Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обязательное автострахование


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Кристина Горелик: Государственная Дума России во вторник вечером проголосовала за перенос сроков введения закона об обязательном автостраховании на 1 июля 2004 года. Этот закон (вступивший в силу три месяца назад) вызвал множество нареканий со стороны обычных граждан. Видимо, перед выборами депутаты решили не рисковать голосами своих избирателей и убрать с глаз долой неудобный закон.

В то же время Правительство России и страховщики выступают категорически против отсрочки обязательного автострахования.

Одобрят ли Совет Федерации и президент решение депутатов? Как быть с теми законопослушными гражданами, которые уже застраховали свой автомобиль? Будут ли страховые компании возвращать им деньги? Об этом - в программе "Человек имеет право".

В гостях в московской студии Радио Свобода - член правления Российского союза автостраховщиков Семен Акерман и Владимир Бирюков, председатель правления Ассоциации профессиональных страховых брокеров и консультантов. С нами на телефонной связи - депутат Государственной Думы России, сопредседатель политической партии "Либеральная Россия" Виктор Похмелкин.

Честно говоря, к решению Государственной Думы ввести мораторий на закон мало кто был по-настоящему готов. Что послужило поводом к столь радикальным шагам парламентариев? Прежде всего, конечно, недовольство самим законом.

За развитием событий вокруг закона об обязательном автостраховании следил наш экономический обозреватель Иван Трефилов.

Иван Трефилов: 1 июля 2003 года на территории России начал действовать закон об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев. Уже сейчас без оформления страхового полиса невозможно пройти технический осмотр или поставить автомобиль на учет. С 1 января правила изменятся - эксплуатация транспортных средств без талона обязательного страхования будет запрещена.

Все это произойдет только в том случае, если депутаты Государственной Думы не смогут добиться вступления в силу законопроекта, который они в первом чтении приняли в минувший вторник. Этот документ переносит начало действия базового закона на середину следующего года. К такому радикальному решению парламентариев ни правительство, ни представители страхового сообщества оказались просто не готовы.

Конфликт вокруг закона в первую очередь связан с величиной страхового тарифа. В мае российское правительство после долгих согласований утвердило его базовую величину - 1980 рублей в год. Появились и таблицы поправочных коэффициентов, которые корректируют стоимость страхового полиса в зависимости от возраста и стажа владельца, интенсивности движения в том городе, где он живет, а также от мощности автомобиля. Как правило, эти коэффициенты еще больше увеличивают ставку тарифа.

Правительственным решением многие остались недовольны. Представители страховых компаний утверждали, что тарифы занижены, а потому уже через несколько месяцев после вступления закона в действие страховщики начнут нести убытки: дорожно-транспортных происшествий много, а денег на возмещение убытков мало.

Совсем иначе думали некоторые депутаты Государственной Думы, еще совсем недавно поддержавшие закон. Они говорили, что ставка тарифа неоправданно высока и малообеспеченные российские автовладельцы просто не в состоянии раз в год собрать такие деньги. Поэтому в канун старта избирательной кампании на свет появились полтора десятка законопроектов, так или иначе корректирующих действующий закон, приостанавливающих его или вообще отменяющих.

Правительство и страховые компании рассчитывали, что большинство депутатов поддержат наименее болезненный для них вариант поправок. Думские центристы предлагали незначительно снизить базовую ставку тарифа, предусмотреть особые льготы для ветеранов и инвалидов, а также перенести на июль следующего года срок введения штрафных санкций за отсутствие полиса обязательного страхования. Однако Дума предпочла иной сценарий - она ввела мораторий на действие закона.

Оппоненты депутатов сейчас надеются, что к следующим чтениям документа палата одумается и изменит свое первоначальное решение. В крайнем случае, остаются еще Совет Федерации и президент, которые также могут закон отклонить. Но пока ветви власти будут выяснять отношения между собой, судьба пяти миллионов российских автовладельцев, уже оформивших полисы обязательного страхования, остается абсолютно неясной.

Кристина Горелик: Первый вопрос у меня к депутату Виктору Похмелкину. Вообще, Дума создала прецедент. На моей памяти не было такого случая, чтобы депутаты переносили сроки уже действующего закона, и все это при том, что три месяца назад Дума в том же составе голосовала за принятие закона об обязательном автостраховании.

Не опасаетесь ли вы, что своими действиями депутаты полностью подорвут доверие обычных граждан к власти, которое и так было не слишком высоким?

Виктор Похмелкин: Ну, что я могу сказать... Я на всех этапах был противником этого закона. Совесть моя чиста. И о том, что именно так будут развиваться события, я представителей страхового сообщества предупреждал неоднократно.

В январе этого года мною было внесено два законопроекта в Думу - в январе, подчеркиваю, не сейчас, не после лета. Первое - перенести срок вступления в действие закона на год, что, собственно, сейчас и сделано было. И во-вторых, целый комплекс поправок в этот закон, которые могли бы, на мой взгляд, существенно улучшить закон, прежде всего сбалансировать интересы автовладельцев и страховщиков в этом законопроекте.

Профильный Комитет по кредитным организациям, который находится полностью под контролем страхового сообщества, саботировал эти законы. И только в июне я попытался поставить их в повестку дня - за это предложение проголосовало 197 человек.

Будучи последовательным противником этого закона в том виде, в каком он принят, естественно, я борьбу продолжил. И сейчас уже мной был предложен радикальный вариант - полная отмена данного закона, с тем чтобы в спокойных условиях, когда не давят на людей, не берут их за горло, не заставляют платить эти непомерные суммы, все же закон отменить и переработать его, повторяю, в интересах российских автомобилистов. Аргументацию я эту приводил многократно.

Кристина Горелик: Виктор Валерьевич, мораторий на закон об обязательном автостраховании - это вполне радикальное решение депутатов. Можете ли вы сказать, что в какой-то степени удовлетворены решением Государственной Думы?

Виктор Похмелкин: Да, безусловно. Потому что, я еще раз повторяю, я не противник обязательного страхования как такового, я считаю, что оно нормально работает во многих странах. Но к этому закону надо прийти, в том числе, повторяю, сбалансировать интересы. Самое главное, чего я добиваюсь, это чтобы страховые тарифы утверждались федеральным законом, парламентом, публично, на глазах у всей страны, как это делается в отношении налогов и других обязательных платежей. Почему-то именно это вызывает бешеное сопротивление со стороны моих оппонентов, в том числе находящихся в стенах Государственной Думы. Вот сейчас, когда... а я все-таки верю, что это решение дойдет до логического конца и будет произведена отсрочка, в этой ситуации мы можем спокойно принять поправку о том, что тарифы должны утверждаться федеральным законом. И пусть тогда эта процедура будет не за семью печатями, келейно, в стенах правительственных кабинетов, а в парламенте, в рамках гласной, публичной процедуры.

Сразу же, если позволите... Вот прозвучало про 5 миллионов застрахованных. Как-то странно, концы с концами не вяжутся. Даже самые оптимистичные страховщики называют цифру - 10 процентов застраховавшихся. У нас 30 миллионов частных автомобилей. Посчитайте, 10 процентов - это 3 миллиона.

Ну, что касается их, то в моем законе предусмотрена судьба этих людей: они могут расторгнуть договоры либо перезаключить их на условиях добровольного страхования. Такую поправку я сегодня внес и в законопроект, принятый в первом чтении. Все остальное - это проблемы страховщиков, которые из-за своей жадности не захотели вовремя пойти на компромисс, сесть за стол переговоров с представителями автомобилистов (в частности, движения, которое я возглавляю) и сейчас получают вот те неприятности, которых, в общем, можно было избежать.

Кристина Горелик: Спасибо. Депутат Государственной Думы Виктор Похмелкин.

Президент Российского союза автостраховщиков Евгений Кургин заявил, что собирается обжаловать в Конституционный суд закон о переносе сроков введения закона об обязательном автостраховании. Правда, пока неизвестно, какие нормы будут обжаловать автостраховщики, поскольку в Конституционном суде России мне сказали, что оснований для обжалования просто решения депутатов нет.

У меня вопрос к Семену Акерману, представителю страховщиков. Какие доводы будет приводить Союз?

Семен Акерман: Я думаю, что вы не очень точно отразили то, что сказал Евгений Кургин, Он сказал: "... в том случае, если закон будет принят". Конечно же, сейчас обжаловать нечего, да и вообще смешно о чем-то говорить. То, что приняли депутаты... Я думаю, проснувшись сегодня утром, они сами поразились тому, за что они проголосовали вечером. Закон разбирался поздно, можно понять... Ситуация, конечно, крайне неадекватная, характерная только для импульсивных решений, когда принимается решение, а потом оно отменяется.

Закон, конечно, несовершенен, как любой закон, который принят, но на практике никак не проверен. Несовершенны наверняка и тарифы. Они обязательно несовершенны, хотя бы потому, что нет статистики соответствующей.

Я понимаю желание господина Похмелкина самостоятельно рассчитывать тарифы, но я боюсь, что его образования для этого не хватит. Дело в том, что тарифы рассчитывают специальные люди со специальным образованием, называются - актуарии. И будет это делать правительство, будет это делать Дума - кто бы это ни делал, они все равно должны будут привлечь людей, которые обработают статистический материал и получат те тарифы, которые есть. Сегодня никто не может сказать такую вещь - высокие тарифы, низкие тарифы, хорошие или плохие.

Кристина Горелик: Как это - никто не может сказать, высокие или низкие!

Семен Акерман: Нет, пока говорят так: они высокие, потому что это дорого для кого-то.

Кристина Горелик: Для обычных граждан.

Семен Акерман: Да, понятно. Но, может быть, они в этом смысле высокие. Но я, как страховщик, рассуждаю по-другому: достаточны ли эти тарифы для того, чтобы я мог выплатить всем пострадавшим то возмещение, которое указано в законе и в правилах? Вот это неизвестно - достаточны ли тарифы для этого. Возможно, они и низкие, а не высокие.

Я знаю результаты предварительных расчетов. Сами понимаете, прошло очень мало времени и очень маленькое количество застрахованных. Скажем, в Татарстане страховщики утверждают, что у них убыточность уже приближается к 90 процентам, а первые убытки только пошли, вы сами понимаете.

Кристина Горелик: Спасибо. Все-таки остается неизвестной судьба вот этих миллионов граждан, застраховавших свой автомобиль. Виктор Похмелкин, правда, говорит, что не думает, что это 5 миллионов, правительство говорит, что это 5 миллионов. Тем не менее, эти люди все равно есть. И вот в этой связи у меня вопрос к Владимиру Бирюкову, представителю Ассоциации профессиональных брокеров.

Владимир Валерьевич, можно ли какой-то компромиссный вариант предложить? Есть ли у вас вариант, вот как быть в этой ситуации, что делать этим людям - законопослушным, я подчеркиваю, людям, - которые по закону об обязательном страховании уже заплатили свои деньги?

Владимир Бирюков: Ну, во-первых, я хотел бы сказать несколько слов все-таки о депутатах. Мне кажется, что их стремление переизбраться, оно перехлестывает. У меня очень большие претензии к закону, но как смотрятся люди, которые сначала его приняли вот в таком виде, как они говорят, несовершенном, прошло не более чем полгода - и они его сами же отменяют? И мне кажется, что для граждан, которые имеют голову на плечах, думающих граждан, все становится понятно с нашими депутатами. Это первое замечание.

Что касается вашего вопроса, дело в том, что на сегодняшний день не надо вообще торопиться ничего делать. Ничего не изменилось. Для того чтобы новый закон, за который голосовали вчера депутаты, вступил в силу, должно пройти еще много различных событий: еще должно быть два чтения в Думе, еще должно быть утверждение в Совете Федерации, после этого - подпись у президента.

Кристина Горелик: Безусловно. Мы сейчас говорим: если подобный закон вступит в силу - что делать?

Владимир Бирюков: Если он вступит в силу, я надеюсь, что все-таки хватит ума у депутатов между первым и вторым чтениями внести необходимые поправки, где определить, что же делать гражданам, - если на ваш вопрос отвечать прямо и конкретно.

Кристина Горелик: Давайте мы прервемся на звонок. Хорошо?

Владимир Бирюков: Пожалуйста.

Кристина Горелик: И потом продолжим беседу обязательно.

Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, у меня есть соображение по поводу тарифов на услуги автострахования - как у пользователя парковкой в течение ряда лет и как директора компании, который застраховал сейчас все свои автомобили, фирмы.

Кристина Горелик: Да, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Соображение такого рода. Прежде всего, для того чтобы определить, высокими являются тарифы или низкими, нужно их сопоставить с добровольным страхованием, в котором, как мы знаем, тарифы ниже, а компенсация выше.

Во-вторых, дело в том, что, как только возникает любая принудиловка - это сразу вызывает недоверие у граждан. Если выраженные соображения о том, что данный вид страхования остается убыточным, действительно таковы, нам остается предоставить поле рынку и отобрать те страховые компании, которые смогут работать в этой тарифной сетке или более низкой желательно.

И последний вопрос вот какого плана. Сейчас у меня застраховано 20 автомобилей, принадлежащих компании. В случае возникновения страхового случая (извините за тавтологию) я не очень понимаю в случае отмены или опротестования этих тарифов будут ли выплачиваться компенсации или нет? Вот наши юристы говорят, что, возможно, страховые компании начнут отказываться платить выплаты в связи с тем, что, так сказать, подвергаются пересмотру тарифы страхования.

Кристина Горелик: Спасибо вам большое. Очень важный вопрос, и я его адресую Семену Акерману, представителю Российского союза автостраховщиков.

Семен Акерман: Совершенно уверенно могу сказать, что никаких проблем с выплатами не будет. Дай бог, чтобы не было у вас страховых событий, - это лучше и нам, и вам. Но если они случатся, никаких проблем с выплатами не будет, за это можно не волноваться.

Что касается подхода к тарифообразованию, который предложил звонивший человек, - он не представился, - то добровольное страхование от обязательного отличается, кроме тарифов и страховых сумм, еще и наборов рисков. В обязательном страховании фактически все риски включены в те риски, которые подлежат возмещению. В добровольном страховании каждая страховая компания делает свои исключения в правилах, которые ей позволяют понизить тариф и быть более конкурентоспособной на рынке. Но тогда далеко не все события, которые происходят на дороге, подлежат возмещению.

Кристина Горелик: Да, но, с другой стороны, и суммы в обязательном страховании совсем другие, которые выплачиваются. Давайте об этом тоже скажем.

Семен Акерман: Да, да, я про это и говорю, что не очень правомочно сравнивать тарифы добровольные... Господин Познер очень любит это делать - сравнивать добровольные и обязательные тарифы только потому, что слово "страхование гражданской ответственности" и там и там стоит. Это немножко разные виды.

Кристина Горелик: Давайте мы еще один звонок послушаем. Добрый день.

Слушатель: Да, добрый день. Представитель страховой компании ссылался на статистические данные в одном случае, что позволило установить им тарифы, а с другой стороны - говорит, что статистики нет такой. Так надо какого-то одного берега держаться и не морочить людям голову! Спасибо.

Кристина Горелик: Семен Григорьевич, что вы на это ответите?

Семен Акерман: Я согласен с человеком, который звонил. Морочить голову никому не собираюсь. Статистические данные, на основе которых эти тарифы были приняты, недостаточны. И я еще раз говорю, тарифы наверняка неправильные.

Как только появятся нормальные статистические данные... во всем мире так: они появляются только в результате работы по обязательному страхованию, другим способом эти тарифы не получишь. Статистика ГАИ, как вы сами понимаете, ни о чем не говорит, потому что масса людей на дороге в случае столкновения расплачиваются между собой и разъезжаются, нигде эти случаи не фиксируются.

Поэтому статистики нормальной нет, и поэтому тарифы, которые приняты, они приблизительные. Но у правительства не было другой возможности, и у Думы не будет другой возможности: какая есть статистика - на той базе и приняты.

Кристина Горелик: Спасибо.

Я даю слово Владимиру Бирюкову. Вы хотели высказать свое мнение, пожалуйста.

Владимир Бирюков: Я хотел бы высказать свое мнение относительно тарифов, лимитов и всего вообще - подхода, скажем так, к закону. На самом деле, у меня претензий к тарифам не было, у меня большие претензии к лимитам. Более того, я высказывался неоднократно и со страховщиками в спорах то же самое говорил. Если бы был установлен лимит на уровне хотя бы 50 тысяч долларов (в эквиваленте на рубли, естественно, и лучше, если 100 тысяч), я думаю, что сейчас не было бы оснований у многих критиков закона говорить о том, что тарифы слишком завышены.

Страховщики прекрасно знают, и об этом говорит статистика, что 90... 99, может быть, процентов убытков приходится на убытки ниже 2 тысяч долларов. То есть так или иначе...

Кристина Горелик: То есть если бы было выше...

Владимир Бирюков: Если бы было выше, психологически и граждане бы восприняли это все более адекватно, и депутаты, и не было бы такой сильной критики в отношении того, что у нас слишком завышены тарифы. Это первое.

Следующий момент. Что касается того, как их устанавливать. Мне казалось бы, что в данном случае государство вообще не должно вмешиваться в тарифообразование, тем более депутаты, которые подвержены различным политическим влияниям.

Кристина Горелик: А кто должен устанавливать эти тарифы?

Владимир Бирюков: А очень просто. В законе должен быть определен минимальный уровень тарифа, чтобы не было демпинга на рынке. Все остальное должны рассчитывать сами страховщики в зависимости от региона, в котором они работают. В Москве - одна ситуация. Здесь и машин больше...

Кристина Горелик: Да ну что вы! Представляете - все отдать страховщикам... Они тогда смогут любые суммы устанавливать!

Владимир Бирюков: ... здесь и аварийность выше... А дело в том, что если будет конкуренция на рынке и будет возможность эти тарифы снижать - вот я об этом говорю, - но не падать ниже определенной планки, так или иначе рынок все равно отрегулирует все, понимаете.

Кристина Горелик: Давайте мы послушаем звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Вы знаете, я просто имею такое мнение. Я человек старшего поколения, который много на что нагляделся - на всякие насильственные, вот такие обязательные действия нашего правительства, что это все очень несвоевременно. Мы бежим впереди паровоза, каждый раз этого не понимая.

Мы кричим: "Там... Вот, у них так где-то чего-то..." Налоги собирают люди сами, платят. Начнем даже с налогов хотя бы...

Кристина Горелик: Скажите, несвоевременно что: введение моратория или введение закона об обязательном страховании?

Слушатель: Введение обязательного страхования.

Кристина Горелик: Спасибо. Давайте еще один звонок послушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Вот как бы не ушла половина, если не больше половины денег, которые будут вносить страхователи в страховые фонды, на "Мерседесы" и офисы этих страховых... сотрудников...

Кристина Горелик: Сотрудников страховых компаний, да? Понятны ваши опасения.

Слушатель: Да, вот. Потом, значит, я одобряю, что надо добровольное страхование и добровольные взносы в Пенсионный фонд. Ну, вот берем ваучерные фонды. Туда вложили ваучеры - и они, эти фонды, все исчезли. И вот сейчас позвонили... я позвонил, мне сказали: "Может, за 10 лет 20 копеек тебе набежало".

Кристина Горелик: Я попрошу Семена Акермана ответить. Прозвучали опасения по поводу того, что деньги пойдут на личные нужды сотрудников страховых компаний, а также то, что могут возникнуть какие-то недобросовестные страховые компании, которые будут просто забирать деньги у населения, а потом исчезать.

Семен Акерман: Вопрос, который задал звонивший во телефону, - понятные опасения совершенно.

Кристина Горелик: Весьма распространенные, кстати.

Семен Акерман: Нет, вопросов, опасения нормальные. Опять нужен государственный контроль над установлением тарифов. Никто не говорит, что страховщики должны тарифы устанавливать сами.

Я не совсем согласен с конкуренцией на рынке, потому что, я могу прямо сказать, кто мешает страховщикам договориться и держать планку? Ведь антитрестовые законы очень плохо работают, а особенно в России, где у нас с этим "все в порядке". Поэтому не панацея - конкуренция. От нее потихоньку и в мире менеджмент начинает отказываться.

Я считаю, нужен государственный контроль, надзор над страховой деятельностью должен собирать статистику, и он собирается это делать. Должен самостоятельно, привлекая Общество актуариев (которое сейчас создается, и довольно неплохое), считать тарифы. Если тарифы будут подсчитаны правильно, денег на "Мерседесы" просто не останется.

Кристина Горелик: Я все-таки хочу вернуться к мораторию на введение закона об обязательном автостраховании. Если законопроект о введении моратория вступит в силу, страховые компании будут возвращать деньги тем гражданам, которые уже застраховали в обязательном порядке свой автомобиль?

Семен Акерман: Значит, если он вступит в силу в том виде, в котором приняли депутаты (что невозможно), безусловно, страховым компаниям придется возвращать, если будет принят закон, где это будет написано. Но надо хорошо понимать, что это то же самое, когда все вкладчики приходят одновременно в банк. Ни один банк мира этого выдержать не может.

Кристина Горелик: Вопрос депутату Государственной Думы Виктору Похмелкину.

Виктор Валерьевич, скажите, если этот закон все-таки вступит в силу, мораторий, что делать тем гражданам, которые уже заплатили страховку? Страховые компании должны им выплачивать деньги или нет? Только, пожалуйста, очень кратко.

Виктор Похмелкин: Посамовыражались страховщики, и депутату уже даже не о чем говорить в конце: Кратко: мое предложение состоит в том, что у гражданина должно быть право, одно из двух: либо расторгнуть договор и вернуть назад деньги, либо перезаключить этот договор на условиях добровольного страхования.

Кристина Горелик: Спасибо. Это был депутат Государственной Думы Виктор Похмелкин.

И в заключение я хочу еще раз напомнить нашим радиослушателям: законопроект о введении моратория на обязательное автострахование должен пройти еще второе и третье слушания в самой Государственной Думе, а потом его должны одобрить Совет Федерации и президент.

XS
SM
MD
LG