Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взаимоотношения сотрудников милиции и граждан


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Сегодня мы обсудим тему взаимоотношений сотрудников милиции и граждан. Со мной в студии - адвокат, заместитель председателя Первой городской Коллегии адвокатов Владимир Мартынов, писатель Иосиф Раскин и тот самый гражданин, Алексей Багрий, который не так давно в полной мере испытал "обаяние" от встречи с работником милиции, и не абы каким, а подполковником, оперуполномоченным по особо важным делам МВД России.

Все мои попытки пригласить на эфир представителя Министерства внутренних дел окончились провалом. Я давно не сталкивался с таким откровенным "футболом", который мне продемонстрировали сотрудники Управления информации и общественных связей МВД: посылаю факсы, которые теряются, гоняют от одного к другому - и в результате никакого результата.

Я хочу обратиться к господам из Управления информации МВД: так работать нельзя. Если вы по каким-либо причинам считаете участие в эфире нежелательным, то скажите об этом честно и прямо и уважайте первым делом себя.

Что же произошло? 27 июня в парке Северное Тушино произошел конфликт между Алексеем Багрием, Алексеем Андреевым и Владимиром Савушкиным - с одной стороны, и Александром Дьяченко - с другой. Подполковник Дьяченко был в гражданской одежде, но с пистолетом, который по роду службы всегда носит с собой. Конфликт разгорелся вроде бы из-за пустяка. Багрий и Дьяченко выгуливали в парке своих собак и... Алексей, что произошло?

Алексей Багрий: Мы гуляли в детском парке. С нами еще, вы забыли сказать, был ребенок 12 лет. И мы встретили мужчину, который шел с собакой навстречу нам; собака была породы ротвейлер, она была без поводка, без намордника. Наша собака была на поводке, и та бросилась на нас. Ее стали отгонять, она вцепилась в Андреева, он ее скинул. Мужчина достал пистолет. Все были уверены, что какой-то пьяный хулиган достал газовый пистолет, его пытались обезвредить. Произошел выстрел.

Вот, в принципе, то, что произошло в детском парке. И очень удивительно, что в детском парке гуляют с собакой, которая натренирована, натравлена на человека. Сотрудник милиции, как это потом оказалось, гуляет в детском парке с пистолетом.

Карэн Агамиров: Человек был застрелен.

Алексей Багрий: Человек был убит. Да, застрелен одним выстрелом. То есть ни предупредительного, ничего не было.

Карэн Агамиров: Алексей, скажите, пожалуйста, честно, - вот я прочитал материалы дела, с постановлением подробно ознакомился - вы к нему не задирались никаким образом? Вас же трое было, а он один.

Алексей Багрий: Так мы шли, гуляли с собакой и с ребенком.

Карэн Агамиров: Он утверждает, что вы начали к нему задираться.

Алексей Багрий: Нет. У нас собака была на поводке. Даже если задираться, что, надо стрелять? И когда он подозвал к себе свою собаку и наклонился к ней, я даже не понял, то ли он ей сказал "фас", что я не слышал, то ли просто его собака бросилась, он ее не мог удержать. Она набросилась на нас, ее стали отгонять, и она вцепилась в Андреева.

Карэн Агамиров: Как утверждает подполковник Дьяченко, он стрелял на поражение. Вы такого же мнения? Он говорит: в целях самозащиты. В конце концов - я немножко опережу события - в возбуждении уголовного дела было отказано, потому что следователь посчитал, что он самозащищался, он применил оружие в целях самозащиты.

Алексей Багрий: Он достал оружие и стал нам угрожать: "Отойдите от моей собаки", которая на нас бросилась. И мы в полной уверенности были, что это пьяный хулиган с газовым оружием. Попытались его обезвредить и сдать в милицию.

Карэн Агамиров: У нас уже звонок есть. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Вы знаете, все, о чем вы сейчас говорите, наверное, это можно считать не исключением из правил, а, вообще-то, правилом. Работники правоохранительных органов, они в своих действиях считают себя абсолютно правыми всегда, никогда не соизмеряют их законность и обстоятельства, в которых они действуют, зная наперед, что, если даже дело будет передано в суд, их будут оправдывать.

Карэн Агамиров: Знаете, вы слишком категоричны. Я бы не хотел, чтобы сегодняшнее наше обсуждение превратилось в огульное охаивание сотрудников милиции, потом что вы говорите: "Всегда, всегда... Никогда..." Так не бывает. Я приведу вам примеры потом из практики.

Слушатель: Дело в том, что мои утверждения основаны не на этом единичном факте, а в любом случае, когда существует подобный исход, замешан работник правоохранительных органов, все разбирательства идут с уклоном в пользу этого работника.

Карэн Агамиров: Опять вы говорите "все разбирательства". Не все, не всегда. Спасибо за звонок.

У нас есть мнение и другого участника событий, Алексея Андреева. Он постоянно живет в Чебоксарах, и я записал его по телефону.

Алексей Андреев: 27.06 этого года мы приехали на годовщину смерти тещи Багрия. Мы вечером, как говорится, пошли гулять в парк, на набережную канала Москвы-реки - я, покойный Савушкин, Багрий. И взяли с собой собаку лабрадора. Что такое лабрадор - знаете, он никогда на человека не кидается. И вот там во время прогулки на нашу собаку кинулась собака породы ротвейлер.

Мы все собачники, мы знаем, как с собаками обращаться, мы их не боимся. Ну и я знаю, что из себя представляет ротвейлер, я эту собаку откинул от лабрадора. Хозяину сказал, как говорится, что держи собаку. Он вроде бы ее держал, а она потом кинулась на меня, как-то вырвалась у него из рук, укусила меня раз за руку. Я эту собаку отбросил, пнул ее, как говорится, и на этого уже: "Ты что делаешь?! Держи собаку! Что без намордника держишь? На людей даже кидается".

Вот с этого пошло, как говорится. Он потом собаке дал команду "фас" на меня, подбежал с пистолетом в руке ко мне. Ну, метрах в трех, как говорится, он находился от меня и тычет мне пистолетом в живот и говорит: "Я вам покажу, как пинать чужую собаку!" У меня собака, ротвейлер, висит на левой руке, пистолет в живот. Я под этот пистолет подставляю правую руку.

Если бы знал, что боевой пистолет, то его можно было и вырубить, как говорится, этого пьяного. Он же пьяный был в дребадан.

Карэн Агамиров: Вы все были трезвые?

Алексей Андреев: Мы были трезвые, поминки потому что должны были состояться 28-го числа, а это произошло 27-го. И это все хозяйство можно было опровергнуть, если бы не коррумпированность органов милиции и прокуратуры. А коррумпированность в чем? Я это смело заявляю: по горячим следам ни очных ставкок, ничего не делалось. Этот подполковник - где он проходил освидетельствование и что делалось... С ним ни очных ставок, ничего не делалось, как говорится.

Нас почему-то с Багрием на медицинское освидетельствование на опьянение повезли в четвертом часу утра (а убийство произошло около 9 вечера предыдущего дня). Багрий, значит, трезвый, а я почему-то в слабой степени опьянения. Я написал, что я не согласен с этим. И, согласно инструкции, раз я не согласен, то у меня должны были взять анализ мочи, анализ крови. Я им предлагал это: "Возьмите, говорю, анализы мочи и крови". Я, говорю, не пьяный.

Карэн Агамиров: Кем приходился погибший вам, Алексей Николаевич?

Алексей Андреев: Близкий друг, ну, был очень близкий товарищ. Меня с ним, как говорится, общие дела связывали.

Карэн Агамиров: Как там родные сейчас его?

Алексей Андреев: С ним же приезжала мать, приезжала его сестра. Ну, мы были на похоронах в прошлом году, как говорится, приезжали сюда на похороны. Вот, приехали на поминки, а попали на такую вещь. Родители потеряли единственного кормильца, жена мужа потеряла.

Карэн Агамиров: Компенсации ему никакой не предусмотрено?

Алексей Андреев: Нет. Ведь я почему говорю, что все коррумпировано. Сейчас левая рука имеет ограниченную степень подвижности, то есть я получил легкие телесные повреждения, а меня не признают потерпевшим. Жену погибшего тоже не признают потерпевшей, хотя по Уголовному кодексу должны признать потерпевшей, чтобы адвокат мог ознакомиться с материалами дела. Нас к делу не допускают.

Коррумпированность органов МВД и прокуратуры еще в большей степени. Если бы не прокуратура, то это дело, как говорится, не покрылось бы такой тайной.

Карэн Агамиров: Это был Алексей Андреев из Чебоксар.

Скажите, пожалуйста, Алексей Багрий, в материалах дела утверждается, что покойный (убитый, погибший) был нетрезвый.

Алексей Багрий: Ну, там сказано, что он был не просто нетрезвый, а он был в стельку пьяный, и там степень опьянения такая, что нормальный, живой человек просто бы подняться не смог. Я знаю, что вроде бы они там пили пиво. Я пришел с работы, совершенно был трезвый, и пошли с ребенком и с собакой гулять. А такого застолья, чтобы, как там написано, в стельку пьяный, причем такая степень опьянения...

Карэн Агамиров: Постановлением следователя Тушинской межрайонной прокуратуры Дубровского дело было прекращено в связи с тем, что (цитирую постановление) "подполковник милиции Дьяченко действовал в строгом соответствии со статьями 15 и 16 федерального Закона о милиции", предусматривающего, что "сотрудник милиции имеет право применить огнестрельное оружие для отражения нападения, когда его жизнь или здоровье подвергается опасности, а также для пресечения попытки завладения его оружием". Кстати, подполковник Дьяченко утверждает, что погибший Владимир Савушкин пытался отобрать у него пистолет.

Что думает об этом деле адвокат Мартынов?

Владимир Мартынов: Ну, в первую очередь я не берусь сейчас так категорично говорить о виновности или невиновности подполковника Дьяченко, это относится исключительно к компетенции суда. Больше всего в данном деле поражает сам процесс разбирательства, расследования, которое было проведено, и те выводы, которые были сделаны следователем прокуратуры по полученным доказательствам.

Да, действительно, сотрудники милиции имеют право на ношение оружия, имеют право его применения в определенных законом случаях. Но правомерно ли было применение в данном случае, можно было установить только в ходе тщательного, детального расследования. Что же сделало следствие в данном случае? Ну, опросило ряд свидетелей (притом свидетели, как на подбор, дают показания почему-то, нужные именно Дьяченко) и именно на основании их показаний сделало вывод о невиновности сотрудника милиции.

Наверное, смерть человека - это как раз тот момент, когда разбирательство должно происходить с особой тщательностью и с особой скрупулезностью. Экспертизы, сбор иных данных о деле, оценка поведения сотрудника милиции в данном случае должны были стать первоочередными задачами, первоочередными целями следствия для разбирательства данного дела. Всего этого сделано, конечно, не было. Не берусь говорить опять же о коррумпированности следствия, прокуратуры в данном случае, но односторонний подход и какая-то явная заинтересованность, которая видна по всем материалам, сотрудников прокуратура в позиции подполковника Дьяченко - она светится на каждом листе данного уголовного дела.

Естественно, сотрудники нашей консультации обязательно, в обязательном порядке предпримут все установленные законом меры для того, чтобы это дело рассматривалось более тщательно и все факты были проверены в надлежащем объеме.

Карэн Агамиров: Спасибо. Звонок. Вы в эфире. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Ирина Евгеньевна. Вы знаете, я не понимаю, почему же вот эти люди гуляли с собаками в детском парке. Разве они на это имеют право? Конечно, это вопиющий случай, это смерть человека, поступок этот нужно разобрать, безусловно. Но я тоже живу около детского парка, мои окна выходят в детский парк, там постоянно гуляют с огромными-огромными собаками, где маленькие дети, которые пугаются. В 6 часов выводят этих собак прямо в детскую песочницу. Кроме этого, там живет приблизительно 13 бездомных собак, которые охраняют как бы свою территорию.

Это вообще вопиюще. Меня лично в этом году за городом покусала собака, она покусала еще 27 человек. И вот скажите, что в таком случае делать? И я теперь так боюсь собак! Вы даже не представляете, как она меня покусала.

Карэн Агамиров: Вы знаете, это отдельная тема. Сочувствую вам очень, вы не первая и не последняя, наверное, кого кусают собаки, но это отдельная тема все-таки. Вы считаете, что просто это провоцирующие моменты во взаимоотношениях между гражданами в данной ситуации?

Слушатель: Нет, ну это ужасная, конечно, ситуация, что случилась - убили человека. Но я хотела бы еще сказать, что возмутительно, что к вам не пришли, действительно, из МВД. Это вот возмутительно! Они могли бы просто отказаться.

Карэн Агамиров: Спасибо.

Скажите, пожалуйста, господин Мартынов, вспомните ли вы из своей адвокатской практики дела с участием сотрудников милиции, в которых они обвиняются, и чем они заканчиваются? Потому что, видите, один из слушателей говорил, что всегда... постоянно... А по вашей практике?

И я хочу напомнить слушателям, что адвокат Мартынов - это бывший сотрудник МВД. Ну, это обычная адвокатская карьера: сначала в органах, потом в адвокаты.

Владимир Мартынов: Вы знаете, нельзя, наверное, обобщать ситуацию и говорить о том, что все дела, все правонарушения сотрудников милиции остаются без ответа и что сотруднику милиции все дозволено. Сейчас работает очень серьезно, очень сильно Управление собственной безопасности Министерства внутренних дел. Очень много преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, пресекается. То есть обобщать и делать вывод о том, что, раз случилась такая ситуация, то все остальные сотрудники милиции безнаказанны, нельзя никак.

Но в данном случае все-таки это жизнь человека, это применение оружия во внеслужебное время. Поэтому еще раз обращаюсь к тому, что тщательность разбирательства, тщательность рассмотрения этого дела и проверка всех фактов - это, наверное, первоочередная задача правоохранительных органов именно в данном случае.

Карэн Агамиров: Теперь я обращаюсь к писателю Иосифу Раскину. Вы - ходячая энциклопедия анекдотов, но здесь, пожалуй, не до смеха нам.

Иосиф Раскин: Да, здесь слишком не до смеха. Но здесь есть все-таки несколько вопросов. Если сейчас мы присутствуем на судебном разбирательстве - это одно. Если мы присутствуем как бы на интеллектуальном обсуждении этой проблемы - это уже второе. И тут возникает много вопросов. Смерть человека - это страшно. Никакая собака, ничего абсолютно, пистолет, отобрали, сломали его - это все ерунда по сравнению с жизнью человека, здесь не может быть двух мнений.

Но действительно, женщина по телефону задала неплохой вопрос. Люди поддатые, явно сильно (не имеет никакого значения - пьяные, не пьяные, в стельку или не в стельку), идут поддатые люди, да еще с ребенком, да еще с собакой. И идут, гуляют на территории детского парка. Конечно, они не правы.

Я вспоминаю, когда в Пицунде одну девочку выбросили с девятого этажа мужики. Страшно, бесчеловечно... Молодая девка, отдыхала. А ее выкинули с девятого этажа. А причина-то была понятна. Да, жестоко, да, бесчеловечно... Ее выкинули, потому что она каждый день динамила ребят. Динамила каждый день, обманывала. Они ее взяли и выкинули. Ужасно. Судить надо, да. Но, с другой точки зрения, они тоже по-своему правы.

Так и здесь. Трудно судить. Но, я считаю, здесь другое дело. Когда все общество больное, обсуждать отдельные какие-то участки этого общества, этого тела огромного - глупость. Нельзя говорить о том, что все женщины у нас в России проститутки. Посмотрите, сколько проституток, ужас. Но ведь далеко не все женщины проститутки.

Второе, я считаю, когда человек поступает на работу в милицию, когда человеку дают оружие, тем более, то надо, мало того, что при поступлении, надо систематически проверять его на психологическое обследование.

Карэн Агамиров: Проверяют, Иосиф Захарович, проверяют.

Иосиф Раскин: Значит, плохо.

Карэн Агамиров: Спасибо. Мы говорили, и звонок был у нас, что дела с участием сотрудником милиции не доходят до суда, их "отмазывают", если говорить этим языком. Но я приведу случай.

23 марта этого года Кизильский районный суд осудил милиционера Юрия Смирнова к трем годам и шести месяцам лишения свободы за незаконный отказ в возбуждении уголовного дела и избиение человека с применением спецсредств в виде наручников. И вот, по материалам дела, он шел, навстречу ему шел некто Гондаренко. Они с этим Гондаренко повздорили, потому что он был пьяный, Гондаренко, это было установлено. Оперуполномоченный его сильно избил, сковав руки наручниками. Кстати, Гондаренко был пять раз судим. Милиционера посадили, несмотря на это.

Звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Меня интересует односторонний подход в этом вопросе. Нет ни одного представителя МВД, это первое.

Карэн Агамиров: Вы не слушали начало программы. Из МВД никто к нам не захотел прийти.

Слушатель: Понятно. И второе. Вообще этой ситуации не было бы, если бы собаки не гуляли.

Карэн Агамиров: Да, мы сбиваемся на собак. Спасибо.

Скажите, Иосиф Захарович, а ваш опыт общения с работниками милиции какой?

Иосиф Раскин: В этом мне повезло. Я вырос в центре, я был ужасно хулиганистый пацан, у меня было очень много приводов в милицию. Но никогда меня не били, никогда при мне никого не били. И лет 40 уже в своей жизни сознательной, взрослой, я работал на территории отдела Красной площади, милиции по охране Красной площади. Ну, вы знаете, я еще раз говорю, сегодня милиция даже не та, что была 10 лет назад. Были отдельные случаи.

Я считаю, что самая страшная вещь, когда человеку дается физическая власть над людьми, любому - российскому, советскому, американскому, в любой стране. Это Фрейд. Инстинкты всегда страшнее разума. И когда человек может убить - это страшно. Поэтому, еще раз говорю, вообще все общество надо было бы проверять, причем американские специалисты должны проверять, но это невозможно, нереально. А милиция особенно должна быть под контролем. У нее оружие.

Как мог человек прийти в детский парк, даже пусть 100 грамм он выпил, но он идет с оружием в руках. А ему вдруг не понравился кто-то, баба ему не понравилась, мало ли кто ему не понравился.

Карэн Агамиров: Спасибо.

Мы не суд и не следственные органы, не можем принимать решения, влияющие на судьбы людей. Мы лишь привлекаем внимание. Если сегодня нам удалось обозначить проблему, то наш разговор был не напрасным. Нам всем надо быть чуточку сдержаннее, внимательнее друг к другу, не провоцировать скандалы, а сглаживать углы. У сотрудника милиции, конечно же, больше прав, но и ответственности больше.

XS
SM
MD
LG