Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Голодовка Марины Левагиной. Правозащитник Надежда Митюшова. Книжная полка. Нижегородцы слушают радио прямо на улице


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека. Голодовка Марины Левагиной Правозащитник Надежда Митюшова: слово и дело "Книжная полка". "Запрет дискриминации в российском и международном праве". Нижегородцы слушают радио прямо на улице

Владимир Ведрашко: Есть разные способы защиты прав человека. Один из них - голодовка. Марина Левагина из Самары прибегла именно к этому средству защиты. Крайнее средство, но речь идет о судьбе ее детей, а тут уж все средства хороши.

Другой способ защиты прав человека - это традиционное подвижничество, то есть участие в правозащитной деятельности по призванию. Иногда такие люди со стороны могут показаться - особенно тем, кто знает о правозащитниках понаслышке, - чуть ли не чудаками, эдакими одержимыми идеалистами.

Является ли Надежда Митюшова из Сыктывкара наивным идеалистом, и есть ли реальная польза обществу от ее правозащитной работы?

Есть еще опосредованное участие в защите прав человека - это научная работа: изучение какой-то определенной области защиты прав человека и затем распространение знаний, просвещение. Именно этому служит новая книга саратовского исследователя Галины Комковой, посвященная защите от дискриминации.

Таковы темы сегодняшней программы.

Итак, Самара. Голодовка Марины Левагиной. Слово корреспонденту Радио Свобода Сергею Хазову.

Самара: Голодовка Марины Левагиной

Сергей Хазов: С помощью такой крайней формы протеста, как бессрочная голодовка, Марина Левагина надеется привлечь внимание властей к жилищным проблемам своей многодетной семьи. Сейчас Марина вместе с мужем и четырьмя малолетними детьми проживает в 11-метровой однокомнатной квартире.

Марина Левагина рассказала, что ее детям, которым в тесной квартире в буквально смысле не хватает воздуха, врачи поставили диагноз "кислородное голодание".

Марина Левагина: Мне не положены ни декретный отпуск - я работала на хозяина, ни социальное пособие. И получилась ситуация такая, что, в принципе, я, пока проедала вот их детское пособие, обворовывала я их.

Сергей Хазов: Представители самарской мэрии и Комитета по делам семьи, материнства и детства отказались комментировать голодовку Марины Левагиной. Однако, по словам Марины, чиновники побывали в многодетной семье.

Марина Левагина: Были люди из социальной защиты и отдела семьи. Посмотрели условия и сказали, что они не ожидали по нашим бумагам, что действительно такая жуткая обстановка. Пообещали помочь материально по мере сил и возможностей, но жилищный вопрос остается открытым.

Сергей Хазов: Марина Левагина направила телеграмму депутатам Государственной Думы и президенту России Владимиру Путину с просьбой предоставить ей, как многодетной матери, квартиру большей площади.

Марина Левагина: Зачем нужен закон, о многодетности в первую очередь, если он не имеет под собой никаких оснований?

Много лет назад мне говорили,
Что у жизни нет черновика.
Если раз подрезать птице крылья,
Не взлетит она под облака.
Только понимаем слишком поздно
Мы порой слова своих родных,
В юности хватаем с неба звезды,
В зрелости же мы теряем их.


Сергей Хазов: Многодетная мать Марина Левагина заявила, что прекратит голодовку только после того, как будут улучшены жилищные условия ее семьи. В ближайшее время к голодовке Марины должен присоединиться ее муж Владимир. Супруги Левагины намерены направить иск в Страсбургский суд по правам человека, требуя от самарских чиновников предоставить их многодетной семье новую квартиру.

Владимир Ведрашко: Корреспондент Радио Свобода Сергей Хазов передавал из Самары.

Страсбургский суд регулярно упоминается в нашей программе. Российские граждане все чаще обращаются туда за защитой своих прав. Тысячи обращений ждут своей судьбы. Сама процедура рассмотрения этих жалоб - довольно длительная - словно дает российским властям шанс исправить положение. Но власти, как водится, заняты чем-то другим. Вот теперь парламентские выборы на носу.

Правозащитник Надежда Митюшова: слово и дело

Что это за люди - правозащитники? Некоторые считают их достаточно малочисленной кастой, появившейся еще во времена ГУЛАГа и остающейся по традиции где-то в поле диссидентского правосознания. Другие полагают, что правозащитники - это скрытые агенты влияния Запада, которые мутят воду и насаждают в России чуждые ей стандарты отношений между гражданами вообще и между гражданами и государством, в частности.

Что тут ложь, что правда? Корреспондент Радио Свобода в республике Коми Николай Зюзев рассказывает об одной правозащитнице - Надежде Митюшовой.

Николай Зюзев: К правозащитной деятельности Надежда Митюшова пришла через музейное дело. После окончания факультета журналистики Ленинградского университета она работала научным сотрудником в краеведческом музее в Сыктывкаре. Все было бы хорошо, если бы не острое чувство неудовлетворенности от того, как она должна была трактовать исторические материалы.

Надежда Митюшова: Если ты в музейно-исторической работе должен следовать инструкциям, спущенным из обкома - это тебя не удовлетворяет. Куда можно было пойти? К первоисточникам, в архивы, к старым газетам и к ветеранам.

Ну, это время все-таки было не такое мрачное время, как при Сталине, поэтому добыть правду все-таки при желании можно было. То есть идешь в библиотеку, заказываешь журналы, газеты 20-30-х годов. Или идешь к ветеранам - и они уже не молчат, они могут тебе рассказать все, как было. Другое дело, что это не печатается, но они рассказывают. Но это же надо было собирать по крупицам.

Николай Зюзев: Когда наступила перестройка, для Надежды та информация, что хлынула на страницы прессы, на радио и телевидение, не была большой новостью. Она уже была готова к следующему шагу и активно участвовала в первых демократических выборах. Однако окончательный выбор сделала не в пользу политической карьеры. Общественная организация "Дорьям асыным ("Защитим себя"), которую она возглавила, поставила перед собой правозащитные цели.

Надежда Митюшова взялась защищать интересы коренного коми-этноса. Не для того чтобы выбить для него какие-то особые права, но чтобы дать возможность развивать те стороны культуры и быта народа, которые в годы советской власти подавлялись.

Было тяжело. Одни ее не понимали и обвиняли в национализме. Другие корили ее за раскол национального движения, ведь есть же, мол, Съезд коми-народа, есть у него авторитетный лидер - Валерий Марков. Но союза не получилось. Суть расхождений была, пожалуй, не в отношении путей решения национальных проблем, а совсем в ином - в отношении к местным властям. Было видно, что Съезд коми-народа год за годом становится все более официозным: на местах его отделения возглавляли районные или городские чиновники, в Сыктывкаре все решения проходили жесткое согласование у главы республики.

Надежда Митюшова: Кому-то ж надо было остаться выразителем воли народа. В какой степени можем, в такой мы этим и занимаемся. Конечно, на местах ситуация не такая мрачная, как, может быть, в самом руководстве этим движением, потому что наши люди в некоторых районах входят в состав районных представительств коми-народа и наши идеи там проводят.

Николай Зюзев: Часто бывает, что принимаются полезные законы, но исполнение их становится формальным. Например, как это получилось с законом о государственных языках. В республике их два - коми и русский, оба равны в правах. Но это по закону. В прошлом году нашумела история о том, как на профсоюзном собрании в сельском районе известному мастеру народных промыслов Людмиле Королевой запретили говорить на коми. Дело дошло до суда.

Надежда Митюшова: Наш аргумент состоит в том, что человек сам определяет, на каком языке говорить, и приоритет в этой ситуации отдается государственному и родному. И любой житель Коми владеет обоими языками, и руководитель собрания может попросить любого выступить в роли переводчика для тех двух-трех человек, которые, возможно, не владеют.

Николай Зюзев: Когда-то Надежда Митюшова была одним из инициаторов преподавания коми языка во всех школах республики, а не только национальных. Тогда многими это нововведение было встречено в штыки: коми -- не английский, он в карьере слабый помощник. Однако социологические опросы показывают, что ситуация изменилась.

Надежда Митюшова: Результаты обследования показали, что 10 лет пропаганды изучения коми языка в школе имеют большой положительный эффект, то есть теперь уже мало кто из родителей выступает против изучения коми языка. Это огромный результат - достигнута лояльность иноязычного населения к языку коми, к культуре коми, и это надо развивать.

И знание двух языков - это обогащение личности, это же норма, международная норма и культурное достижение.

Николай Зюзев: Одно из главных препятствий к пользованию коми языком заключается в неразработанности его лексических уровней. Он хорошо развит как литературный, на нем говорят дома, но, скажем, как язык официальных документов или науки его применять невозможно - нет аналогов канцелярским или научным терминам.

Надежда Митюшова: Мы сейчас завершаем один очень интересный проект. Мы выбрали 10 статей выдающихся коми ученых, литераторов и историков, и эти тексты переводим на язык коми.

Николай Зюзев: Общественной организацией "Дорьям асыным" выпущено уже около десятка книг на коми, в том числе и иллюстрированная Декларация прав человека. Многое делается для восстановления исторической правды о репрессиях в Коми. Сейчас выпуск многотомного мартиролога о жертвах политических репрессий в республике фактически приостановлен: новые власти экономят деньги.

Надежда Митюшова: Предполагалось, что 6-й, 7-й тома будут посвящены теме репрессий коми крестьян. У власти вот уже 2 года как Владимир Александрович Торлопов, и за эти два года ни одного тома издано не было. В августе несколько человек подготовили обращение к Владимиру Александровичу Торлопову, где высказали свой протест против этой ситуации. После нашего протеста пришел официальный ответ, где сказано, что, мол, не беспокойтесь, все идет по плану.

Нам ведь не нужны отписки, нам нужно изменение стиля работы, изменение отношения к работе. За два месяца ничего не изменилось.

Николай Зюзев: Как у любого правозащитника, у Надежды Митюшовой случались в связи с ее деятельностью неприятности. Особенно острыми стали отношения с властями, когда Коми возглавлял Юрий Спиридонов. В 1994 году, спустя несколько месяцев после выборов главы, Надежда Митюшова, которая резко критиковала Спиридонова, потеряла работу. Впрочем, хотя работу было жаль и жить стало в буквальном смысле не на что, правозащитница своей деятельности не прекратила.

Сейчас Надежде Митюшовой приходится заниматься самыми разными делами. Много работы делается вместе с республиканским Комитетом солдатских матерей: солдаты часто жалуются на дедовщину в своих частях.

Но основной упор сделан на деревню, где проживает большинство коми. Село находится в тяжелейшем положении. Сельскохозяйственные предприятия разорены, люди опустились, их надо просто спасать. Точнее, как говорит Надежда Митюшова, научить их защищать себя.

Владимир Ведрашко: Рассказывал корреспондент Радио Свобода в Сыктывкаре Николай Зюзев.

Несколько лет назад я встречался с Надеждой, она многократно приезжала в московскую редакцию журнала "Правозащитник" и настойчиво работала для издания специального выпуска посвященного Республике Коми и содержащего материалы на языке коми. И в 2000 году такой журнал увидел свет. И это одно из многочисленных начинаний, которые доведены Надеждой Митюшовой до общественно-полезного результата.

Рубрика "Книжная полка".

"Запрет дискриминации в российском и международном праве". Мягкая желтая обложка, 124 страницы текста. Тираж - 500 экземпляров. Издана Поволжской академией государственной службы в 2003 году. Автор - доктор юридических наук, профессор Галина Николаевна Комкова.

Я связался по телефону с Саратовым и попросил Галину Николаевну представить свою книгу и коротко рассказать собственно о проблеме дискриминации.

Галина Николаевна, почему сегодня актуальна проблема дискриминации?

Галина Комкова: Я думаю, что она актуальна не только сегодня. Это проблема, которая волновала и, наверное, будет волновать долгое время многих людей, потому что проблема равенства стара, как мир, всегда народ стремился к свободе, равенству и братству. Но, к сожалению, никогда этого достичь не удавалось именно потому, что люди неравны в силу своих физических и психических способностей. Может, и не стоит стремиться к абсолютному равенству всех людей, но к отсутствию дискриминации, по моему глубокому убеждению, стремиться нужно.

Владимир Ведрашко: Галина Николаевна, давайте объясним нашим слушателям, что такое дискриминация? Правильно ли, что это понятие связано с нарушением равенства?

Галина Комкова: Да, это ограничение прав человека, которое основано на каком-либо признаке человека, и это ограничение имеет целью умалить равенство прав и свобод этого человека. Но здесь нужно сказать о том, что существует понятие дискриминации в негативном смысле и в позитивном смысле.

Вот позитивная дискриминация, во всяком случае у нас, у юристов, - это то предпочтение, те льготы, которые предоставляются определенному кругу граждан, для того чтобы они не чувствовали себя ущемленными в силу своих каких-то психических или физических недостатков. Допустим, какие-то льготы инвалидам, которые подтягивают их до уровня обычных людей, - это будет позитивная дискриминация, она необходима.

А вот умаление человека, его прав из-за того, что у него другой цвет кожи или другой разрез глаз, - это будет негативная дискриминация, с которой нужно бороться.

Владимир Ведрашко: Ваша книга, выпущенная Поволжской академией государственной службы в 2003 году, называется "Запрет дискриминации в российском и международном праве". Почему речь идет о запрете дискриминации? Какие средства существуют для того, чтобы предотвратить дискриминацию?

Галина Комкова: Мне показалось интересным проанализировать, какие способы борьбы с дискриминацией есть на международном уровне, и какие способы борьбы с дискриминацией применяются в российской действительности.

Владимир Ведрашко: Каковы наиболее распространенные виды дискриминации в современной России?

Галина Комкова: Сейчас существует неприятие людей так называемой кавказской национальности, есть скрытая и явная дискриминация женщин, которых не берут на работу или берут с определенными условиями, и ряд других дискриминационных ограничений, которые явно или скрыто присутствуют в нашей действительности.

Был такой интересный случай, когда человек пожаловался на то, что в газете дают объявления: "Сдам квартиру русской семье". То есть он был не из русской, что называется, семьи, и он посчитал, что в данном случае есть дискриминация по национальному признаку. На каком основании газета печатает вот такое объявление, которое унижает его, не позволяет ему найти квартиру по своему усмотрению? Вот лишь один своеобразный пример дискриминации, с который мы сталкиваемся каждый день. Везде висят такие объявления вроде: "Приму на работу только мужчину до 35 лет" и так далее.

Мы уже привыкли к этой дискриминации, но на самом деле это есть массовое и грубое нарушение прав человека. И способы борьбы с дискриминацией, в принципе, известны любому цивилизованному государству - это обращение в суд, это обращение в различные государственные органы, это обращение к уполномоченному по права человека, как российскому, так и региональному. В 24 субъектах федерации сейчас есть уполномоченные по правам человека, которые тоже рассматривают эти жалобы.

Владимир Ведрашко: Галина Николаевна, скажите, пожалуйста, какова современная практика защиты от дискриминации в России? Вероятно, существует верхний и, скажем так, нижний уровень защиты, я имею в виду центральные институты защиты прав человека, которые, видимо, в основном находятся в Москве, и региональные.

Галина Комкова: В своей работы я проанализировала практику деятельности государственных органов по защите от дискриминации и пришла к не совсем утешительному выводу о том, что только на высшем уровне судебные органы в той или иной степени защищают права человека от нарушений принципа равенства. Это Конституционный суд - практически каждое второе решение в той или иной степени защищает равенство прав и свобод граждан. Это Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, есть специальные доклады о защите прав мигрантов, военнослужащих и так далее - наиболее ущемленных категорий граждан.

А на нижнем уровне очень мало подобного рода дел рассматривают суды. Есть единичные случаи, которые еще, к сожалению, не стали системой.

Владимир Ведрашко: Галина Николаевна, скажите, пожалуйста, тираж 500 экземпляров - среди кого распространяется эта книга? Каким вы видите своего читателя? Много ли подобного рода трудов издается сегодня в России?

Галина Комкова: Прежде всего, когда я стала заниматься проблемой равенства, я столкнулась с большой проблемой, связанной с тем, что нет практически литературы, которая говорит о принципе равенства, о нарушении этого принципа равенства. То есть буквально по крупицам приходилось собирать информацию.

И до такой степени меня заинтересовала эта тема, что плодом моих исследований явилась докторская диссертация на тему "Конституционный принцип равенства прав и свобод в Российской Федерации". И первая книга, которую я издавала на эту тему, это книга, которая называлась "Конституционный принцип равенства прав и свобод граждан России".

А "Запрет дискриминации..." -- это вторая книга. Тираж, конечно, небольшой, и распространяла я ее среди специалистов, среди студентов, среди тех людей, которые интересуются этими проблемами. То есть существует круг ученых, которые занимаются правами человека, - естественно, всем им я свою книжку выслала. И, к сожалению, осталось не так много экземпляров, но, во всяком случае, в какие-то библиотеки я их направила.

Владимир Ведрашко: Галина Николаевна, благодарю вас за беседу.

В рубрике "Книжная полка" была представлена книга "Запрет дискриминации в российском и международном праве". Ее автор - Галина Николаевна Комкова, доктор юридических наук, профессор, руководитель кафедры конституционного права Поволжской академии государственной службы. Тираж книги - 500 экземпляров. Она увидела свет в Саратове, в 2003 году.

Нижегородцы слушают радио прямо на улице

Есть разные способы защиты прав человека - об этом мы говорили в начале программы. Один из самых эффективных - обращение в суд. Жители одной из улиц Нижнего Новгорода избрали другой способ. Они написали открытое письмо мэру, господину Булавину:

"Уважаемый Вадим Евгеньевич, обращаются к вам жители домов номер 30А, 32, 35, 35А, 47 по улице Большая Покровская, а также других домов и сотрудники многих учреждений, расположенных на этой улице. 10 июня на нашей улице на столбах развесили громкоговорители и назвали это "Радио на Покровке".

Данная радиостанция транслирует свои программы через динамики большой мощности, установленные рядом с жилыми домами. Трансляция происходит с 10 часов до 21 часа.

Все замеры уровней шума в квартирах показали превышение норм. Непрерывное звуковое воздействие оказывает сильное негативное влияние на психику человека. Это настоящая звуковая бомбежка в окна жилых домов и учреждений.

Стало невозможно прогуливаться по улице, так как динамики мешают разговаривать. Экскурсоводы не имеют возможности проводить экскурсии, служащие - работать в учреждениях. Невозможно сидеть в кафе на улице. Дети не спят на прогулках в колясках. А школьники дома не могут учить уроки, заниматься на музыкальных инструментах. Невозможно спать днем после ночной смены или просто отдохнуть. Невозможно смотреть телевизор: звук динамиков, установленных на улице, заглушает все звуки в квартире при закрытых окнах. И нет возможности приоткрывать форточки для проветривания помещений.

Такая звуковая атака равносильна изощренной пытке. Навязанный жителям и гостям города жуткий звуковой проект - "Радио на Покровке" - напоминает практику домов для душевнобольных или систему лагерей времен сталинизма. Просим вас защитить наши права, закрепленные в статье 42 Конституции Российской Федерации.

С уважением, инициативная группа жителей: Тарасова, Бодряшкин, Кобец".

Статья 42 Конституции Российской Федерации гласит: "Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением".

А вот комментарий юристов, который я нашел на одном из сайтов в Интернете: "Юридические и физические лица вправе предъявлять исковые требования в суд или арбитражный суд о прекращении экологически вредной деятельности, причиняющей вред здоровью и имуществу граждан, народному хозяйству и окружающей среде. Решение суда в этом случае является основанием для прекращения финансирования такой деятельности соответствующими банковскими учреждениями". Это комментарий специалистов к статье 42 Конституции Российской Федерации, на которую ссылаются жалобщики из города Нижний Новгород.

Вероятно, обратившись с открытым письмом к мэру Булавинову, нижегородские правозащитники не знают о том, что их проблему можно решить через суд.

XS
SM
MD
LG