Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Комитет ООН по правам человека. Прецеденты эффективной защиты прав человека. Хроники передела собственности. Неправительственные организации Мордовии


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

- Женева. Российские правозащитники и российское государство по-разному подошли к своим обязательствам перед Комитетом ООН по правам человека.
- Серпухов. Межрегиональное общество попечителей пенитенциарных учреждений создает прецеденты эффективной защиты прав человека.
- Волгоград. Типичная история из хроники передела собственности. Правозащитников пока не видно.
- Саранск. Неправительственные организации Мордовии развивают свою прессу и самостоятельно решают проблемы выживания.

На днях в женевской штаб-квартире ООН на заседании Комитета ООН по правам человека должно было состояться рассмотрение доклада Российской Федерации о соблюдении прав человека в России. Такие доклады регулярно представляются всеми государствами, подписавшими Международный пакт о гражданских и политических правах, и называются периодическими докладами. Одновременно вниманию международных экспертов ООН представляются и так называемые альтернативные доклады. Они подготовлены правозащитными организациями той страны, чей доклад находится на рассмотрении. Так предаются широкой огласке две позиции - официальная и неофициальная.

В связи с отказом российских властей представить в назначенный срок свой периодический доклад правозащитники распространили заявление для прессы, в котором, в частности, говорится (цитирую): "Комитет вынес жесткую оценку действиям российского правительства и принял беспрецедентное решение. Комитет постановил, что в будущем, если государство-участник Пакта сделает запрос об отсрочке рассмотрения своего доклада незаблаговременно, то есть менее чем за 2 месяца до назначенной даты, то Комитет может проигнорировать такой запрос и рассматривать доклад даже в отсутствие правительственной делегации. Более того, Комитет подчеркнул, что российский доклад в любом случае будет рассматриваться в октябре, и о дополнительной отсрочке не может быть и речи" (конец цитаты).

Я связался с директором Межрегионального фонда "За гражданское общество" и директором Российского исследовательского центра по правам человека Натальей Таубиной и попросил рассказать о поездке в Женеву и прокомментировать сложившуюся ситуацию.

Наталья Таубина: Как изначально планировалось, российские правозащитные организации подготовили альтернативный доклад о выполнении Российской Федерацией обязательств по Международному пакту о гражданских и политических правах. И согласно процедуре Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций этот доклад планировался к рассмотрению параллельно с российским периодическим докладом. Однако в последний момент российская делегация приняла решение не приезжать на рассмотрение своего доклада в Женеву и об этом направила официальный запрос в Комитет по правам человека. И соответственно встал под вопрос и брифинг, который планировали провести российские неправительственные организации, представляя свой альтернативный доклад.

Так сложились обстоятельства, что часть российских неправительственных организаций в момент, когда Россия объявила о своем отказе приехать, уже находились в Женеве, и это позволило-таки нам провести неофициальный брифинг, он состоялся во вторник 15 июля. Комитет по правам человека ООН принял решение все-таки провести этот брифинг, и это -- своего рода прецедентное решение Комитета, такое событие произошло практически впервые в работе Комитета -- когда в отсутствие государственной делегации заслушивается позиция и мнение общественных организаций, неправительственных организаций.

Члены Комитета задавали очень много вопросов, выслушав выступление докладчиков, то есть наше выступление. Они задавали вопросы, которые свидетельствовали, с одной стороны, о глубоком знании проблем в Российской Федерации, с другой стороны, об озабоченности членов Комитета и искренней заинтересованности в том, чтобы ситуация менялась в лучшую сторону.

Всеми членами Комитета, теми, которые задавали вопросы на нашем брифинге, была неоднократно подчеркнута важная роль неправительственных организаций в работе по улучшению ситуации с правами человека в нашей стране. Все члены Комитета высоко оценили подготовленный российскими неправительственными организациями альтернативный доклад, и некоторые из них даже отметили, что впервые за время своей работы в составе Комитета встречаются с такого рода хорошим продуктом.

Члены Комитета в своих вопросах интересовались не только состоянием дел в той или иной сфере, например, в области реализации права на свободу информацию или в области судебной системы, в области работы, направленной на предотвращение пыток. Наш ответ, в целом, был таков, что ситуация в Чечне - это своего рода индикатор для определения положения во всей России. То есть, с одной стороны, все, что происходит в Чечне, отражается на ситуации с правами человека по всей России. С другой стороны, какое бы из прав ни взять, его нарушения на территории Чеченской республики можно в такой же степени оценить как нарушения на всей территории Российской Федерации. Просто в Чечне эти нарушения видны наиболее явно.

Сам альтернативный доклад готовился коалицией неправительственных организаций, коалицией российских правозащитных организаций. Ключевыми организациями стали Московская Хельсинкская группа, Центр содействия международной защите, Центра развития демократии и прав человека, "Мемориал" и рыд других.

Владимир Ведрашко: Говорила Наталья Таубина, директор Межрегионального фонда "За гражданское общество" и директор Российского исследовательского центра по правам человека.

Серпухов, один из известных городов на карте российского правозащитного движения. Репортаж о деятельности серпуховских правозащитников подготовила корреспондент Радио Свобода в Подмосковье Вера Володина.

Вера Володина: Старейшая правозащитная организация Подмосковья, серпуховское Общество попечителей пенитенциарных заведений, работает уже десятый год. Председатель общества Ирина Котова рассказывает, что в начале они занимались не приговорами, а условиями содержания в местах лишения свободы. О том, как и чьи права там нарушались, узнавали по письмам (их в картотеке несколько десятков тысяч).

Ирина Котова: Это был 1994 год, когда кругом были чесотка, вши, от туберкулеза умирали. Сейчас туберкулез тоже процветает в колониях, но сейчас, по крайней мере, не такая смертность. И поэтому у нас работы было очень много, и мы с самого начала пришли к выводу, что если делать все по закону, то можно свести к минимуму все проблемы.

Самый яркий пример. Стонало наше МВД, стонал ГУИН: у них нет денег. И денег действительно не было, и не за что было туберкулез лечить, и питание было за какие-то копейки. Но, тем не менее, для них не составляло труда человека из Серпухова повезти отбывать наказание в Мурманск, а из Мурманска - в Кемерово. Сколько государство тратило денег на эти все перевозки! Родители не могли к этим людям поехать. На посылки надо было колоссальные деньги тратить. Буквально единицы (нам делали такую поблажку) переводили обратно.

Когда мы увидели, что это мизер, мы набрали самые вопиющие факты и начали судиться. У нас была довольно неприятная стычка с замминистра юстиции Калининым Юрием Ивановичем. Собрание было, какой-то юбилей борьбы с туберкулезом, что-то: "Куда посылали, туда и будем посылать!" Ну, мы ему отдали свое письменное обращение, попросили, чтобы нам пришел на него, конечно, ответ. И с тех пор как-то вот так незаметно, знаете, вот так тихо совсем что-то начало меняться:

Вера Володина: От писем перешли к просветительству большим тиражом. Так появилась брошюра для заключенных, где была расписана технология защиты права в случаях простых и сложных. Одного унижало незаконное обритие наголо, другой хотел получить условно-досрочное освобождение, не унижаясь перед начальством колонии, третий заключенный незаконно лишался права на пенсию.

Продолжает Ирина Семеновна:

Ирина Котова: Мы шли от прецедентных дел. То есть не просто так вот кричали "Администрация - звери!": Пишет человек -- мы просим у него доверенность. Пишет нам человек доверенность, что он нам доверяет в его интересах обращаться туда-то и туда-то, и мы вежливо в колонии спрашиваем: "Объясните нам, пожалуйста, что препятствует решению такого-то и такого-то вопроса". Первый раз они нам отвечают какую-нибудь чушь, как правило. Ну, вот так, потихоньку, прокуратурам по надзору надоели наши письма. Мы, скорее всего, брали их измором. Поневоле им пришлось перестраиваться.

И я не хочу сказать, что это заслуга именно нашей организации, что вот так все изменилось, но и наш вклад есть в том. Если сравнить положение именно с правами человека в колониях в 1994 году и 10 лет спустя, далеко, конечно, еще до нормы, но, во всяком случае - уже небо и земля.

Вера Володина: Сегодня правозащитники Серпухова подготовили к печати еще одну брошюру для граждан, не находящихся в заключении.

Рассказывает Екатерина Смоловик.

Екатерина Смоловик: Описываем здесь кое-какие выдержки из приказов, из официальных документов. Мы ее выпустили в 1 - 2 экземплярах, а чтобы растиражировать, хотелось бы найти, конечно, такие деньги.

Вера Володина: Продолжает Ирина Семеновна:

Ирина Котова: Не к кому пойти ни инвалидам, ни бывшим афганцам, ни пенсионерам, ни незаконно уволенным, ни вот таким вот из общежитий. Все начали приходить к нам. Мы же не могли им сказать: "Вы знаете, мы только занимаемся заключенными", поэтому поневоле пришлось заниматься всеми вот такими правовыми проблемами.

И у нас когда была перерегистрация вообще общественных организаций, мы себя назвали не "серпуховское общество", а "Межрегиональная организация ("попечителей" мы оставили слово просто потому, что к нему уже привыкли, мы так его и оставили) попечителей пенитенциарных учреждений и защиты прав человека".

Вера Володина: Все эти годы общество попечителей работало за счет грантов международных фондов. Одно время в местной газете "Совет" даже выходила ежемесячная вкладка "Правозащитник", но сейчас времена более трудные.

Ирина Котова: Текущая деятельность не приветствуется в фондах. Поэтому мы всегда просим на какой-то определенный проект: скажем, на какую-то брошюру:

Сейчас мы хотим заниматься судами присяжных, поскольку очень много у нас есть людей, осужденных, которые имели право на суд присяжных, но им объясняли, что "в твоей области нет суда присяжных".

А те 3 000 или, может быть, даже 5 000, которые получили приговоры -- половина из них пожизненно, половина по 20, по 22 года -- мимо них суды присяжных проскочили, хотя в 9 регионах суды присяжных были. Чем люди, живущие в этих регионах, лучше людей, которые жили в остальных 80? Судом присяжных не воспользовались. И вот мы хотим этим заниматься. Вот будем этот проект писать.

Вера Володина: И еще одну актуальную задачу уже решают серпуховские правозащитники. Много заключенных как пришли без паспортов, так без паспортов на свободу и выходят. Хотя по закону колониям предписано обеспечить им выдачу нового паспорта, без которого у бывшего заключенного очень короткий путь назад, за решетку.

Владимир Ведрашко: Это был репортаж корреспондента Радио Свобода Веры Володиной.

Корреспондент Радио Свобода в Волгограде Андрей Алекбаев подготовил небольшой репортаж об одном эпизоде из хроники становления гражданского общества в России. Пример не будет ни достойным подражания, ни сколь-нибудь вдохновляющим.

Андрей Алекбаев: В Волгограде на некогда одной из самых красивых и мирных улиц, а именно на улице Мира, в настоящее время происходят отнюдь не красивые и далеко не мирные события.

В Волгограде, как и по всей России, идет передел собственности. Попал под этот передел и магазин "Техническая книга", который был открыт сразу после войны и успешно работал до последнего времени. В последнее время магазин незаконно закрыт, а его сотрудницы (это 6 женщин, они же и учредители) ежедневно несут вахту во дворе дома, где он расположен. В магазин их просто не пускают.

События начали разворачиваться еще в конце 2002 года. Уже тогда стали поступать телефонные звонки от неизвестных, которые предлагали директору продать магазин. Коллектив отказался, поскольку женщины уже знали случаи, когда с помощью угроз за бесценок были проданы другие магазины, расположенные рядом по улице Мира.

После отказа в "Техническую книгу" наведалась даже налоговая полиция. Изымались документы, которые совсем не относились к финансово-хозяйственной деятельности магазина, а если документы и возвращались, то без актов проверки. Ни ФСБ, ни прокуратура на жалобы не реагировали.

Положение усугубляется еще и тем, что бывший директор магазина неожиданно решила вернуться в свое кресло. И опять звонки, опять угрозы. Речи по телефону типичные и неоригинальные: сопротивление бесполезно, цена за магазин будет только уменьшаться, особенно после того, как бывшего директора восстановят в должности по решению суда: А в том, что такое решение будет принято, у другой стороны нет никаких сомнений.

В настоящее время тяжбы в судах продолжаются. Продолжаются и звонки, из которых следует, что в "их планы" (правда, скромно умалчивается, чьи планы) входит скупить всю улицу Мира, а также как можно больше магазинов в центре Волгограда, и ничто не помешает им сделать это.

И, похоже, что так оно и будет. Как я уже сказал, с конца июня 2003 года магазин опечатан, а его сотрудницы сидят на скамеечках во дворе своего же магазина и ниоткуда не могут найти помощи. При всем этом адвокат бывшего директора, которая жаждет вернуться на свое место, говорит, что они действуют в рамках закона, все их действия регламентированы. "А женщины-работники магазина только мешают работать. Почему бы им не разойтись по домам?" - задается вопросом адвокат.

Владимир Ведрашко: Из Волгограда передавал корреспондент Радио Свобода Андрей Алекбаев.

Конечно, хотелось бы узнать об отношении местных правозащитников к этой истории, но, видимо, в большом российском городе найти правозащитников пока не очень легко.

В заключение этого выпуска - о региональной неправительственной печати.

В Мордовии, чье население составляет 900 тысяч человек, официально зарегистрировано около 100 печатных изданий. Имеется 2 местных радио- и телевизионных станции, "МС-Радио" (музыкальная радиостанция), а "Радио Мордовии" является структурным подразделением ВГТРК, равно как и телевидение Мордовии.

Год назад в республике появился новый частный "10 телеканал", однако его учредителем является компания сотовой связи, среди хозяев которой сын главы Мордовии Николая Меркушкина. Поэтому независимым от власти этот канал назвать трудно.

Что касается печатных изданий, то из числа зарегистрированных относительно регулярно печатаются не более 30.

Рассказывает наш корреспондент в Саранске Игорь Телин:

Игорь Телин: Государственные структуры присутствуют в составе учредителей далеко не всех издающихся в Мордовии газет, но система власти в республике отстроена таким образом, что большая часть формально независимых печатных изданий непосредственно привязана к власти. Это обусловлено и общей системой финансовой поддержки прессы, и различными творческими конкурсами как для редакционных коллективов, так и для отдельных журналистов. Названия конкурсов говорят сами за себя. Например, "Лицо власти". Нетрудно предположить, какое лицо этой самой власти может показать журналист, если за победу в конкурсе обещана квартира или автомобиль. Журналисты ведь тоже люди.

Тем не менее, действительно независимая, пусть и малотиражная пресса в Мордовии есть. В их числе газеты "Время", "Правозащитник Мордовии" и "Эрзянь мастор".

Первая имеет тираж 6 500 экземпляров, тесно связана с региональным отделением "Союза правых сил" и ориентирована, в первую очередь, на предпринимателей республики. Газета стала издаваться 4 года назад и была достаточно враждебно встречена местными властями как Мордовии, так и Саранска. Долгое время журналистам газеты отказывались давать аккредитацию в органах исполнительной и законодательной власти. Неизвестные похитили рекламный щит "Времени", после чего более полугода саранская мэрия не давала разрешения восстановить его на прежнем месте.

Это издание не любят в мордовской милиции. Причина - несколько резких публикаций о поведении высокопоставленных сотрудников МВД и методах ведения следствия в органах внутренних дел.

В связи с этим газета "Время" близка с Мордовским правозащитным центром и предоставляет свои страницы для публикаций мордовских правозащитников, в частности директора центра Василия Гуслянникова, о правовых проблемах Мордовии.

Василий Гуслянников: Существует у нас в Мордовии нарушение права на судебную защиту. Это, во-первых, волокита, во-вторых, отказ принятия заявлений. До сих пор не изжито "телефонное право". Выше гражданского, уголовного, административного права это "телефонное право".

Я думаю, что сейчас вот в уголовном праве нарушений гораздо меньше. Больше нарушений, когда гражданин судится с государством. Здесь судья находится как бы между молотом и наковальней. Ему хочется соблюсти закон, чтобы вынести законное решение, и в то же время хочется ублажить чиновника, который нарушает права человека. И часто поэтому выносится незаконное решение.

Игорь Телин: Впрочем, местные правозащитники имеют свое издание, которое так и называется "Правозащитник Мордовии". Оно издается тиражом около 1 000 экземпляров на деньги Фонда гражданских свобод и распространяется бесплатно. Публикуются, в основном, материалы рекомендательного и справочного характера, и, по словам директора правозащитного центра Василия Гуслянникова, газета имеет свою читательскую аудиторию.

Василий Гуслянников: Получаю кучу писем. Вот вы видите, здесь очень многие пишут, поскольку узнали о том, что есть наша правозащитная организация, которая выпускает газету, которая пытается защитить права человека.

Игорь Телин: А вот что касается газеты, издаваемой в Саранске Фондом спасения эрзянского языка (называется газета "Эрзянь мастор"), так это наглядный пример того, как независимая правозащитная пресса самостоятельно решает свои проблемы. В том числе и финансовые.

Тираж 2 500 экземпляров, издается 4-полосная газета уже 9 лет. Номера выходят регулярно. При этом никаких грантов редакция никогда не получала. Расчет на подписку (а газета распространяется не только на территории Мордовии, но и в диаспоре - местах компактного проживания мордвы и эрзя в соседних республиках и областях), а также на спонсоров. Реклама на страницах издания не появляется вообще, и это один из принципов редакционной политики. Публикации "Эрзянь мастор" очень не нравятся местным властям. Стало нормой обвинять редакцию в разжигании национализма. Но редактор газеты Евгений Четвергов не согласен с такой оценкой своей работы.

Евгений Четвергов: Главные цели -- это спасение нашего народа, эрзянского народа, языка. Это, естественно, связано и с защитой прав и человека, и этноса. Вот для этой цели в 1994 году мы начали издавать нашу газету "Эрзянь мастор".

Газета издается на двух языках - на русском и на эрзянском. Практически издаем эту газету силами двух человек. Предпочтение отдаем именно сегодняшнему дню, таким живым материалам.

Естественно, поступают сигналы, и иногда доходит до того, что нас приглашают, как в прежние партийные времена, на ковер. Было и такое дело.

Игорь Телин: Возможно, что в ближайшем будущем список негосударственной прессы в Мордовии пополнится. Две общественные организации - Союз ветеранов Афганистана и Союз "Чернобыль" - ведут переговоры о совместном издании газеты.

XS
SM
MD
LG