Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cтановление институтов уполномоченных по правам человека в Пскове и Саранске


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Владимир Ведрашко: Становление гражданского общества, жизнь правозащитных организаций, правовая культура - таков круг обсуждаемых проблем.

В этом выпуске вы узнаете о становлении институтов уполномоченных по правам человека в Пскове и Саранске, а также услышите, как относятся к своим правам жители Можайска и как они ощущают при этом свою гражданскую ответственность.

Начнем, однако, с главной новости. На минувшей неделе ею стало проведение Всероссийской конференции гражданских организаций, она работала в Москве 27-28 октября. Ее материалы будут опубликованы в очередном номере журнала "Правозащитник", ежеквартального издания для неправительственных организаций.

Приведу цитату из выступления одного из сотен участников этой конференции - известного правозащитника Валерия Борщова из Фонда социального партнерства:

"Проблемы общественного контроля сейчас даже актуальнее, чем 5 или 7 лет назад. В первую очередь речь идет о контроле в закрытых учреждениях. Правда, поступает тревожная информация, что правительство может внести поправки к законопроекту об общественном контроле, который Дума приняла в первом чтении. Эти поправки могут свести общественный контроль на нет. Но проблема с контролем актуальнейшая. Наш фонд реализует сейчас проект "Школа общественного инспектора". Надо готовиться к такому контролю".

Об общественном контроле как одной из составных частей гражданского общества пойдет речь в репортажах корреспондентов Радио Свобода в Саранске и Пскове. Но главная тема этих репортажей - становление института уполномоченного по правам человека. Этот институт во многих странах мира как раз и является одним из инструментов гражданского контроля за действиями властей.

Анна Липина передает из Пскова.

Анна Липина: В Пскове общественные организации после целого ряда неоднократных безуспешных попыток заставили местные власти обратить внимание на актуальность создания в регионе института уполномоченного по правам человека.

Говорит администратор Псковской региональной общественной правозащитной организации "Вече" Надежда Дановская.

Надежда Дановская: На моей памяти с 1998 года правозащитники пытаются создать вот эти институты уполномоченного или комиссии по правам человека. Наша исполнительная власть в лице областной администрации высказалась в свое время резко отрицательно. Они считали в то время, что эти институты окажутся без дела. Есть даже официальная бумага за подписью официального лица, где высказано отрицательное отношение к этим институтам.

Анна Липина: Надежда Дановская считает, что за подобным лукавством властей стоит не что иное, как опасения вмешательства в их деятельность.

Надежда Дановская: Можно судить по тем докладам, которые мы делали и делаем с 1998 года о соблюдении прав человека, о тех нарушениях, которые допускаются всеми ветвями власти - и исполнительной, и судебной. Ну, законодательной - постольку поскольку на местном уровне тоже есть нарушения.

Но более всего в нарушениях прав человека участвуют именно исполнительная и судебная власть. Я думаю, что лишний контроль им иметь не хочется, тем более от общественных организаций.

Анна Липина: Между тем, попытки общественных организаций пробить эту стену за 5 лет, похоже, становятся успешными. Там благодаря настойчивому напору правозащитников в областной администрации состоялось расширенное заседание Комитета по региональной политике и местному самоуправлению, посвященное обсуждению этого вопроса.

Совещание разделилось на два лагеря - сторонников создания института уполномоченного и сторонников комиссии по правам человека. Причем если в числе первых была большая часть общественных правозащитных организаций, то вариант создания комиссии отстаивали в основном представители администрации. Преимуществом института уполномоченного были названы более высокая легитимность, эффективность и статус, позволяющий регулировать отношения гражданина и государства. В то время как комиссия - это орган совещательный и рекомендательный.

Однако острые споры о том, какую форму работы выбрать, на практике оказываются не столь важными. Говорит администратор Псковской региональной правозащитной организации "Вече" Надежда Дановская.

Надежда Дановская: Я думаю, что большого отличия между этими структурами нет. Самое главное - не было бы это ширмой. Если это будет действенная организация или человек, который действительно будет заниматься тем, к чему он призван, как предписывает ему его должность, - может быть, это было бы и хорошо. А если это будет очередной ширмой для власти: есть у нас структура, которая занимается правами человека, и не нужны нам другие общественные организации, которые суют нос не в свое дело, - то от такой структуры, от такого института большого толка не будет.

Анна Липина: Один из непростых вопросов - внесение изменений в устав Псковской области. Когда устав в 2001 году принимался областным собранием депутатов, соответствующая статья была изъята из проекта.

Надежда Дановская: Наверное, нужно обсуждать и то, что они все-таки лицом повернулись к этой проблеме и стали обсуждать, а не говорят, что у нас этой проблемы не существует, - это уже сдвиг. Мы всегда говорили и говорим, что мы не собираемся стоять только в оппозиции к власти. Мы в оппозиции тогда, когда они нарушают права человека. Если эти нарушения есть - мы говорили и будем говорить о них, независимо от того, будет институт уполномоченного или будет комиссия по правам человека. Мы защищали права человека со своей стороны и будем этим заниматься.

Анна Липина: Институт защиты прав человека, который с чиновничьей колокольни выглядел бы как еще один оплот бюрократии, медленно, но верно в Псковском регионе начинает свое формирование снизу - из общества, из людей, чьи интересы он призван отстаивать.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода Анна Липина передавала из Пскова.

Очевидно, повседневная практика защиты прав человека - это не только борьба с беззаконием. Общественные неправительственные организации в разных регионах России терпеливо, последовательно работают над созданием основ гражданского общества. Иногда их усилия кажутся малозаметными на фоне других событий, о которых неделями и часто в скандальных тонах рассказывается в эфире, в Интернете и на страницах бумажных периодических изданий.

Конечно, если посмотреть на работу региональных правозащитников сквозь штормовую завесу громких столичных скандалов, громких заявлений и шумных пресс-конференций, многое покажется неприметным, а иногда старания местных правозащитников могут выглядеть и вовсе бесполезными.

Но вода камень точит. Власть, какие бы жесткие заявления она ни делала и какие бы действия ни совершала, все-таки временна. Да и действия свои она будет тем чаще сверять с позицией общества, чем чаще само общество будет эту позицию заявлять.

Институт уполномоченного по правам человека - одна из основ демократического открытого общества. Его формирование в России происходит в условиях слабого правосознания граждан и пока примитивной правовой культуры чиновников разных ветвей власти. Диалог между правозащитниками и чиновниками продолжается годами, стороны обмениваются аргументами "за" и "против" введения института омбудсмана - именно так в юридической науке называется институт уполномоченного по правам человека.

Слово Игорю Телину, корреспонденту Радио Свобода в Мордовии.

Игорь Телин: С предложениями о введении в Мордовии поста уполномоченного по правам человека последние пять лет последовательно выступает правозащитное сообщество республики. Правозащитники ежегодно собирают данные и публикуют доклады о ситуации с правами человека в регионе. Основной вывод всех этих докладов: ситуация в республике далека от идеальной.

Первым о желательности введения поста уполномоченного по правам человека в Мордовии заговорил на региональном совете общественных организаций в 1998 году директор республиканского Правозащитного центра Василий Гуслянников.

Василий Гуслянников: Лет шесть назад я впервые связался с руководителем Центра "Стратегия" Сунгуровым и был участником того семинара, где рассматривался вопрос о защите прав человека и о необходимости создания института уполномоченного по правам человека в регионе. К тому времени уже в нескольких регионах были такие уполномоченные - например, известный правозащитник Александр Ландо был уполномоченным по правам человека в Саратовской области. И вот это желание распространить подобную систему на все регионы активно претворялось в жизнь.

За последние 5 лет в 23 регионах уже избраны уполномоченные по правам человека. Около 30 регионов имеют свои законы и поправки к своим уставам или конституциям, если это республики в составе Российской Федерации, и там прописано о том, что в регионе действует уполномоченный по правам человека.

Игорь Телин: Для того чтобы появился пост уполномоченного по правам человека в Мордовии, необходимо внести изменения в Конституцию республики и принять закон об уполномоченном. Четыре года назад Василий Гуслянников направил проект этого закона в Госсобрание республики. Однако внятной реакции со стороны депутатов так и не последовало.

Василий Гуслянников: Многим он не нужен - зачем какой-то лишний контроль и все такое? Вот многие говорят о том, что нам не нужны (руководители в основном говорят) никакие уполномоченные, у нас есть правозащитники - это прокуратура. Но ведь вопрос в том, что часто само государство нарушает права человека, а прокуратура всегда стоит на стороне государства. Она, собственно говоря, и есть тот орган, который финансируется государством, и создан по Конституции, от имени государства действует, но в качестве защитника прав народа выступает не так часто, когда народ начинает выяснять отношения с государством.

Игорь Телин: Василий Гуслянников - человек в региональной политике достаточно известный. В начале 90-х годов был избран первым президентом Мордовии. Так что недостатка связей в том же депутатском корпусе у него нет. Но попытки прямого общения с депутатами результата пока не принесли.

Василий Гуслянников: В нашем парламенте практически нет независимых депутатов. В каждом регионе был депутат, на которого ставку делала власть, и пропустить альтернативного кандидата она не могла. В то же время несколько человек там избрались депутатами, но, к сожалению, они отстаивают свои интересы: если это предприниматели, то свои предпринимательские. А дела до уполномоченного по правам человека им нет.

Те люди, которые могли бы попытаться это дело протолкнуть, они реально смотрят, что среди 75 голосов, которые в нашем парламенте есть, может быть, пяток наберется, которые могли бы поддержать эту идею. И ждут, наверное, только отмашки. Вопрос-то в том, что, если глава республики Николай Иванович Меркушкин скажет, что такой институт нужен, - институт будет за 5 минут уже создан.

Игорь Телин: В республиканской администрации о судьбе законопроекта о введении в Мордовии поста уполномоченного ничего не говорят. Только один чиновник, отказавшийся говорить при включенном микрофоне, прокомментировал ситуацию так: "Гуслянников выступает за введение этого поста, потому что сам хочет его занять".

Но вот что говорит об этом сам Василий Гуслянников.

Василий Гуслянников: Я думаю, что это пустое. Дело в том, что кандидатов на этот пост можно найти миллион, другое дело - как он будет работать на этом посту. Вопрос ведь не во мне, даже если у меня сейчас есть и юридическое образование, я занимаюсь защитой прав человека.

В других регионах, по этому пути когда шли, часто избирали совершенно посторонних людей, вплоть даже до того, что избирали журналистов, и они нормально работают. То есть тут пример Калининграда, пример Екатеринбурга. Поэтому тут неважно, кого изберут, главное - чтобы заработал этот институт.

Игорь Телин: Работать уполномоченному по правам человека, если этот пост все-таки будет создан в Мордовии, предстоит очень много.

Василий Гуслянников: Тут, во-первых, нарушения социально-экономических прав, которые выходят на первую очередь. Это многомесячные задержки выплаты зарплат... Нарушаются права и в других сферах, продолжаются пытки в МВД. К сожалению, это настолько закрытая организация, что трудно туда проникнуть и что-то выяснить, но факты есть, жалобы есть. У нас работы непочатый край.

Игорь Телин: Большую проблему для осуществления контроля за соблюдением прав человека представляет не только то обстоятельство, что в Мордовии отсутствует институт уполномоченного по правам человека. Кроме того, в республике очень мало правозащитных организаций, практически не работает комиссия по правам человека при главе Мордовии. А в созданную в прошлом году комиссию по вопросам помилования не включен ни один правозащитник.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода в Мордовии Игорь Телин передавал из Саранска.

В школе я впервые узнал, что географические карты бывают разными: физическими, политическими, геологическими, еще они бывают контурными, а позднее стало ясно, что бывают и климатические карты.

Конечно, создать правозащитную карту - дело трудное. Во-первых, потому что никаких особых и стабильных закономерностей, как в климате, например, тут не усмотришь. Во-вторых, карту по радио не покажешь. И все же у каждого есть некое представление о размере России, изгибах ее границ, местонахождении ее крупных, средних и малых городов.

Некоторые города упоминаются чаще, особенно если там произошло какое-то значимое событие. А другие реже, как если бы их и вовсе не было. Но они есть, и там тоже есть люди, которые озабочены защитой прав человека и человеческого достоинства.

Корреспондент Радио Свобода Вера Володина передает из Можайска.

Вера Володина: У маленького Можайска большая известность. По словам "загнать за Можай" вспомнится и роль древней приграничной крепости, и Бородинское сражение. А кто в России не знает о можайских колониях - женской и детской? В советские годы Можайску прибавили такое географическое качество как "за 101-ым километром", и это было скорее отсутствие качества.

Сегодня жители не только Можайска, но и более отдаленных городов работают в Москве. Можайск не отличается от прочих подмосковных городов: города развивают новые производства и зовут земляков назад, расширяя таким образом конституционное право человека на труд. Например, на официальном сайте города в обзоре вакансий призыв: "В Можайске ощутимая нехватка программистов и системных администраторов. Земляки, вернитесь!"

Кроме муниципальной газеты "Новая жизнь", в Можайске выходит "Рекламная неделька". И в том, и в другом издании публикации на правозащитные темы не нашлось, но за правду рекламное издание уже страдает.

Заместитель главного редактора Юрий Нефедов рассказал, что их газета публикует жалобы граждан, которым отказали во внимании в муниципальной газете. Свежий пример: у автовладельца из гаража украли новый застрахованный автомобиль, а страховая компания отказывает в выплате.

Юрий Нефедов: Мы вроде и помогли, но в то же время и приобрели проблемы, конечно, для себя. Но все-таки что-то сдвинулось.

Вера Володина: По мнению Юрия Нефедова, защита имущества - одна из актуальных правовых проблем.

В Можайске работает приемная помощника областного уполномоченного по правам человека, причем не в муниципалитете, а в комнатке местного отделения Ассоциации жертв политических репрессий - намеренно подальше от чиновников.

В Можайске работает не просто юрист, а настоящий правозащитник. Светлана Андриенко воодушевлена тем, что бланки Гражданского комитета по правам человека приводят чиновников в действие.

Светлана Андриенко: За отключения света был подан иск о причинении морального вреда, и суд вынес положительное решение- тысяча рублей с коммунального отдела в пользу этой женщины. Но там написали так: "Учитывая, что она больная, состоит на учете у психиатра..." Я взяла и вот по этому бланчику сделала запрос в больницу: состоит ли такая на психучете? Ответили мне спокойно, что не состоит. Ну, так тут же и решили ей тысячу рублей выплатить. Нужно шире использовать то, что в Конституции сказано, и, пожалуйста, запросы делать.

Вера Володина: Порой, рассказывает Светлана Сергеевна, защита прав не требует особых усилий.

Светлана Андриенко: Так как я в Ассоциации жертв политических репрессий веду прием, то встречаюсь с людьми старыми, больными. Есть добровольцы, которые им оказывают помощь, молоко развозят, капусту на поле соберут, которую коровы уже куснули разочек - ну, так ведь бесплатно же.

А сейчас вот члены Ассоциации начали бороться за то, чтобы добавили им пенсию, кроме той пенсии, что получают, начали писать Путину. Ответы такие, неважные приходят, уже один раз пришли. То есть не от Путина, а из Министерства труда. Вот по новой теперь такие жалобы я составила.

Им же положена компенсация за то имущество, которое было отнято. Никто эту компенсацию никакую не получал. Когда невозможно вернуть имущество, должны компенсировать каким-то образом. Тем не менее, не компенсировали. А пострадавшие люди -- просят. А им сообщают, что все предложения, направленные в связи с их жалобами, обобщаются, изучаются. А мы тогда такое письмо составили, что, мол, нет времени уже ждать, когда все будет изучено и обобщено, а само законодательство - усовершенствовано.

Этот путь, когда человек идет в суд: сначала мировой судья: потом суд городской, потом областной, потом Верховный, - нет у пожилых людей ни денег на все это дело, ни сил, ни желания. Потому что суды порой кончаются даже не в пользу потерпевшего.

Вера Володина: Светлана Андриенко раз в неделю работает в колонии, общается там с гражданами, отбывающими наказание. Сегодня для таких людей самая актуальная проблема - социальная реабилитация при освобождении, и в первую очередь - оформление паспортов. Когда человек выходит из тюрьмы без паспорта, он, как правило, возвращается.

Особенного внимания требуют юные заключенные. Матушка Валентина - мать настоятеля Ново-Никольского собора - посещает детскую колонию, приносит гостинцы и просто общается с подростками.

Матушка Валентина: Люди же там в таком отчаянии. Видишь их глаза - маленьких ребятишек, 14-15-ти лет, - они смеются, а в глазах горе, глаза плачут. Я таких глаз еще нигде не видела, чтобы у детей такие были. Потому что тюрьма для многих - это все, конец жизни, родные отвернулись. И на самом деле, так рассказывали они, что все отвернулись от них. Хорошо еще, если мама непьющая и такая понимающая, что и ее вина в этом есть. А то вообще они проклятые оказываются и семьей, и всеми, и друзьями.

Как важно, чтобы была церковь. Вот сейчас заложена церковь Андрея Первозванного. Город этот -- именно божественный, его покровитель - святитель Николай. Даже по тюрьмам это видно. А вот под Дмитровом я была в тюрьме, приходилось нам встречаться с подростками... обслуживающим персоналом, - настолько они обозленные. Я просто вообще была в ужасе, они и матом ругаются... А здесь я просто смотрю на них и удивляюсь. Я везде вижу улыбки радостные, они друг с другом так общаются весело, хорошо, и персонал лояльно относится к заключенным.

Вера Володина: Как влияет на Можайск соседство с колониями? Мнение Юрия Нефедова: "Главное, чтобы и там, и там была работа".

Юрий Нефедов: Только скажешь: "Можайск" - сразу услышишь: "О, зона, туда лучше не рыпаться..." А на самом деле - все нормально. Обычный город, ничего тут страшного нету.

Заключенные там работают, выпускают продукцию. Они городу много помогают. Спорткомплекс строится - они там блоки делают для него. Один человек здесь, предприниматель, - он им песок, все это привозит, а они делают продукцию. Зарабатывают, конечно. Если у них раньше была проблема с питанием, сейчас нормально все.

Дальше Можайска некуда. Там уже дальше Вязьма пошла - это уже Смоленщина. Там делать вообще нечего, оттуда наоборот бегут.

Вера Володина: Все мои собеседники в Можайске склонны были говорить не только о правах, но и об ответственности самих граждан. Газетчик Юрий Нефедов сетовал, что горожане не заботятся о своих дворах. Правозащитница Светлана Андриенко хотела бы, чтобы земляки заглядывали в Конституцию и видели, где нарушаются их права. Ну а матушка Валентина считает, что гармонию в этот исторический город принесет жизнь по христианским заповедям. Этому служит и ее сын - иеромонах Даниил, восстанавливающий Ново-Никольский собор, который был отстроен в 1814 году на месте, где стояла древняя Можайская крепость.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода Вера Володина передавала из Можайска.

XS
SM
MD
LG