Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ресурсы неправительственных организаций. Беззаконие в Вооруженных Силах. Право на образование и право на труд


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

- Деньги - один из главных жизненных ресурсов неправительственных организаций. Пензенский опыт.
- Беззаконие в Вооруженных Силах: еще одна солдатская история. Место действия - Северный Кавказ.
- Право на образование и право на труд. Как они входят в противоречие, и как это противоречие разрешается в Чебоксарах.
- И, наконец, книжная полка программы. В ней мы представляем "Грамматику свободы" Виктории и Любови Бойцовых.

На Западе добровольная помощь -- это норма. Миллионы людей абсолютно бескорыстно работают в больницах, помогают старикам, читают лекции. В Пензенской области, как, вероятно, и во всей России, добровольческие организации испытывают серьезные проблемы с привлечением в свои ряды людей, готовых безвозмездно оказывать помощь кому-либо. Некоторые считают, что основная причина тому - низкий уровень жизни населения. Во всяком случае, именно об этом сказано в одном из материалов о пензенских гражданских инициативах, опубликованном в Интернете.

С такой точкой зрения, вероятно, можно было бы поспорить. Известны случаи, когда бедные люди оказывают помощь другим, а богатые -- отнюдь не стремятся к благотворительности. Как бы то ни было, пензенскому фонду "Гражданский Союз" и его руководителю Олегу Шарипкову приходится иметь дело и с богатыми, то есть теми, кто дает деньги, и с бедными, то есть теми, кто нуждается в деньгах.

Корреспондент Радио Свобода в Пензе Наталья Ратанина представляет благотворительный фонд "Гражданский союз", на счету которого уже немало добрых дел.



Наталья Ратанина: Региональный общественный благотворительный фонд "Гражданский Союз" несмотря на молодость (ему исполнилось только 1,5 года) уже окончательно определил свое предназначение. По словам его исполнительного директора Олега Шарипкова, задача фонда - вселить в человека надежду и заставить его поверить в свои возможности.

Говорит Олег Шарипков:

Олег Шарипков: Наш фонд существует с конца 2001 года, чуть больше 1,5 лет. И за это время, если говорить о каких-то больших результатах, профинансировано 10 социальных проектов. Общая сумма средств, которая потрачена на гранты, примерно 175 тысяч рублей. Проведено три конкурса социальных проектов (последний конкурс только что завершился), и еще будет профинансировано пять проектов на сумму 150 000 рублей.

Вскоре Фонд начнет выдавать стипендию (около 500 рублей) 10 студентам Пензенской архитектурно-строительной академии. Это будет стипендия для тех, кто не только хорошо учится, но и работает с общественными организациями: То есть, мы намерены поддерживать социально-активных людей.



Наталья Ратанина: Олег Шарипков считает, что каждый человек, живущий в Пензенской области, в глубинке России, должен ощущать себя полноправным гражданином страны. Это особенно относится к молодому поколению. Поэтому фонд "Гражданский Союз" направил свою работу на реализацию детских проектов. Десяток из них стал победителем конкурсов, организованных "Гражданским Союзом". Это проекты детский видеостудии "Кенгуру", школы № 51, детских библиотек, определивших свои цели как привлечение детей и подростков города и области к творчеству.

А откуда же берутся средства?

Олег Шарипков: Наш фонд тесно сотрудничает с властями, с бизнесом, общественными организациями. И это сотрудничество не просто носит хаотичный характер, оно прописано в нашем уставе, и мы целенаправленно ищем контакты с теми людьми, которые поддерживают идеи фонда, идеи конкурсного финансирования лучших проектов.

Мы ищем и в областных органах власти, и в районных -- тех людей, которые поддерживают общественные организации и верят в то, что в дальнейшем это приведет к развитию демократии, формированию у нас гражданского общества.



Наталья Ратанина: В следующем году фонд планирует увеличить денежную составляющую грантов. Это не так уж и легко, но, по словам Олега Шарипкова, будут еще активнее привлекаться средства бюджетов всех уровней и местных предпринимателей. Запланированы и частные пожертвования от граждан. В городе будут установлены так называемые "ящики-копилки", куда практически каждый житель Пензенской области может опустить такую сумму, которая его не обременит.

Владимир Ведрашко: Из Пензы передавала корреспондент Радио Свобода Наталья Ратанина.

Следующая история - о том, что никак не назовешь явлением, сколь-нибудь новым. Привычный кошмар Российских Вооруженных Сил, беззаконие, бесчеловечность, попрание элементарных правовых норм.

Конечно, я вынужден оговориться - под словом "кошмар" я не имею в виду всеохватывающего и постоянного нарушения прав человека в армии. В ней много порядочных и доблестных офицеров и солдат. Но отчего же, будучи порядочными и доблестными, они безразличны и глухи к унижению своих товарищей по оружию?

Лада Леденева, корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе:

Лада Леденева: 24 декабря 2001 года уроженца Ессентуков Андрея Гребенюка призвали в армию. После подмосковной "учебки" солдата отправили во Владикавказ, в воинскую часть 93203. Через неделю рядового Гребенюка перевели в Ингушетию, в 503 полк, прикомандировав к банно-прачечному комбинату.

О дальнейшей судьбе сына мать Андрея Валентина Михайловна узнала лишь в конце ноября 2002 года, когда солдата вместе с его сослуживцем Василием Коротковым доставила в Пятигорск миротворческая миссия генерала Лебедя на Северном Кавказе, освободив из плена неподалеку от селения Троицкое на границе Ингушетии и Чечни. Как оказалось, 4 ноября 2002 года военнослужащих, ненадолго отлучившихся за продовольствием из части, похитили неизвестные, представившиеся сотрудниками ФСБ.

Говорит Валентина Гребенюк:

Валентина Гребенюк: Их остановил в военной форме мужчина, представился, что он работник ФСБ, ну, поинтересовался, почему они здесь, и предложил, значит, их отвезти в часть. Ну, вот в военной форме и водитель.

Когда они сели в машину, то они поняли, что это никакое не ФСБ.

Лада Леденева: Неизвестные привезли солдат в заброшенный подвал, в котором продержали 24 дня. Как оказалось, об исчезновении солдат не сообщили ни их родителям, ни командованию части.

Валентина Гребенюк: Я не знала, что он был в плену. Мне кажется, его никто не искал. Просто долго не было писем, и я уже так думала: Думаю, ну еще подожду, и надо же искать. Думаю, надо будет в часть как-то писать, командиру или как: Уже были у меня такие мысли.

Когда я общалась со следователем Гузитаевым, я ему стала говорить: "Ну, как же так? Вот солдата нет, и никто даже не поинтересуется:" Он говорит: "Да вы знаете, в общем-то, часть не очень благополучная. Там, мол, такое творится". Ну, подробностей, конечно, никаких.

Лада Леденева: После освобождения из плена на просьбу матери о госпитализации сына, медицинском обследовании и какой-либо психологической реабилитации в ессентукском военкомате ответили отказом, а Андрея отправили по прежнему месту службы, во Владикавказ. Однако спустя некоторое время через случайных людей мать узнала, что солдата перевели в 9 роту 429 полка, где находятся подозреваемые в совершении военных преступлений.

Валентина Гребенюк: Ну, я, естественно, собираюсь и еду в Моздок искать его. Нашла. Когда приехала к нему (первый раз я приехала 30 апреля), на него, конечно, ужасно было смотреть. Глаза, полные слез, отчаяния. "Почему я здесь? Почему я вместе с теми ребятами, которые:"

Ну, вот Андрей мне рассказывал, что там есть ребята, которые даже убили солдата. Они предоставлены сами себе. Они выпивают, они дерутся, они в карты там играют: То есть, порядка никакого нет.

Ну, он мне говорит, что "Когда я был в Ингушетии (вот когда его возили якобы на эксперимент следственный), там, значит, меня вынудили подписать совсем другие показания". Замкомандира 503 полка отвез его туда сам и сказал ему, что "ты должен соглашаться со всем, что тебе будет говорить прокурор". Ну, и прокурор, значит, ему стал говорить: "Ты же не хочешь подвести своих командиров. Давай составим так объяснительную, чтобы и тебе было хорошо, и командиров твоих не накажут". Ну, естественно, он все это подписал. Он ему говорит: "Ну, вот теперь я это все положу в папочку, и забудем".

Лада Леденева: Согласно новым показаниям Андрея, не было никакого плена, а все 24 дня он якобы провел в самоволке с любимой девушкой. Единственный документ о пребывании сына в плену, справку об освобождении, выданную сотрудниками миротворческой миссии генерала Лебедя, у Валентины Гребенюк отобрали в военной прокуратуре. Круг замкнулся: никаких документов о захвате в заложники, подписанные показания о самовольной отлучке из части.

Ситуацию комментирует адвокат Пятигорского военного суда Мстислав Лебедев:

Мстислав Лебедев: Его могут привлечь к уголовной ответственности по статье 337 части 3 Уголовного кодекса Российской Федерации как самовольная отлучка свыше 10 дней (если он написал заявление, что он 20 дней отсутствовал), но не свыше 1 месяца. Эта статья предусматривает лишение свободы на срок до 3 лет или дисциплинарный батальон на срок до 2 лет.

Лада Леденева: Председателя миротворческой миссии на Северном Кавказе Александра Мукомолова мне удалось разыскать в Москве. Запись по телефону.

Александр Мукомолов: Я помню, что это было в ноябре месяце прошлого года. Что в начале месяца его захватили вместе с Васей Коротковым в машину и увезли. И находились они в подвале.

Это освобождение я хорошо помню, потому что там мы освободили 4 человек, причем дважды мы ездили и дважды вывозили из Чечни. Я, конечно, не знаю, где они там содержались, но они были в таком состоянии -- 20 дней просидели в каком-то месте, где условия содержания были явно нечеловеческими.

И после этого освобождения приезжал старший офицер 16 дивизии и говорил, что командование этих частей нарушило установки и не доложило об их исчезновении своевременно. А там есть у них, по-моему, дается суточное время на местный розыск, а

потом уже сообщается по линии команды на самый верх.

Да, мы давали справку о том, что мы его освободили в Чечне, и по его данным, он находился там в течение 24, по-моему, дней. А там хотят как-то замазать это дело: Но я думаю, что не получится.

Лада Леденева: Как пояснил мне военный прокурор Моздока Сергей Арефьев, на сегодняшний день в отношении рядового Гребенюка проводится проверка, от результатов которой зависит его судьба. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

Владимир Ведрашко: Передавала корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Лада Леденева.

Право на образование зачастую легко воспринять как нечто безобидное. Ну, в самом деле, хочешь учиться - учись. Это же не вопрос жизни и смерти. Но учеба стоит денег, а деньги можно заработать. Однако работодатели порой не заинтересованы в том, чтобы их работники учились, как если бы эти работодатели не видели ни перспективы развития собственного предприятия, ни потребности в стабильном кадровом составе. Тут-то и возникает коллизия, о которой расскажет корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев: Еще прежним, советским Кодексом законов о труде работникам, обучающимся без отрыва от производства в образовательных учреждениях, имеющих государственную аккредитацию, предусматривалось предоставление оплачиваемых учебных отпусков, причем в любое время года, в зависимости, разумеется, от учебного плана. Спустя 25 лет это право российских граждан было подтверждено законами об образовании и о высшем и послевузовском образовании, а через 30 лет, в позапрошлом году, прописано в новом Трудовом кодексе. То есть ничего принципиально нового для современных работодателей придумано не было, однако создается впечатление, что в Чувашии для многих из них ни права граждан, ни соответствующие нормы закона не писаны.

Вот что рассказывает о своей заочной учебе жительница столицы Чувашии Лариса Блохина:

Лариса Блохина: В этом году я закончила Кооперативный институт. Все время учебы в нем на заочном отделении я работала в различных фирмах и организациях, и учебный отпуск мне никогда не оплачивался. Потому что некоторые хозяева отказывались просто оплачивать учебный отпуск, а некоторые давали понять то, что они меня просто уволят с места работы.

Такие случаи встречаются очень часто, и бороться с этим практически невозможно. Практически все, кто со мной учились, сталкивались с этой проблемой.

Дмитрий Лишнев: Сказанное Ларисой подтверждает Инна Храмова, год назад закончившая обучение на юридическом факультете.

Инна Храмова: Девушка у нас училась. Она работала в частном магазине, и ей поставили условие, чтобы она обязательно работала, и если она не желала работать, то для того, чтобы учиться, она должна была уволиться.

Дмитрий Лишнев: Многие из заочников, возмущаясь нарушением своих трудовых прав, тем не менее, говорить об этом прямо, в микрофон, отказываются, так как вполне резонно опасаются негативной реакции со стороны работодателей, вплоть до увольнения. И, конечно же, с этими проблемами заочников приходится сталкиваться сотрудникам учебных заведений.

Говорит Светлана Капитонова, методист заочного отделения экономического факультета Чувашского госуниверситета:

Светлана Капитонова: Мы всем студентам, кто у нас требует, кто заявку подает, выдаем необходимые справки и справку-подтверждение. Бланк специальный заполняем всем.

Студенты жалуются иногда, что их даже с работы не отпускают сессию сдавать, или неоплачиваемый у них отпуск, наверное, поэтому некоторые и не берут справки. А те, кто в государственных учреждениях, не в частных фирмах, работает, -- они берут справки. Все у них оплачивается, вроде, как я знаю.

Дмитрий Лишнев: Главной и основной государственной организацией, призванной надзирать за соблюдением прав граждан и, в частности, трудовых прав, является прокуратура. Вот мнение заместителя начальника отдела по надзору за исполнением законов прокуратуры Чувашской республики Александра Рыжова (именно в его компетенции надзор за соблюдением трудового законодательства):

Александр Рыжов: Таких подобных заявлений -- именно о предоставлении отпусков - от студентов высших учебных заведений республики не было. Возможно, такие обращения были в районных прокуратурах. Но в целом -- практики такой нет. Это связано, видимо, скорее всего, с нашей сложной экономической ситуацией, люди не спешат обращаться за защитой своих прав и решают проблемы как-то, видимо, другими путями. Скорее всего, просто соглашаются с грубым нарушением их трудовых прав.

Обращений мало, именно самих обращений, потому что люди, прежде всего, наверное, боятся.

Дмитрий Лишнев: Ну, а пока люди боятся и не обращаются в прокуратуру с заявлениями, работодатели безнаказанно нарушают права работников, пожелавших получить образование. Трудно однозначно утверждать, но создается впечатление, что прокуратура в данной ситуации бессильна.

Продолжает Александр Рыжов:

Александр Рыжов: Как прокуратура сможет выявить нарушение, если в делах, делопроизводстве предприятий или организации отсутствуют какие-либо заявления от работника о предоставлении ему отпуска? И на вопрос администрации "Вам отпуска предоставляются?" они кричат: "Конечно, да", показывают приказы. То есть, нужен сам факт: именно от самого факта обращения гражданина в прокуратуру будет зависеть решение его проблемы. И по трудовому законодательству требуется именно заявление работника. Может, работник как-то по-другому эти экзамены сдает. Он же заочник. Может, он ходит в выходные дни сдает по договоренности с деканатом университета.

Да, прокуратура поможет. Вопросов нет. Примем меры, накажем, привлечем к установленной законом ответственности. Но инициатива должна, прежде всего, исходить от гражданина.

Дмитрий Лишнев: Одно радует: по окончании разговора Александр Рыжов пообещал уделять отныне особое внимание выявлению нарушений работодателями права заочников на оплачиваемые учебные отпуска.

Владимир Ведрашко: Рассказывал Дмитрий Лишнев, корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах.

Какими бы ни были претензии граждан к правоохранительным органам, в частности к прокуратуре, мне показались не лишенными оснований и слова прокурора о том, что если права работника нарушаются, то этому работнику следует, прежде всего, самому заниматься их защитой. А для этого, конечно, надо иметь хотя бы первичное представление и механизмах защиты прав человека.

Книжная полка программы "Человек имеет право".

"Грамматика свободы" - так называется солидное исследование, выпущенное издательской группой "Юрист". Его авторы - доктора наук Виктория и Любовь Бойцовы. У книги есть подзаголовок "Конституционное право России и зарубежных стран. Англосаксонская, континентальная и иные правовые системы".

"Авторы исследования хорошо известны в сообществе правоведов. Виктория Бойцова и Любовь Бойцова едва ли посчитают это издание главным своим трудом. На фоне других, созданных ими работ по тематике конституционного и других отраслей права, по правовой культуре это кажется очередным их вкладом в научную юриспруденцию и юридическое просвещение.

Заметим, однако, что присутствие в правовой литературе эффектных сочинений еще не решает всех стоящих перед правоведением задач. Вместе с ними немаловажное место должно быть отведено и тем работам, которые предназначены обеспечить учебные, справочные, библиографические потребности правоведения. Юристам, вовлеченным в изучение права студентам хорошо известно, насколько эти последние необходимы. К ним относится и "Грамматика свободы".

Так пишет Константин Арановской, кандидат юридических наук, доцент Дальневосточного государственного института в своей рецензии на книгу "Грамматика свободы". Эта рецензия опубликована на нескольких сайтах в Интернете и в последнем выпуске журнала "Правозащитник". Рецензент продолжает:

"Книга содержит комплекс учебных и научно-информационных материалов по конституционному праву, что и обозначено в ее подзаголовке. Между тем, это издание явно выходит за рамки обыкновенного сборника учебных программ. Дело не столько в объеме работы, хотя и это обстоятельство заслуживает отдельного упоминания, труд изложен на более чем 700 страницах. Понятно, что программы, методические пособия, предназначенные для краткой передачи учебного материала, обозначения структуры, в которой он расположен, не нуждаются в таких объемных масштабах. И действительно, "Грамматика свободы" нечто большее, чем программная методичка, и не просто по объему, но и по смыслу.

Вполне понятным, таким образом, оказывается родовое наименование, обозначающее формат, в котором выполнена "Грамматика свободы". Это учебно-методический комплекс.

Это явление по нынешним временам следует пока считать новым в научном и учебном правоведении. С той, однако, оговоркой, что оно никак не похоже на любопытный эксперимент с неизвестной судьбой. Создать такой труд - большое дело, плоды которого получат (в этом вряд ли можно сомневаться) признание тех, кому доведется вплотную изучать российское и зарубежное конституционное право с помощью или даже под руководством "Грамматики свободы".

В рецензии Константина Арановского среди множества примечательных выводов и комментариев высказывается одна важная идея: наблюдающееся в последние годы увлечение правоведов западными правовыми системами потенциально может стать апологией этих систем. Автор рецензии считает, что такая перспектива таит в себе немало потенциальных рисков.

Мы представили книгу "Грамматика свободы", вышедшую в издательской группе "Юрист". Авторы - доктора юридических наук Виктория Бойцова и Любовь Бойцова.

XS
SM
MD
LG