Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весенний призыв в армию


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

1 апреля начался весенний призыв в армию. До 30 июня, согласно указу президента России Владимира Путина, на срочную военную службу требуется призвать более 160 000 человек.

Начнутся ли вновь облавы на призывников? Каких подвохов следует ждать молодым людям, не желающим служить в армии по убеждениям или негодным к строевой службе? Об этом сейчас в прямом эфире - программа "Человек имеет право".

Рядом со мной в московской студии Радио Свобода член координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России Ида Куклина и глава российского представительства Фонда гражданских свобод Павел Арсеньев.

Хочу заметить, что начало весеннего призыва - это, все-таки, не первоапрельская шутка, как многим хотелось бы думать. Военкоматы вполне серьезно взялись за работу - и задолго до назначения официальной даты.

Репортаж Олега Родина из Нижнего Новгорода.

Олег Родин: Примерно 4000 новобранцев нужно найти в Нижегородской области за 3 месяца весеннего призыва. Однако большинство юношей призывного возраста получают отсрочку, и военкоматы оказываются в затруднении: как набрать норму? Это подтверждает Владимир Розенталь, главный специалист комитета по делам военнослужащих.

Владимир Розенталь: Свыше 45000 юношей по Нижнему Новгороду - на воинском учете. Из них свыше 43500 призваны быть не могут, так как имеют либо право на освобождение от призыва, либо право на отсрочку.

Олег Родин: И, как сообщила Наталья Жукова, председатель нижегородского Комитета солдатских матерей, еще до первого дня призыва военкоматы начали работу с потенциальными призывниками, чтобы успеть оформить их новобранцами. Для этого оказались все средства хороши.

Наталья Жукова: Начали уже всякие мероприятия по призыву до 1 апреля. Ребят вызывали в военкоматы, направляли их куда-то незаконно на обследования в лечебные учреждения. Хочется, чтобы те, кто учится в ПТУ или техникумах, прошли заранее обследование, а не после того, как им дадут диплом, а потом 5 дней их ищи. До конца призыва их фактически невозможно ухватить никого. А вот если он пока учится, сейчас пройдет и обследование еще, и поэтому его, "тепленького", прямо с выпускного вечера можно и в армию отправить.

Олег Родин: Призыв идет пока по старым правилам. Это с июля нельзя будет брать в армию умственно отсталых, а пока они, видимо, проходят комиссию.

Наталья Жукова: И без медицинского обследования отправляют, и отказывают в медицинском обследовании. Не хотят признавать заболевания, которые очевидно имеются, подтвержденные справками из других медицинских учреждений.

Ну, например, язва, которая диагностирована у мальчика, начиная с 8 лет. Там у него куча справок есть, а они не верят, что у него язва.

Олег Родин: Впрочем, Нина Титова, главный врач призывной комиссии, говорит, что есть больные, рвущиеся в армию.

Нина Титова: Сегодня были такие, которые, даже несмотря на то, что у них есть противопоказания к службе в армии, они очень желали бы служить.

Олег Родин: Возможно, это первоапрельская шутка. Для Радио Свобода - Олег Родин, Нижний Новгород.

Кристина Горелик: Несмотря на то, что выполнить норму для Вооруженных Сил будет достаточно сложно, представитель генерального штаба генерал-майор Валерий Астанин исключил возможность неправомочных действий со стороны работников военкоматов по отношению к призывникам. "В эту призывную кампанию никаких облав на молодых людей не будет", - заявил Астанин. По его словам, по отношению к отказникам со стороны местных органов власти, отвечающих за призыв, будут применяться только меры, определенные законодательством.

Скажем, в Москве работой с уклоняющимися от военной службы юношами будут заниматься около 125 призывных комиссий. Руководить этой работой будет первый заместитель мэра столицы, председатель призывной комиссии города Людмила Швецова.

Людмила Швецова, в свою очередь, подтверждает слова генерала-майора о том, что в столице облавы на призывников, которые ранее устраивало ГУВД города Москвы, проводиться не будут, поскольку, по ее словам, основную работу по призыву в армию теперь будут выполнять не военкоматы, а городские власти.

У меня вопрос к Иде Куклиной. Ида Николаевна, значит ли это, что облавы на призывников остались в прошлом, и молодым людям не стоит бояться выходить на улицу?

Ида Куклина: У нас в прошлом году только в наш московский офис обратилось 48 человек, которые неожиданно потеряли своих детей и не знали, где их искать. Речь, конечно, идет о мальчиках. Но ведь и в прошлом году никто не признавал, что были облавы. Только благодаря усилиям Союза комитетов солдатских матерей России этот вопрос получил какую-то огласку, и какие-то меры были приняты. Хотя мы до сих пор боремся с последствиями этих облав, потому что очень трудно комиссовать человека. Это не получается в один день или в один момент. И идут судебные процессы по этим вопросам, идут поиски. Некоторые вообще так и пропали, до сих пор не можем обнаружить. Поэтому никогда ни военные, ни гражданские власти не признавали, что ими дана команда на облавы.

Мы надеемся, что ответственные за призыв в этом году учтут опыт прошлого года. Потому что мы стоим на страже и будем строго смотреть, где и как действуют власти в этом отношении - законно или незаконно.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас звонок. Давайте послушаем. Добрый вечер.

- Здравствуйте. Пантюхов Николай Николаевич, майор запаса, город Ленинград. Я хотел бы поддержать вашу тему о призывниках и выразить свое мнение. Призывники сегодня - это очень острая проблема. Их состояние здоровья - особенно. За 10 лет этих реформ, разваливавших страну, у нас население очень обнищало, и дети, естественно, за этот период недополучили того, что они должны были получить. Здоровье, естественно, оставляет желать лучшего. А деньги, которые могли бы помочь семьям воспитывать детей и нормально, достойно существовать, в стране, оказывается, есть. Они сосредоточены у кучки олигархов. Одного даже олигарха хватило бы поправить ситуацию с призывниками.

Кристина Горелик: Спасибо. Мы вернемся к облавам.

Международная правозащитная организация "Human Rights Watch" заявляет, что облавы на призывников нарушают основные права человека. Сотрудники милиции не могут остановить молодого человека призывного возраста на улице и отвести его в военкомат. Они имеют право только или вручить ему повестку под расписку, или составить акт об административном правонарушении, если он отказывается принять повестку. Или задержать на 3 часа для установления личности.

Облавы на призывников ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова называет захватом заложников, похищением людей. Но главная проблема в том, что эти молодые люди фактически не имеют возможности обжаловать решение призывной комиссии, поскольку практически сразу их отправляют в воинскую часть.

У меня вопрос к Павлу Арсеньеву, главе российского представительства Фонда гражданских свобод. Павел Леонидович, можно ли что-то посоветовать молодым людям, как им действовать?

Павел Арсеньев: Ну, я думаю, что здесь совет должен быть один: человек должен вести себя с достоинством и осознавать, что у него есть права. И эти права - не просто его прихоть, а данные ему Конституцией, которую принял народ России. Эти права надо знать и их просто отстаивать.

Кристина Горелик: Спасибо. В конце февраля правительство утвердило новое положение о военно-врачебной экспертизе. Изменения критериев годности к военной службе вызваны переходом на новую, соответствующую международным нормам классификацию определения уровня здоровья населения. Проще говоря, это новые списки болезней.

Председатель Центральной военно-врачебной комиссии генерал-майор медицинской службы Валерий Куликов сообщил газете "Время новостей", что отбор рекрутов будет ужесточен. Список болезней содержит около 500 пунктов. Среди не подлежащих призыву: люди с ограниченными умственными способностями, больные наркоманией и алкоголизмом.

Распространяется ли действие новых списков болезней на этот весенний призыв? У меня вопрос к Иде Николаевне, представителю Союза комитетов солдатских матерей России.

Ида Куклина: Новое расписание болезней вступит в действие с 1 июля этого года. Поэтому юридически медицинские комиссии имеют право использовать старое расписание болезней. Однако тот факт, что с 1 июля вступают новые правила по здоровью, новое расписание болезней, дает возможность призывникам обжаловать решение призывной комиссии и требовать комиссации, если нарушены новые положения.

Поэтому я думаю, что медицинские комиссии учтут этот факт и будут в своей практической работе использовать новое расписание болезней.

Я могла бы еще сказать о том, что в целом мы удовлетворены работой военных медиков. Единственное, что нас не удовлетворяет, это то, что медкомиссии по-прежнему работают в составе военных комиссариатов, находятся под контролем военных. И это, так сказать, является провоцирующим фактором, который ведет к нарушениям закона.

И еще одно. К сожалению, военным медикам не удалось добиться того, чтобы каждый призывник был обследован на предмет наличия ВИЧ-инфекции. Нет денег на такое обследование. Я считаю, что это позор для государства.

Кристина Горелик: Действительно, по словам председателя военно-врачебной комиссии Москвы Олега Работникова, не хватает специалистов, врачебные комиссии не укомплектованы, до сих пор не решен вопрос об обследовании наркоманов, не закуплены специальные экспресс-тесты. Это - несмотря на то, что военные говорят о том, что комиссариаты полностью готовы к проведению призыва.

И все-таки, Ида Николаевна, вот у меня маленькое дополнение. Ведь, насколько мне известно, многие ограничения по болезням действовали и до утверждения новых списков. И, тем не менее, больные люди все-таки попадали в армию.

Ида Куклина: Да, я думаю, что такие случаи будут, безусловно, иметь место. Тем более, учитывая высокий процент призывников с нарушениями здоровья. Безусловно.

Но, тем не менее, новое расписание болезней дает возможность более четко диагностировать болезни каждого, потому что оно привязано к международным нормам в этой области, и каждый диагноз требует определенных показателей болезни. Это упрощает дело, потому что многие положения старого расписания болезней, они были несколько размыты, и по этому поводу возникали различные споры.

Ну, и там тоже содержатся такие важные нормы, как, например, лица, которые употребляли алкоголь или наркотики, здесь уже не зависит от того, имеется психологическая зависимость от алкоголизма и наркотических веществ или нет. Не будут призываться те люди, которые, так или иначе, употребляли.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас звонок. Добрый вечер.

- Здравствуйте. Я хотел бы сказать вот вашей гостье. У меня такой вопрос. Она говорила о ВИЧ-инфекции, а сейчас существует такое мнение, что этой ВИЧ-инфекции не существует. Представляете?

Кристина Горелик: Ну, это - наверное - вопрос все-таки к врачам, а не к нашей гостье.

Ида Куклина: Видите ли, в чем дело. В 2002 году 213 человек только в Москве были установлены с ВИЧ-инфекцией. Тогда это официально называлось ВИЧ-инфекцией. И кроме того, имеется тенденция увеличения зараженных СПИДом, вот.

Поэтому я считаю, что на этот предмет должно быть введено поголовное обследование всех призывников. Я думаю, что это послужит не только укреплению, так сказать, здоровья призывного контингента, который будет призван в армию, но и, в принципе, поможет, сохранить здоровье молодежи вообще.

Кристина Горелик: Тем более, я думаю, что здесь важнее не то, как называется эта инфекция, а то, что больные действительно существуют, и их число, к сожалению, увеличивается.

Ида Куклина: Я прошу прощения, если я в чем-то ошибаюсь медицински (я не специалист в этом вопросе), но о том, какой вред приносит призыв больных мальчиков в армию, об этом я очень хорошо знаю.

Кристина Горелик: Спасибо. Павел Леонидович, я помню, в начале этого года военные, кажется, заявляли о том, что не станут призывать в армию гомосексуалистов. Знаете ли вы что-то об этой инициативе?

Павел Арсеньев: Нет, я об этой инициативе ничего не знаю. Я знаю, что в свое время довольно широко обсуждалось предложение депутата Райкова на этот счет, чья партия имеет особую склонность к этой проблематике.

Я как-то здесь не вижу реальной проблемы. Я думаю, что реальность-то другая: если мы посмотрим на то, кого сейчас призывают в армию и будут призывать, как говорит Министерство обороны (кстати, они могут призвать только 10 процентов из потенциальных призывников, остальные имеют отсрочку на законных основаниях), так вот из этих призываемых, по данным того же Минобороны, четверть имеют начальное или неполное среднее образование, не пригодно для обучения как солдата-специалиста либо обучения на должности сержантов. Это, в общем, возвращает нас в начало 1920-х годов, когда вместо "лево-право" командовали "сено-солома". Это первое.

И второе, что (опять же - по довольно деликатному выражению официальных лиц) более половины призывного контингента имеют незначительные ограничения по состоянию здоровья, делающие их непригодными к службе в тех войсках, которые предъявляют повышенные требования к физическому состоянию призывников. За этим деликатным выражением стоит, я думаю, довольно катастрофическая картина.

Но в целом, с моей точки зрения, ситуация эта выглядит так, что вот эта цифра (10 процентов), она говорит о том, что в армию попадают ребятишки, чьи родители не озаботились или не имеют возможности или денег для того, чтобы освободить своих ребят от службы в армии. Многие из этих ребят - из неполных семей, социально дезадаптированных семей. И, к сожалению, у части призывников есть вполне реальная альтернатива: служба в армии или оказаться через некоторое время на скамье подсудимых.

Во многом поэтому у нас во многих казармах царят вполне тюремные нравы, и офицеры вынуждены выполнять роль надзирателей. На мой взгляд, это огромная проблема.

Кристина Горелик: Спасибо. Это был глава российского представительства Фонда гражданских свобод Павел Арсеньев.

А у нас звонок. Добрый вечер.

- Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, у меня вот внук кончил аспирантуру, но он в 3 года не уложился. У него отец болел 8 месяцев, лежал в госпитале, в Бурденко. Ему делали 4 операции, на мозге. Мы там все были, не выходя оттуда.

Теперь он все защитил, то есть не защитился, а все сделал. Но теперь мы ждем, уже когда нас вызовут. Сказали: "Ждите". И мы уже ждем 5 месяцев. Не вызывают.

Ида Куклина: Так это хорошо, что не вызывают.

- Но прислали повестку явиться.

Ида Куклина: Попытайтесь как можно скорее обсудить его диссертацию на заседании кафедры или того органа, где должно пройти обсуждение. И после этого возьмите справку, что диссертация обсуждена. И признана достойной защиты.

И после этого вы решите свою проблему, потому что тогда он приобретет право не быть призванным в этот призыв или в следующий.

Павел Арсеньев: То есть речь идет о том, что человеку нужно иметь документальное доказательство, что он прошел предзащиту.

Ида Куклина: Да-да.

Кристина Горелик: Спасибо. Давайте еще звонок послушаем.

- Здравствуйте. Татьяна Андреевна, Москва. Как вы считаете: вот из-за страха попасть в армию или в горячую точку, или в лапы дедов призывники специально становятся наркоманами. И считают, что лучше стать наркоманом, чем попасть в армию. И тем самым увеличивают численность наркоманов.

Кристина Горелик: Спасибо вам за ваш вопрос. Ида Николаевна? Пожалуйста.

Ида Куклина: Да, мы сталкиваемся с такими случаями. И мы всем говорим, что не надо этого делать. Приходите к нам. Обследуем и сделаем все по закону.

Сейчас есть возможности - и в связи с принятием нового расписания болезней, и другие возможности (семейные обстоятельства и так далее).

Не надо этого делать, потому что это грозит гораздо более тяжкими последствиями.

Кристина Горелик: Я полностью поддерживаю представителя Союза комитетов солдатских матерей России Иду Куклину.

От службы в армии по разным обстоятельствам освобождены около 80 процентов (вот Павел Леонидович говорил - 90 процентов) молодых людей. Кто - по состоянию здоровья, у кого-то имеются различные отсрочки.

Проредит ряды армии и закон об альтернативной гражданской службе, вступающий в силу с 1 января следующего года. Мы уже много рассказывали о мнении правозащитных организаций по поводу этого варианта закона, который они считают наказанием за свои убеждения. Но, тем не менее, закон принят, он вступит в силу. И многие, я думаю, призывники вместо службы в армии будут заниматься социальной деятельностью.

Укомплектовать Вооруженные Силы за счет срочников становится теперь все труднее. Министерство обороны вынуждено было инициировать федеральную целевую программу комплектования отдельных воинских частей контрактниками. К 1 июня программа, рассчитанная на 4 года, должна быть утверждена. Она предусматривает набор по контракту 167 000 военнослужащих. Прежде всего, контрактниками будут комплектоваться подразделения, воюющие в горячих точках, затем должности младших командиров и инструкторов в обычных частях.

У меня вопрос к Павлу Арсеньеву. Павел Леонидович, поможет ли это спасти ситуацию?

Павел Арсеньев: Ну, вы знаете, у меня к закону об альтернативной службе было изначально (и до сих пор остается) отношение отрицательным. Потому что я считаю, что это способ уйти от честного разговора о катастрофическом состоянии дел в нашей армии. Это способ говорить о том, что у нас по-прежнему существует всеобщая воинская обязанность, но когда под нее попадает всего лишь 10 процентов призывников, она де факто не существует. Это способ уйти от разговора о том, что мы до сих пор имеем Советскую Армию, переодетую в российские шинели. Мы до сих пор имеем армию несуществующего государства (Советского Союза), которого нет уже 10 лет.

Эта армия, на мой взгляд, сейчас находится в крайне трудном и сложном положении, и вместо военной реформы мы занимаемся отвлекающими и имитационными действиями.

Кристина Горелик: Спасибо. Давайте послушаем звонок.

- Добрый вечер. У меня вопрос касается альтернативной службы. Значит, что конкретно интересует. На каких объектах будут работать молодые люди, например, и кто подпадает под действие альтернативной службы? То есть, например, в связи с религиозными убеждениями может ли служить, ну, в альтернативных частях.

И вот с чем конкретно будет связана работа - на каких объектах, сколько часов, в течение какого времени? Будут ли объекты связаны с гражданскими учреждениями, или это все равно военные будут учреждения -госпитали военные и так далее?

Кристина Горелик: Спасибо, этот вопрос я, конечно, адресую представителю Союза комитетов солдатских матерей России Иде Куклиной.

Ида Куклина: Конечно, каждый человек имеет право на альтернативную службу, если этому соответствуют его убеждения, религиозные или не религиозные.

А вот вопрос, где будут служить призывники, пока еще не решен. Пока еще в правительстве продолжается составление списков, попытки создания инфраструктуры альтернативной службы и так далее. Я думаю, что это все будет известно позже.

Но я совершенно уверена, что в любом случае Главное Орг.-моб. управление попытается сделать так, чтобы большая часть призывников пошла служить в нашу российскую армию, но только там, где они не будут держать оружие. Это, конечно, будет просто ухудшенный вариант призыва. И очень значительно ухудшенный.

Союз комитетов солдатских матерей России всегда выступал вообще против принятия закона об альтернативной службе. Нам нужна отмена призыва - это всем очевидно, всему обществу, - а не альтернативная служба, которая является просто попыткой использовать призывников без оружия в тех войсках, где они могут, так сказать, не держать в руках ружье. Стройбаты, железнодорожные войска и другие подобные подразделения.

Кристина Горелик: Павел Леонидович, вы хотели что-то добавить?

Павел Арсеньев: Та подмена, которая происходит, когда вместо того, чтобы говорить о том, какая нам нужна армия, а начать с того, какие у нас есть угрозы и вызовы, значит, вместо этого происходит увлекательное занятие по поводу обсуждения вопроса, например, о том, является ли альтернативной службой оленеводство или работа на отдаленных полярных станциях. Все-таки, как говорит наш президент: "Мухи отдельно, котлеты - отдельно". Это все-таки две разные вещи. И в любом случае, вопрос национальной безопасности и необходимость армии - вопрос очевидный и серьезный. Но когда это превращается в шутовство насчет оленеводов и отдаленных полярных станций, это совсем не смешно.

Кристина Горелик: К сожалению, слова о необходимости перехода на профессиональную армию остаются пока только словами. А весенний призыв уже начался, и сейчас главное - это знать, как защитить свои права. Заранее обращайтесь в серьезные общественные организации за консультацией. Даже если вы попали в так называемую облаву, и вас привезли в военкомат, заявляйте о том, что у вас есть право обжаловать решение призывной комиссии в суде. Спасибо.

XS
SM
MD
LG