Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Умер поэт Владимир Корнилов. Российская и международная общественность протестует против обвинительного приговора Григорию Пасько. Квартирный вопрос и "закон Черномырдина"


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:
Умер поэт Владимир Корнилов
Российская и международная общественность протестует против обвинительного приговора Григорию Пасько.

Александр Ткаченко:

Важность поднять общественный интерес к этому варварскому поступку, который совершили военные и ФСБ вместе во Владивостоке, осудив, незаконно абсолютно, человека, который занимался своей профессиональной деятельностью.

Владимир Бабурин:

Квартирный вопрос и "закон Черномырдина". Стоит ли спешить радоваться, если вас переселяют из пятиэтажки, идущей на снос.

Марина Тимашева:

Расселение пятиэтажек в Москве - программа, казалось бы, настолько простая и выгодная и для граждан, и для государства, что никакой Воланд не додумается, как подвести ее под известный "закон Черномырдина".

Владимир Бабурин:

Второй Сахаровский конгресс продолжается в Интернете.

У микрофона Владимир Бабурин. Эти темы я представлю вам в программе "Человек имеет право".

8 января умер поэт и прозаик Владимир Корнилов. Он родился в июне 1928 года, учился в Литературном институте. Стихи начал публиковать с 1953 года. В 1977 году он был исключен из членов Союза писателей за публикацию сочинений за границей и открытый протест против преследуемых коллег-диссидентов. И в России стихи поэта увидели свет лишь в конце 1986 года.

О Владимире Корнилове говорит поэт Олег Чухонцев.

Олег Чухонцев:

Литературный пейзаж сильно обеднел. Я знал Володю более 40 лет. В какие-то периоды мы общались теснее, в какие-то - нет, но во все годы, которые я его знал, он оставался большим мастером, очень крупным художником. Впервые я услышал о нем довольно давно, в "Первом дне поэзии", когда в 1956 году вышло его звонкое стихотворение, обратившее всех на себя внимание.

Взвод устал в походе,
Взвод от пота взмок.
А святой колодец
Заперт на замок.

Видим: в рясе синей
С цепью золотой
Поп идет красивый,
Очень молодой.

Он не вышел там, где известные имена, которые привлекли общественное внимание. В силу того, что трудно было напечатать. И последующая цепь замалчивания, трудностей с прохождением текстов, сделало его судьбу такой, какой мы ее знаем, в конце концов.

Но он был достаточно активным общественным человеком, дружил с теми людьми, у которых тоже были проблемы, типа Лидии Корнеевны Чуковской. Подписывал все письма в защиту своих коллег и вообще людей, преследуемых. Выгнан был из Союза.

Поэтический цех как бы склоняет голову перед памятью этого прекрасного большого русского поэта, который не получил ни одной премии серьезной и прожил так, как надо прожить поэту - не суетясь перед теми, перед кем суетиться не надо, а думая об истине, как он ее понимал.

Владимир Бабурин:

Олег Чухонцев - памяти Владимира Корнилова.

25 декабря прошлого года суд Тихоокеанского флота приговорил к четырем годам лагерей военного журналиста Григория Пасько. Суд тянулся долго, и время для вынесения приговора было выбрано исключительно удачно, - новогодние и рождественские праздники гарантировали власти от сколь-нибудь серьезных акций протеста.

Но 7 января, в день православного Рождества, на Лубянскую площадь в Москве все-таки вышли не испуганные даже холодной погодой. Правда, всего несколько десятков человек. Вышли, чтобы потребовать освобождения "назначенного шпионом" журналиста. Об этом вы знаете из новостей. Не буду повторять описание пикета, который даже в телевизионные новости попал.

Мы связались по телефону с общественным защитником Пасько, директором Русского ПЕН-Центра Александром Ткаченко.

Александр Ткаченко:

Важность поднять общественный интерес к этому варварскому поступку, который совершили военные и ФСБ вместе во Владивостоке, осудив, незаконно абсолютно, человека, который занимался своей профессиональной деятельностью. Ему присудили 4 года тюрьмы строгого режима.

Однако пока приговор не вступил в законную силу. Подан протест со стороны защиты, подан также протест со стороны прокуратуры, и в течение года военная коллегия Верховного Суда должна рассмотреть эти протесты.

Защита настаивает на том, чтобы Пасько был оправдан полностью и немедленно выпущен из тюрьмы хотя бы под такую форму, как подписка о невыезде или еще что-то, потому что он не представляет никакой общественной опасности. Уже два года после первого освобождения он прекрасно работал, он не совершал никаких антиобщественных поступков.

А прокуратура, как всегда, настаивает на том, что этого было мало, четырех лет.

Сейчас, как генеральный директор Русского ПЕН-Клуба, я получаю колоссальное количество со всех точек мира протестов по поводу случившегося, потому что, действительно, то, за что Григория посадили вот сейчас, это просто смешно. У него были найдены дома при обыске записки, которые он делал на Военном совете, и те записки, по которым он собирался в дальнейшем написать статью о военных учениях. Это его прямой долг, как журналиста (а он тогда возглавлял газету "Боевая вахта"), отражать события, которые были связаны с флотом, с военными учениями, с боевой подготовкой.

Однако именно это ему вменили в вину. Никакой передачи этих сведений в сторону Японии не было и не доказано. Никаких свидетельств других о том, что газета "Асахи синбун" - шпионская организация, кроме показаний сомнительных свидетелей, нет.

Я считаю, что роковым фактором в этом судебном процессе было выступление адмирала Захаренко, бывшего командующего Тихоокеанским флотом, который просто политически задавил суд своим присутствием, своими показаниями, которые не имели никаких экспертных оценок, а только были построены на разглагольствованиях типа "надо любить Родину" и "не мешайте нам, значит, нашим планам".

В общем, я считаю, что такая позиция военных, такая позиция ФСБ, она вообще, на самом деле, очень вредна государству, вредна власти, вредна президенту. Я знаю, что уже заявлены протесты со стороны Госдепартамента США, со стороны Министерства иностранных дел Германии, идут протесты из других стран. Это решение суда явно против политики разрядки в отношениях двух стран, Америки и США.

Я уверен, что все равно Григорий будет на свободе. Те движения, которые предпринимаются сейчас наверху по поводу изготовления протокола для будущей апелляции, так быстро, что мы даже и не ожидали, это свидетельствует о том, что, вероятно, где-то там, наверху, есть понимание, что, действительно, в стране произошло преступление, причем, большое и - общественного характера. Человека посадили не по закону, а по "диктатуре закона". Скорее всего - по "диктатуре беззакония". Это был чисто политический акт, акт устрашения - всем журналистам, всем людям.

Это было сознательно сделано в один день, когда был осужден Радуев. Ну, это же надо, что радуевцы получили по 5 лет не строгого режима, а Григорий получил 4 года строгого режима. И все это подается в один день, и процесс специально растягивался для того, чтобы подгадать под Новый Год, когда две недели невозможно практически было действовать для того, чтобы защищать Григория Пасько.

Тем не менее, вот я знаю, что общественный комитет во Владивостоке очень мощно заявил свой протест. Я знаю, что в городах России прошли митинги.

Плохо еще и то, что власти не разрешали эти митинги проводить открыто, а они вот так же, как и здесь, были практически всюду разогнаны. Но, тем не менее, нам все-таки удалось сказать свое слово, и нас услышали. И я думаю, что еще будут слышать, потому что сейчас только надежда на одно - на общественность и на трезвое понимание ситуации той частью политиков, той частью представителей властей, той частью представителей президента, которые понимают, что было совершено преступление.

Владимир Бабурин:

Александр Ткаченко, общественный защитник Григория Пасько.

Участники Второго Сахаровского конгресса, который продолжается в Интернете, подписали обращение в защиту Григория Пасько, "несправедливо осужденного военным судом за измену Родине в форме шпионажа" (это цитата). Они предлагают, чтобы борьба за его освобождение шла под лозунгом "Григория Пасько - в президенты". "Этот лозунг не только выражает наше уважение к Григорию Пасько, но и способен объединить всю последовательную демократическую оппозицию тому неочекистскому режиму, который создается в России." Эту идею предлагают поддержать Евгений Ихлов, Лев Пономарев, Юрий Самодуров и Глеб Якунин.

Следует сказать, что у Елены Боннэр предложение соратников понимания не нашло. "Категорически не подписываю письмо Ихлова, Пономарева, Самодурова, Якунина, превращающее защиту Григория Пасько в игру в подкидного дурака", - такое письмо Елены Боннэр опубликовано на сайте Сахаровского конгресса.

(песня)

Конечно, усилия тщетны,
И им не вдолбить ничего.
Предметы для них беспредметны,
А белое просто черно.

Судье заодно с прокурором
Плевать на детальный разбор,
Им лишь бы прикрыть разговором
Готовый уже приговор.

Скорей всего, надобно просто
Просить представительный суд
Дать меньше, по 190-й,
Чем то, что, конечно, дадут.

Откуда ж берется охота,
Азарт, неподдельная страсть
Машинам доказывать что-то,
Властям корректировать власть?

Серьезные, взрослые судьи -
Седины, морщины, семья, -
Какие же это орудия?
Такие же люди, как я.

Ведь правда моя очевидна,
Ведь белые нитки видать.
Ведь людям должно же быть стыдно
Таких же людей не понять.

Ой, правое русское слово -
Луч света в кромешной ночи,
И все будет вечно хреново,
И все же ты вечно звучи.
И все же ты вечно звучи.

Владимир Бабурин:

"Адвокатский вальс" был написан Юлием Кимом лет этак 30 назад, когда в СССР шли процессы над инакомыслящими. Поэтому строчка "Дать меньше, по 190-й" может быть непонятна. Это статья Уголовного кодекса - "Распространение клеветнических измышлений, порочащих советский государственный строй". И была эта статья более мягкой. По ней давали меньше, чем по 70-й - "Антисоветская агитация и пропаганда".

И если строчку с номером статьи в песенке поменять, то она зазвучит сегодня вполне актуально. Как, впрочем, и многие другие "крамольные" песни тех времен.

(песня)

Эрудиция und юрисдикция
Означает мозгов нищету.
Если право у вас и традиция
Человека считать за щепу.

Отщепят, обзовут отщепенцами,
Обличат и младенца во лжи.
И за то, что не жгут, как в Освенциме,
Ты еще им "Спасибо" скажи.

Владимир Бабурин:

Адвокаты ученого Игоря Сутягина (он обвиняется в государственной измене) подали жалобу в Верховный Суд России. Как сообщил адвокат Сутягина Владимир Васильцов, защита не согласна с тем, что обвиняемому не изменена мера пресечения (содержание под стражей).

Ранее Калужский областной суд не смог вынести решение по делу Сутягина и направил его на доследование прокурору области.

ФСБ России утверждает, что сотрудник Института США и Канады Игорь Сутягин в 1999 году занимался сбором секретных данных, составляющих государственную тайну для иностранной разведки. Ученый заявил на суде, что в своей работе он пользовался лишь открытой информацией.

С другими правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

В тюрьмах России содержится около миллиона человек, сообщает Министерство юстиции. Среди заключенных 50 000 женщин и 19 000 подростков. При женских колониях содержатся 490 детей в возрасте до 3 лет. Число заключенных может возрасти в связи с прекращением деятельности Комиссии по помилованиям при президенте России. Теперь апелляции о помиловании будут рассматриваться региональными комиссиями, что, по мнению правозащитников, может привести к злоупотреблениям.

Уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов считает, что за прошедший год ситуация с соблюдением прав граждан в стране не улучшилась. Миронов назвал грубейшим нарушением прав практику отключения жилых домов от тепла и электроэнергии. Он обратил особое внимание на непрекращающийся милицейский произвол, злоупотребления в ходе выборов и на крайне низкий уровень оплаты труда в России. По мнению Миронова, ожидаемое в этом году 35-процентное увеличение тарифов на энергоносители и железнодорожные перевозки приведет к еще большему обнищанию населения.

8 января в чеченском городе Аргун несколько сотен местных жителей провели митинг протеста у здания администрации с требованием прекратить блокаду города. Российские подразделения продолжают проводить в городе спецоперацию по поиску чеченских бойцов. Аргун полностью блокирован войсками, все дороги закрыты.

Среди чеченских беженцев, находящихся в Панкисском ущелье, в последние недели распространились случаи заболевания вирусным гепатитом. По словам представителя Чечни в Грузии Хизри Алдамова, болезнь приобретает характер эпидемии, особенно среди детей. Однако практически никакой медицинской помощи заболевшим не оказывается, так как в Панкисском ущелье нет ни квалифицированных врачей, ни необходимых медикаментов. Как сообщил Алдамов, он не раз обращался в связи с этой проблемой в тбилисский офис Международной федерации Красного Креста, однако до сих пор никакой помощи нет.

Председатель комиссии Парламентской ассамблеи Совета Европы по миграции, беженцам и демографии Тадеуш Ивиньски собирается посетить 13-15 января лагеря беженцев на Северном Кавказе. В поездке его будут сопровождать депутаты Госдумы. Как ожидается, делегация побывает в Чеченской республике - в Грозном, Моздоке, селе Знаменское, а также в городе Карбулаг, Ингушетия. Также запланированы встречи Ивиньски в Бюро спецпредставителя президента России в Чеченской республике Владимира Каламанова и в миссии ОБСЕ.

7 января во Владикавказе произошел взрыв в одном из помещений Дворца культуры, где были установлены передатчики городской независимой телекомпании "Визави". В результате взрыва мощностью в 150 граммов в тротиловом эквиваленте передающие устройства телекомпании были уничтожены. Министр внутренних дел Северной Осетии Казбек Дзантиев охарактеризовал случившееся как политическую диверсию и заявил, что она направлена на дестабилизацию обстановки в республике в преддверии предстоящих 27 января президентских выборов. Директор "Визави" Эльбрус Царикати утверждает, что накануне журналистам телекомпании по телефону угрожали неизвестные люди, требуя прекратить агитацию в пользу нынешнего президента Северной Осетии Александра Дзасохова, который выдвинул свою кандидатуру на второй срок.

4 января в Минске на перекрестке улиц Красивой и Могилевской прошел пикет, посвященный пятидесятилетию со дня рождения бывшего министра внутренних дел Белоруссии Юрия Захаренко. Два с половиной года назад, в мае 1999 года, именно на этом месте поздним вечером генерала похитили неизвестные. Пикет является составной частью ряда подобных акций под общим названием "Цепь неравнодушных людей".

Владимир Бабурин:

Анна Данковцева - правозащитные новости недели.

Московское правительство продолжает широко разрекламированную акцию переселения жильцов подлежащих сносу пятиэтажек в новые комфортабельные квартиры. Но не стоит спешить радоваться.

Во-первых, вместо квартиры в уютном центре вам вполне могут предложить жилье за кольцевой дорогой или рядом с ней, вдали от метро и прочих центров цивилизации. Но это еще не самая большая беда. Во-вторых, владельцам квартир в пятиэтажных домах предлагают поменять свою собственность на бумажку - соглашение о временном найме жилья, причем "время" это каким-то конкретным сроком вовсе не обозначено.

Мы говорим теперь о квартирном вопросе, который (цитата из булгаковского героя просто сама собой просится) "многих так испортил". К месту и другая цитата (самый знаменитый из афоризмов Виктора Черномырдина) про то, как хотели, и как в итоге вышло. "Как всегда" вышло, если вдруг кто не помнит.

О квартирном вопросе и "принципе Черномырдина" - Марина Тимашева.

Марина Тимашева:

Расселение пятиэтажек в Москве - программа, казалось бы, настолько простая и выгодная и для граждан, и для государства, что никакой Воланд не додумается, как подвести ее под известный "закон Черномырдина".

Напомню суть: обветшалая застройка сносится, земля идет под дома, в которых можно расселить во много раз больше людей, а жители старых домов получают здесь же взамен бывших новые квартиры. Подчеркиваю слово "взамен". То есть - если квартира приватизирована, собственность меняется на собственность. В гражданском праве такого рода отношения регулируются договорами мены.

Сложность при расселении пятиэтажек могла состоять, ну, в чем? Разве только - в средствах на первую новостройку, которой запускается цикл. Но эта проблема, слава Богу, давно решена. Дальше все должно идти, как в живой природе - сдаете старую квартиру, получаете....

А получили жители одного из "приговоренных" к сносу домов в Северном округе возле Парка Дружбы вот какой документ от Департамента муниципального жилья и жилищной политики - "Договор краткосрочного найма", по которому они должны в десятидневный срок после заключения договора освободить старую жилплощадь, а новую получить в течение месяца на условиях... - нет, не собственности, а краткосрочного найма, причем срок-то этого найма как раз и не установлен. Написано так: "На период оформления договора мены до даты регистрации договора мены в Московском комитете по регистрации прав на недвижимое имущество" (конец цитаты).

Вообще-то, мена и найм - это совершенно разные правовые отношения, ну, как водительские права и автобусный билетик. А срок, который не указан, может оказаться совсем не кратким, а даже очень длинным, и люди, освободившие, между прочим, кооперативные квартиры, то есть оплаченные в советское время живыми деньгами, которые семьи копили по много лет, весь этот неопределенно краткий срок будут жить на новом месте даже не на птичьих правах (птицы-то как раз хорошо знают, где чье гнездо), а на правах съемщиков.

Съемщиков чего? Своей же новой квартиры? Но почему это нигде в тексте не оговаривается? Или не своей? Все эти вопросы я пытаюсь выяснить в разговоре с юристом Управления муниципального жилья Северного административного округа Татьяной Газиевной.

Татьяна Газиевна:

Это предусмотрено по всей Москве, это же Положение 30 "О порядке переселения". Там образец даже есть этого договора краткосрочного найма.

Марина Тимашева:

Татьяна Газиевна, скажите мне, пожалуйста, вот чего не понимаю я - и вместе, видимо, с этими людьми. Скажем, обычно я меняю свою собственность на другую собственность. Оформляется - там, ну, я не знаю - договор купли-продажи или договор мены (это не очень важно). Но в этих договорах всегда написано, какую собственность человек отдает и какую - принимает. Вот почему в данном случае в этом документе это не обозначено?

Татьяна Газиевна:

Так это - договор краткосрочного найма. Он не регулирует вопрос перехода права собственности. Этот вопрос будет урегулирован только при заключении договора мены. А этот договор, это название - "краткосрочного найма жилого помещения". Там же оговаривается, что гражданин такой-то, являющийся собственником, вот, предоставлена ему такая-то площадь.

Ведь вызвано необходимое заключение договора этого краткосрочного найма просто длительностью оформления договора мены. Этот вопрос ставился на уровне Лужкова в свое время, когда у нас многие люди, вот, оказались в такой ситуации, что... ну, по различным причинам, там, связанным с принятием в собственность города вот этих новостроек и так далее, то есть, которые препятствовали быстрому заключению договора мены и регистрации. Вот когда пошли жалобы граждан о том, что вот они остаются в подвешенном состоянии на этот период времени, то есть у них как бы нет регистрации. Следовательно, они, так сказать, не обслуживаются в поликлиниках, ну, и так далее. Вот чисто такие социальные проблемы, вот именно тогда было дано указание нам заключать вот эти договоры краткосрочного найма, чтобы хотя бы на этот период люди были социально защищены.

Марина Тимашева:

Татьяна Газиевна, здесь, кстати, нигде не сказано ничего про собственность. Вот я держу в руках этот договор. Вообще - ничего. То есть, скажем, почему в этом договоре просто не прописано, что до получения договора мены, но что речь, тем не менее, идет об обмене одной собственности на другую собственность?

Татьяна Газиевна:

Ну, в этом договоре же не ставится вопрос об обмене собственности. Это договор найма краткосрочного. Так сказать, временный.

Марина Тимашева:

Татьяна Газиевна, а вот теперь представьте себе: вот я отдаю свою собственную квартиру городу, получаю взамен то, что я являюсь нанимателем жилья, то есть - не являюсь его собственником. Это означает, что я не могу свободно манипулировать полученной мною квартирой. Верно ведь? Я не могу ни сдать ее, ни продать, ни обменять до того момента, пока я не получу этот договор мены.

Татьяна Газиевна:

Конечно.

Марина Тимашева:

То есть - меня фактически на достаточно длительное время (причем, сроки не оговариваются) лишают права собственности. Как это может быть юридически?

Татьяна Газиевна:

Дело в том, что.... Ну, не лишают права собственности в чистом виде. Почему? Потому что имеется распоряжение префекта о предоставлении собственнику, являющемся собственником такого-то жилого помещения, в собственность для оформления по договору мены другого жилого помещения. И именно вот это распоряжение префекта является основанием для заключения договора мены. И как только это распоряжение префекта издано, наша группа, специально созданная, сотрудников же начинает сбор документов для оформления договора мены.

Но вот именно сбор документов, он затягивается иногда. Ну, я, так сказать, вот сейчас не могу четко сказать практику, на сколько - ну, может быть, месяц. Это связано с оформлением документов в Бюро технической инвентаризации, которое завалено сейчас этой работой, и так далее.

Вот именно на этот период, то есть - пока идет оформление договора, то есть - сбор документов для оформления договора мены по распоряжению префекта, гражданину дается возможность (ну, это право гражданина, как бы, это необязательно даже) проживать по договору краткосрочного найма этой квартиры. Потому что в другой форме он не может проживать, правильно? То есть, он собственником полноправным предоставленной квартиры может стать только после регистрации договора мены в Москомрегистрации.

Марина Тимашева:

Татьяна Газиевна, во-первых, здесь, в этом договоре, нет ни одного слова "собственник". Вообще - нет. Собственно говоря, нигде не указана та квартира, которую человек отдает городу. Указана только новая, и ни слова нет о собственности. И ни слова - о сроках. Как же вот? Вы понимаете меня, да? Я вот сейчас разговариваю, скажем, не как юрист, не как специалист, да? Как обычный человек. Я не отдам свою собственность в обмен, потому что со своей собственностью я могу делать все, что я хочу.

Татьяна Газиевна:

Вы поймите, что до момента регистрации договора мены человек остается собственником своей квартиры.

Марина Тимашева:

Ага, это...

Татьяна Газиевна:

Это же ведь идет одновременно регистрация. То есть, при регистрации договора мены человек одновременно становится собственником новой квартиры, предоставленной, и в то же время одновременно его квартира старая переходит в муниципальную собственность. Только в этот момент. До регистрации договора человек остается собственником своей прежней квартиры.

Марина Тимашева:

Татьяна Газиевна, а вот если человек, например, я ну, упал ему кирпич на голову, условно говоря. Что тогда происходит, в тот момент, когда.... То есть - его наследники, скажем, они остаются наследниками?

Татьяна Газиевна:

Ну, а как же? Ну, а как же? На них распространяются все права, оговоренные в Гражданском кодексе, наследственные права. А чем они хуже других?

Марина Тимашева:

К сожалению, полученные ответы не разрешают тягостных сомнений. Получается, что официальные учреждения не могут нормально взаимодействовать с соседними учреждениями, оформлять в разумные сроки типовые документы. Например, по дому, который нас интересует, оформление договоров мены началось 15 ноября. К Новому Году оно не только не закончено, но даже нельзя установить сроки, когда будет закончено. Почему-то риэлтерские фирмы оформляют такие бумаги за пару недель.

И все это получаются какие-то непреодолимые обстоятельства вроде наводнений или землетрясений, которые радикально перетряхивают права граждан.

Если внимательно читать злополучный договор найма, то у него обнаруживается на официальном сервере правительства Москвы, как говорят историки, протограф, то есть исходный текст. Это примерный договор краткосрочного найма квартиры из так называемого "маневренного фонда" для жителей старых домов на время их капитального ремонта или реконструкции, то есть речь идет опять-таки о другом. Другая ситуация, другие правоотношения.

Кстати, даже этот примерный договор содержал конкретные обязательства Департамента и сроки. Они при редактировании текста удалены.

А вот что сказано в Постановлении правительства Москвы "О порядке переселения собственников" от 18 января 2000 года. Это основной нормативный акт для нашей ситуации. Параграф 2, пункт 15: "Собственник обязан освободить занимаемое жилое помещение в сроки, определяемые в основном договоре, но не позднее, чем через месяц после получения документа о праве собственности либо денежного возмещения (компенсации) в полном объеме" (конец цитаты).

Заметьте: порядок действий прямо противоположный. Обязательство гражданина отсчитываются с того времени, когда касающиеся его документы оформлены надлежащим образом. По-моему, так и должно быть. Или я чего-то не понимаю?

Надеюсь, что разрешить сомнения нам поможет комментарий специалиста по правовым спорам адвоката Ирины Владовой.

Ирина Владова:

Мена - это предмет на предмет, имущество на имущество. Это происходит в одном нотариальном договоре. Мы пришли к нотариусу и говорим: Вот меняю шило на мыло. Вот давайте так: вот эту квартиру на эту квартиру". Либо это мена, которая происходит через нотариальную контору, собственность на собственность, если у вас уже квартира приватизирована, и вы не можете второй раз приватизировать, и для вас это важно. Тогда вам обязаны предоставить собственное жилое помещение немедленно в обмен на ваше жилое помещение. Либо тогда это должна быть - пожалуйста, купля-продажа. Тогда вы продаете свою квартиру за деньги и либо выкупаете в правительстве Москвы другую такую квартиру, либо покупаете квартиру на вторичном рынке. Это ваше право.

Но вы таким образом не повисаете в воздухе. Вы не становитесь нанимателем, ожидающим неизвестно чего и неизвестно когда. Потому что пока вам будут предоставлять - это один момент, потом ее будут долго регистрировать в Мосрегистрации - это будет идти время-время-время. И, так сказать, у каждого человека могут каким бы то ни было образом меняться обстоятельства. Кто-то может умирать, кто-то может выходить замуж, кто-то может рожать детей, становиться нуждающимся и так далее.

Мена есть мена. Она делается одномоментно. Собственник меняется с правительством Москвы либо с тем полномочным органом, которому предоставляет квартиру, собственность на собственность. Это происходит моментально. Моментально происходит регистрация.

Значит, если в одной этой стадии происходит временной разрыв, то в течение этого времени возможно, что наниматели, которыми они стали совершенно незаконно, потому что они как были собственники, так и были собственники - они могут умереть, и таким образом полученная квартира немедленно "уходит". Та квартира, которая должна была бы им поступить, она туда, значит, "уходит". Соответственно, понятно, куда.

Значит, если дом снесен, то он перестает быть собственником. Потому что - то имущество, которое ему положено иметь, оно исчезает автоматически.

Кроме того, непонятно кто кому чего сдает внаем. Значит, собственник жилого помещения становится нанимателем собственной квартиры, будучи сам собственником.

Мы знаем, что очевидно нарушен закон, потому что мена есть мена. Это имущество забрали - значит, будьте любезны взамен предоставить немедленно другое имущество. Если сносится одно, то взамен этого должно быть предоставлено другое. А если вот делается какая-то щель, и в эту щель какое-то такое лукавство попадает, то совершенно понятно, что оно направлено на то, чтобы каким-либо образом это имущество изъять.

Конечно, это выглядит как абсолютное нарушение закона, потому что сразу начинаются мысли "А что?", "А зачем?", "А почему?"... а почему людей? - люди повисают в воздухе. Они не знают, так сказать, что будет с ними дальше, и как это все будет.

Марина Тимашева:

Юрист Северного округа говорит, что, пока не подписан договор мены, человек остается собственником прежнего жилья. Но ведь он уже переехал в другую квартиру. Он не может сдать, продать или поменять прежнюю, даже если пятиэтажка еще не снесена, и не может сдать, продать или поменять новую квартиру, пока нет регистрации права собственности.

Адвокат Ирина Владова предполагает, что в договоре о краткосрочном найме нарушено существенное условие.

Ирина Владова:

Когда собственник что-либо предлагает, одна сторона предлагает другой, она должна поставить существенные условия договора: что она хочет от стороны и почему.

Вот я держу в руках договор краткосрочного найма жилого помещения и читаю, что в пункте 1.2 указанного договора написано, что "срок найма жилого помещения устанавливается на период оформления договора мены с 15 ноября 2001 года до даты регистрации договора мены в Московском комитете прав на недвижимое помещение и сделок с ним". Значит, вот вы меня спрашивали о том, что значит, есть нарушение договора, что значит, вообще, есть нарушение федерального закона.

Значит, любой договор должен иметь определенные существенные условия. Значит, речь идет о договоре мены, который будет произведен в какой-то срок с неопределенной датой его производства (до регистрации). Когда это будет? Что это будет? Здесь совершенно ничего не определено.

Проживать будет до совершенно неизвестного времени, потому что в пункте 1.2 не определен срок договора мены и, соответственно, не определен срок его регистрации. Как известно, право собственности происходит после регистрации договора, а не заключением договора мены.

И таким образом мы из договора, который нам предоставляет правительство Москвы под названием "краткосрочного найма жилого помещения" узнаем, что указанный найм переходит в долгосрочный найм с неопределенным сроком. Совершенно не понятно из этого договора, что это, и на каком основании, когда и как ей будет предоставлено то жилое помещение, в которое ее неизвестно зачем срочным порядком переселяют.

Человек лишается на неопределенное время своей собственности. Вот что происходит.

Значит, договор мены, как я уже говорила, это договор, который происходит одномоментно - имущество на имущество. Возможно, это и когда-нибудь произойдет.

Марина Тимашева:

Хочется верить, что все наши опасения - чисто теоретические, неопределенно краткосрочный найм собственных квартир стал результатом случайной ошибки или канцелярской неразберихи, и никакого хитрого умысла, который мог бы опорочить хорошую программу московского правительства, здесь не было и нет.

Впрочем, причины и мотивы мы поймем из дальнейшего развития сюжета. А сегодня нельзя не согласиться с адвокатом Ириной Владовой в том, что подписывать документы, не читая, очень вредная привычка, и в серьезном деле, касающемся здоровья или собственности, лучше всего для начала консультироваться со специалистами.

Ирина Владова:

Вы ведь должны вообще идти к юристам, потому что, как вы знаете, если у нас болит зуб, то никто из цивилизованных людей, значит, зуб к дверям не привязывает, ручку двери при этом не дергает. Все идут к врачам, тем не менее, да? Вот я всегда своим клиентам, своим студентам, своим стажерам объясняю, что для того, чтобы торговать сигаретами, нужно знать закон об акцизах как минимум, а вот для того, чтобы делать какие-то операции с недвижимостью, все-таки, действительно нужен профессионал.

Поэтому люди должны идти к юристам и советоваться по каждому конкретному случаю.

Владимир Бабурин:

Марина Тимашева.

Мы начали с двух цитат. К месту будет и третья, любимая в советское время пропагандистами: "Люди, будьте бдительны!" (без устали повторяли они слова Юлиуса Фучика). Вы тоже - будьте. Советуйтесь с юристами прежде, чем подписывать бумаги, иначе квартирный вопрос испортит вам жизнь, и получится, как всегда (а так хочется, чтобы лучше!).

Сейчас время обзора "Западная печать о правах человека", большая часть которого будет посвящена соблюдению и нарушению этих прав после 11 сентября.

Но начала я, как и обещал, вернусь к проходящему Интернете Второму Сахаровскому правозащитному конгрессу и к посвященному этой же теме докладу руководителя информационно-аналитической службы движения "За права человека" Евгения Ихлова, который называется "Очередная война за прекращение всех войн".

"Международный терроризм - безусловное и абсолютное зло, но разве меньшее зло терроризм государственный?" - пишет Евгений Ихлов. - "По самым скромным данным, армия Путина погубила уже в ходе второй чеченской войны в 10 раз больше мирных чеченцев, чем погибло 11 сентября мирных американцев, и Путину стоя аплодировал бундестаг, его угощали чаем в Букингемском дворце. Причем, никакой особой надобности, например, в виде угрозы неминуемого коммуно-фашистского реванша, в такой демонстрации солидарности с Кремлем не было. Что уж говорить про постоянные попытки многих европейцев, особенно Франции, возобновить сотрудничество с Саддамом Хусейном, про решение провести Олимпиаду в Китае, где сотнями расстреливают просто за веру?

И неистовое заклятие Америки - сотрите с лица земли Афганистан - это тоже грезы о геноциде, о государственном терроризме. Бредни о войне цивилизаций, оправдывающие любое применение силы, странная эйфория предчувствия большой войны в прессе - все это лучше всего показало, насколько еще хрупка демократическая пленка. Сентябрь и октябрь 2001 года напомнили, насколько прост вход в мировую войну, как соблазнительно упростить картину мира.

Интерес пропутинской прессы понять легко: жуткая картина всемирного заговора бородатых убийц от Индонезии до Македонии, индульгенция чеченского геноцида. Но кто тянул за язык Блэра? Ему что, тексты Павловский пишет? Это не Путин решил примкнуть к Западу, это олигархическая Россия чудом нашла себе экологическую нишу быть "своим сукиным сыном", надежным щитом против мировой исламской угрозы. Если Запад все прощал Саддаму, ЮАР, иранскому шаху, Чаушеску, то чем хуже Путин?

Как ждали адепты российского "правого поворота", что Америка получит в Афганистане Чечню! Как им хотелось стать в предполье мировой битвы! Но главная сила путинской политики - найти российское в западном подсознании."

Доклад Евгения Ихлова и другие материалы Второго Сахаровского конгресса можно читать в Интернете. Адрес: www.saharov-congress-hall.ru/sc2

На очереди обзор "Западная печать о правах человека", который подготовил Владимир Ведрашко.

Владимир Ведрашко:

Британская газета "Гардиан" поместила статью бывшего члена британского парламента Джеки Боллард. "Еще до 11 сентября мне казалось, что своеобразным проявлением расизма даже среди либералов являлось неприятие ислама. Конечно, это неприятие маскировалось под защиту прав человека, особенно прав женщин в исламских странах. Но многие ли из либералов жили в мусульманских странах и наблюдали реальность, скрытую под поверхностью видимой жизни?

Одна иранская женщина, посетившая Европу, говорила мне о своем сочувствии западным женщинам, которые при том, что посвящают себя семье и воспитанию детей, вынуждены еще и заниматься оплачиваемой работой. Женщины в Иране", - продолжает автор статьи в "Гардиан", - "уверены в себе и социально независимы. Они могут работать и работают. Они получают дипломы инженеров, причем чаще в Иране, нежели в Великобритании. А женщин парламентариев в Иране больше, чем, например, в Германии".

Автор статьи в газете "Гардиан" заключает: "Пора нашему либеральному общественному мнению начать лучше понимать ислам и хоть что-то узнавать о культуре Ближнего Востока вместо того, чтобы безосновательно обижать и оскорблять миллионы людей неточными и невежественными оценками".

Что пишут о правах человека американские газеты? Из Бостона рассказывает Мария Раснер.

Мария Раснер:

Все больше и больше американцев по всей стране вынуждены отвечать на вопросы сотрудников ФБР. Как пишет газета "Крисчен Сайенс Монитор", властям не нравятся мнения и реплики, критикующие федеральное правительство, президента Буша, войну с терроризмом. Вслед за подобной критикой, высказанной порой в ходе частных бесед с друзьями в спортивном зале, может последовать телефонный звонок и тщательный допрос.

А в художественную галерею в Хьюстоне сотрудники службы безопасности пришли сами. Их заинтересовала выставка "Тайные войны". Работнику галереи было сказано, что ФБР расследует случаи антиамериканской деятельности. "Что же антиамериканского в свободе слова?" - удивился тот.

Растущее недовольство в обществе заставило ФБР и министерство юстиции оправдываться. "Классовое сознание с точки зрения мер безопасности в аэропортах" - так озаглавлена статья, опубликованная в "Нью-Йорк Таймс". После событий 11 сентября обычные пассажиры вынуждены выстаивать длинные очереди, подвергаться обыску, тогда как наиболее ценных клиентов авиакомпании направляют прямиком в салон самолета.

Ожидается, что в ближайшее время будут введены новые меры безопасности, которые должны ускорить процесс регистрации. Пассажирам будет предложено внести свои данные в общенациональную систему опознавания личности, иными словами, добровольно записаться в так называемый "список", после чего они смогут приобрести специальное авиаудостоверение.

По мнению газеты "Нью-Йорк Таймс", первыми владельцами таких удостоверений станут все те же "самые важные пассажиры", которые летают чаще других и потому заинтересованы в ускоренном обслуживании. Остальные же так и будут стоять в очередях, задаваясь вопросами о своих гражданских правах, отмечает "Нью-Йорк Таймс".

Владимир Бабурин:

Обзором "Западная печать о правах человека" мы заканчиваем очередной выпуск программы "Человек имеет право".

XS
SM
MD
LG