Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как вынуждены жить сегодня российские пенсионеры


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Праздник Победы напоминает нам о том, как вынуждены жить сегодня российские пенсионеры, в том числе и участвовавшие во Второй мировой войне. Я продолжаю беседу с начальником социального отдела аппарата правительства России Евгением Гонтмахером о пенсионной реформе в России. Улучшится ли положение сегодняшних стариков? Будут ли учтены ошибки прошлого? И возможно ли обеспечить достойную старость будущим пенсионерам?

Говоря о пенсии, к сожалению, невозможно пройти мимо ее размеров. Государственная Дума вносила предложение о том, чтобы приблизить базовую пенсию к прожиточному минимуму. Вот вообще: возможно это сделать или нет, в ближайшем будущем и таким образом повысить уровень жизни пенсионеров? Кстати, вот этот же вопрос задает Андрей из Томска. К нам он позвонил по телефонам пейджинговой компании и задал такой вопрос. Когда пенсия будет соответствовать прожиточному минимуму?

Евгений Гонтмахер: Дело заключается в том, что сейчас по закону у нас, ну, базовая пенсия ("минимальная пенсия" - такого понятия у нас нет, но базовая пенсия) должна соответствовать минимальному размеру оплаты труда. Я это не случайно сказал. Минимальный размер оплаты труда сейчас 450 рублей. Кстати, базовая пенсия у нас 550 рублей. Выше.

Почему я связываю два эти понятия? Пока у нас маленькая зарплата, у нас и маленькая пенсия. Ну, у нас сейчас уже есть случаи, массовые случаи, когда врач обслуживает пенсионеров, допустим, участковый, у него зарплата меньше, чем пенсия у пенсионера. Это не потому, что высокая пенсия у пенсионера, а потому что маленькая зарплата у того же самого врача.

И поэтому - да, конечно, если рассуждать теоретически, сейчас можно было бы базовую пенсию поднять до уровня прожиточного минимума. Ну, это порядка 1 500 рублей.

Кристина Горелик: Есть такая возможность?

Евгений Гонтмахер: Раза в три. Возможность такая есть за счет чего? За счет того, что базовая пенсия у нас выплачивается из федерального бюджета. Тогда давайте мы не будем из федерального бюджета финансировать какие-то другие расходы. Например, армию. Например, наши правоохранительные органы. Ну, давайте разгоним всех чиновников (хотя я вас уверяю, это не такие большие деньги) и отправим деньги на повышение пенсий. Это возможно. Теоретически. Но практически, я думаю, вы сами поняли, что пока мы не повысим заработную плату... у нас же формируется пенсия из отчислений от заработной платы ныне работающих людей. Вот пока мы не выведем ее из тени на свет, пока мы ее радикально не повысим, пока мы не наладим нашу экономику, у нас не будут высокие пенсии. Надо понимать. Чуда не бывает.

Кристина Горелик: Спасибо. Давайте прервемся на один звонок. Добрый вечер. Здравствуйте.

- Здравствуйте. Евгений Владимирович, Москва. Скажите, пожалуйста, вы рассчитываете средний уровень инфляции, учитывая цены на предметы роскоши, "роллс-ройсы", топазы и бриллианты, или на хлеб усредняете? А надо рассчитывать по продовольственной корзине. Поэтому пенсионеры нищают.

И второй вопрос. Почему те, кто учился, отдавал все силы науке 20 - 30 лет назад, аспирантуры кончал, докторантуры и по два института, - получают сейчас столько же, сколько деградированные алкоголики, у которых нет трудового стажа? Мы же не знали, что вы нас так ограбите спустя 30 - 40 лет. А то бы мы тоже пьянствовали и не работали всю жизнь.

Кристина Горелик: Спасибо вам большое за звонок. По поводу первого вопроса, по поводу индексации.

Евгений Гонтмахер: Я вам должен сказать, уважаемые господа, что если бы мы считали уровень инфляции только по продовольственной корзине (о чем вот только что сказал радиослушатель), то у нас тогда инфляция была бы намного ниже, чем она официально заявляется. Туда, конечно, не входят "роллс-ройсы", бриллианты, "мерседесы", но туда входят, кроме продовольственной корзины, в ту корзину, по которой считается инфляция, и услуги. Вот мы сейчас все жалуемся на то, что повышаются тарифы по жилищно-коммунальному хозяйству. Туда входят цены на одежду и обувь, на услуги общественного транспорта. Поэтому как раз тот индекс инфляции, который сейчас есть, и если вы обратите внимание, пенсии индексируются в соответствии с инфляцией (а я официально вам скажу, что в прошлом году мы намного превысили по индексации, чем уровень инфляции), то реальный размер пенсии возрастает. Он, конечно, недостаточен, он очень небольшой, но тем не менее.

И повторяю: если бы мы взяли только продовольственную корзину, тогда мы бы и не индексировали в той степени, в какой это происходило.

Кристина Горелик: Давайте еще один звонок послушаем.

- Вы знаете, я инвалид II группы, уже 21 год на пенсии. Естественно, тогда, когда я уходил на эту пенсию по инвалидности, базовая была маленькая пенсия. Вот сейчас в апреле реклама была, что там поднимут пенсии в среднем на 140 рублей. Вот я был сейчас в своем собесе, и у меня подняли пенсию на 45 рублей. Сейчас она 1 032 рубля всего. Можно на эту пенсию жить в Москве? Я хотел адрес узнать, хотел отправить эту пенсию этим чиновникам, которые так назначали пенсии... Это издевательство над человеком. Вот в марте 30 рублей было, сейчас 45 рублей.

Кристина Горелик: Спасибо большое вам за звонок. Ваши чувства понятны. Евгений Шлемевич, вот когда заявляли о том, что с 1 апреля у нас в среднем повышаются пенсии на 135 рублей, это значит, что действительно они повышаются на 135 рублей? Или там существует различная система перерасчета, и пенсионерможет получить вместо 135 рублей 40 и так далее?

Евгений Гонтмахер: Совершенно правильно. Потому что у каждого пенсионера есть свои индивидуальные данные, от которых зависит размер его пенсии. Это его заработная плата, его страховой капитал (как мы сейчас называем, вот из его заработной платы была в этот капитал трансформирована), это есть определенные параметры, связанные с базовой пенсией, потому что она отличается в зависимости от группы инвалидности, от количества иждивенцев. Конечно, по каждому пенсионеру пересчет собственный. И это повышение - в среднем. Безусловно, кто-то действительно получил, вот как радиослушатель, там 40 рублей. Я не знаю, у меня нет его пенсионного дела здесь перед глазами. Может быть, там нарушена какая-то статья закона, и тогда человек имеет право жаловаться и требовать справедливости. Ему пересчитают. Но вообще-то это возможно вполне. Кто-то получил прибавку больше, кто-то получил 200 рублей.

Кристина Горелик: Евгений Шлемевич, давайте теперь мы поговорим об интересах будущих пенсионеров.

До 2002 года пенсионная система в России была полностью распределительная. То есть государство брало деньги у работающих людей и распределяло эти деньги среди сегодняшних пенсионеров. С начала 2002 года пенсионные отчисления российских граждан стали делиться на 3 части - это базовая, это страховая и накопительная. Накопительную еще называют разновидностью страховой, но мы для удобства, для того, чтобы просто не спутать формулировки, будем говорить просто "накопительная". Соответственно, и будущая пенсия будет так же состоять из 3 частей. Это базовая (она фиксированная, зависит только от возраста и наличия иждивенцев), это страховая (которая зависит от трудового стажа и заработной платы), и это накопительная (размер которой определяется размером пенсионных накоплений, то есть суммой пенсионных отчислений и дохода от их инвестирования).

Размер пенсий теперь по новой пенсионной системе будет зависеть не только от доброй воли государства, от размера заработной платы, но и от сознательного выбора этих самых сейчас работающих пенсионеров. Куда они будут инвестировать свои пенсионные накопления.

В этом году российские граждане по закону, по закону об инвестировании накопительной части пенсии, должны будут выбрать управляющую кампанию, которая будет инвестировать средства их накопительной пенсии. Деньги, поступившие в Пенсионный фонд России, по выбору гражданина будут инвестированы либо государственной управляющей компанией, либо частными управляющими компаниями. Соответственно, чтобы приманить граждан из государственной системы в частную, управляющие компании будут предлагать более привлекательные инвестиционные портфели, но и, скорее всего, более рискованные.

Модель правильная, в принципе, действительно, но как ее реализовать на практике? Вот мы с вами в начале говорили о заработных платах, о том, что их надо вывести из тени. Сейчас очень многие работники получают деньги в конверте. Налоговые деньги мизерные. Соответственно, начисления в Пенсионный фонд мизерные. Соответственно, и человек потом, когда он достигнет пенсионного возраста, он просто большую часть своей пенсии не получит.

Евгений Гонтмахер: Я вам скажу, что в этом году, летом, я думаю, значительная часть нашего общества испытает очень большой шок. Почему? Потому что Пенсионный фонд к лету всем застрахованным, у кого есть вот этот вот накопительный счет, а таких людей у нас около 60 миллионов человек, каждому разошлет сведения о том, сколько работодатель за него в прошлом году отчислил. В рамках этих 2-6 процентов. Понимаете? И когда мы с вами откроем вот эту бумажечку, и будет написано, что, оказывается, работодатель за меня отчислил 3,5 копейки за весь прошлый год. Я думаю, что для многих это будет сигнал к тому, что: извините, хватит нам работать с этой системой, когда, как вы говорите, 100 рублей... Ну, сейчас 100 так, вчистую - никто не платит ...

Кристина Горелик: Все устроят "темную" работодателям.

Евгений Гонтмахер: Ну, не со всеми, конечно, работодателями, но я думаю, что для многих, особенно для людей там... там для всех людей, это будет сигнал к тому, что извините, хватит нам работать с этой системой... Если мы с этой системой будем мириться, мы никогда не будем иметь высоких и нормальных, и заработанных пенсий.

Кристина Горелик: Вот такое сообщение на пейджер пришло, "Сколько процентов из тех пенсионных отчислений, которые якобы платит фирма, вернутся мне в виде пенсии?" Это спрашивает Владимир из Санкт-Петербурга.

И у меня добавление. Как будет рассчитываться в будущем пенсия сегодняшнего работника?

Евгений Гонтмахер: Если говорить о накопительной части пенсии, то все те деньги до копейки, которые были переведены работодателем, плюс некий инвестиционный доход, я надеюсь, они все до копейки вернутся будущему пенсионеру в виде части его пенсии, которая будет из этого рассчитана.

Вот как раз вы задали вопрос, как будет рассчитываться пенсия. Пенсия рассчитываться будет очень просто. Вот у вас есть базовая пенсия (она для всех одинакова, гарантирована, это федеральная гарантия). Страховая часть это виртуальный ваш капитал, потому что эти деньги все равно ушли из вашего заработка на выплату пенсий нынешним пенсионерам, да? Но они у вас засчитаны на вашем индивидуальном счете, вот где ваш вот этот номер. И плюс вот эти вот накопительные, живые деньги, которые у вас там накопились. Вот эти две части будут так рассчитываться.

Для каждой когорты возрастной будет свое время дожития. Ну, это рассчитывают так называемые актуарии. Я понимаю, что это так не очень хорошо звучит, но тем не менее. Но сейчас известно, что доживший до 60 лет мужчина в среднем еще живет 15 лет. Получая пенсию.

Кристина Горелик: Вообще неприятное достаточно...

Евгений Гонтмахер: Нет, я понимаю. Но, тем не менее, это же все должно быть по справедливости. Поэтому, условно говоря, вот для этой когорты, которая будет выходить на пенсию в 2012 году, это будет первый раз, когда пенсии будут с накопительным элементом выплачиваться. В 2012 году для каждой когорты мужчин и женщин возрастной будет вот этот срок дожития. Значит, берем эту сумму, делим на вот эти 15 (условно говоря) лет, делим на 12 месяцев -плюс к базовой пенсии. Вот ваша пенсия.

Но что там может получиться? Вам рассчитали 15, а вы прожили 30. Потому что кто-то прожил, извините, 2 года на пенсии. И поэтому те деньги, которые вы скопили, конечно, частично пойдут и для того, чтобы тот человек, который проживет 30 лет (или сколько он проживет), чтобы он эту пенсию получал пожизненно. Ведь не может такого быть, чтобы получали-получали пенсию, а потом извините, денежки кончились, а вы еще живы. Вам говорят: "Все, деньги кончились. Живите, как хотите". Такого быть не может.

Там, внутри вот этой когорты тоже, кстати, солидарность, это часть, так сказать, страховой идеологии. Ну, это уже тонкости, я не знаю, насколько вам интересно.

Кристина Горелик: Ну, а вот, допустим, на примере. Давайте просто представим, что работник, сейчас у него заработная плата 300 долларов, допустим. Ну, или 100 долларов (для простоты расчета). Какой процент он сейчас будет отчислять на свой накопительный счет индивидуальный, и, смотря по какому проценту, сколько он, условно говоря, когда выйдет на пенсию, получит денег?

Евгений Гонтмахер: Нет, ну это считается все довольно легко. Допустим, 100 долларов зарплата, да? Значит из них 2 процента (допустим, 2, потому что от 2 до 6 процентов; мы берем 2 процента). То есть 2 доллара каждый месяц должно капать на вот этот вот накопительный ваш счет. Значит, 2 умножаете на 12, значит, в год получается 24.

Плюс берем какой-то инвестиционный доход, ну, условно говоря, у вас будет 27 (ну, так, осторожно). Значит, 27 умножаем там, ну, сколько? допустим, 10 лет, да? это те, кто уже вот через 10 лет будет выходить. Это 270 долларов. Ну, это не так много. И вот эти 270 долларов будут разделены, условно говоря, вот на эти 15 лет. Значит, получается где-то около 20 долларов (что, между прочим, не так плохо), около 20 долларов ежемесячно за счет только вот этого накопительного элемента вы будете получать. Только за счет этого.

Плюс вы будете получать базовую пенсию. Плюс вы будете получать вот эту страховую, которая еще долгое время будет основной частью пенсии.

Кристина Горелик: Деньги будущих пенсионеров по праву называют самыми длинными деньгами, ведь их владелец сможет ими по праву распоряжаться только по достижении пенсионного возраста.

Евгений Шлемевич, у меня к вам такой вопрос. А где гарантия того, что эти деньги не исчезнут и не обесценятся? Ведь 100-процентную гарантию в России не может дать ни государство, ни частная компания.

Евгений Гонтмахер: Ну, я вам должен сказать, 100-процентную гарантию, наверное, дает только Господь Бог. Поэтому снова же ставить так вопрос я считаю некорректным.

Другое дело, что государство, всерьез взявшись за пенсионную реформу, будет гарантировать сохранность (по крайней мере, сохранность, я не говорю даже о приумножении) вот этих средств на протяжении 10, там, 20, 30 лет - столько, сколько это необходимо, всем, так сказать, своим национальным богатством. Потому что ведь основные вложения пока вот этих длинных пенсионных денег идут в государственные ценные бумаги. Видимо, такая ситуация продлится еще несколько лет до момента, когда, наконец, там будут достаточно развит и фондовый рынок, и в том числе будут вкладываться и в западные акции, и в российские акции.

А что такое "государственные ценные бумаги"? Государственные ценные бумаги - это чистое обязательство государства. Поэтому пока наше государство будет существовать, оно будет давать гарантию того, во что бы то ни стало, что деньги остались целы.

Кристина Горелик: Человек, который превращается в потенциального инвестора, будущий пенсионер, он может вложить не только в государственную управляющую компанию, но и в частную управляющую компанию.

Евгений Гонтмахер: Это другой вопрос. Свободному человеку в нашем обществе, в нынешнем (ну, мы не можем его пока назвать правовым государством, но мы хотим, хотели бы этого, - в обществе, где защищаются права человека, будет предлагаться выбор. Уже этим летом. Ему будет сказано: "Ты можешь оставить свои деньги в государственной управляющей компании", где вот эти гарантии, о которых я только что говорил, государственные гарантии...

Кристина Горелик: Госбумаги.

Евгений Гонтмахер: Да, госбумаги, фактически. Они настолько железобетонные, насколько железобетонно наше государство. Ну, можно, конечно, не верить в государство, ну, это тогда просто уже будет философский вопрос.

Но есть второй вариант. Хочешь рискнуть? Хочешь заработать больше? Потому что, конечно, если ты выберешь портфель, где частная управляющая компания, в этом портфеле, конечно, государственные ценные бумаги не будут 100-процентным вложением, потому что - какой смысл частной компании работать с государственными ценными бумагами? Там будут акции. Там - да. Там может быть доходность достаточно большая. Но это ответственность твоя. Личная. Это вот выбор свободного, экономически развитого человека.

Это ответственность, конечно, управляющей компании, потому что все возможные материалы, вся возможная информация человеку, конечно, будет предоставлена. Мы на это надеемся. Но имейте в виду, что управляющие компании будут отобраны по конкурсу. Это не просто любая управляющая компания, которая работает на нашем рынке. Нет. Там будут очень жесткие требования по всей предыдущей истории этой компании (как она вкладывала до этого деньги), по квалификационному уровню персонала, который там, по собственным активам и так далее, и так далее, и так далее. То есть там, в принципе, государство вот это берет на себя - что риски там будут тоже, в общем-то, снижены до минимума. Но все равно, если вдруг случается какой-то форс-мажор, - это, конечно, будет ответственность человека. Государство не будет ему компенсировать, если он вложит в управляющую компанию, предъявленные им, так сказать, по поводу его какого-то ущерба или недостаточной доходности. Нет.

Кристина Горелик: Вы говорили о том, что будут по конкурсу отбираться частные управляющие компании. Вообще, прописан ли четко уже, последовательно механизм, как вообще все это будет происходить? Чтобы человек уже знал, что ему надо делать.

Евгений Гонтмахер: Пока не все механизмы прописаны. У нас для этого есть еще некоторое время, потому что вот эти вот формы, при помощи которых человек будет выбирать, они будут, где-то начиная с августа, приходить. И в срок с 1 августа примерно до 1 октября человек должен: а) эти формы получить (они будут разосланы всем), и б) он должен ответить. Он должен выбрать. Здесь надо сделать свой выбор, написать, что он, допустим, выбрал такую-то управляющую компанию. То есть информация ему будет вся предоставлена.

Кристина Горелик: Это вообще возможно: с 1 августа до 1 октября, да?

Евгений Гонтмахер: Да.

Кристина Горелик: Это же столько у нас людей сейчас, будущих пенсионеров...

Евгений Гонтмахер: Мы к этому готовимся. Да, и вот после 1 октября (с 1 октября до 1 декабря) Пенсионный фонд должен, получив вот эти ответы, это все обобщить и понять. Допустим, откликнулось и решило выбрать частную управляющую компанию, допустим, 15 процентов. Ну, мы ожидаем, что будет небольшой процент, в основном, людей, которые выберут частную управляющую компанию. Потому что люди, действительно, объективно не доверяют пока рынку, все-таки считают, что государство...

Кристина Горелик: Кстати, извините, что я вас перебиваю.

Евгений Гонтмахер: Да?

Кристина Горелик: А потом, спустя какое-то время они могут перейти из государственной управляющей компании в частную?

Евгений Гонтмахер: Да, конечно. Раз в год. Но следующий выбор точно такой же у человека будет в следующем, 2004 году, уже с 1 июля. Там будет побольше времени.

Кристина Горелик: А успеем мы провести конкурс частных управляющий компаний до 1 августа?

Евгений Гонтмахер: Да, да.

Кристина Горелик: Чтобы уже этот список компаний представить?

Евгений Гонтмахер: Мы успеем даже раньше. Даже раньше. И когда Пенсионный фонд получит вот обратно эти уведомления, у него будет 2 месяца на то, чтобы эти уведомления сгруппировать. Что, допустим, 85 процентов людей не ответили, значит, с 1 декабря их деньги будут переведены в государственную управляющую компанию (во "Внешэкономбанк", уже назначенный правительством как государственная управляющая компания), а вот остальные 15 (условно говоря) процентов, из них там будут какие-то свои потоки, да? Вот в такую-то управляющую компанию 2 процента, в такую-то 3 и так далее. И тогда в течение месяца деньги этого человека будут переведены по указанию Пенсионного фонда в эти управляющие компании.

Кристина Горелик: Спасибо. О "Внешэкономбанке" я вам задам вопрос после звонка нашего слушателя. Добрый вечер.

- Добрый вечер. У меня такой вопрос. Аркадия Максимовна, Москва. Для чего сейчас оформляют страховой полис пенсионный?

Евгений Гонтмахер: Это очень важно. Дело в том, что уже у нас несколько лет существует система так называемого персонифицированного учета в Пенсионном фонде. То есть каждый из нас, за кого платят взносы, имеет свой персональный номер. Вот на этой голубой карточке пластиковой, которую каждый из нас должен иметь, из работающих, там вот этот длинный-длинный такой номер со многими циферками и есть. А он нужен для чего? Он нужен для сверки. Вообще-то, очень скоро вы при помощи этой карточки можете сами удостовериться в том, сколько у вас денег на вашем счету. Это будет примерно как с банкоматом. Вы подходите туда в банкомат, набираете ваш, так сказать, некий вот этот вот номер, и вам выдает прямо, что у вас на вашем накопительном счету столько-то денег.

Поэтому вот этот страховой полис - это крайне важное дело. Особенно как раз, если возник конфликт. Бывают случаи, работодатель вам зарплату заплатил, а взнос за вас не перевел. И вы тогда, допустим, если у вас есть вот эта карточка, вы можете обратиться по номеру по вашему, вас очень быстро (в течение буквально считанных минут) находят и говорят, действительно, удостоверяются в том, что за вас взнос не перевели. Тогда можно "работать" с работодателем, говорить: "Слушай, дорогой, что же ты делаешь? Ты меня обворовал. Это часть моей зарплаты, просто отложенная на мою старость. Ты мне ее не перевел".

Кристина Горелик: Спасибо большое. Как я обещала, мы возвращаемся к вопросу о "Внешэкономбанке". Вот министр экономического развития и торговли Герман Греф жестко критикует правительство за то, что они назначили "Внешэкономбанк" государственной управляющей компанией (пенсионных накоплений, естественно). В письме Михаилу Касьянову указывается на явный конфликт интересов, возникающий при совмещении этим банком функций агента по обслуживанию внешних долгов России с так называемыми пенсионными полномочиями.

Не получится ли так, что деньгами будущих пенсионеров расплатятся по внешнему долгу?

Евгений Гонтмахер: Во-первых, я всегдатак пытаюсь реагировать на вот эту реплику, что "Герман Греф не согласен с правительством". А он что, не работает в правительстве? Это вообще меня всегда сильно очень удивляет. Потому что если бы это было ваше мнение, я бы его принял и с большим уважением к нему отнесся. В данном случае, это, так сказать, некое, по-моему, раздвоение личности.

Что касается "Внешэкономбанка". Это незнание механизма финансовых потоков, которые там идут. Потому что для пенсионных денег там будут открыты специальные счета, которые будут идти по совершенно изолированной отчетности, которая никак не будет связана с той отчетностью, которая у "Внешэкономбанка" связана с обслуживанием нашего внешнего долга.

Кристина Горелик: То есть конфликта не получится.

Евгений Гонтмахер: Да не будет, естественно. То есть там просто будет финансово, бухгалтерски невозможно снять деньги вот с этих счетов накопительных и перевести деньги на оплату нашего внешнего долга. Тем более что "Внешэкономбанк" абсолютно прозрачен, потому что является государственным учреждением. Если было бы частное учреждение, они могли бы там какие-то пытаться делать махинации, но здесь первая же проверка того же самого Минфина и того же Минэкономразвития, если это будет ему интересно, покажет, что, так сказать, эти деньги вдруг перешли туда. Но я говорю, повторяю: отчетность будет сделана таким образом, что это будет просто невозможно.

Кристина Горелик: С 2004 года граждане приобретают право формировать пенсионные свои накопления не в Пенсионном фонде России, а в негосударственных пенсионных фондах.

Евгений Гонтмахер: Система негосударственных пенсионных фондов работает уже 10 лет в нашей стране. Есть закон, который так и называется "О негосударственных пенсионных фондах". Они к государству никакого отношения не имеют. Государство регулирует их деятельность, но в собственность государства они не входят. Таких фондов у нас сейчас зарегистрировано уже несколько сот. Пока еще - так как очень жестко государство относится к лицензированию, к контролю за их работой - пока еще ни одного банкротства не было. Даже после августа 1998 года. И они (я повторяю) исправно выплачивают положенную добавку к государственной пенсии, которая оттуда должна быть.

Вот недавно, в этом году, внесли поправки в закон "О негосударственных пенсионных фондах", которые еще более ужесточают требования к этим фондам, с точки зрения надежности, прозрачности, квалификации и так далее. То есть в этом смысле государство делает все возможное. И, пожалуйста, я думаю, что в них вкладывать это очень выгодно и надежно.

Кристина Горелик: Насколько надежно будет защищать новая пенсионная система в России права будущих пенсионеров, сегодня сказать сложно. Опыт прошлых лет убеждает нас в том, что непредвиденные обстоятельства могут помешать даже самым лучшим начинаниям.

XS
SM
MD
LG