Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Марека Новицкого. Книги по правам человека


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека. О Мареке Новицком (Польша) - Учителе прав человека О книгах по правам человека (Общество "Мемориал" и издательство "Права человека")

10 октября 2003 года в Варшаве в возрасте 56 лет умер Марек Новицкий, председатель правления Хельсинкского фонда по правам человека, один из самых известных правозащитников и преподавателей прав человека в мире. Поток писем опубликован в связи с этим печальным известием на правозащитном интернет-портале "Права человека в России".

Вот строки из одного письма:



"Марек поражал при первой же встрече. Потрясающая способность заряжать вдохновением, энергией, надеждой, основанными не на слепой вере, а на стройной знании. Для кого-то из нас эта встреча определила выбор жизненного пути, кому-то помогла глубоко понять смысл своей деятельности.

Масштаб его личности понимали сограждане. Ему предлагали пост министра, уговаривали баллотироваться на пост президента Польши. Отказался. Как ранее отказался от научной карьеры, начало которой было многообещающим.

Редкое сочетание качеств, душевной тонкости и интеллигентности, и незаурядных организаторских способностей. При этом блестящий интеллект ученого, эрудиция, компетентность. Его остроумие, артистизм, ирония могли породить ощущение легкого отношения ко всему. Лишь в редкие моменты можно было почувствовать, какая страсть и душевная боль скрывается за его неизменным спокойствием и мягким юмором.

Как выручили нас его способность всегда предложить неожиданное, оригинальное решение. Обращение к Мареку за советом было последним средством, когда мы были в растерянности, в тупике. Теперь этой возможности нет.

Что теперь? Благодарность судьбе, благодарность Польше за Марека и боль, что он ушел так рано. И его наследство в наших душах.

Елена Русакова. Молодежный центр прав человека".



Владимир Ведрашко: Это были строки из одного письма, которое вместе со многими другими письмами посвящено памяти Марека Новицкого и опубликовано на страницах интернет-портала "Права человека в России".

Там же можно познакомиться с фотографиями Марека Новицкого и почитать тексты, вышедшие из-под его пера.

Мареку Новицкому было всего 56 лет. Половину своей жизни он был диссидентом, личностью, невыгодной для властей как коммунистической, так и уже свободной, демократической Польши.

Будучи студентом факультета физики Варшавского университета, Марек Новицкий принимал активной участие в деятельности легендарных профсоюзов "Солидарность", за что во время военного положения был выслан из столицы. Вернувшись через год из ссылки, он вместе с единомышленниками создал Хельсинский комитет, чтобы фиксировать случаи нарушения прав человека властями коммунистической Польши.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзикавицкий.

Алексей Дзикавицкий: Первый доклад Хельсинского комитета "Польша в период военного положения", который насчитывал тысячу страниц, был тайно передан на Запад в 1983 году и представлен на Мадридской конференции Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

После 1989 года, беспрецедентного диалога оппозиции с властями (так называемого польского круглого стола) и последовавшего за ним падения коммунистического режима Марек Новицкий не пошел в политику, решив полностью посвятить себя правозащитной деятельности. В начале 90-х Хельсинкский комитет был преобразован в Хельсинкский фонд по правам человека и стал наиболее авторитетной правозащитной организацией в Польше.

Не будучи конъюнктурщиком, Новицкий продолжал активно бороться за права человека и в современной Польше, что зачастую было так же сложно, как и во времена коммунистических порядков. Он, к примеру, выступил против лишения избирательных прав бывших членов "Польской объединенной рабочей партии" и активно критиковал власти за нарушение прав подростков, когда во имя борьбы с преступностью молодежи было запрещено выходить на улицу после 22 часов.

Говорит коллега Марека Новицкого, Веслав Вацлавчик.

Веслав Вацлавчик: В значительной степени именно Марек Новицкий показал полякам, насколько важное место в жизни занимают права каждого конкретного человека. После десятилетий советской системы, которая была направлена на ограничение роли личности в жизни общества, это оказалось чрезвычайно важным. Люди увидели, что можно жить иначе, а некоторые просто заново открыли для себя мир.

Марек Новицкий не всегда шел в ногу с теми переменами, что произошли в нашей стране после падения коммунизма, и часто был неудобен власть имущим. Будучи сильной личностью, он мог твердо сказать "нет", когда был в чем-то не согласен с властями.

Алексей Дзикавицкий: Марек Новицкий постоянно следил за ситуацией в странах бывшего Советского Союза, в частности, призывал обратить внимание на массовые нарушения прав человека в Чечне, и заступался за чеченских беженцев, приезжающих в Польшу.

Рассказывает бывший коллега Марека Новицкого по "Солидарности", а ныне председатель общественной организации Комитет "Польша - Чечня" Адам Боровский.

Адам Боровский: Марек Новицкий и его фонд много лет помогают чеченским беженцам. Неоднократно сам Марек и сотрудники Хельсинкского фонда обращались с запросами в Министерство внутренних дел, пограничную службу, а также отстаивали права чеченцев в судах, когда те, вопреки положениям Женевской конвенции, отказывали им в статусе беженцев.

Алексей Дзикавицкий: В офисе Хельсинкского фонда, на улице Братская в Варшаве, всегда людно. Сотни беженцев из разных стран приходят туда ежедневно за юридической помощью. "Мы должны отдать долг тем странам, которые помогали нам в период военного положения, - отдать, помогая другим народам. Я не могу допустить, чтобы у нас не было на это средств", - говорил Марек Новицкий в 1993 году, всего через четыре года после падения коммунизма в Польше.

В начале неспокойных 80-х годов правительство Войцека Ярузельского ввело в Польше военное положение, начались массовые аресты и высылки из крупных городов активистов оппозиции. Тогда западные страны открыли границы для политических беженцев из Польши. Хельсинкский фонд этот долг платил. По словам специалиста по делам беженцев из Варшавы Валерия Кругового, заслуги Марека Новицкого в этой области трудно переоценить.

Валерий Круговой: Там бесплатные консультации юридические для всех, кто бы ни обратился. Это уже важный момент, ведь многие беженцы в материальных ресурсах ограничены, и найти адвоката в чужой стране, узнать условия, как и что, в чужой стране - это большая проблема. И Хельсинкская организация ведь этот вопрос полностью закрывала.

Второе - авторитет самой организации, высказываний ее в пользу того или иного конкретного дела или каких-то положений законодательных. Ну, в Польше более авторитетного мнения было трудно даже найти. К нему прислушивались все, к Хельсинкскому фонду.

И именно при Мареке Новицком это стал как барометр для страны, для государственных органов в первую очередь, соблюдения тех или иных прав общедемократических в целом, по конкретному даже человеку. Так что трудно даже переоценить значение этой организации.

Алексей Дзикавицкий: И еще одним чрезвычайно важным направлением деятельности Хельсинкского фонда, в котором Марек Новицкий неизменно принимал участие, была просветительская деятельность. Фонд издал сотни томов правозащитной литературы, десятки видеокассет с лекциями на темы прав человека. А многочисленные обучающие программы и семинары для правозащитников из стран бывшего Советского Союза стали неотъемлемой частью их правового образования.

Продолжает коллега Марека Новицкого Веслав Вацлавчик.

Веслав Вацлавчик: Я не удивляюсь тому, что лекции Новицкого были так популярны среди слушателей, причем не только из стран бывшего СССР. Марек был хорошим оратором, у него было что сказать людям, и он мог это сделать так, что люди хотели его слушать. Поэтому его выступления надолго оставались в памяти слушателей.

Алексей Дзикавицкий: С мнением коллеги Марека Новицкого согласен и его ученик - белорусский правозащитник Виктор Ярошук.

Виктор Ярошук: Та работа, которую проводил Хельсинкский фонд прав человека под руководством Марека Новицкого, была очень важна для нас, потому что шло огромное обучение. Ведь приглашались не только правозащитники, не только представители третьего сектора, но приглашались на семинары и представители власти, которым показывалось, как надо работать, как работают люди на Западе, в цивилизованных странах. Во-первых, это было общение, так скажем, оппозиции с властями.

Может быть, для России это не столь существенно, а для Белоруссии это очень важно, потому что многие чиновники просто боятся встречаться с людьми из третьего сектора, с людьми, которые относятся к оппозиции, в повседневной жизни. А там было тесное общение, и находилось очень много общего.

И вообще через Хельсинкский фонд огромное количество людей прошло, которые узнали, что такое права человека, как их нести в люди, как их защищать. И я думаю, это очень большая потеря для нас всех.

Алексей Диковицкий: Все, с кем я разговаривал, с горечью отмечали, что, по их мнению, без Марека Новицкого правозащитное движение в Польше уже не будет таким, каким оно было до его смерти. Однако детище выдающегося правозащитника - Хельсинкский фонд по правам человека - будет работать дальше. И это, как говорят коллеги Марека Новицкого, будет лучшей памятью о нем.

Веслав Вацлавчик: Когда уходит человек с таким сильным характером, выдающаяся личность, то его дело, несомненно, уже не будет таким, как раньше. Однако важно то, что он смог поставить Хельсинкский фонд по правам человека на устойчивый фундамент и наша организация сможет работать дальше.

Алексей Дзикавицкий: Сказал один из коллег Марека Новицкого Веслав Вацлавчик.

Владимир Ведрашко: О Мареке Новицком, Учителе прав человека с большой буквы, говорили его друзья и сподвижники. С ними беседовал корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзикавицкий.

Сегодня гостями программы "Человек имеет право" являются член правления общества "Мемориал" Александр Черкасов, он на связи по телефону из Москвы, и генеральный директор издательства "Права человека" Игорь Зайцев, он со мной в Пражской студии Радио Свобода. Тема нашего разговора связана с книгами о правах человека.

Общество "Мемориал" - одна из наиболее авторитетных и крупных, известных российских организаций, работающих в области прав человека. Общество "Мемориал" издает свои книги.

Первый вопрос - Александру Черкасову. Александр, скажите, пожалуйста, книжная программа, книжная и издательская программа общества "Мемориал" сосредоточена в основном на истории, на раскрытии новых фактов из истории репрессий в СССР или каким-то образом ориентируется и на современное просвещение в области прав человека?

Александр Черкасов: Ну, книжная программа общества "Мемориал" ориентируется на работу научно-информационного центра, историков и правозащитного центра "Мемориал". Я не скажу, что мы работаем именно в тех направлениях, которые должны быть востребованы в нормальном обществе, но само направление работы, востребованность наша, она и характеризует само общество.

Работа вернулась к каким-то древним временам, то есть к примитивному добыванию информации, как будто нет таких людей, как нормальные, независимые, свободные журналисты. Поэтому простая мониторинговая работа - в Чечне ли, или по ситуации с беженцами - она занимает большую часть нашего времени, ту, которую в иных обстоятельствах, наверное, должно было бы занимать просвещение.

Владимир Ведрашко: Александр, вы сказали, что возвращается работа в старое русло. Означает ли это, что тенденция, которая намечалась было несколько лет назад, в начале 90-х годов, - тенденция к либерализации информации по правам человека и знаниям о правах человека - эта тенденция сейчас сворачивается?

Александр Черкасов: Ну, знаете, это же видно невооруженным глазом. Даже книгу открывать не надо, достаточно посмотреть новости. В новостях отсутствует то, что на самом деле у всех в мозгах и на слуху, например, отсутствует Чечня. Нет, оттуда прекрасные известия приходят, но это в центральных новостях. А про то, что оттуда привезли погибшего милиционера в какую-нибудь область, - это вы узнаете в новостях местных в разделе "Криминальная хроника". Об этом думают, об этом говорят за столом, но об этом не говорят по телевизору, об этом не очень пишут в газетах. И в этом отношении действительно ниша независимой журналистики, которая была заполнена, сейчас в значительной мере обслуживается правозащитниками, как в доброе советское время.

Владимир Ведрашко: Сейчас я обращаюсь к Игорю Зайцеву. Игорь, вы работаете в издательстве "Права человека" с книгами, специально обращенными к проблемам прав человека, уже 8 лет. За это время произошли на ваших глазах какие-то изменения в читательском интересе, в читательской аудитории, в читательском спросе на подобного рода литературу?

Все-таки, если общество "Мемориал", как мы только что слышали, обращено к наиболее актуальным и острым проблемам современной жизни России и заполняет своей работой тот недостаток независимой информации в публикациях, которых востребован общественностью, издательство "Права человека", видимо, занимается более долговременными проектами. И книги, которые издаются в области просвещения в области прав человека, наверное, имеют не только сиюминутный резонанс.

Игорь Зайцев: Действительно, актуальная и своевременная информация о ситуации с правами человека в России сейчас не так востребована, как это было всего лишь несколько лет тому назад. Народ уже меньше интересуется тем, что происходит в Чечне, или тем, что происходит на Камчатке, на Дальнем Востоке, в Калининградской области, в соседних бывших советских республиках, с нашими бывшими соотечественниками.

Сегодня наиболее востребованы книги по правам человека, которые, прежде всего, просвещают. И по этому пути мы идем вслед за развитыми демократическими странами, где все знания в области прав человека тоже были восприняты не сразу, не за один год. И мы не начнем жить так, как живут люди в этих странах, до тех пор, пока первоклассник... не буду говорить высокопарно, но не выучит наизусть Всеобщую декларацию прав человека. И когда учитель будет начинать свой первый урок в первом классе не рассказом о том, какой у нас сейчас президент, и о том, какое у нас правительство, и о том, что мы должны удвоить ВВП к 2010 году (я слышал такие уроки), а будет начинать свой урок с рассказа о тех непреложных и очень простых вещах, которые написаны во Всеобщей декларации прав человека.

Владимир Ведрашко: Александр Черкасов и Игорь Зайцев, как вы, каждый из вас с точки зрения вашей организации оцениваете количество читателей ваших книг? И у издательства "Права человека", и у организации "Мемориал" есть веб-сайты, есть возможность общаться с людьми по электронной почте, участвовать в международных симпозиумах, семинарах.

Александр Черкасов: Конечно, тираж наших книг невелик. И книжка, которую мы представили сейчас на Франкфуртской ярмарке, - книжка "Здесь живут люди. Хроника насилия в Чеченской Республике" - это не массовое чтение, потому что нормальному человеку в голову не придет такую книгу внимательно читать. Это прежде всего для журналистов, для депутатов, для людей, принимающих решения, или для пишущих или транслирующих эту информацию на кого-то еще, то есть как справочник.

Другое дело, что у нас нет достаточного количество тех, кто бы мог ретранслировать эту информацию, кто бы ее сейчас ретранслировал. Поэтому приходится снова становиться в какой-то степени журналистами - то ли говорящим, то ли пишущим.

Что же до литературы, которую мы выпускаем, естественно, это литература прежде всего для журналистов, для учителей, для чиновников. Более массовую аудиторию могли бы найти мемуары или сборники школьных работ, которые мы выпускаем, но я думаю, что сейчас и эта литература не будет должным образом продвинута.

Смотрите, по-немецки достаточно массовым тиражом удалось издать сборник конкурсных работ школьников по теме "Человек в истории. Россия, XX век". Тираж этих сборников по-русски существенно более ограничен. В Германии к ним интерес огромен, потому что переосмысление истории, понимание истории - для немцев это просто фундамент нынешней республики - переосмысление трагической истории Германии XX века. Для России, к сожалению, такого переосмысления еще не произошло, поэтому аудитория меньше, чем хотелось бы. Но мы идем в школу. Круг тех, кто пользуется нашей информацией через Интернет, - вероятно, десятки тысяч; через публикации, через книжные публикации - видимо, все-таки тысячи.

Владимир Ведрашко: Благодарю вас, Александр.

Тот же вопрос Игорю Зайцеву. Скажите, пожалуйста, Игорь, как вы оцениваете читательскую аудиторию той продукции, которую выпускает издательство "Права человека"?

Игорь Зайцев: Действительно, тиражи книг, книг по правам человека, сейчас не превышают трех, максимум пяти тысяч экземпляров на русском языке. Чаще всего книги по этой тематике выходят тиражом в 1 тысячу экземпляров. Естественно, даже если эти книги попадают в библиотеки, то читательская аудитория каждой из этих книг не может превышать 5-15 тысяч человек. Эта литература, можно сказать, является элитарной, ею интересуются не все в России. Прежде всего это преподаватели, правоведы, студенты, которые изучают право, и, соответственно, активисты-правозащитники.

Владимир Ведрашко: Александр Черкасов только что упомянул Франкфуртскую ярмарку и выход некоторых книг "Мемориала" на немецком языке, что, конечно же, удивительно на фоне того спроса и тех тиражей, которые существуют для подобной литературы в России.

Итак, права человека и книгоиздание в мире. Как вы себя ощущаете в этом процессе - общество "Мемориал" и издательство "Права человека"?

Александр Черкасов: На международной Франкфуртской книжной ярмарке в районе стендов наших новых издательств народ все время клубился. Понимаете, Франкфуртская ярмарка - это все-таки событие, происходящее в Германии. Трудно ожидать, что какие-нибудь российские местечковые мероприятия, вывезенные туда и преподанные там на нашем государственном языке, вызовут огромный интерес посетителей. Разве что найдена какая-то тема на стыке России и Европы, России и Германии.

Вот новые издательства России, в частности, "Новое литературное обозрение", которое организовывало там дискуссии, - они нашли такие темы, у них был постоянный аншлаг. Плюс те, кто смог представить свои материалы на немецком языке. И наши коллеги из Центра развития демократии, которые вместе с немецким Институтом прав человека издали книжку "Россия на пути к правовому государству?", - они смогли представить своей материал аудитории. Или немецкое издательство "Зуркампф", которое выпустило книжку "Война в тени" про чеченскую войну с участие российских авторов, тоже на немецком языке, - они нашли аудиторию.

Или же нужно искать такой поворот, который был бы интересен не только здесь, но и шире. Наверное, и нам здесь интереснее какие-то вопросы, заданные не только изнутри, из России, но и внешним наблюдателем: что-нибудь новое будет подмечено.

Владимир Ведрашко: Благодарю вас, Александр Черкасов, за ответ. И обращаюсь с заключительным вопросом к Игорю Зайцеву.

Только что Александр говорил об интересе извне. Как, на ваш взгляд, сегодня можно сформулировать этот интерес к России и к правам человека в России? Насколько я представляю, на стенде издательства "Права человека" также "клубился народ", выражаясь словами Александра.

Игорь Зайцев: Иногда маленькие муравьи, если их много, миллионы и миллионы, наверное, могут сделать гораздо больше, чем один большой слон, который очень неуклюже поворачивается в посудной лавке. Это к комментариям о независимых издательствах России, маленьких, которые приехали самостоятельно, и об огромной полупустой российской официальной книжной экспозиции.

На нашем стенде было довольно много народу. Приходили и бывшие наши соотечественники, которые переехали в Германию. Приходили немецкие, французские, испанские, английские журналисты. Приходили просто издатели, которые вдруг шли и видели, что написано: "Издательство "Права человека" -останавливались и восхищенно спрашивали: "Неужели в России есть такое издательство?"

Кстати, на Франкфуртской книжной ярмарке нам удалось понять, что издательство "Права человека" - пожалуй, единственное в своем роде во всех странах Восточной Европы. Мы на Франкфуртской книжной ярмарке представляли книги Центра экстремальной журналистики, фонда "Право матери", книги, которые выпускает российская межрегиональная группа "Правозащитная сеть". Мы представляли книги, которые выпускал Фонд защиты гласности. В этом году мы выпустили уже около 10 названий книг и брошюр на русском языке для "Международной амнистии" в рамках годовой программы "Международной амнистии" в России (это, в частности, и Доклад Международной амнистии за 2003 год, и "Руководство по справедливому судопроизводству"). Мы представили и одну из самых свежих работ издательства "Права человека" - книгу журналиста А.Шарого"Трибунал" -- о Гаагском трибунале по бывшей Югославии - книгу о том, как военные преступники все же рано или поздно попадают на скамью подсудимых и несут ответственность за содеянные преступления.

Для меня также стало большой неожиданностью, когда одна пожилая женщина остановилась около нашего стенда и воскликнула: "Я никогда не ожидала увидеть эту книгу здесь!". И она взяла в руки книгу, которую мы издали совместно с фондом "Право матери", и в этой книге биографии и портреты наших российских солдат, погибших в мирное время. Так вот, эта женщина - бывшая правозащитница, которая переехала в Германию - она над этой книгой работала очень долго совместно с людьми из фонда "Право матери". И она не поверила, что эта книга наконец-то издана.

Владимир Ведрашко: Господа, я благодарю вас за беседу. Напоминаю нашим радиослушателям, что в программе принимали участие член правления общества "Мемориал" Александр Черкасов и генеральный директор российского независимого издательства "Права человека" Игорь Зайцев.

XS
SM
MD
LG