Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фашизация России. Правосудие и помилование. Право на землю. Неправительственная пресса.


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

- Фашизация России. Развитие экстремизма и ксенофобии может привести страну к новым бедам. Экспертиза правозащитников.
- Правосудие и помилование. Какова сегодня практика помилования осужденных? Типичный для России пример Республики Коми.
- Право на землю. Ползучая национализация собственности российских граждан. Мнение чувашского правозащитника.
- Неправительственная пресса. Граждане сами создают себе возможности для достойной жизни. Самарский региональный обзор.

Корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова недавно побывала на пресс-конференции российских правозащитников и антифашистов, которые предупреждают: опасность фашизации страны реальна.

Любовь Чижова: Тревожных признаков того, что нацизм в России прижился весьма крепко, достаточно. Это и то, что в центре Москвы, почти у стен Кремля, любой желающий может купить фашистскую литературу: газеты, книги, брошюры, журналы. Представители партий, исповедующих нацистскую идеологию, тоже чувствуют себя неплохо.

Руководитель Московского бюро по правам человека Александр Брод считает это частью российской государственной политики.

Александр Брод: Наблюдается явный дефицит государственной цивилизованной идеологии. Этими пустотами очень ловко пользуются националистические радикальные силы. Мы убедились, как зарегистрированная прошлой осень Национально-державная партия за каких-то полгода развернула очень агрессивную, очень стремительную деятельность. Были зарегистрированы 40 региональных отделений, продолжают выходить 3 партийные газеты, большой объем брошюр и книг лидеров национально-державной партии. На митингах - до несколько сот сторонников этой партии.

С самого начала регистрации Национально-державной партии наше бюро, члены Общественного совета нашего бюро активно выступали в прессе по поводу того, что государство зарегистрировало нацистов. Мы публиковали открытые письма на имя президента, генерального прокурора, министра юстиции, участвовали в нескольких судебных процессах. Есть какая-то наша доля участия в том, что Минюст отозвал свидетельство Национально-державной партии, но, опять же сделано это было чисто по формальному признаку за недобор региональных отделений, то есть, нацистская идеология совершенно не была осуждена, и это очень тревожно. Тем не менее, партия продолжает выступать, и Генеральная прокуратура не возбудила вот за этот год ни одного дела против сопредседателей партии, против членов политсовета этой партии, хотя налицо явное разжигание национальной религиозной розни, пропаганда идей нацизма.

Если изучить книгу одного из сопредседателей Бориса Миронова "Иго иудейское", которая, кстати, уже выдержала 3 издания, в этой книге прослеживаются явные параллели с трудами Гитлера, с программными документами нацистской германской партии. Генеральную прокуратуру подобная деятельность, видимо, не интересует.

Любовь Чижова: Писатель, историк и правозащитник Владимир Илюшенко попытался понять, почему существует нацизм в сегодняшней России, и сделал вывод: ее политическое устройство имеет огромное сходство с политическим устройством нацистской Германии. Конечно, говорить о том, что нацистская идеология в России господствует, пока рано, но Илюшенко настроен пессимистически.

Владимир Илюшенко: Мы никогда не были так близки к установлению в России репрессивного режима неофашистского типа, как сегодня. За последние годы произошла гигантская концентрация и централизация власти в руках нескольких кланов, обладающих властью и собственностью. Было уничтожено несколько популярных демократических газет и журналов. В этом году был уничтожен телевизионный канал ТВС, зато огромной поддержкой власти пользуется государственные и так называемые общественные каналы ОРТ и РТР. Кроме того, физически уничтожены лидеры демократических сил Галина Старовойтова, Сергей Юшенков, а вот теперь Юрий Щеочихин (уже очень многие люди и многие газеты писали о том, что эта смерть более чем загадочна и странна, и что есть все признаки отравления).

Огромное влияние и политический вес приобрели в обществе силовые структуры, действующие вне какого-нибудь гражданского контроля. Ксенофобия, национализм приобрели угрожающие масштабы, в обществе нет нетерпимости по отношении к нему, а правоохранительные структуры, призванные бороться с ксенофобией, сами заражены этой болезнью. Мы все еще больное общество. Мы все контужены тоталитаризмом, и, на мой взгляд, тоталитарно-бюрократический такой, криминально-чекистский режим, который утвердился в России, не имеет оптимистической перспективы, и я боюсь, что он плохо кончит. И вот это вползание сначала в тоталитаризм, а потом в нечто фашизоидное, в какую-то такую архаику закончится, скорее всего, катастрофой. Может закончиться.

Любовь Чижова: Каких-то конкретных предложений, как остановить в России рост национализма и ксенофобии, у правозащитников не много. Они продолжают издавать антифашистскую литературу, проводят встречи и митинги своих сторонников и ждут, что на них будут приходить все больше россиян.

Владимир Ведрашко: С оценками российских антифашистов нас познакомила корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Одной из самых драматичных проблем России является укоренившееся веками пренебрежение человеческой жизнью, отсутствие человеколюбия, жестокость как будничное средство разрешения конфликтов. Я хорошо запомнил слова Анатолия Приставкина, которые он сказал во время одной нашей беседы. Впрочем, он повторял их неоднократно и в других случаях. Цитирую: "Мы - самый кровожадный народ. Нигде нет такого количества бытовых убийств, как в России" (конец цитаты). Поэтому, вероятно, институт помилования так важен - чтобы простить того, кто оступился не по собственной врожденной злости, а просто по навыкам, воспитанным самой российской жизнью, самим обществом.

Однако и в том, как ныне действует институт помилования, видны черты подавляющего -- именно подавляющего -- пренебрежения к ценности человеческой жизни.

Послушайте репортаж корреспондента Радио Свобода Николая Зюзева из Сыктывара.

Николай Зюзев: Более года работает комиссия по помилованию в Республике Коми. За это время рассмотрено почти 400 заявлений, 40 человек рекомендованы к помилованию. Но общее чувство членов комиссии - разочарование: за весь год президент помиловал только четверых.

Говорит член комиссии Игорь Сажин.

Николай Зюзев: Данная система создана не для того, чтобы миловать, и не для того, чтобы как-то влиять на социализацию оступившихся людей. Данная комиссия, похоже, создана, чтобы играть в какие-то политические игры. И результат, конечно, очень плачевный.

Николай Зюзев: Региональные комиссии были созданы вместо Комиссии по помилованию при президенте России, которую возглавлял писатель Анатолий Приставкин. В Коми прошения о помиловании проходят тройной фильтр: во-первых, свое мнение, миловать - не миловать, высказывает администрация колонии, где осужденный отбывает наказание: уж где-где, а там-то человека знают как облупленного. Во-вторых, это сама комиссия, которая в деталях изучает дело.

Борис Минин возглавляет Отдел по помилованиям при администрации главы Республики Коми.

Борис Минин: Ведь члены комиссии очень помногу работают с материалами, внимательно изучают. При необходимости запрашиваются дополнительные материалы с муниципального уровня, изучается мнение, предположим, с потерпевшей стороны, мнение близких родственников: готовы ли они его вообще принять, встретить, как подобает, готовы ли ему оказать помощь, готовы ли этого человека где-то трудоустроить, то есть, со всех сторон. И мы ведь даже часто выезжаем в колонии, непосредственно встречаемся с осужденным, который обратился с такой просьбой в адрес президента.

Николай Зюзев: Третья ступень отсева - это глава республики, который соглашается либо не соглашается с выводом комиссии, и после этого уже бумаги отправляются в администрацию президента России. Казалось бы, после такой тройной проверки сомнений уже быть не должно. Но людям не просто отказывают -- в этих отказах нельзя найти логику.

Борис Минин: Пока материалы рассматривались в Москве, 3 человека освободились условно-досрочно, затем из 17, которых президент отклонил, еще 4 человека освободились условно-досрочно.

Николай Зюзев: Но, может, недоумение здесь неуместно, и все объясняется некомпетентностью самой комиссии? Возглавляет ее Юрий Семуков. Он сейчас пенсионер, а в прошлом - председатель Президиума Коми АССР, депутат Государственной Думы, человек в республике не только известный, но и авторитетный. В комиссию пригласили группу юристов и специалистов, связанных с правоприменительной практикой. Есть здесь и правозащитники. Это представители сыктывкарского "Мемориала" Игорь Сажин и Михаил Рогачев, депутат Госсовета Коми Людмила Завьялова (она возглавляет также республиканский Комитет солдатских матерей), лидер местного Союза ветеранов войны в Афганистане Станислав Хахалкин. И у комиссии в таком составе правильным оказывается лишь одно решение из 10?

То, что происходит с прошениями из Коми, в точности отражает общероссийскую тенденцию: в прошлом году региональные комиссии поддержали полторы тысячи прошений о помиловании, удовлетворены были менее 200. Причем, как убежден правозащитник Игорь Сажин, все упирается в работу кремлевских чиновников.

Николай Зюзев: Большая часть заявлений прошлого года была рассмотрена президентом в декабре, прямо все вместе -- чохом -- взяли эти заявления и отказали. Некоторые по 6, по 7 месяцев лежали, но я никак не поверю, что вдруг в декабре все сели и стали читать эти самые заявления, да? Да никто не стал читать, просто сказали: "А, сроки поджимают, давайте-ка быстренько всех их отвергнем", - и отвергли.

Николай Зюзев: Мало того, что проволочки оборачиваются отказом, они часто делают работу по помилованию просто бессмысленной. Борис Минин приводит официальную статистику.

Борис Минин: На согласовании находятся представления, начиная с 9 июля прошлого года. За это время умерли 13 обратившихся за помилованием осужденных, отбыли сроки наказания 15, освобождены по болезни 13, по амнистии - 11, и освобождены условно-досрочно 353 осужденных.

Николай Зюзев: Несмотря на малую эффективность работы, все же члены комиссии не отказываются от участия в работе: без помилования не бывает и настоящего правосудия.

Николай Зюзев: Мы не рассматриваем ошибки суда. Мы смотрим на человека. Вот он понес наказание - следует ли ему дальше оставаться в заключении, может быть, это хуже будет. Суд вынес абсолютно верное решение, но человек исправился намного раньше. Может быть, следует его выпустить? Например, человек сильно заболел в колонии. И если он еще чуть-чуть пробудет там (а вы знаете медицинское состояние наших колоний), то он просто умрет там. То есть, проще говоря, суд приговорил его не к лишению свободы, а к смертной казни практически. Мы смотрим на эти вещи, и мы это взвешиваем.

Николай Зюзев: Ну, а пока осужденные ждут. В этом году из Коми президенту уже отправлено 18 дел с рекомендацией помиловать, ответа пока нет ни на одно из них.

Владимир Ведрашко: Рассказывал корреспондент Радио Свобода в Республике Коми Николай Зюзев.

60 лет человек прожил в своем доме на своей земле. И вот сейчас ему предлагается эту землю либо выкупить у государства, либо арендовать. Корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах Дмитрий Лишнев расскажет о юридической и правовой стороне дела.

Дмитрий Лишнев: "Граждане вправе иметь в частной собственности землю", - гласит российская Конституция. Это право было одним из краеугольных камней, положенных в 1993 году в основание новой демократической России. Однако там, где пересекаются интересы собственника-гражданина и интересы чиновника, осуществляющего от имени государства или муниципалитета право собственности на землю, право гражданина зачастую отодвигается в сторону.

Чебоксарец Алексей Парамонов в 2000 году решил продать свой частный деревянный дом, доставшийся ему от родителей. Он в этом доме родился, вырос и продолжает жить по сию пору, будучи в нем прописанным. Когда-то давно пригородная деревенька, расположенная в живописном логу вдоль дубравы на берегу маленькой речки Чебоксарки называлась Протопопихой, но при советской власти была переименована по причине религиозного наименования, а в конце 1990-х годов и вовсе официально оказалась в городской черте столицы Чувашии.

В 30-е годы прошлого века родителям Алексея Парамонова, жившим в Протопопихе и работавшим в колхозе, был выделен земельный участок для строительства дома и ведения приусадебного хозяйства, а в 1939 году на этом участке был возведен дом. В нем 3 года спустя и появился на свет Алексей Парамонов. Спустя десятилетия, в 1993 году, скончалась его матушка, оставив сына круглым сиротой, а уже на следующий год он официально унаследовал дом и надворные постройки, завещанные ему матерью.

Ни он сам, ни его мать никогда даже не думали, что за выделенную им землю, которой они пользовались и владели 60 с лишним лет, придется платить арендную плату, а собственный дом с надворными постройками вдруг окажется на чужой земле. Выяснилось это именно тогда, когда Алексей Парамонов обратился в мэрию Чебоксар, чтобы узаконить свое право собственности на приусадебный участок. Муниципальное земельное управление после третьего по счету письменного обращения (первые два заявления затерялись где-то в мэрии) подготовило ответ, суть которого сводилась к следующему. Алексей Парамонов унаследовал участок слишком поздно - после 1 июля 1990 года - дня вступления в силу закона о собственности в СССР, а посему, согласно действующему земельному законодательству, он не имеет права собственности на землю, на которой в буквальном смысле слова родился и вырос. Таким образом, он может оформить право пользования приусадебным участком на общих основаниях, то есть выкупив землю либо арендуя ее. Тут же прилагался договор аренды. Чиновники однозначно заявили ему, что иного пути нет, и он подписал договор аренды, отказавшись тем самым от права собственности.

Однако уже в скором времени, спохватившись, Алексей Парамонов решил отстоять свое право, обратившись в суд и с иском о признании договора аренды недействительным и признании его права собственности на землю.

О продолжающейся судебной тяжбе рассказывает чебоксарская правозащитница Раиса Павлова.

Раиса Павлова: Суд, и районный, а затем Верховный суд Чуваши, заняли позицию мэрии. Дело дошло до того, что районный судья Зубанова практически слово в слово переписала в своем решении отзыв мэрии на исковое заявление Парамонова. Доводы о том, что Парамонов был членом семьи, членом колхозного двора, жил в доме безвыездно, был членом колхоза и имеет полное право как минимум на половину земельного участка, судом в расчет не брались совершенно.

По мнению властей, как городских, так и судебных, огромное количество граждан, проживающих в частных домах после смерти своих родителей, в прошлом - хозяев этих домов, но не оформивших после 1990 года своих прав на приусадебные участки, - так вот, эти граждане, наследники, ныне уже лишены права собственности на приусадебные участки собственных домов, и должны выкупать или арендовать эту землю. Те же, может быть, даже соседи, кому повезло, кто успел вовремя оформить документы или чьи родители-наследодатели еще пока живы, могут беспрепятственно и бесплатно оформить приусадебные участки в собственность. Где справедливость, где равенство?

Таким образом, в настоящее время, после вступления в силу нового земельного кодекса мы наблюдаем фактически узаконенную ползучую волну национализации земель, по праву принадлежащих гражданам. То есть, ограбление граждан государством, изъятие тех жалких соток, на которых наши люди родились, выросли и продолжают жить.

Когда-то в Чувашии было снесено 11 деревень под строительство крупнейшего химкомбината "Химпром". Так вот, отец нынешнего Президента Чувашии Николая Васильевича Федорова выступил против изъятия земли и сноса родового дома, встав с топором против бульдозера, о чем президент Чувашии неоднократно и с болью рассказывал в своих интервью. Может быть, нынешние власти ждут того же?

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода Дмитрий Лишнев передавал из Чебоксар.

Самарская область, где проживает почти полтора миллиона человек, занимает третье место в России по числу печатных изданий. Здесь официально зарегистрировано более пятисот газет и журналов. Также в Самаре работают семь местных телевизионных каналов и десять музыкальных радиостанций. Осенью прошлого года совладельцем крупнейшего самарского независимого телеканала "Скат" стала группа компаний, в числе соучредителей которой - сын самарского губернатора Константина Титова, известный бизнесмен Алексей Титов. Наблюдатели отметили, что после этого в эфире телекомпании "Скат" реже стала звучать критика в адрес губернской власти.

Из пятисот самарских печатных изданий, регулярно выходят в свет около четырех сотен газет и журналов. Обзор независимой и правозащитной прессы подготовил корреспондент Радио Свобода в Самаре Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Государственные структуры присутствуют в составе учредителей большинства самарских газет. Это, естественно, сказывается и на публикациях. В прессе не хватает объективно написанных репортажей и очерков.

Из газет, называемых самарской независимой прессой, наиболее известен еженедельник "Репортер". Популярность у читателей издание, тираж которого сегодня превышает 5 000 экземпляров, приобрело благодаря критике губернских и городских властей. Самарцы хорошо помнят, как в 2000 году еженедельник "Репортер" опубликовал сенсационные материалы, рассказывающие о сексуальном скандале вокруг мэра Самары Георгия Лиманского (мэр Самары был обвинен в совращении несовершеннолетней самарчанки). Эта публикация стала поводом для возбуждения прокурорского расследования против самарского градоначальника и показала, что у прессы в России все же иногда есть кое-какое влияние.

Кроме материалов о власть имущих, "Репортер" регулярно публикует журналистские расследования фактов коррупции в правоохранительных органах. Большое внимание еженедельник "Репортер" уделяет проблемам призывников. Во время призывных кампаний публикуются материалы о нарушениях в работе призывных комиссий Самарской области. На письма и звонки читателей, касающиеся вопросов службы в армии, дают свои комментарии правозащитники и независимые юристы из общественной организации "Сыновья".

Главная проблема самарской независимой прессы - в отсутствии журналистов, умеющих работать над материалами правовой и правозащитной тематики.

Говорит редактор еженедельника "Репортер" Андрей Федоров:

Андрей Федоров: Сейчас появляется новое поколение ребят, которым 20 - 25 лет, и для которых занятие журналистикой - самоценно. Они не будут продаваться за копейку. Вообще, независимость прессы, на самом деле, определяется уровнем личностной свободы тех людей, которые работают в средствах массовой информации.

Сергей Хазов: Еженедельник "Самарское обозрение" также имеет среди читателей репутацию независимого издания. В июле на его страницах был опубликован цикл материалов о злоупотреблениях в областном департаменте по строительству. Сейчас проверкой работы департамента занимаются следователи Генеральной прокуратуры России. Журналисты газеты проводят независимые расследования, раскрывая перед читателями механизмы финансовых нарушений и хищений государственных средств, допущенных работниками департамента строительства.

При тираже в 10 000 экземпляров "Самарское обозрение" пользуется большим спросом читателей. Для сравнения: газеты, соучредителями которых выступает мэрия, издаются тиражом в 20 000 экземпляров, однако горожане не проявляют к ним особого интереса.

Содержание региональных выпусков московских газет отличает независимость от информационной политики администрации Самары. "Комсомольская правда в Самаре" часто обращается в своих материалах к проблемам становления гражданского общества в российской провинции. Газета публикует мнение самарцев о том, как нужно предотвращать национальный экстремизм, нарушения прав человека со стороны чиновников и представителей силовых структур.

Преподаватель Юрий Кожухов пишет в редакцию:

"Нужно организовать в Самаре общественный фонд защиты от коррупции, а при нем специальные антикоррупционные телефоны доверия, чтобы люди могли сообщать о случаях взяточничества со стороны чиновников" (конец цитаты).

Издаваемая Еврейским культурным центром газета "Тарбут" имеет небольшой для Самары тираж в 1 500 экземпляров. "Тарбут" публикует комментарии самарских правозащитников, являясь едва ли не единственным в городе печатным изданием, регулярно обращающимся к проблеме антисемитизма. Все люди вне зависимости от национальности имеют равные права - таков девиз многонационального коллектива редакции.

Материалами на правозащитную тематику известен и еженедельник "Бердемлэк", выпускаемый Татарским национальным центром.

Самарские правозащитники отмечают, что губернские средства массовой информации предпочитают не публиковать материалы на тему прав человека.

Рассказывает председатель общественной организации "Право и свобода" Николай Романов:

Николай Романов: Средства массовой информации о работе общественной организации "Право и свобода" информацию не помещают. Мы дважды пытались организовать "круглый стол", чтобы и СМИ участвовали. Мы представляем собой организацию, которая раз в неделю собирается на общественный прием и оказывает практическую помощь гражданам. Очень много дел рассмотрено, очень много информации. Хотелось бы, чтобы средства массовой информации являлись "четвертой властью", отслеживали всякие проявления нарушений прав человека и публиковали эту информацию.

Владимир Ведрашко: Передавал корреспондент Радио Свобода в Самаре Сергей Хазов.

Какими бы малыми ни были тиражи независимых газет, они все же существуют. На фоне закрытия крупных не зависимых от государства средств массовой информации общественные СМИ пока мало привлекают внимания и имеют относительно небольшой вес в общем объеме российской прессы. Но тенденция очевидна: если крупные средства массовой информации не выживают (их просто закрывают), то малые и средние, худо-бедно, как-то выкручиваются. Может быть, за ними будущее?

XS
SM
MD
LG