Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что необходимо сделать для перелома насильственных тенденций в российском обществе?


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Толерантность - одна из основ соблюдения прав человека. Взаимное уважение людей и их способность к доброжелательному диалогу - это признак высокой правовой культуры. Культуры, которая в самую последнюю очередь предусматривает - если не исключает - выяснение отношений с помощью насилия.

Сегодня в России методы насилия (и, хуже того, методы физического устранения человека), похоже, стоят в числе не последних, а самых что ни на есть первых средств разрешения разногласий. Что необходимо сделать для перелома насильственных тенденций в российском обществе?

Об этом и пойдет сегодня речь. В московской студии Радио Свобода - Лидия Ивановна Семина, руководитель программного направления "Толерантность" в московском отделении института "Открытое общество". Она - автор курса для начальной школы под названием "Учимся договариваться и учимся принимать решения".

Лидия Ивановна, давайте начнем с терминов и определений. Некоторые правозащитные организации называют среди своих задач и такую: правовое просвещение. Другие развивают проекты правового образования - в частности, в средней школе. Наконец, мы иногда слышим слова о необходимости воспитания правовой культуры. Каково соотношение этих трех понятий? Что означает каждое из названных явлений: правовое просвещение, правовое образование, правовая культура?

Лидия Семина: Прежде всего, правовое просвещение и правовое образование различаются адресной группой. Правовое просвещение не предполагает обратной связи с теми, кому сообщаются какие-то сведения о праве, о правах человека и другие сведения из этого ряда.

При правовом образовании иначе все происходит. Правовое образование предполагает, что те, с кем я взаимодействую, не объект моего воздействия, а мои партнеры, на языке психологии это субъект отношений, субъектные отношений возникают, да? Больше того, территория этой деятельности, где происходит правовое образование, как правило, очень конкретна. Это может быть школа, это может быть вуз, это может быть воинская часть. Не удивляйтесь, это тоже есть в России, и общественные организации взаимодействуют с очень многими воинскими частями. То есть, территория очень конкретна. И есть конкретные люди, с которыми я вступаю в эти отношения. И цель у нас общая. Может быть, не сразу, но, в конце концов, мы приходим к общей цели этого взаимодействия. А цель такая: взращивание, очень неспешное (быстро это не получается, не может получиться), взращивание правовой культуры в нашем обществе.

И, наконец, что такое - правовая культура? Правовая культура - то, что вырастает в результате и правового просвещения, и правового образования.

Можно добавить, что правовым просвещением, как правило, занимаются - и часто успешно занимаются - общественные организации. Правовым образованием занимаются уже должностные всякие фигуры, да? поскольку это происходит в некоторых таких конституированных учреждениях, то понятно, что этим часто занимаются должностные фигуры.

Владимир Ведрашко: Давайте обратимся к толерантности. В начале я упоминал, что вы занимаетесь этой проблематикой сейчас. Вот послушайте: "правовая культура", "толерантность". Вам не кажется, что эти слова - как будто из какого-то иного мира, не из той жизни, в которой мы с вами сейчас проживаем? А что происходит в России? Куда, в какую сторону, по вашему мнению, продвинулась Россия за последние 12 лет, если говорить именно о становлении правовой культуры, толерантности, общественного диалога?

Лидия Семина: Я здесь - оптимист, и мой опыт позволяет мне сделать вывод, что продвижение и в сторону правовой культуры, и в сторону развития общественного диалога, и в сторону толерантности, если хотите, - безусловно, есть, и я бы даже не назвала его малозаметным. Это - заметное продвижение.

Ну, вот возьмем такую сферу нашей жизни - школа. Школа и правовая культура в школе. Уже около ста школ России строят свои взаимоотношения между участниками образовательного процесса (у нас три участника образовательного процесса, по закону об образовании, это - семья, школа и ребенок) на основе института омбудсмена. Первыми омбудсменами в России были омбудсмены школы 1832 московской и гимназии №2 г. Раменское, Московской области.

Не знаю, известно вам это или нет, что омбудсмен школы 1832 в 1999 году был внесен в реестр омбудсменов мира как первый школьный омбудсмен в мире. Всего-навсего в 1999 году! Сейчас уже около ста школ, которые строят систему отношений на основе этого, я считаю, перспективного института.

Владимир Ведрашко: Итак, ценности прав человека, ценности свободы и правовая культура. Какова их взаимозависимость?

Лидия Семина: Очень мало времени мы еще находимся на пути осознания этих ценностей. Вот посмотрите, в 1989 году, даже немного раньше, у нас у всех был порыв к свободе. Достаточно вспомнить Лужники, эти ночные трансляции съездов; мы не спали, мы все это слушали, мы во всем этом участвовали. У нас у всех была огромная потребность в свободе. Но, как показало время, у нас совершенно не было готовности к этой свободе, у нас не было способности к этой свободе. Готовность и способность в свободе - это и есть задача развития правовой культуры. Тогда никто не будет путать свободу и волю. Тогда люди будут понимать, что слово "свобода" включает в себя и такую схему, такое значение, как границы свободы.

Так что мне кажется, что мы эти задачи видим, мы над этими задачами работаем. Когда я говорю "мы", я причисляю себя к очень широкому кругу людей, которые ощущают себя гражданами этой страны и хотят, чтобы Вторая статья нашей Конституции 1993 года, которая говорит, что права и свободы человека - высшая ценность, эти люди хотят, чтобы эта статья стала не высоким стилем, не декларацией, а нашей ежедневной реальностью.

Могу сказать, что и в сфере развития общественного диалога тоже подвижки очень серьезные, и вектор развития именно здесь и лежит. Люди стремятся к диалогу. Самые различные социокультурные группы: индивиды между собою, социокультурные группы между собою, общество и власть между собою. Мы потратили много времени на противостояние. Наверное, это был неизбежный период. И сейчас все чаще встречаешь понимание, когда люди говорят, что - да, диалог - этот тот инструмент, который позволяет учитывать самые разнообразные интересы и продвигаться вперед.

Владимир Ведрашко: Прежде чем мы продолжим разговор о толерантности и правовой культуре, послушаем сводку правозащитных новостей. Ее подготовила Анна Данковцева.

Анна Данковцева: 17 апреля в Москве был убит депутат Государственной Думы России, известный демократический политик, лидер партии "Либеральная Россия" Сергей Юшенков. По мнению известного правозащитника Юлия Рыбакова, убийство Юшенкова могло быть выгодно спецслужбам, которые пытаются скрыть правду о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999 году, расследованием которых и занимался депутат.

США выразили разочарование в связи с тем, что Комиссия ООН по правам человека вновь не утвердила резолюцию, осуждающую Россию за нарушения прав человека в Чечне. Сходная резолюция в прошлом году также была отвергнутая большинством стран - членов комиссии. Представитель Госдепартамента США Ричард Баучер заявил на прошлой неделе, что Вашингтон хотел бы, чтобы резолюция с критикой позиции России в Чечне была одобрена. По словам Баучера, террористические акции в самой России также должны быть осуждены.

Известный правозащитник Михаил Молоствов скончался 21 апреля в Санкт-Петербурге в возрасте 69 лет. Молоствов, бывший диссидент, бывший заключенный, бывший депутат Верховного Совета, был одним из ярчайших представителей правозащитного движения. Он последовательно выступал за мир и соблюдение прав человека в Чечне и написал об этом книгу "Прямые, которые не пересекаются". Незадолго до смерти Молоствов закончил работу над новой книгой.

21 апреля в Ростове начался повторный судебный процесс по делу полковника Юрия Буданова, обвиняемого в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Верховный суд Российской Федерации отменил предыдущее постановление об освобождении Буданова от уголовной ответственности и направлении его на принудительное психиатрическое лечение.

Прокурором Москвы Михаилом Авдюковым было издано распоряжение об организации взаимодействия органов прокуратуры города Москвы с правозащитными и иными общественными организациями и создании рабочей группы. Как сказано в распоряжении, ораны прокуратуры отныне должны, по необходимости, принимать участие в мероприятиях правозащитных организаций, информировать их о работе прокуратуры по надзору за соблюдением прав человека.

Одной из важнейших задач российского правительства является противодействие ксенофобии и экстремизму, заявил президент России Владимир Путин в поздравлении граждан страны иудейского вероисповедания по случаю праздника Пейсах. Тем временем в ночь на 21 апреля в центре столицы близ хасидской синагоги на улице Большая Бронная были обнаружены пакеты со взрывчатым веществом. Главный раввин России Бер Лазар назвал инцидент "актом запугивания". По его словам, экстремисты пытаются запугать не только еврейскую общину, но и все российское общество.

В Екатеринбурге на 12 лет лишения свободы осужден сотрудник милиции, застреливший подозреваемого во время допроса два года назад. Согласно официальной информации, за первый квартал 2003 года в прокуратуру Уральского округа поступило более 13 000 жалоб на рукоприкладство, незаконное задержание и другие правонарушения со стороны сотрудников милиции. Как показала проверка, большинство жалоб оказались обоснованными.

В Президиум Верховного суда России подана повторная жалоба на обвинительный приговор, вынесенный журналисту Григорию Пасько в конце 2000 года. Адвокат журналиста Генри Резник сообщил, что просит отменить приговор за отсутствием состава преступления. Пасько, писавший на экологические темы, был признан виновным шпионаже и осужден на 4 года заключения. В январе этого года он был досрочно освобожден и заявил о намерении добиваться признания своей невиновности. Однако первая жалобы в Президиум Верховного суда была отклонена его Военной коллегией.

На прошлой неделе в Мурманске был убит директор частной телерадиокомпании "ТВ-21" Дмитрий Швец. Преступники расстреляли его вечером 18 апреля около офиса компании.

Комиссия ООН по правам человека заявила, что в Туркменистане преследуется любая оппозиционная деятельность. В резолюции, предложенной странами Европейского Союза, говорится, что власти подавляют свободу слова, совести и религии. Согласно документу, дискриминации подвергаются национальные меньшинства, в частности, русские и узбеки. В целях подавления оппозиции применяются аресты без суда.

Международная правозащитная организация "Репортеры без границ" призвала власти Казахстана прекратить цензурирование местных и зарубежных веб-сайтов новостей. Генеральный секретарь базирующейся в Париже организации направил соответствующее письмо министру культуры и информации Казахстана Мухтару Куль-Мухамеду. Независимые средства массовой информации и оппозиционные казахские журналисты неоднократно подвергались нападениям, однако власти отрицают, что насилие было политически мотивированным.

Владимир Ведрашко: Анна Данковцева, правозащитные новости. Лидия Ивановна, из того, что вы говорите, можно сделать вывод о том, что общество движется, ну, скажем так, в позитивном направлении, с точки зрения нарастания правовой культуры. Я бы хотел сейчас заузить немного вопрос. Вы занимаетесь толерантностью. Это слово все чаще звучит в общественном лексиконе, более того, толерантности посвящена специальная Декларация, принятая Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1995 году. И вот в этой Декларации употребляется слово, которое и в обществе принято обычно употреблять чаще - "терпимость". В чем разница?

Лидия Семина: Терпимость - это всего-навсего составная часть значения слова "толерантность", понятия "толерантность". Составная часть, один из аспектов. Вот посмотрите, вслушайтесь в это слово, если вот возьмем каннотацию, которой в русском языке сопровождают это слово. Терпимость предполагает какое-то силовое воздействие. Или как минимум давление. Когда я говорю силовое, это не обязательно физическое. Это может быть психологическое воздействие, давление психологического рода и так дальше. И терпимость как мой ответ на это психологическое воздействие. Или какое-то другое давление.

И сразу обозначается здесь пассивная позиция. Когда я терпимо отношусь к чему-то, когда я проявляю терпимость, здесь - моя пассивность, если хотите. Толерантность ни в коем случае не предполагает пассивного поведения, пассивного статуса человека - носителя этих ценностей. Это совершенно сознательное принятие той аксиомы, что каждый человек обладает своими правами, каждый уникален, каждый имеет право на уважение человеческого достоинства, на собственное мировоззрение, на вероисповедание и так далее, и так далее, и так далее. Да, я сознательно занимаю эту позицию.

А это тогда уже не давление на меня. Это мое добровольное принятие этой позиции. И тогда линия поведения строится совершенно иначе. В том случае, когда мы говорим о толерантности, и в том случае, когда мы говорим о терпимости.

Кроме того, я бы хотела обратить ваше внимание вот на что. Вот смотрите-ка: толерантность. Зайдем с другого боку, возьмем антоним этого слова "интолерантность", да? Не-толерантность, интолерантность. Очень интересно, что у этого слова, в свою очередь, у слова "интолерантность" - есть синоним: предубеждение, фанатизм (в европейских языках, прежде всего). Получается, что синоним интолерантности - это фанатизм. "Фанатизм" же восходит к греческому "танатос", что означает "смертоносный". Посмотрите, какая интересная цепочка выстраивается. Интолерантность - это то, что смертоносно. То, что смертоносно.

Терпимость очень часто может препятствовать развитию человека, его успешности, его самореализации, прежде всего. Толерантность никогда не помешает самореализации человека.

Владимир Ведрашко: Лидия Ивановна, позвольте - в завершение нашего разговора - попросить вас назвать какие-то наиболее заметные, наиболее значительные труды, исследования в области правовой культуры. Я имею в виду те работы, которые проводились в последнее время в России. Ведь не секрет, что распространение знаний о праве, о правах человека, которое, в конечном итоге, как мы поняли, способствует формированию в обществе правовой культуры, распространение этих знаний не слишком благополучно, скажем так - не слишком эффективно происходит сегодня. Тут много разных причин. Они связаны со средствами массовой информации, с их способностью распространять те или иные сведения. Ну, давайте воспользуемся нашим разговором и подскажем слушателям хотя бы несколько работ, несколько имен, несколько, может быть, научных центров или благотворительных фондов, которые способствуют сегодня становлению правовой культуры в России.

Лидия Семина: Да, вы точно заметили, что знаний мало, что этот путь малоэффективный. Хотя - очень нужный. Повторяю: правовое просвещение все равно очень важная задача.

Вот тут в чем вся штука, на мой взгляд. Мало знать, скажем, правовую систему своей страны. Мало знать конституцию, мало знать Декларацию прав человека и Декларацию принципов толерантности. У людей должно возникать чувство права. Это гораздо существеннее, чем знание права. Потому что если у меня есть какой-то пробел в сфере права, то в случае необходимости я могу его восполнить. Не сама, так с помощью каких-то консультаций. А вот чувство права - то, что становится моим личным качеством.

Так вот, цель развития правовой культуры, может быть, именно в этом состоит - чтобы мы обладали этим чувством права. Тогда оно нам диктует ту парадигму отношений, которую можно назвать толерантностью. Толерантность - это качество отношений между индивидами, социальными группами, обществами, обществом и властью и так дальше. Качество отношений, которое строится на диалоге. Основной инструмент построения этих отношений - это диалог.

Я могу назвать много крупных проектов, которые сейчас уже имеют свой продукт, свой результат. И в виде каких-то учебно-методических комплектов, и - что самое главное - эти проекты на какой-то стадии своей реализации (на втором, на третьем годе), эти проекты приводили к качественному изменению отношений между участниками образовательного процесса. Эти вещи фиксируются, замеряются, это несложно.

Так вот, кто эти "крестьяне", которые терпеливо выращивают правовую культуру независимо от погодных условий? Прежде всего, мне хотелось бы назвать красноярскую группу. В Красноярске есть замечательный совершенно человек. Его последователи зовут его "Профессор" - почтительно, иронично, любовно. Я имею в виду Бориса Хасана. Он руководитель Института психологии и педагогики развития. Вот он собрал вокруг себя, вырастил целую плеяду молодых энергичных людей, которые, безусловно, носители и ценностей толерантности, и правовой культуры. У них, безусловно, развито чувство права. Представляете, это часто мужчины, которые не сбежали из школы, а которые, наоборот, пришли в школу, скажем, по окончании психологического факультета пришли в школу и очень успешно там работают.

Фонд правовых реформ очень много сделал на этом поле, и тоже имеет свой комплект учебно-методических материалов, которые являются существенным подспорьем.

Институт "Открытое общество" две программы осуществил: "Школа - правовое пространство" и "Толерантность - объединяем усилия". И это тоже завершилось созданием "Библиотечки "Толерантность", которая есть на CD и на бумажных носителях есть.

Я назвала бы здесь самарский проект "Школы самоопределения". Интересно, что, несмотря на какую-то близость целей, все они нашли свой путь, свои способы, и их продукты, у этих команд, отличаются. Вот это замечательно совершенно. Нет никакой унификации. Каждый прошел свой путь. И, пожалуйста, российские учителя, российское педагогическое сообщество имеет возможность выбирать, что оно возьмет в качестве подспорья для того, чтобы встать на этот путь правового образования и развития правовой культуры.

XS
SM
MD
LG