Дина Третьякова: Когда сын устроился на работу в таможню (офицер таможни), мой тогда муж решил: чего он будет мотаться в Минводы? В Пятигорске это дело продлить. ИЧП "Ценные бумаги" - так вот это называлось.

Ему говорят: "6 миллионов выложишь, закроем. Не выложишь - не закроем". Он поехал. Тут создали так называемый 6-й отдел. Там говорят: "Ну, даже если мы и деньги эти пометим, все равно мы ничего не сможем доказать - проблема". Ну, как у нас все со взятками и коррупцией. Но, тем не менее, в Минводах дело закрыли. Там что-то немножечко, копейки какие-то заплатил. Дело закрыли, и все. И он стал работать в Пятигорске.

Лада Леденева: В Пятигорске пожилой предприниматель ежеквартально покупал патент и исправно платил налоги. А еще через год полностью оставил эту работу. Каково же было удивление семьи Третьяковых, когда через 2 года после того, как глава семьи оставил бизнес, они получили повестку о возбуждении в отношении него уголовного дела за неуплату налогов! Как оказалось, налоговые службы не устроила лицензия, по которой работал предприниматель.

После перевода фирмы в Пятигорск, он пытался ее переоформить, однако в лицензионном комитете по Южному федеральному округу Третьякову в выдаче лицензии отказали из-за отсутствия финансирования процедуры Ставропольским краем. А в министерстве финансов Ставропольского края разрешили продолжить работу по прежней лицензии.

В течение года у налоговых служб не было к Третьякову никаких претензий. Мало того, налоговая инспекция Пятигорска выдала ему справку об отсутствии задолженности по уплате налогов. И вдруг уголовное дело.

Говорит сын Владимира Афанасьевича Олег.

Олег Третьяков: Должен был Ростов выдавать лицензии. Отец обращался. Он не раз ездил в Ростов, обращался, но ему не выдали там лицензию. Он был готов за нее заплатить, оформить должным образом, как положено. Но ему не выдали, ввиду того, что Ставропольский край не платит.

И он ездил сюда, в Ставропольский край, в орган, который занимается лицензированием. Ему эта женщина, естественно, устно... В общем-то, она, я так понял, от своих слов и не отказывается, но письмо получали оттуда такое - обтекаемое - что вот, мол, "да, у вас лицензия есть, продолжайте работать".

Налоговые органы не контролировали, когда эта шла работа, они должны были контролировать, какая лицензия, соответствует ли она и так далее, и так далее. Налоговый инспектор, который его вел, который проводил эти налоги, он должен был убедиться, что существует лицензия, по которой ведется работа. Тот инспектор тоже этого момента не отследил. То есть, уже потом возникает такой вопрос, что - "а вот виноват".

То есть, получается целый ряд накладок. Никто не несет ответственность. Если налоговая инспекция Минвод подписала (человек свободен, ничего не должен), то они должны отвечать за свои слова. В то же время они подписывают акт проверки, в котором пишут "должен".

Лада Леденева: Говорит Дина Третьякова.

Дина Третьякова: Муж мой - сибиряк. Он в жизни никогда нигде не платил ни взяток, никому не совал. Ну, вот такой вот принципиальный человек. Ну, как это так? Человек грамотный, умный, не вор. Вы видите, что мы нажили? И получив вот такую мизерную пенсию, что он... мы оба инвалиды. Нам даже на лекарства не хватает. И оттого, что он решил заработать - вот, значит, все состряпано в лучшем виде.

Лада Леденева: Побеседовать с Владимиром Афанасьевичем лично я не смогла, поэтому цитирую его письмо:

"В 1991 году мой налоговый инспектор потребовала заплатить в магазине за ее пальто. В том же году налоговая инспекция втайне от меня сняла с моего счета 7 000 долларов США.

В 1993 году по надуманному налоговой инспекцией предлогу я заплатил 300 000 не деноминированных рублей. Затем по этому же предлогу был повторно осужден и заплатил 8 миллионов.

В 1998 году обжаловал вымогательство взятки, за что был назначен штраф в размере 55 миллионов рублей. Затем сумма штрафа была снижена, и я заплатил 8 миллионов.

В 1998 году начальник отдела минераловодской налоговой полиции через своего подручного потребовала взятку в размере 5 миллионов не деноминированных рублей" (конец цитаты).

В ходе последнего допроса в налоговой полиции Пятигорска Владимира Третьякова, с его слов, запугали до смерти, но обещали все уладить, если он заплатит причитающиеся 53 000 рублей. Через неделю, не выдержав допросов, он бежал из страны.

Говорит Дина Третьякова.

Дина Третьякова: Так его запугали в этой налоговой полиции... Он пришел домой, закрылся на все засовы и сына посылал: "Иди, посмотри - никто не ходит?"

Приехали какие-то (я не знаю) в масках. С ними была инспектор налоговой, которая с ним работала. И пытались ломиком вскрыть дверь у нас.

Лада Леденева: Потеряв из вида отца, налоговые службы принялись за сына.

Олег Третьяков: Мне заявлял один из офицеров налоговой полиции, что "у тебя генерал такой-то, мы сейчас к нему обратимся... Да мы сейчас тебя... мы тебя, мол, достанем, сровняем, разберемся". Да, то есть говорили откровенно: "Хорошо, раз твой отец, мы его не можем достать, мы будем тебя доставать".

Лада Леденева: Обив все возможные пороги, бывший предприниматель решил обратиться за помощью к журналистам.

Дина Третьякова: Лев Толстой в сравнении с отписками налоговых инстанций в подметки им не годится. Так они ловко отписываются. В смысле - "казнить нельзя помиловать".

Лада Леденева: "Желая скрыть свои правонарушения (читаю в письме), люди в милицейской форме дошли до угроз физической расправы над членами моей семьи, не имея возможности расправиться со мной. Прошу вашей защиты моих прав и свобод, чтобы я безбоязненно мог жить в своем доме и не скитаться по миру" (конец цитаты).

Лада Леденева - для Радио Свобода, Пятигорск.

XS
SM
MD
LG