Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О преподавании прав человека в российских университетах


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске программы речь пойдет о преподавании прав человека в российских университетах. Каждый человек имеет право знать свои права - эта аксиома, столь очевидная, например, для Англии, где о правах человека начали задумываться еще в XIII веке, постепенно и для России становится непреложной истиной, хотя и не так быстро, как хотелось бы некоторым правозащитникам.

К сожалению, правовое просвещение в России на сегодняшний день не является прерогативой государства, хотя это декларируется в законодательных актах. В основном правовым просвещением и даже подготовкой уполномоченных по правам человека в России заняты общественные организации, получающие помощь на просветительскую работу опять же не от государства, а от западных партнеров, понимающих важность такой работы.

А имеющиеся в некоторых российских вузах спецкурсы по правам человека основаны на личной инициативе и порой не поощряются не только материально, но и морально. Существующие проблемы с преподаванием прав человека в российских университетах стали основой дискуссии, которая прошла в Петербургском государственном университете.

Из Санкт-Петербурга рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Валович.

Татьяна Валович: Идея провести дискуссию о проблемах преподавания прав человека в российских университетах принадлежала созданному немногим более года назад в Петербургском государственном университете Центру гражданского образования и прав человека. Проведя предварительно несколько мероприятий по изучению проблемы правового просвещения в России, его творческий коллектив пришел к выводу, что существующие разрозненные усилия правозащитников, общественных организаций, ученых и педагогов в области правового просвещения должны быть объединены.

Александр Сунгуров: Проблема в том, что у нас не существует диалога по поводу сути прав человека, который помогал бы понять это явление, в частности, как применить общеевропейские и мировые стандарты к конкретным российским условиям, к условиям и национально-культурным особенностям отдельных регионов России. У нас, к сожалению, есть либо убежденные сторонники соблюдения всего того, что записано в международных документах, невзирая ни на какую специфичность, либо противники, считающие, что все, связанное с правами человека, - это не наше, это западное и так далее, и так далее.

На самом деле, должен быть диалог, и мы этот диалог пытаемся организовать среди ученых.

Татьяна Валович: Рассказал директор Центра гражданского образования и прав человека Александр Сунгуров.

Кроме поиска точек соприкосновения между участниками процесса правового образования не менее важна и еще одна причина, по которой необходимо проводить такие семинары. Продолжает Александр Сунгуров.

Александр Сунгуров: Вторая часть очень важная, что люди просто не знают своих прав, не знают своих возможностей, не знают, откуда исходят эти права, путают, например, обязанности государства, и если сосед обидел соседа, он считает, что нарушены его права. И вот эта путаница связана с тем, что у нас нет ни правового просвещения в должной мере, ни образования в этой сфере.

И, конечно же, в университетских кругах, как в центре работы нашей интеллигенции, должны быть эти курсы. Во многих странах и Западной и Восточной Европы существуют кафедры прав человека, отдельные курсы. Причем это не только юридические, но это синтез и философии, и социологии, и биологии в том числе, и, естественно, юридической науки.

И вот возникла идея проведения такого семинара. Это, пожалуй, первый семинар, посвященный преподаванию прав человека как спецкурсов в российских университетах.

Татьяна Валович: По мнению директора Московской школы прав человека Анатолий Азарова, права человека, их знание является эффективным инструментом для выстраивания цивилизованного диалога между обществом и властью.

Анатолий Азаров: Нарушение прав человека имеет место везде, но вот ощущение населения, граждан того, нарушаются ли их права и как их защитить, разное у европейцев, скажем, и у нас. В Европе можно встретиться с жалобами на такие нарушения, которые нам даже не представляется, что нарушены здесь права человека. Поэтому люди должны знать свои права.

Мы их не знаем. Мы их чувствуем, мы эти права ощущаем, когда их особенно нарушают, но мы их не знаем.

Я приведу одну цифру. В Европейский суд по права человека ныне от Российской Федерации направлено около 13 тысяч жалоб, и только примерно 25 процентов из них признаны приемлемыми. Остальные неприемлемы, поскольку люди жалуются либо не туда, либо не на то, либо не знают правил приемлемости этих жалоб и так далее.

Вот вам яркий пример. Отчаявшись найти защиту здесь, обращаются в Европейский суд наши сограждане и, вместе с тем, не находят там поддержки, потому что они неграмотные, они не знают своих прав. Это чисто такая, прагматическая причина, почему люди должны знать права человека. Этому нужно учить в вузах.

Права человека являются определенной ценностью. Права человека не только прописаны в юридических нормах, в международных договорах, Конституции или каких-то других актах. Но для меня, в первую очередь, это система некоторых универсальных принципах, на которых строятся отношения между людьми, между людьми и властью, как мы должны поступать в отношении друг друга. И вот в условиях разброда идей, мыслей, шатаний, поиска национальной идеи, попыток возродить духовность, нравственность, сострадание к другому человеку права человека в сумме всех тех компонентом, которые их составляют, они, на мой взгляд, являются достаточно эффективным инструментом для того, чтобы можно было строить более оптимальное, более здоровое общество в нашей стране.

Татьяна Валович: Но кроме внутренних аспектов, по которым необходимо, чтобы россияне знали свои права, умели их защищать, есть еще и международный аспект. Россия входит в ООН, ОБСЕ, ЮНЕСКО и как полноправный член не раз подписывала документы, в которых говорится об образовании в области прав человека. Но зачастую эти документы не доводятся до граждан, хотя некоторые, как отметил директор Московской школы прав человека Анатолий Азаров, содержат прямые требования к государству, подписавшему документ, распространять его положения среди граждан.

Анатолий Азаров: Конвенция о правах ребенка, принятая Организацией Объединенных Наций в 1989 году, в одной из своей статей содержит напрямую требование к государству: государство берет на себя обязательства должны и действенным образом распространять положения этой конвенции, доводить эту конвенцию как до взрослых, так и до детей. Если не хочешь участвовать в этом договоре - не участвуй, не бери на себя такие обязательства. Поэтому есть очень жесткие обязательства, вытекающие из договоров.

Кроме того, как универсальные организации (ООН), так и региональные (Совет Европы), либо специализированные организации (такие как ЮНЕСКО, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) не раз принимали рекомендации об образовании в области прав человека. Этому придается очень большое значение. Так было , в частности, в 1991 году на московской конференции ОБСЕ, где государства обязались - правда, это обязательства политические, не международно-правовые - всемерно поощрять образование в области прав человека и содействовать ему.

Россия должна эти обязательства выполнять. Что касается рекомендаций - это на принципах доброй воли, на принципах нашего участия. С нашим участием эти рекомендации принимаются ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ - и, как гласит древнее правило, "пакта сунт серванда", ("договоры должны выполняться"), мы должны добросовестно выполнять взятые на себя обязательства.

Но случается так, что министры образования принимают на Генеральной конференции ЮНЕСКО документ с конкретной программой, комплексные рамки действий по воспитанию в духе мира, прав человека и демократии - дальше этот документ никому в России не известен. А зачем же министр туда ездил, принимал его? Что, это для чужих стран принято или для нас? Тогда не голосуй, тогда не надо участвовать в ЮНЕСКО, давайте жить своим умом.

Татьяна Валович: Между прочим, в проходившем в Петербургском государственном университете семинаре по проблемам преподавания прав человека в российских университетах принимали участие и представители Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, которые обратили внимание собравшихся, что права человека стали приоритетом деятельности этой организации на ближайшие годы. Международное сообщество настаивает на том, что образование в области прав человека должно стать общей системой воспитания.

А секретарь Департамента МИДа России по гуманитарному сотрудничеству и правам человека Алексей Власов отметил, что их ведомство сталкивается с такой неприятной проблемой при отчетах на международном уровне о положении с правами человека в России и просвещении граждан в этой области, как отсутствие консолидированной информации, статистики. Несмотря на то, что в России все-таки существует работа в области просвещения по правам человека, представить на международном уровне нечего, что не может не сказываться на престиже страны. Вот и еще одна мотивация для государства, по которой образование в области прав человека должно стать приоритетным направлением. А то сейчас получается, что в основном неправительственные организации учат государство, что такое права человека, и ищут поддержку у различных западных фондов или иных спонсоров, понимающих всю важность задачи.

Кстати, прошедший в Петербурге семинар, на который съехались ученые, преподаватели и правозащитники от Красноярска до Архангельска, был бы невозможен без финансовой поддержки британского консульства в Петербурге. Понимая всю важность организации обмена мнениями по вопросам прав человека, госпожа Барбара Хэй, генеральный консул Великобритании в Петербурге, отметила.

Барбара Хэй: В Англии мы думаем, что права человека - это не сюжет, это образ жизни. Но у нас долгая история, конечно, мы начали думать об этом в XIII веке. Мы прекрасно осознаем, что в России понимание прав человека совсем молодое. Очевидно, что тоже еще есть недопонимание, что такое - свобода слова, что это - свобода перед юридической системой. И то, что мы хотим делать, - это открыть глаза.

Я не могу сказать, как будет с правами человека в России. Русские сами должны решить для себя эту проблему, конечно. И если мы можем как-то помочь - я очень довольна.

Владимир Ведрашко: Наша программа посвящена преподаванию прав человека в российских университетах. Дискуссия на эту тему прошла в Санкт-Петербурге. Продолжает рассказывать корреспондент Радио Свобода Татьяна Валович.

Татьяна Валович: В ходе дискуссии о преподавании в российских университетах такого спецкурса, как "Права человека", было обозначено несколько основных проблем, от решения которых зависит внедрение этого предмета. Здесь уместно напомнить, что образовательные стандарты высшей школы, принятые в 2000 году, позволяют это делать, но процесс идет медленно, и тому есть причины.

Во-первых, это нежелание значительной части управленческого аппарата усложнять себе жизнь лишними проблемами (введение нового курса, его методическим обеспечением), и, возможно, подсознательно опасающегося большей правовой грамотности населения. Ведь именно незнание своих прав и собственных законов российскими гражданами является одной из причин их правовой незащищенности.

Во-вторых, это, конечно, неготовность преподавательского состава, особенно если это касается не юридических, а, например, медицинских, педагогических вузов, отметил директор Московской школы права человека Анатолий Азаров.

Анатолий Азаров: Как известно, преподавание зависит во многом от личности педагогов, от тех, кто работает по приказу. Вот тебе нагрузка, иди читай. И -- отбарабанил этот курс. Самому неинтересно, сам ничего не знаешь, сам не веришь - и студентов не зажег, и все это подмахнул. Слава богу - зачет сдали.

Школа, кстати, высшая, сегодня должны все больше осваивать интерактивные методы обучения: различные ролевые игры, мозговые штурмы, работа с документами, решение, как говорят на Западе, "кейс стади", то есть каких-то конкретных задач, близких к проблемам своей жизни.

Татьяна Валович: При всем многообразии мнений по поводу того, как, в каком объеме и кому необходимо в российских университетах преподавать спецкурс "Права человека", участники дискуссии согласились, что существующие на сегодняшний день российские образовательные стандарты в такой дисциплине, как "Правоведение", не ориентированы в должной мере на овладение системой знаний о правах и свободах человека и в итоге - на создание демократического общества в России. Вот каково мнение по этому поводу директора Московской школы прав человека Анатолий Азарова.

Анатолий Азаров: В этом стандарте не отражены, в общем, ни понятия о правах человека, ни механизмы их защиты. Стандарты приняты в 2000 году, к этому времени уже четыре года как Российская Федерация была в Совете Европы. То есть изменился политико-правовой статус России, мы ратифицировали Европейскую Конвенцию по правам человека, мы признали юрисдикцию Европейского суда по правам человека - и система высшего образования не предполагает давать эти знания входящим в большую жизнь молодым людям.

А европейские страны, уже ныне 27 европейских университетов ведут подготовку магистерскую, это так и называется - магистр по права человека и демократизации. Готовят специалистов для работы в этих областях, где структуры государственные, общественные, правительственные, международные организации сталкиваются с проблематикой прав человека.

В России в последнее время происходят существенные перемены, создаются институты уполномоченных по правам человека. В этих аппаратах работают люди, которые не имеют никакой подготовки. Юридическая подготовка - это еще не все. Там в основном, конечно, юристы работают, но они изучали или специализировались на каких-то отраслях права, или были преподавателями, или адвокатами, прокурорами, но ментальность и знания - не те, которые нужны сотруднику аппарата уполномоченного по правам человека.

Татьяна Валович: Анатолий Яковлевич, получается, что сейчас Российское государство самоустранилось от подготовки кадров в области защиты прав человека?

Анатолий Азаров: Государство не принимает участие в подготовке кадров, несмотря на то, что обращали внимание Министерства образования на пробелы в стандартах, недостаточное освещение этой проблематики. В 2000 году, когда еще только готовились стандарты, на стадии их разработки, принятия аппарат уполномоченного по правам человека, Олег Миронов предложил внести такие-то, такие-то изменения - они были проигнорированы.

И вот сейчас общественность с поддержкой Комитета Государственной Думы по образованию и науке еще раз вышла с инициативой об изменении и дополнении этих стандартов, где была бы усилена вот эта составляющая в области прав человека. Может, мы убедим наше начальство, от которого все это зависит, что знание прав человека необходимо доносить до граждан, в частности, когда они учатся в высшей школе.

Татьяна Валович: Еще одной, и достаточно немаловажной, проблемой правового просвещения общества является его готовность воспринимать это просвещение. И некоторые участники семинара говорили о том, что студенты не готовы к подобной дисциплине. Живя в обществе и государстве, которое еще очень сильно не дотягивает до гражданского и правового, молодые люди редко становятся свидетелями успешной защиты гражданами своих прав и часто - свидетелями их нарушения, а потому не видят смысла в изучении прав человека, и эти курсы воспринимаются как ненужные вещи.

Чтобы переломить такое восприятие, нужны не только заинтересованные педагоги, яркие примеры, но и вовлечение молодых людей в процесс правозащиты, как, например, сделано в Екатеринбургском гуманитарном университете, где создан институт студенческого омбудсмана студентов.

Интересен и опыт Сибирского юридического института МВД России, где используется междисциплинарный подход к преподаванию прав человека, о котором рассказала профессор института Татьяна Бажан.

Татьяна Бажан: У нашего института тоже на протяжении ряда лет очень тесное сотрудничество с Советом Европы. Благодаря спонсорской помощи мы получаем достаточно много литературы. Наши курсанты имеют возможность с этим, достаточно свежим источником информации быть знакомыми. Поэтому курс, посвященный правам человека, он не только уместен, но он достаточно актуален.

Но проблема прав человека у нас не ограничивается только данным учебным курсом, либо какими-то дополнительными научными мероприятиями. Ряд гуманитарных предметов, где проблема прав человека уместна, где различные аспекты этой проблемы могут рассматриваться, - например, курс философии. Потому что сама идея прав человека - это идея, которая, безусловно, с философией связана очень тесно. Курс социологии, курс психологии. Небольшие факультативные курсы - например, курс религиоведения, курс этики.

И мы стараемся в настоящее время проблему прав человека ввести в те сферы образования, в те программы, где это возможно.

Татьяна Валович: Татьяна Алексеевна, не секрет, что именно к правоохранительным органам в России звучит большее количество претензий по поводу нарушения прав человека. Существуют ли в вашем институте какие-то курсы для тех, кто уже работает в милиции?

Татьяна Бажан: Упреки сотрудников правоохранительных органов в незнании прав человека, в неуважительном отношении к другим людям, ну, порой просто к не очень добросовестному исполнению своих обязанностей - конечно, это актуально, это справедливо, это есть. При нашем институте есть достаточно серьезная, основательная форма повышения квалификации. В 90-е годы милиция пополнилась достаточно большим количеством людей, которые профессионально были не очень хорошо подготовлены, поэтому, конечно, такие формы действуют.

К сожалению, учебное время очень жестко лимитировано, специальные курсы по правам человека пока нет возможности ввести в курсы повышения квалификации. Но, тем не менее, общегуманитарные аспекты права, конечно, преподаватели затрагивают, конечно, с этим знакомят.

Татьяна Валович: Конструктивный обмен мнениями участников дискуссии позволяет сделать вывод, что правовое просвещение должно восприниматься как общенациональная задача, и перекладывать его только на Министерство образования нецелесообразно. Надо использовать все рычаги, имеющиеся для этого в обществе.

Анатолий Азаров: Нам еще долго и долго работать...

Татьяна Валович: Говорит Анатолий Азаров.

Анатолий Азаров: И связано усвоение населением России проблематики прав человека со всеми другими проблемами - и с экономической стабильностью, связано с политическими отношениями, с процессами, происходящими в духовной сфере. И насыщение постепенное, проникновение в ментальность этих идей и знаний идет годами, если не веками.

Татьяна Валович: Один из организаторов семинара, президент Политологического центра "Стратегия" и директор Центра гражданского образования и прав человека Петербургского государственного университета Александр Сунгуров надеется, что проведение этого мероприятия будет иметь несколько практических результатов, среди которых...

Александр Сунгуров: Создание некоего сообщества, которое будет продолжать общаться через Интернет и на других встречах, которое очень важно для развития нашей образовательной системы, а через нее - к пониманию людьми своих прав и возможности их защищать.

Татьяна Валович: Кроме того, Александр Сунгуров сообщил, что обобщенные выводы семинара по проблемам преподавания прав человека в российских университетах будут обсуждаться на очередном заседании общественного экспертного Совета по гражданскому образованию и образованию в области прав человека при Комитете по образованию и науке Государственной Думы Российской Федерации, на котором будет поставлен вопрос и о подготовке учебников по правам человека.

Таким образом, прошедший в Петербурге семинар явился своего рода началом нового этапа правового просвещения в России. И очень важно, чтобы к этому процессу в полной мере подключился весь потенциал высшей школы России.

В сентябре Россия присоединилась к Болонскому соглашению, которое позволит ей интегрироваться в систему европейского высшего образования. Но это соглашение требует от России проведения некоторых кардинальных изменений в области образования. К 2010 году страны-участницы берут на себя обязательства реформировать свои системы высшего образования согласно единым стандартам, разработать учебные программы, сопоставимые с программами входящих в клуб европейских вузов, а также единую систему оценки знаний учащихся, что позволит российскому диплому о высшем образовании быть конвертируемым в Европе.

Немалое место в общеевропейских стандартах уделено и правовому просвещению студентов, их участию в самоуправлении вузами. Поэтому у России нет иного выхода, как внедрение правового просвещения в университетах.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович рассказала о том, как решаются проблемы преподавания прав человека в российских университетах.

XS
SM
MD
LG