Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Будет сидеть! Я сказал!" - Дело Григория Пасько. Дезертирство из армии. Самарский суд оправдывает антисемита


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- "Будет сидеть! Я сказал!" - Дело Григория Пасько.
- Дезертирство из армии. Пример районного масштаба.
- Старый рецепт спасения России. Самарский суд оправдывает антисемита.


Эти темы, а также правозащитные новости из России, ближнего и дальнего зарубежья я представлю в программе "Человек имеет право".

На прошлой неделе Военная коллегия Верховного Суда удовлетворила жалобы военного журналиста Григория Пасько. Секретный приказ, за нарушение которого он, собственно говоря, и был приговорен к 4 годам лагерей, признан незаконным. Но в судьбе Григория Пасько ровно никаких изменений не произошло. И он, и другие осужденные или обвиняемые по "шпионским" статьям продолжают оставаться под стражей.

О диктатуре закона продолжают говорить все, начиная с президента Путина, не обращая внимания на то, что диктатура и закон не слишком сочетаются.

В частности, Тихоокеанский суд в деле Пасько игнорирует решение Суда Верховного.

Из Владивостока только что вернулся общественный защитник Григория Пасько, руководитель Русского ПЕН-Центра Александр Ткаченко.

- Александр, на прошлой неделе 12 и 13 февраля Военная коллегия Верховного Суда рассмотрела кассацию и две жалобы Григория Пасько. Она их удовлетворила, но в деле Пасько никаких изменений не видно. Более того, прокуроры и в Москве, и во Владивостоке прямо-таки цитируют Глеба Жеглова: "Будет сидеть! Я сказал".

Вы только что вернулись из Владивостока. Ощущение, что противная сторона крепка в этом убеждении?

Александр Ткаченко:

Вы знаете, в чем дело? Как раз именно вот эти их высказывания говорят о слабости их позиции.

Я просто хочу сказать, что настолько компания уже прогнила.... С одной стороны, прокуратура военная, представители, я сам видел, как они радовались, что эти указы... с их же помощью, ведь они поддержали отмену, потому что это мешает им самим построить нормальную правоохранительную систему по секретам.

Но хочу вам процитировать только одну вещь из речи прокурора, и хочу сказать: ну, вот как можно, как можно говорить с этими людьми, которые работают против журналиста (в данном случае) вот таким образом?

Вот смотрите, что заявляет прокурор? Это самое свежее, то, что я вычитал из речи прокурора, поскольку он ее подал после того, как он выступил.

Вот смотрите: "Имеющиеся недостатки в деле (да?) объясняются неопытностью следователя и юридической неграмотностью лиц, проводивших следственные действия. Однако фактически все действия, указанные в протоколе, были выполнены".

Вы можете себе представить, какие люди работают в таких вот вещах?

Поэтому я абсолютно уверен, что вот это решение будет действовать на Григория Пасько. Это абсурд - то, что Военная коллегия сказала, что недействительны оба указа, и в то же время человек по этим приказам будет сидеть в тюрьме.

Вот я хочу спросить: при отмене советской Конституции и при отмене 53 Статьи (антисоветская пропаганда), так что, у нас до сих пор сидят люди по этим статьям? Их тут же выпустили, если не раньше.

Так и здесь, я уверен. Месяц, два-три, я просто уверен, что он будет на свободе.

Владимир Бабурин:

Александр, и, тем не менее, сейчас же есть довольно сильное внесудебное давление. В первую очередь, я имею в виду фильм, показанный 7 февраля по ОРТ, фильм, сделанный совершенно в духе 70-х годов.

Я позволю себе процитировать обращение, которое, в том числе, вы подписали. Естественно, не вам процитировать, а нашим слушателям, потому что, в отличие от фильма, ваше письмо не получило широкого распространения.

Так вот, вы, а также Алексей Симонов, Наум Ним, Алексей Яблоков, Лев Федоров и другие члены Общественного комитета в защиту Пасько утверждают, что "ни один из видеоматериалов, представленных в фильме, не фигурировал в суде в качестве доказательства вины Григория Пасько. Без умелого монтажера, закадрового текста и очевидных профессиональному глазу подделок и подтасовок этот материал никого и ни в чем убедить не может. Можно смело сказать, что фильм смонтирован из ошметков оперативной разработки журналиста Григория Пасько ФСБ Тихоокеанского флота, не попавших в обвинительное заключение".

Примечательно, что фильм этот вышел на экраны практически сразу после того, как президент Путин сказал, что Пасько передавал японскому коллеге секретную информацию, хотя суд-то этого не смог доказать. И получилось, что Общественное российское телевидение, которое вещает на всю страну, так отреагировало на заявление президента. У вас есть такое ощущение?

Александр Ткаченко:

Ну, во-первых, у меня есть ощущение, что 1-й канал подыграл, прежде всего, ФСБ. Не столько президенту. Видна школа, вот кто это делал, кто "слил" эту информацию в передачу "Человек и закон". Ведь я, как свидетель и как человек, который весь процесс находился в зале суда, я действительно этих материалов не видел в суде.

Ведь ежу понятно, что, если бы хотя бы миллиграмм юридической силы в сторону обвинения был бы в этих материалах, они немедленно были бы в суде для того, чтобы еще больше убедить суд в том, что Пасько виноват. Виноват еще больше, и больше, и больше, и больше. Однако они почему-то не фигурируют и никогда не были показаны в суде. Мы не отсматривали этих кадров, мы не видели этих материалов.

Там показывают переводы с японского, якобы это вот те сведения, которые он передал. Это бред и ерунда. Потому что единственный перевод, который мы отсмотрели, бумажку, это перевод с японского на русский имен моряков еще времен Цусимы, которым Григорий хотел таблички поставить в Японии. И он просил японских журналистов ему перевести для того, чтобы сделать вот такую вот вещь.

Больше ничего связанного с японским языком там не было. То есть -это чистая подтасовка.

И я хочу сказать, что очень жаль, что президента Путина постоянно вводят в заблуждение. И вот я заметил, что и ОРТ, и российский канал, они все время как бы "ошибаются", по Фрейду, да? И все говорят: "Он передал документы". Ничего он не передавал. Суд это уже доказал.

На самом деле, сейчас существуют 2 дела Пасько. Одно реальное, которое знают адвокаты, которое знают его защитники досконально. И другое дело, которое существует в воздухе, дело Пасько. Там ложь, там дезинформация, там полная и наглая фальсификация. Это использование свободы слова с целью очернения человека. Ведь он еще не признан виновным, поскольку приговор не вступил в законную силу, и, надеюсь, что никогда не будет признан виновным. А они, нарушая этот принцип святой (презумпции невиновности), постоянно твердят об этом.

Я считаю, что именно это говорит о том, что их позиция слаба. Иначе зачем им это нужно? Они его посадили, и они его еще дальше вталкивают, в глубину, еще глубже и глубже, и глубже. Но ничего не получается.

Вот взяла Военная коллегия Верховного Суда и отменила эти 2 приказа нелегитимных. И история сама разбирает как бы эти вот завалы и выводит Григория на чистоту. Потому что он действительно чист был в своих деяниях. И вот с этим ходом истории самой уже ничего невозможно сделать. Я думаю, что ОРТ потом будет либо... я не знаю, либо извиняться... Я вообще не знаю, как они будут смотреть в глаза, вообще. Журналисты, которые топят своих же коллег. Стыдно и позорно.

Владимир Бабурин:

Александр, я не говорю здесь о корпоративной солидарности, ее здесь нет. Но все-таки - это что, искреннее желание бежать впереди паровоза и предугадывать какие-то желания президента? Или же это все-таки был чей-то заказ, по-вашему?

Александр Ткаченко:

Я думаю, что это заказ ФСБ. Однозначно. Там денег платить им не нужно. Они просто позвонили и сказали: "Ребята, надо это показать". А те сказали: "Есть!"

Вот удивительно: люди - не то что боятся, они просто не хотят сказать "Нет".

Ну, вот... я не знаю. Не знаю. Ситуация, она очень поляризирует сейчас людей. И показывает who is who. Очень показывает.

Владимир Бабурин:

Общественный защитник Григория Пасько Александр Ткаченко.

Адвокат Пасько Иван Павлов, в отличие от Александра Ткаченко, который не всегда контролирует свои эмоции, оперирует исключительно юридическими понятиями.

Иван Павлов:

Верховный Суд подтвердил правильность утверждения защиты о нелегитимности правовых актов, на которых было основано обвинение и сам приговор по уголовному делу.

Кристина Горелик:

Скажите, пожалуйста, это каким-то образом повлияет на дальнейшее развитие событий в деле Григория Пасько?

Иван Павлов:

Безусловно. Единственно возможным правовым последствием вынесенных Верховным Судом решений может стать прекращение уголовного дела при его рассмотрении кассационной инстанцией, то есть Военной коллегией Верховного Суда, и немедленное освобождение Григория Пасько из-под стражи.

Кристина Горелик:

Вы удовлетворены решением Верховного Суда? Как первым, так и вторым?

Иван Павлов:

Безусловно, мы удовлетворены этим решением, хотя мы попросили кассационную инстанцию Верховного Суда внести некоторые изменения в первое решение, которое касалось 55 приказа, чтобы он был признан не с момента вступления в силу решения, а с момента его издания, то есть с 1996 года.

Дело все в том, что суд допустил ошибку, ну, скорее, которая является даже досадной опечаткой, вот. Мы принесли жалобу на это решение в плане того, чтобы оно было изменено, откорректировано в кассационной инстанции. Дело все в том, что такие решения суда вступают в силу немедленно, сразу же после их провозглашения. Наши оппоненты, кстати, утверждают, что решение не вступило в законную силу, поскольку оно будет обжаловано и опротестовано. Однако нет. Согласно действующему Гражданско-процессуальному кодексу, с учетом всех изменений, которые были внесены в 2000 году в него, решение суда об оспаривании нормативных актов вступает немедленно после их провозглашения.

Кристина Горелик:

Тогда каким образом вы надеетесь изменить это решение?

Иван Павлов:

Дело все в том, что решением Верховного Суда приказ министра обороны 055 был признан незаконным и не порождающим правовых последствий с момента вступления в силу решения. Мы ставили вопрос о признании его незаконным и недействующим с момента его издания, то есть с 1996 года. И именно в этой части мы и оспариваем это решение.

Кристина Горелик:

И в этом случае решение можно оспорить.

Иван Павлов:

Безусловно. Мы не требуем его отменить, а требуем его изменить. То есть внести в него некоторые коррективы. Это кассационная инстанция вправе сделать.

Хотя и в таком виде, в котором оно есть, оно нас, безусловно, устраивает. Но чтобы добиться здесь юридической чистоты, то необходимо внести в него некоторые поправки.

Наши дальнейшие действия связаны именно с уголовным делом. Мы собираемся в ближайшее время закончить ознакомление с протоколом судебного заседания. Затем дело будет направлено в Москву, в Военную коллегию Верховного Суда (которая в течение месяца с момента поступления дела должна его рассмотреть), где мы будем добиваться прекращения уголовного дела и немедленного освобождения из-под стражи Григория Пасько.

Владимир Бабурин:

Иван Павлов, адвокат Григория Пасько, отвечал на вопросы координатора программы "Человек имеет право" Кристины Горелик.

Прокомментировать ситуацию мы попросили военного обозревателя "Еженедельного журнала" Александра Гольца.

Александр Гольц:

Дело Пасько наводит на довольно любопытные размышления. Вот последнее развитие ситуации вокруг дела Пасько, в частности.

Военная коллегия Верховного Суда, в общем-то, довольно исправно одобряет приговоры, вынесенные в отношении "шпионов" так называемых (в частности, по делу Моисеева). Но в то же время, когда дело доходит до анализа неких подзаконных актов, на основе которых эти дела и сфабрикованы, тут военные юристы, военные судьи проявляют некую принципиальность.

Вот, конечно, страшным анахронизмом выглядел этот приказ, еще проштампованный, советский, собственно, приказ 1990 года о том, что офицерам - носителям гостайны запрещено общаться с иностранцами. Приказ отменили, но как твердо говорят представители ФСБ и прокуратуры Тихоокеанского военного округа, к делу Пасько это не будет иметь отношения, потому что приказ отменили только сегодня, а судили его за нарушения еще действующего приказа.

Вообще, проблема вот всех этих дел (можно говорить не только о деле Пасько, но и о деле Сутягина тоже) заключается в некоем столкновении желания одних людей, жителей нашей страны и граждан нашей страны, шире общаться с окружающим миром, - и страха других, страха представителей силовых структур, что это общение может представлять некую угрозу безопасности государства.

Вот, собственно, квинтэссенция всех этих дел.

Владимир Бабурин:

Александр Гольц, военный обозреватель "Еженедельного журнала".

Против вынесения приговора Григорию Пасько протестовали еще в декабре прошлого года. Были пикеты, сборы подписей, открытые письма президенту Путину. Вечером в эту пятницу, 22 февраля, у Соловецкого камня на Лубянке пройдет еще один митинг, участники которого будут требовать и освобождения Григория Пасько.

А 15 февраля одна из самых влиятельных правозащитных организаций, Международная Хельсинкская федерация, начала в Москве широкомасштабную акцию против шпиономании в России. По словам исполнительного директора организации Аарона Роудза, обвинение в шпионаже Григория Пасько, Игоря Сутягина и Валентина Моисеева является попыткой запугать российскую интеллигенцию и препятствует либерализации общества. Правозащитники считают, что дальнейшее распространение шпиономании способно опять превратить Россию в закрытую страну.

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Адвокаты сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина, обвиняемого в государственной измене, расценивают показанную недавно по одному из российских телеканалов видеозапись с якобы признательными показаниями обвиняемого как давление ФСБ на суд. По информации ФСБ, эти съемки были произведены в конце 1999 - начале 2000 года с согласия Сутягина, однако адвокат ученого Анна Ставицкая выразила сомнение в подлинности этой видеозаписи и подчеркнула, что она не фигурирует в уголовном деле.

В селе Цоцин-Юрт Курчалоевского район Чечни уже несколько дней не прекращается акция протеста против проходившей здесь 10-12 февраля так называемой зачистки, сообщает информационное агентство "Прима". В ночь на 12 февраля в результате обстрела военными нескольких домов были убиты двое жителей села, Люба Довлеткураева и Саид-Эмин Довлеткураев. В настоящий момент в акции протеста, длящейся уже неделю, участвует около 4 000 человек. Участники манифестации требуют прекращения зачисток и вывода российских войск из Чечни.

Российская прокуратура расследует более 20 уголовных дел в отношении военнослужащих и милиционеров, подозреваемых в преступлениях против мирного населения Чечни. Об этом сообщил заместитель Генерального прокурора России в Южном федеральном округе Сергей Фридинский. По его словам, в прошлом году за преступления против жителей Чечни к ответственности были привлечены 20 сотрудников милиции. В суды также были направлены более 10 дел российских военнослужащих.

Участники Всероссийского демократического совещания заявили, что в России отсутствует свобода слова. Они потребовали немедленно прекратить неконституционную политическую цензуру в российских средствах массовой информации, в первую очередь на телеканалах ОРТ и РТР. В заявлении, принятом 18 февраля на проходившем в Москве форуме, подчеркивается, что все общественные силы должны иметь возможность открыто и систематически излагать свои взгляды. Во Всероссийском демократическом совещании участвовали представители 22 организаций, в том числе партии "Яблоко", Союза правых сил и правозащитного общества "Мемориал".

По сообщению "Интерфакса", в Южном округе Москвы скинхеды избили подростка. 16 февраля в УВД Чертановского района обратился Гасан Алиев, азербайджанец, ученик 10 класса одной из московских школ. Он сообщил, что в 7 часов вечера на Днепропетровской улице его избили пятеро неизвестных. В результате подросток получил различные травмы. По его словам, стриженные наголо злоумышленники были одеты в камуфляжные брюки, ботинки "гриндерс" и короткие куртки оранжевого и черного цветов. Как отмечают в милиции, подобная униформа является отличительной чертой московских скинхедов. По данному факту возбуждено уголовное дело. Ведется розыск преступников. За последнюю неделю это третий подобный инцидент. До этого нападениям скинхедов подверглись приезжие из Ирана и двое граждан Китая. Во всех случаях задержать преступника не удалось.

В пяти школах Джелалабадской области на юге Киргизии приостановлены занятия, - родители отказываются посылать туда детей в знак протеста против ареста депутата парламента страны Азимбека Бекназарова. Сторонники Бекназарова считают, что он арестован за критику президента страны Аскара Акаева.

Владимир Бабурин:

Анна Данковцева, правозащитные новости недели.

Мы уже сообщали, что в Самаре завершился длившийся более двух лет судебный процесс по делу директора охранного агентства "Алекс", редактора газеты "Алекс-Информ" Олега Киттера. Он обвинялся по 282 статье Уголовного кодекса России ("возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды"). Истцом выступила прокуратура Самары после соответствующего заявления местной еврейской национально-культурной автономии.

Киттер был оправдан "за отсутствием состава преступления".

Директор самарского охранного агентства Олег Киттер, редактор газеты "Алекс-Информ", оправдан Самарским судом. Суд не нашел ничего предосудительного (простите уж за тавтологию) в том, что возглавляемая Киттером газета из номера в номер публикует антисемитские материалы типа "Протоколы Сионских мудрецов", "Катехизис еврея в СССР", оскорбления в адрес еврейской общины Самары и евреев-чиновников областной администрации, антиеврейские карикатуры и лозунги.

Вообще, статья о разжигании национальной розни применяется в России крайне редко. Не видят такой проблемы.

Киттер празднует победу.

С подробностями - Сергей Хазов.

Сергей Хазов:

Судебное разбирательство началось в 1999 году, когда прокуратура Самары выдвинула против Олега Киттера обвинение по 282 статье Уголовного кодекса России за возбуждение национальной вражды. Поводом для обвинения послужили неоднократные публичные высказывания Киттера о необходимости разрушения синагог и изгнания раввинов из России, а также антисемитские публикации в издаваемой и редактируемой им газете "Алекс-Информ". Итогом беспрецедентного для российского правосудия двухлетнего судебного разбирательства стал вынесенный в отношении Олега Киттера оправдательный приговор.

Комментируя свое решение, судья Андрей Моргунков заявил, что в действиях обвиняемого нет ничего предосудительного. Олег Киттер назвал происшедшее "закономерной победой русских националистов".

Олег Киттер:

Корень зла - это как раз сионизм и жиды. Каждой нации надо просто указать на их место.

Я думаю, что на примере нашего суда, то, что я выиграл суд, скорее всего, в дальнейшем будут точно так же по 282-й суды выигрываться. 282 статья это статья, которая защищает как раз русских от нападок нацменов.

Сергей Хазов:

По словам Олега Киттера, выдвинутое против него обвинение в разжигании национальной вражды было прекращено не без участия Федеральной службы безопасности России.

Олег Киттер:

Ну, я считаю, что ФСБ полностью установила то, что я чист как младенец. За мной никаких грехов нет. Единственное, что вот они хотели мне впаять, это экстремизм, но и это у них не получилось. И то, что Путин пришел...

Наверное, они просто поняли: заниматься надо национальным вопросом.

Сергей Хазов:

В Самарском областном управлении ФСБ отказались давать какой-либо комментарий по уголовному делу в отношении Олега Киттера. Областные и городские власти так же не дали свою оценку по этому вопросу.

Только представители интеллигенции и правозащитники высказали тревогу по поводу оправдания судом националиста.

Говорит директор Самарского Художественного музея Почетный гражданин города Анетта Басс.

Анетта Басс:

Это не только для города и губернии, но для России это страшно, какую газету он выпускает. Очень страшно, что такие газеты можно издавать, показывать, распространять.

Такие проявления должны быть наказаны. Так, как это было с Макашовым в свое время. Все-таки это нашло отзвук.

Детское стихотворение есть "Мамы всякие нужны, мамы всякие важны..." В принципе, ведь то же самое и о национальностях. Нас здесь живет очень много людей, в нашем регионе. И то, что происходит с Киттером, что его спасло от вынесения приговора... Если в этом есть хоть какая-то доля правды, это ужасно, и если мы считаем себя свободной страной, такого быть не должно.

Сергей Хазов:

Руководитель Самарской областной ассоциации "За права человека" Николай Романов считает, что антисемитские высказывания Олега Киттера инициированы силовыми структурами.

Николай Романов:

ФСБ тоже заинтересовано в тех национальных чувствах, разжигании национальной розни. Это разжигание национальной розни ("одна нация лучше, другая - хуже").

Я его осуждаю. Не найдется достаточно много людей, чтобы вот это вот воспринимать так, как хотел бы Киттер.

Сергей Хазов:

Председатель Самарского бюро организации "Международная амнистия" Николай Елизаров сообщил (цитирую): "ситуация с Олегом Киттером лишний раз подтвердила, что судебные органы в России подконтрольны спецслужбам и властям" (конец цитаты).

Для Радио Свобода - Сергей Хазов, Самара.

Владимир Бабурин:

За 2 года между заседаниями суда Олег Киттер успел баллотироваться на пост мэра Самары и набрал около 2 000 голосов, создал областное отделение Национально-державной партии России и секретный Центр по борьбе со СПИДом, крысами и жидами.

Во время предвыборной кампании Киттера тираж его газеты доходил до 200 000 экземпляров. Ее находили практически в каждом почтовом ящике Самары. Среди его покровителей - генерал Макашов и бывший министр печати Миронов. Спецслужбы предпочитают оставаться в тени, но сам Киттер открыто говорит об их поддержке, и приход к власти Владимира Путина откровенно его вдохновляет. Вот только знает ли президент России о своем "союзнике" в Самаре?

Едва ли не еженедельно поступают сообщения о побегах из армии. Побег двух десантников несколько дней оставался первой темой выпусков новостей две недели назад. 9 человек стали жертвами российских рэмбо, обученных в лучших элитных частях.

О мотивах чудовищных действий так пока ничего и не сообщили. Но обычно из армии бегут по другой причине, другие солдаты (не самые сильные, почти уже отслужившие, а их жертвы).

Из Обнинска - Алексей Собачкин.

Алексей Собачкин:

Сколько военнослужащих бежит ежегодно - тайна, но подсчитать нетрудно. Если в стотысячный Обнинск в 2001 году вынужденно вернулись домой 4 солдата, то можно предположить, что в целом по стране таких не менее пяти с половиной тысяч.

Дедовщина - главная причина того, что солдаты бегут из армии.

В октябре прошлого года жительница Обнинска Людмила Федосеева получила страшную телеграмму. Пропал ее сын, Роман, служивший в одной из частей в Свердловской области. В телеграмме выражалась просьба оказать содействие в поисках сына. День шел за днем, но никаких известий о судьбе Романа Федосеева не было. Потом пришло письмо из воинской части, содержащее "донесение по самовольно оставившему часть". Документ гласил: поиски результатов не дали.

Федосеев и еще двое беглецов ушли из части. Помыкавшись, ребята оказались в Екатеринбурге, устроились работать на какой-то овощной базе. В январе Федосеев наконец-то дал матери знать о себе - просил прислать паспорт. Мать тут же поехала за сыном.

Сдерживая слезы, Людмила Федосеева рассказывает, каким увидела сына.

Людмила Федосеева:

Черный, грязный, в цыпках, в болячках. Жили в каком-то бараке, там, человек 30, как муравьи. Я его сразу же забрала.

Алексей Собачкин:

Мне довелось встретиться с Романом Федосеевым на второй день после его возвращения домой. Он рассказал, как над ним в армии издевались так называемые "деды".

Роман Федосеев:

Издевались. Там, ночью поднимали, били. Вот они всю грудь мне отбили.

Насчет денег они говорят: "Если зарплату вы нам не отдаете, то вам труба". Ну, типа "бить будем сильно".

Алексей Собачкин:

Солдат пытался жаловаться на произвол. Воинское начальство обещало принять меры, но все оставалось по-старому.

Роман Федосеев:

Они ничего не предпринимали. Вот я много раз замечал: они просто приходили пьяные, и все. Прямо в казарму заходили пьяные, ночевали.

Я думаю, офицеры виноваты сами.

Алексей Собачкин:

Летом для Федосеева наступила передышка, - его отправили в командировку в другую часть, и там все было хорошо. 4 октября командировка закончилась, он вернулся в свою часть. Встреча грозила быть горячей. "Деды" пообещали вечером "поговорить" с ним. Было понятно, что это будет за разговор, поэтому Федосеев и два его приятели сбежали.

Что будет с ним дальше? Если Федосееву удастся доказать, что его побег из армии являлся вынужденным, то он будет дослуживать в другой воинской части.

Роман Федосеев:

Если получится, то дослужить. Только не туда обратно, а где-нибудь здесь, поблизости. Потому что туда обратно я не хочу.

Алексей Собачкин:

Вот еще одна история.

Обнинский призывник Елисей Трубачев попал служить в Ивановскую область в декабре прошлого года. Не успев принять присяги, он оказался в госпитале. В той воинской части, куда он попал, его страшно били, головой о стену. Он написал письмо домой о том, что происходит.

В январе мать забрала его домой прямо из госпиталя. Как ей это удалось - Бог весть.

Сейчас мать прячет сына, боясь того, что за ним могут прийти внезапно. Страх потерять сына у матери велик.

И это еще не все. Летом 2001 года из Обнинска был призван в армию Игорь Логвинец. Обнинская призывная комиссия давала ему отсрочку по состоянию здоровья, но в Калуге с этим не посчитались, и в армию его отправили.

Через некоторое время рубцы на ногах от ожогов, полученных в детстве, стали кровоточить. Кирзовые сапоги это не модельные туфли. Мало того, парень еще натерпелся от дедовщины. Били его регулярно.

Игорь Логвинец:

Били. Мы собирали бутылки, чтобы им покупать сигареты, "дедам". Били по-разному. И ногами, и руками, и чем только под руки попадалось.

Алексей Собачкин:

Мать Игоря Людмила Логвинец осенью прошлого года получила от сына письмо. Прочитав его, сразу же поехала к нему.

Людмила Логвинец:

Пришло последнее письмо, там сказано было, как в столовой избивали его сильно. Я пошла на работу, взяла отпуск за следующий год и поехала.

Алексей Собачкин:

Забрав сына из армии, она заявила об этом в областную прокуратуру. После этого беглого солдата положили лечить ноги в областной калужский госпиталь. Мать, опасаясь того, что сын опять попадет в руки "дедов", смогла забрать его оттуда.

Теперь военная прокуратура завела уголовное дело в отношении Игоря Логвинца за самовольное оставление воинской части. Но мать на своем стоит твердо и сына в армию больше отдавать не собирается.

Нашу армию справедливо называют рабоче-крестьянской. Сыновей из обеспеченных семей в армии встретить трудно. От армейской службы откупаются, - это ни для кого не секрет.

Однажды я услышал от одного молодого человека такую историю. Он заплатил много денег врачу, чтобы тот написал ему заключение о негодности к армейской службе. Сделка состоялась, а на следующий день парень попал в автомобильную аварию, и беднягу так поломало, что вопрос о призыве больше не стоял, - еле выжил. Поправившись через полгода, он стребовал с врача деньги обратно.

Армии боятся и служить в ней не хотят. В бегах находятся около сотни обнинских призывников. Их ищут. Осенью дела 46 уклонистов были переданы в прокуратуру. Недавно завершился суд над Алексеем Меховичем. За уклонение от воинской обязанности он получил год условно. Если он не пойдет в армию весной 2002 года, тогда тюрьма. Это уже семнадцатый случай за 2 года, когда Обнинский суд выносит обвинительный приговор за уклонение от службы.

Статья 59 Конституции России гарантирует каждому, чьи убеждения исключают военную службу, право на замену ее альтернативной гражданской службой. Это означает то, что, несмотря на отсутствие закона об альтернативной службе, любой призывник на такую службу право имеет.

Это пытался доказать в Обнинской суде Дмитрий Неверовский, дело которого прогремело в свое время на всю страну. Своей правоты ему доказать не удалось. Сначала за уклонение от службы он был осужден на 2 года, затем срок уменьшили до года и освободили в зале суда по амнистии. Добиться того, чтобы его признали полностью невиновным, Дмитрий не успел. Он трагически погиб в апреле 2001 года. Однако случаи, когда суды признают право на альтернативную службу, есть. Так произошло в Москве, Архангельске и других городах.

В Нижнем Новгороде в качестве эксперимента 20 ребят проходят альтернативную службу в городской больнице санитарами. Обнинская общественность хочет повторить нижегородский опыт. В городе не хватает младшего медицинского персонала, коммунальное хозяйство укомплектовано рабочими менее чем наполовину. Работа есть, и призванным на альтернативную службу будет что делать. Для повторения нижегородского эксперимента обнинским властям просто-напросто нужно проявить политическую волю.

Есть такая народная мудрость: на службу не напрашивайся, от службы не отказывайся.

Понять ребят, уклоняющихся от армии, можно. Идти на службу, где тебя могут покалечить, страшно. Государство защитить от произвола не в состоянии. Так, может быть, на местном уровне следует принять решения, которые дадут призывникам возможность выбора?

Алексей Собачкин - для Радио Свобода, Обнинск.

Владимир Бабурин:

Головинский межмуниципальный суд Москвы продолжает рассмотрение иска прокуратуры Северного округа о ликвидации общины Свидетелей Иеговы.

Подробности - от Михаила Жеребятьева.

Михаил Жеребятьев:

Нынешний процесс уже второй по счету. Предыдущий, длившийся более 5 лет, завершился в феврале 2001 года. Тогда суд вынес решение о необоснованности претензий к Свидетелям Иеговы, однако через 3 месяца Московский городской суд его опротестовал и вернул дело на повторное рассмотрение.

На вопрос Радио Свобода, в чем состоят нарушения законодательства со стороны Свидетелей Иеговы, отвечает представитель прокуратуры в процессе Татьяна Кондратьева.

Татьяна Кондратьева:

Так, в общем, не скажешь. Достаточно серьезная, подробная и широкая тема для обсуждения это те требования и то разжигание религиозной розни, которое преподносится со страниц печатных изданий, те требования, в результате которых на личность воспринимающего данные тексты оказывается психологическое давление.

Я в данном случае не голословна. Я опираюсь на мнение специалистов в области психолингвистики, психологов, литературоведов. Я сейчас буквально процитировала их слова.

Поэтому те запреты, которые накладывает организация на своих адептов, включая безусловные отказы на переливание крови, что идет вразрез с действующим законом о свободе совести и религиозных объединениях.

Михаил Жеребятьев:

Адвокаты Свидетелей Иеговы заявили суду ряд ходатайств.

Первое: о прекращении дела. Защита мотивировала его, руководствуясь следующими соображениями.

Предметом разбирательства являются верования, определять истинность которых суд светского государства не может. Кроме того, процесс по уголовному делу, которое было возбуждено против организации Свидетелей Иеговы прокуратурой того же Северного округа столицы, завершилось в 1998 году снятием всех обвинений. А это, по мнению адвокатов, означает, что гражданский иск по тем же обстоятельствам возбуждаться больше не может.

Об обращении Свидетелей Иеговы в Европейский суд по правам человека комментарий адвоката Артура Леонтьева.

Артур Леонтьев:

И другое еще было интересное ходатайство. Мы просили приостановить производство по делу ввиду того, что поданы жалобы на определение Мосгорсуда о повторном рассмотрении в Верховный Суд России и в Европейский суд по правам человека.

Ранее нам данный суд отказал в удовлетворении этого ходатайства, сославшись на то, что нет сведений о том, что эти дела находятся в производстве этих высших судебных инстанций. Но в промежутке, пока было дело отложено, мы получили письмо из Европейского суда, где сообщалось, что наша жалоба зарегистрирована, ей присвоен номер, и что (цитата) - "дело будет рассмотрено, как только представится возможность".

Это такое распространенное заблуждение, что нужно пройти все судебные инстанции вплоть до Верховного Суда. На самом деле, это представление не учитывает, что нужно исчерпать все эффективные средства внутренней защиты, которые предоставляет государство. Но с точки зрения Европейской конвенции, последняя инстанция - это кассационная инстанция, которая и выносит решение, после которого решение того или иного суда первой инстанции вступает в законную силу.

Обжалование в порядке надзора не считается эффективным средством, и его исчерпывать не требуется для того, чтобы обратиться в Европейский суд.

Михаил Жеребятьев:

Судья Вера Дубинская частично удовлетворила первое ходатайство, сославшись на то, что суд рассмотрит доводы защиты по существу в ходе слушаний, и отклонила второе.

Владимир Бабурин:

О судебном процессе, который рассматривает иск прокуратуры Северного округа Москвы о ликвидации общины Свидетелей Иеговы, рассказывал Михаил Жеребятьев.

На очереди - обзор "Западная печать о правах человека" от Владимира Ведрашко.

Владимир Ведрашко:

"Франкфуртер Альгемайне Цайтунг" пишет: "Всего несколько месяцев прошло после 11 сентября, но многое, похоже, уже возвращается на круги своя. Европейцы сетуют на высокомерие США, а США обвиняют европейцев в том, что те много говорят, но мало делают".

Если очистить от гиперболы смысл сказанного, то получится, что обе позиции отражают действительное положение, которое существовало до нападения на Всемирный торговый центр, а именно: только Соединенные Штаты намерены и способны действовать как мировой жандарм. И довольно часто они так и поступают в интересах своих союзников.

"В связи с ситуацией вокруг Ирака Берлину следует приготовиться к тому, что ни слабый голос Германии, ни чуть более резкий голос других европейских государств не будет услышан ни в США, ни в Ираке".

Об этом - публикация во "Франкфуртер Альгемайне Цайтунг".

Парижская "Фигаро" в редакционной статье под заголовком "Принимать Буша всерьез" отмечает: американский президент не собирается проповедовать права человека и идеи всеобщего мира. Он определил своего врага и выбрал свою цель - достижение победы над врагом. И к этому пора относиться серьезно.

Так пишет "Фигаро".

За драматичной историей вокруг защиты прав матери, убившей пятерых своих детей, пристально следит американская пресса. Вот что пишет об этом "Нью-Йорк Таймс".

Судебный процесс в Хьюстоне начат с заслушивания показаний двух полицейских, рассказавших о том, как 37-летняя Андреа Ейц утопила в ванной своих пятерых малолетних детей. Адвокат обвиняемой матери-убийцы настаивает на том, что она находилась в состоянии умственного помешательства. Об этом же говорят и многочисленные свидетельства о ненормальном поведении подсудимой в разных жизненных обстоятельствах и о ее регулярных обследованиях у врачей. Окружной прокурор, однако, требует смертного приговора.

Дело Ейц не только привлекло внимание всей нации по причине ужасающего характера совершенного убийства, но и вызвало дискуссию о психических заболеваниях и стрессах, которым подвержены многие матери. Несколько правозащитных групп, включая Национальную женскую организацию, выступили против попыток направить процесс в сторону вынесения смертного приговора.

"Нью-Йорк Таймс" высказывает предположение, что суд над матерью-убийцей может продлиться от 2 до 4 недель.

В Великобритании обсуждается законопроект, ограничивающий права ученых и научных работников.

Газета "Индепендент" пишет: "Британские университеты требуют обеспечить свободу научных исследований и право на опубликование научных работ". Университетские работники считают недопустимым ограничение на свободу обмена научной информацией. Представители Ассоциации британских университетов предупреждают, что законопроект охватывает столь широкое поле научной деятельности, что практически все науки и технологии подпадают под его действие. В заявлении членов Ассоциации говорится: "Мы считаем право ученого опубликовать свою научную работу одним из основных прав и выражаем опасение, что новый законопроект ограничит это право".

Документ, находящийся в центре обсуждения, называется "Законопроект о контроле над экспортом". Он устанавливает новые правила получения экспортных лицензий. До настоящего времени в Великобритании существовало регулирование экспорта физических товаров, но никак не средств передачи информации, в частности средств пересылки электронной почты. Дебаты вокруг законопроекта продолжатся еще, по крайней ере, несколько недель.

Об этом пишет британская "Индепендент".

Более половины из 300 000 иммигрантов, проживающих в Дании, не имеют работы и живут на пособие. Но пособия настолько щедры, что никак не побуждают безработных иммигрантов искать работу. Супружеская пара с двумя детьми получает 2 440 долларов в месяц.

Об этом - публикация в американском журнале "Тайм".

Дания имеет самый высокий уровень приема беженцев. 43 процента заявлений рассматриваются положительно, в то время как в Швеции этот показатель - 32 процента, а в Великобритании - 29. Однако лишь 41 процент иностранцев в Дании являются беженцами, остальные просто иммигранты с официальным разрешением проживать в стране.

Новое законодательство должно серьезно усложнить процедуру получения статуса беженца и установить ряд новых условий для проживания иностранцев в стране, где общая численность населения составляет 5 300 000 человек.

Об этом публикация в журнале "Тайм".

XS
SM
MD
LG