Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О положении нелегальных трудовым мигрантов


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Неформальные отношения российских работодателей и рабочих из стран СНГ трудовые миграционные карты не искоренили. Большинство трудовых мигрантов так и остаются нелегалами, а их деньги проходят мимо налоговых деклараций. Выгода для работодателей очевидна. Какие выгоды получают нелегальные рабочие-мигранты? Копеечную зарплату, отсутствие элементарных условий охраны труда и социальных льгот. А если, не дай Бог, на производстве случилась трагедия, работодатель посчитает лучшим просто замолчать факты гибели нелегальных рабочих. Все равно их данные нигде не фигурируют, а близкие погибшего живут за пределами России и не всегда точно знают даже место работы их родственника.

О положении нелегальных трудовым мигрантов в России я разговариваю с гостем программы "Человек имеет право" журналистом Сергеем Биецем.

Проходя мимо любого строительства в большом городе, можно с уверенностью сказать, что на нем трудятся иностранные рабочие. Большинство из них работает нелегально. Чтобы выяснить условия труда нелегальных рабочих, на одной из московских строек побывал Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Из 3 - 4 миллионов нелегальных мигрантов более половины работает на стройках. По данным экспертов, 90 процентов рабочей силы на стройобъектах - нелегалы. С ними не заключают трудовые договоры, и налоги с таких рабочих в казну не выплачиваются.

Чтобы узнать, в каких условиях живут и работают нелегальные мигранты в Москве, мы приехали на один из крупнейших строительных объектов столицы. Наш первый собеседник Мехрош приехал из Узбекистана на заработки. Думал за 2 года заработать достаточно денег, вернуться обратно, купить дом в родном Самарканде, жениться.

Мехрош: Подъем утром в четыре-полпятого, короче, автобус. Полшестого, короче, на автобус сидим, и здесь в семь ровно здесь бываем. Один день наш деньги - 300 рублей получаем мы. Мы как собака здесь. Как собака работаем. 3 месяца, 2 месяца за те же деньги. Когда мне ноги упал кирпич, я прорабу сказал: "Мне: ну, кровь". - "Тебе деньги нужен? Работай. Мне не волнует, кровь там или чего. Волнует только работа". Все. Вот это разговор.

Пара слов, не дай Бог, скажешь чего плохое - сразу они любят охрану позвать и нас выгоняют.

Я как ошибка приехал.

Михаил Саленков: Галя приехала в Москву из Волгоградской области. Работает на объекте маляром и живет в одном с остальными нелегалами общежитии.

Мехрош: Мой рабочий день начинается с 8 утра. До 8 вечера. Обеденный перерыв с часу до двух.

Как правило, в это время люди пообедать не успевают, потому что в столовой жуткая давка, там не хватает ложек и тарелок. Ну, как кормят? Миску баланды нальют. Многие это есть не могут, многие травятся, как у нас 2 мальчика отравилось и умерло. Первый скончался на объекте, жил в бытовке. Второй - в общежитии. Пытались вызвать "скорую", но из-за того, что охрана сказала, что "черным" они телефон не дадут (а парень был азиатом), "скорую" вызвать вовремя не смогли, и парень скончался.

А в 8 вечера вот люди выходят с проходной и ждут автобуса в общежитие.

Условия жуткие. Там до сих пор санузла нет, туалет на улице. Горячей воды нет. Более 10 человек в комнате.

Строго говоря, вот это издевательство с автобусами, что запрещено выходить за территорию общежития, передвигаться только рабочим автобусом, - люди воспринимают как благо. Потому что стоит выйти за территорию, появляются сотрудники милиции. Потом сразу требуется проверить регистрацию. Причем, даже если таковая есть, они ее объявляют фальшивой, могут просто порвать. Нужны им, на самом деле, деньги. Стандартная такса с россиян 100 рублей, с нерусских по 500 рублей. Если денег нет - забирают паспорт, человека отпускают, требуют, чтобы он пришел как бы, ну, заплатил выкуп. А денег не бывает, потому что на Донстрое их не принято платить.

Стандартная задержка зарплаты - 2 месяца, При этом зарплаты очень маленькие. Например, я сама работаю на этом объекте. За март месяц, полный месяц работы, без выходных по 12 часов в день получила 1 500 рублей. За апрель месяц - 4 700 рублей.

Михаил Саленков: По словам Галины, за последние 2 месяца деньги еще практически никому не выплатили.

Кристина Горелик: Это был репортаж Михаила Саленкова.

Все законодательные инициативы, приказы и постановления, призванные упорядочить миграционные потоки в России, вывести из тени нелегальные доходы мигрантов приводят к прямо противоположным результатам. Оформить все документы по правилам, чтобы не к чему было придраться, практически нереально. Получается, что большинство иностранных рабочих (а их сегодня в России, как уже было упомянуто, около 4 миллионов человек) автоматически оказывается за чертой закона.

Более того, если иностранец захочет работать в России, он должен получить разрешение на работу. Их выдают в рамках квот, устанавливаемых правительством. На 2003 год, то есть на этот год, разрешения должны получить около 530 000 человек, из них 90 000 в Москве. Нетрудно посчитать, что это практически в 8 раз меньше, чем реально сейчас находится в России нелегальных мигрантов. А раз они здесь живут, значит, они востребованы.

Сергей, у меня к вам такой вопрос. Вообще, подобная ситуация создается специально, когда нелегальные мигранты или гастарбайтеры, как их называют сейчас, не могут официально устроиться на работу? Или же причина в неразберихах в законе или в некомпетентности тех чиновников, которые занимаются подобными проблемами?

Сергей Биец: Вне всякого сомнения, специально. Потому что это очень выгодно. Это бесплатная рабочая сила, это рабы. Рабы - это всегда выгодно и хорошо. Можно зарабатывать на этом большие деньги.

Кристина Горелик: А выгодно кому?

Сергей Биец: Работодателям и властям, которые, в сущности, являются совладельцами тех же предприятий, на которых работают эти рабочие. Так, например, крупные строительные предприятия в Москве - это вотчина Лужкова и Ресина. Собственно говоря, они имеют долю в доходах этих предприятий и, безусловно, заинтересованы в привлечении возможно большего числа иностранных и иногородних рабочих. И не регистрации их официально для того, чтобы, так сказать, не платить им деньги.

Бесплатная рабочая сила - это всегда, с точки зрения работодателя, хорошо.

Кристина Горелик: На вопрос, выгодно ли работодателям легализовать нелегальных рабочих, я тоже отвечу "Нет". За каждого иностранного работника наниматель обязан внести определенную сумму денег, на которую в случае депортации Федеральная миграционная служба сможет купить нарушителю билет на родину. Законы требуют, чтобы сами фирмы получали разрешение на наем иностранных сотрудников. Получается, что оформлять работникам все необходимые документы выйдет работодателю дороже, чем, взять допустим, москвича (если дело происходит в Москве). А так он не платит ни налогов, ни пенсионных отчислений. Самим рабочим-нелегалам платят намного меньше, чем если бы вы взяли на работу москвича. А работают хорошо, помногу, о правах человека не заикаются. Даже если не заплатишь им обещанные деньги, в милицию они не пойдут.

Сергей, все-таки, как сделать так, чтобы работодателям стало выгодно легализовать мигрантов? И возможно ли это сделать вообще?

Сергей Биец: Безусловно, это возможно. При условии если сами рабочие-мигранты будут организованы и, так сказать, будут образованы в достаточно массовый профсоюз.

Так, например, вот в области строительства месяц назад группа рабочих, работающих на объекте "Воробьевы горы" предприятия "Донстрой", обратилась в городской Комитет московского профсоюза строительных рабочих и промышленности строительных материалов. Соответственно, примерно 10 дней назад представители профсоюза вместе с трудовой инспекцией явились на объект. Но перед этим, вероятно, произошла утечка информации из горкома. За 3 часа до прихода комиссии рабочие были выкинуты за ворота, а один товарищ, который был более настойчив и пытался дождаться уже непосредственно у центральной проходной прибытия трудовой инспекции, был отправлен в ОВД "Раменское" на 3 часа для проверки документов, таким образом не встретившись с ним.

Когда на следующий день рабочие пришли в горком профсоюза выяснить, что же за проверка была и итоги, им заявили, что "Вы знаете, ваше начальство сказало, что вы "у нас не работаете. Таких людей у нас нет." Более того, нам предъявили живого узбека, который сказал: "Я работаю по трудовой книжке. 8 часов, 2 выходных в неделю. У меня все оформлено" и так далее.

Кристина Горелик: Понятно.

Сергей Биец: По-моему, комментарии излишни.

Кристина Горелик: Сергей, давайте прервемся на звонок. Добрый вечер.

Наталья: Добрый вечер. Наталья, москвичка, 50 лет. Просто один комментарий.

Где-то несколько лет тому назад знакомый моей дочери, иногородний, решил подработать. Несколько месяцев работал у Юдашкина, оформлял его зал (где-то около Кутузовского проспекта) для показа мод. Вот там была бригада - и приезжие, и москвичи. Вот москвичи они могли как-то свои права защитить, а иногородним никому не заплатили. И он работал просто как волк с утра до вечера, зарабатывал деньги, и не заплатили ни копейки.

Кристина Горелик: А он пытался защитить свои права? Он пытался что-то предпринять?

Наталья: А как он это будет делать? У него нет никаких прав. Совершенно бесправная рабочая сила. Она будет всегда. Выгодно всем.

Кристина Горелик: Спасибо вам Наталья, за ваш звонок.

Сергей, вот вы говорите "образовывать" мигрантов, которые приезжают в Россию. А есть ли у них какие-либо права?

Сергей Биец: С формальной точки зрения, членом профсоюза может быть любой человек вне зависимости от гражданства, прописки и чего бы то ни было еще. Вообще, российское трудовое законодательство относит вопросы его регистрации, легального оформления на совесть работодателя. Человек, приступивший к работе, отработавший 5 дней, на него должна быть оформлена трудовая книжка, и он считается работающим на постоянной основе, если не заключено иного трудового соглашения.

Так как никаких трудовых договоров не заключается, следует считать, что все иностранные рабочие нелегальные, работающие на стройках Москвы, на заводах Москвы и так далее, являются постоянными рабочими, и проблема их оформления это целиком, с точки зрения закона, на совести работодателей. Формально они имеют все права. Другой вопрос, что они никем не признаются.

Кристина Горелик: А фактически?

Сергей Биец: А фактически, значит, им предлагают работать по 12, а то и по 14 часов в день без выходных.

Кристина Горелик: Как мы уже слышали в репортаже, да.

Сергей Биец: Да, зарплату не платят. А в тот день, когда все же часть зарплаты выдают, на выходе с объекта их встречает патруль милиции, который, так сказать, эту зарплату берет себе.

Кристина Горелик: Кстати, по поводу милиции. Наверное, нет ни одного нелегального мигранта, давно живущего в России, который не сталкивался бы с коррупцией в органах милиции. Что касается Москвы, то приходится давать где-то около 100 рублей, как мы слышали, а, может быть, даже и больше, чтобы тебя отпустили. Но ведь могут же останавливать по несколько раз в день, и останавливают.

Причем, это касается не только строек. Существуют еще рестораны, торговые точки. По закону, за нелегальных мигрантов требуется заплатить большой штраф, а нелегала депортировать. На практике все ограничивается взяткой в не очень крупных размерах.

Министерство экономического развития подготовило проект изменений в закон о милиции, который должен лишить милиционеров возможности оказывать давление на торговцев. Нынешнее законодательство наделяет инспекторов МВД правом приостанавливать деятельность торговых предприятий в случае, если они заподозрили торговцев в каких-либо нарушениях. Никакого решения суда для этого не нужно.

По словам первого заместителя министра экономического развития Михаила Дмитриева, такие полномочия не только создают возможность незаконного давления на бизнес, но и являются явно избыточными для Министерства внутренних дел.

Сергей, у меня такой вопрос. Помогут ли действия, направленные на ограничение полномочий сотрудников милиции, избавиться от коррупции?

Сергей Биец: Нет. Безусловно, нет. Я не знаю, как в вопросах торговли (я просто этим меньше занимался), но в случаях конкретно с иностранными рабочими: Дело в том, что работодателями, которые злоупотребляют этим, и властями, которые призваны за этим следить, являются в сущности одни и те же люди. Какой смысл Лужкову штрафовать самого себя? Он является первейшим нарушителем, первейшим рабовладельцем в Москве. И он же принимает постановления.

Кристина Горелик: Но есть еще другие большие города, в которых тоже, я знаю, существует проблема нелегальной миграции.

Сергей Биец: Как правило: Я не знаю, мне трудно судить вообще по всем городам, потому что как бы специализировался непосредственно на Москве, но я полагаю, что в других городах аналогичная ситуация. Муниципальные власти это, как правило, те же самые люди, которые являются совладельцами предприятий, либо их родственники являются хозяевами этих предприятий, на которых используется подобная нелегальная рабочая сила.

Кристина Горелик: У нас еще один звонок. Добрый вечер.

- Вот я хочу обратиться к вашему товарищу. Простите, я не усекла, какую должность он занимает:

Кристина Горелик: Сергей Биец - журналист, занимающийся вопросами защиты прав нелегальных трудовых мигрантов.

- Значит, вот какой вопрос. У нас тут весь район это знает. Это метро "Семеновская". Около него азербайджанцы построили крытый рынок, называется "Арзамас". На этом крытом рынке, значит, каждый хозяин имеет свой маленький прилавок. И вот за этими прилавками работают, в основном, женщины с Украины. И я вам могу сказать, как свидетель, лично я, работают они по 12 часов. По-моему, в основном, без выходных. Есть у нас какое-то законодательство, но, понимаете, ну невозможно смотреть на эту эксплуатацию!

Кристина Горелик: Спасибо вам за звонок.

Действительно, вообще что-то можно сделать? Вот мы говорили о том, что мигранты имеют право вступать в профсоюзы. Для этого не требуется, например, пометка о том, что они являются гражданами России. Тем не менее, человек, который приехал сюда, у него нет регистрации, он находится нелегально, торгует на рынке, допустим (вот как только что рассказала наша радиослушательница), по 12 часов в день, по 14... Или, например, наниматель ущемляет его права, или условия охраны труда просто совершенно дикие. Вот что он может сделать?

Сергей Биец: Случаи таких маленьких предприятий, как торговые точки на рынке, они, конечно, сложнее. В том смысле, что трудовым коллективам, где, как правило, 2 - 3 человека, защититься труднее, проблем с lockout'ом нет: если продавцы не договорятся с владельцем точки, они будут просто все уволены, и моментально будут наняты другие. Так что здесь сложнее. Хотя, в принципе, то же самое можно делать. Тоже можно создавать профсоюзы и пытаться бороться, защищать свои права.

Но вот с более крупными предприятиями в этом смысле проще, потому что большой коллектив, lockout объявить проблематичнее.

Кристина Горелик: Труднее просто это все реализовать на практике - сразу же уволить всех рабочих и набрать новых:

Сергей Биец: Да. Кроме того, встает вопрос с квалификацией, потому что нельзя набрать просто людей с улицы там. Есть очень специфические профессии, которые используются. Продавцом же может каждый работать, в принципе.

Кристина Горелик: Давайте еще один звонок послушаем. Потом к теме неквалифицированных рабочих обратимся. Добрый вечер.

Валентина Ивановна: Это Валентина Ивановна из Москвы.

Кристина Горелик: Да, слушаем вас.

Валентина Ивановна: Я хотела бы сказать. Вот этот товарищ, который выступает, говорит о каких-то профсоюзах там. Мне кажется, он так далек от этой темы, потому что у нас профсоюз не может защитить нас, людей, которые: мы прочно стоим на ногах, имеем прописку, долгое жительство в Москве и все. А этих несчастных, которые приезжают, это рабы. Я сама знаю, как их обманывают, как им не дают денег, как они сидят голодные. Как женщин используют по назначению совершенно другому.

Поэтому это люди беззащитные. Если она откроет рот только о профсоюзе, то не только она, а все они будут уволены. Поэтому этот товарищ очень глубоко заблуждается, советуя обращаться в профсоюз.

Кристина Горелик: Спасибо за звонок.

Что вы можете ответить на это Валентине Ивановне?

Сергей Бийц: Нет, ну это верно, конечно. Любая борьба сопряжена с некоторыми издержками и риском. Но если вообще не бороться, то дальше будет только хуже. Причем хуже будет не только иногородним и иностранным рабочим, но и непосредственно москвичам. Ибо существование огромного количества: в Москве на 7 миллионов работающих 3 миллиона вот этих вот бесправных иногородних и иностранных рабочих.

Кристина Горелик: Это в Москве только или все-таки в России?

Сергей Бийц: Да, в Москве. То есть это почти каждый второй. Наличие такого количества бесправной рабочей силы, которая работает за 3 копейки, сбивает стоимость рабочей силы всем работающим в Москве. И поэтому москвичи должны быть горячо заинтересованы в организации и обеспечении прав иногородних рабочих для того, чтобы им платили нормальную зарплату: Иначе существует ситуация, когда зарплату платят меньше всем, и условия труда ухудшаются у всех. Потому что если есть возможность нанять человека вообще за 3 копейки, чтобы он работал круглосуточно, то не станут нанимать москвича. Либо он должен будет согласиться на те же или ну примерно те же условия.

Кристина Горелик: С другой стороны, когда существует конкуренция, если есть люди, которые согласны работать за более низкую цену, соответственно, все равно, допустим, москвичи, останутся, что называется, не у дел.

Сергей Биец: Да, но: поэтому:

Кристина Горелик: То есть это в любом случае будет проблема.

Сергей Биец: Поэтому, собственно говоря, вопрос улучшения условий труда, жизни там, зарплаты и все такое прочее решается очень просто: монополизация рабочей силы. То есть объединение людей в профсоюз. Другого пути просто не существует.

Да этот путь, на самом деле, не очень легкий.

Кристина Горелик: А насколько он эффективный?

Сергей Биец: Ну, достаточно эффективный, потому что есть примеры удачных забастовок.

Кристина Горелик: Среди нелегальных мигрантов?

Сергей Биец: Да, среди нелегальных мигрантов.

Кристина Горелик: Какой-нибудь пример, пожалуйста, Сергей, если можно.

Сергей Биец: Полтора месяца назад на объекте "Триумф-Палас", который строится в Чапаевском переулке рядом с метро "Сокол" (это огромное сооружение, там 6 000 рабочих), бастовали каменщики. Они там 3 месяца не получали зарплату. Пробастовали они, по-моему, полдня, и зарплата быстренько нашлась. Привезли и все отдали, потому что остановить строительство и уволить 800 человек, специалистов, которые укладывают эту самую фигурную наружную кладку, которая, является фасадом этого здания, нанять быстро новых, когда сроки, в общем, сдачи объекта горят, разумеется, никто просто не решился.

Кристина Горелик: Давайте прервемся на звонок. Добрый вечер.

- Добрый вечер. Вы знаете, я что хочу сказать: Ведь есть история, которая показывает, как рабы должны бороться. В раннем периоде они вооруженную борьбу проводили. В 20 веке были всевозможные забастовки. Понимаете? Им нужно организовываться. Если Лужков в доле, то его надо убрать. Вы знаете, у милиции это просто бизнес. Милицейский бизнес - то, что происходит. Поэтому они его так просто не отдадут. И все эти 3 миллиона рабочих, если они не организуются, если они не выйдут на улицы, ничего не добьются.

Кристина Горелик: Только давайте мы к вооруженной забастовке все-таки призывать никого не будем.

Если мы будем говорить о неквалифицированной рабочей силе, дешевой силе, что называется. Это касается малых предприятий, когда несколько человек работает на предприятии. И когда их можно легко уволить и нанять новых - маляров, допустим, или продавцов. Вот что делать в этом случае?

Сергей Биец: Ну, на самом деле, конечно, с небольшими предприятиями ситуация гораздо хуже. Потому что здесь нужна организация в региональном масштабе, которая охватила бы весь рынок. Но это просто проблематично.

Я думаю, что, в принципе, московские профсоюзы должны просто обратить на это внимание и очень активно в это вмешаться. Но у меня такое ощущение, что наши профсоюзы не очень горят желанием этим заниматься, по той причине, что все друзья, все товарищи опять же с тем же, так сказать: с правительством города, и как бы всем очень лень. На словах все "за", но делать никто ничего не хочет.

Кристина Горелик: Вообще, всегда увеличение числа мигрантов вызывает некоторую напряженность среди местного населения. Национальные отношения портятся. Коренные жители боятся роста безработицы, роста преступности, вытеснения российских фирм с рынка. Вот возможно ли предотвратить подобный рост напряженности?

Сергей Биец: Безусловно, напряжение в межнациональных отношениях и вопрос "приезжие - коренные жители", на самом деле, несколько специально подогреваются властью для того, чтобы создать благоприятную, общественную обстановку, мнение вот для подобного рода вещей, которые сейчас происходят.

Потому что, по большому счету, там если брать опять же Москву, в Москве безработицы нет. В Москве очень много свободных рабочих мест. Именно это и объясняет, что существует большой приток иногородних, иностранных рабочих. То есть как бы такой проблемы, что иногородние рабочие займут те места, на которых могли бы работать москвичи, такой проблемы не существует.

Кристина Горелик: Понятно. Спасибо. Справедливости ради надо сказать, что проблема нелегальных мигрантов существует не только в России. Правда, не думаю, что уровень коррупции в других привлекательных для мигрантов странах столь высок, а законы настолько противоречивы. Тем не менее, проблемы есть.

"Во многих странах боязнь терроризма и экономической нестабильности послужила поводом для травли мигрантов и любых иностранцев", - заявляет международная правозащитная организация "Human Rights Watch". Она призывает промышленно развитые страны ратифицировать конвенцию ООН о защите мигрантов. Данный международный документ не попустительствует нелегальной иммиграции, подчеркивают правозащитники, единственное требование состоит в том, чтобы с теми, у кого нет документов, обращались в полном соответствии с законом и не допускали в отношении них произвола.

XS
SM
MD
LG