Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потомки победителей фашизма отмечают день рождения Гитлера и решают национальный вопрос


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Потомки победителей фашизма отмечают день рождения Гитлера и решают национальный вопрос.
- В Сургуте нацисты убили таджикского рабочего лишь за то, что он не славянин.


Эти темы, а также рассказ о мониторинге прав человека в Мордовии, сообщения из Челябинска, Иваново и Оренбурга, правозащитные новости и репортаж о правозащитном фестивале в Праге - в программе "Человек имеет право".

Почти всю минувшую неделю милиция была переведена на усиленный режим несения службы, чтобы не дать потомкам победителей фашизма встретить день рождения Гитлера погромами и ксенофобскими выходками. О серьезных происшествиях практически не сообщалось, но день рождения Гитлера все-таки отмечен был.

В ночь на понедельник в Перми была осквернена синагога. На стенах была нарисована свастика и надписи "Смерть евреям". Глава еврейской общины города Ефим Бурштейн рассказал, что еще неделю назад к синагоге подходили молодые нацисты, но были отогнаны охраной.

Руководитель Антидефамационной лиги Александр Аксельрод сообщил, что в ночь на 20 апреля был осквернен центральный офис еврейской общины в Ульяновске, а накануне заместитель главы общины Александр Голынский был жестоко избит неизвестными.

Проявились скинхеды и в Самаре, еще за неделю до дня рождения Гитлера.

Рассказывает Сергей Хазов.

Сергей Хазов: 13 апреля самарские неонацисты провели пикет у городского дома офицеров, где в тот день Самарский еврейский культурный центр организовал праздник по случаю Дня независимости государства Израиль. Полтора часа полсотни парней, одетых в черные куртки, с фашистскими повязками на рукавах, выкрикивали антисемитские лозунги в адрес евреев, пришедших отметить национальный праздник.

Один из организаторов пикета самарский националист Олег Китер заявил, что акция неонацистов направлена в защиту палестинского народа, притесняемого евреями.

Олег Китер: Израиль полностью ограничил права Палестине, это всем понятно. В ближайшее время будет то же самое и у нас, в России. Точно так же, по-видимому, земля будет принадлежать им, а мы начнем кидаться камнями, а потом браться за оружие.

Сергей Хазов: Предотвратить столкновения между агрессивно настроенными националистами и пришедшими на еврейский праздник в Дом офицеров людьми удалось только благодаря вмешательству милиции. К 6 часам вечера у здания Дома офицеров был собран практически весь личный состав отдела милиции Ленинского района Самары.

Пикет неонацистов, фактически сорвавших торжественный вечер Еврейского культурного центра, стал поводом для пресс-конференции, прошедшей 17 апреля в Самарском доме журналиста. Члены армянского, еврейского и корейского национальных объединений Самары намеревались выступить перед журналистами, чтобы выразить обеспокоенность все более возрастающей активностью националистов и скинхедов в городе. Однако пресс-конференция неожиданно для ее участников переросла в конфликт на национальной почве.

Председатель областного объединения армян Артур Мартиросян попытался рассказать о том, как самарских армян избивают группировки скинхедов.

Артур Мартиросян: Есть случаи убийств, есть сотни случаев зарегистрированных милицией.... Если надо, если кому-то интересно, я готов конкретно предоставить...

Сергей Хазов: Артуру Мартиросяну не удалось довести свой рассказ до конца. Его выступление перебил своей репликой другой участник пресс-конференции, лидер Национал-патриотической партии Самары Виктор Гужов.

Виктор Гужов: А русского парня зарезали на той неделе? Вот вы почему-то не говорите! Сейчас он лежит в больнице Калинина. Почему вот вы не говорите? Этническая преступность...

И вообще, если вас здесь обижают русские, езжайте домой.

Сергей Хазов: Националистская реплика Виктора Гужова была поддержана секретарем Самарского обкома КПРФ Валентином Ивановым, который заявил, что во всех бедах России виноваты национальные меньшинства.

Валентин Иванов: Они фактически обворовали наш народ. И вот, во время такой страшной беды вы напоказ устраиваете "День Израиля". Завтра устроят "День Соединенных Штатов Америки"...

Сергей Хазов: После такого заявления представители самарских национально-культурных центров были вынуждены покинуть пресс-конференцию.

Сейчас члены национальных сообществ Самары готовят обращение к уполномоченному по правам человека в Самарской губернии Владимиру Баландину, в котором намерены потребовать усилить контроль за соблюдением этнического равноправия народов, населяющих территорию Самарской области.

Для Радио Свобода - Сергей Хазов, Самара.

Владимир Бабурин: В Сургуте неонацисты убили таджикского рабочего, передает Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров: Сургутские скинхеды не стали нарушать общественное спокойствие, как ожидалось, 20 апреля. Они отметили годовщину фюрера раньше.

По данным дежурной части городской милиции в ночь с 10 на 11 апреля группа молодых людей забила насмерть железными прутьями 35-летнего мужчину, таджика по национальности. 13 апреля его труп был найден на территории лыжной базы "Сайма". Расследование показало, что иностранцев было двое, но приятелю несчастного удалось убежать от толпы хулиганов.

По горячим следам было задержано 15 человек; 9 из них, на данный момент - арестованы. Во время обысков на квартирах подозреваемых была изъята литература националистического толка, символика профашистского движения. Но больше всего оперативников потрясла найденная видеокамера с кассетой, на которую снималось шествие и процесс убийства, терпеливо, кадр за кадром. "От этого становится жутко", - признался Виктор Мартыновский, начальник дежурной части ГУВД Сургута.

Виктор Мартыновский: Ну, я смотрел немножко кассету. Там есть и лозунги, призывы и так далее, так далее, так далее.

Мне было жутко смотреть эту кассету. Все действия зафиксированы на видеокассете самими пацанами. Их шествие зарегистрировано в начале, там, под российским флагом шли, потом обнаружение таджика и до конца убийства...

Алекс Неймиров: Сургутские "скины", в основном - молодежь в возрасте от 15 до 20 лет, и до этого избивали кавказцев, таджиков, наркоманов. К исписанным националистическими лозунгами фасадам домов в Сургуте привыкли. В итоге 15 подростков убивают прохожего только потому, что, как они говорят, "ненавидят черных".

Установлены лидеры преступной группировки. Одному - 14, другому 17 лет. По информации сургутских криминальных репортеров, тот, что помоложе, в прошлом году вместе с друзьями забил насмерть бомжа, но тогда избежал наказания из-за своего возраста. В этот раз ему вряд ли это удастся. Но, как считает начальник криминального отдела сургутской милиции Григорий Новиков, главный организатор, сагитировавший молодых парней заниматься неонацистской деятельностью, правоохранительным органам неизвестен.

Григорий Новиков: Дело в том, что этих вовлекли к этому движению более старшие. Данные есть, работаем. А старшие, вы сами знаете: Баркашов - в Москве, "Русское национальное единство".

Алекс Неймиров: После трагического происшествия армянская и азербайджанская общины обратились к властям Сургута с открытым письмом, призывая защитить их от беспредела. Кстати, чеченцев и корей цев скинхеды опасаются (те могут дать отпор, как уже бывало). А вот таджики - наименее защищенная диаспора. Чтобы прокормить свои многодетные семьи, они отправляются в Сибирь на заработки, занимаясь, в основном, строительством. Именно они и становятся объектом насилия.

Кто и какие выводы сделает из этой трагической истории, станет ясно спустя несколько месяцев, когда состоится суд. В том, что он будет, никто не сомневается.

Алекс Неймиров для Радио Свобода, Сургут.

Владимир Бабурин: Итоги первого тура президентских выборов во Франции, и выход во второй тур лидера ультрнационалистов Жан-Мари Ле Пена несколько отвлек внимание от роста ксенофобских настроений в России. Но проблема от этого не перестала существовать. Распространенное мнение: нацисты в России чувствуют себя достаточно комфортно потому, что в правоохранительных органах у них немало сочувствующих.

На этой неделе мы получили письмо от нашего слушателя из Москвы Виктора Ягодина. С его содержанием вас познакомит Кристина Горелик.

Кристина Горелик: По соседству с Виктором Ягодиным проживает чеченская семья из 5 человек. "Люди порядочные, - пишет Ягодин, - живущие в доме еще с советских времен, когда не было ни "злых чеченов", ни бравых спецназовцев, отрезающих носы и уши чеченским женщинам и детям".

2 апреля этого года к Виктору Ягодину домой пришли двое мужчин. Представились сотрудниками отдела Федеральной службы безопасности России по Восточному административному округу города Москвы и попросили Ягодина настучать на чеченских соседей, так как они, возможно, связаны с террористами, и рано или поздно кто-то где-то с их помощью, "например, в Японии или Африке (пишет Ягодин) может перейти к насильственным действиям против России".

От подобного сотрудничества Ягодин отказался. "Тогда, - указывает автор письма, - гости стали уговаривать меня сначала по-хорошему, а затем, вспомнив некоторые подробности моей биографии, перешли к обещаниям возбудить против меня уголовное дело и отправить в следственный изолятор к гомосексуалистам".

Виктор Ягодин обратился с заявлением к прокурору Преображенской межмуниципальной прокуратуры Восточного административного округа Москвы старшему советнику юстиции Виктору Анатольевичу Иванову с просьбой провести проверку правомерности действий сотрудников Управления ФСБ. Однако вместо официального ответа Ягодину стали звонить и приходить незваные гости, угрожающие "свернуть голову, как чеченскому холую".

"Так что живется мне весело". Такими словами заканчивает Виктор Ягодин свое письмо и добавляет: "Не скрывайте в эфире моей фамилии, так как свое я уже отбоялся".

Владимир Бабурин: Письмо москвича Виктора Ягодина. Хотелось бы, чтобы его история не получила продолжения.

Вновь сообщения наших региональных корреспондентов. Мониторинг нарушений прав человека в Мордовии.

Передает Игорь Телин.

Игорь Телин: Вот уже 5 лет осуществляет мониторинг соблюдения прав человека в республике Мордовский правозащитный центр. В апреле сотрудниками Центра подготовлен очередной правозащитный доклад по итогам минувшего 2001 года.

Говорит директор Мордовского правозащитного центра Василий Гуслянников.

Василий Гуслянников: Мониторинг - это исследование с целью улучшения. Вот это основная задача. Для того чтобы посмотреть, как соблюдаются права человека в нашей республике, и с тем, чтобы потом ликвидировать те точки, которые мы определили как нарушения прав человека.

Игорь Телин: В настоящее время в Мордовии зарегистрированы и действуют 5 правозащитных организаций. Именно в сотрудничестве с этими организациями и подготовлен состоящий из 7 разделов доклад о положении с правами человека в Мордовии.

Василий Гуслянников особо выделяет такие нарушения прав человека в республике:

Василий Гуслянников: Существуют определенные болевые точки.

Ну, во-первых, мне хотелось бы отметить, что продолжаются в Мордовии пытки в милиции. Ко мне приходят люди на прием, жалуются, но, к сожалению, прокуратура слабо реагирует вот на эти заявления и чаще всего пишет, что проведенные расследования показали, что нарушений нет. На самом-то деле, люди страдают, поступив в милицию, выходят оттуда инвалидами, и есть даже случаи смертельного исхода. В реанимации скончался 41-летний рабочий, который был в пункте милицейском избит, и вот - результат. Пытки в милиции продолжаются.

Игорь Телин: Еще несколько выявленных мордовскими правозащитниками фактов: в Саранске 14-летний мальчик после допроса с пристрастием в милицейском пикете попал в больницу с диагнозом "компрессионный перелом двух позвонков грудного отдела". Мать потерпевшего обратилась в прокуратуру с просьбой о возбуждении уголовного дела, на что получила уведомление (цитирую): "В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции отказано за отсутствием в их действиях состава преступления" (конец цитаты). Таким образом, перелом есть, а состава преступления нет.

Еще один факт. В августе прошлого года житель Ичалковского района Мордовии Девяткин на 3 дня оказался в местном райотделе милиции в качестве подозреваемого в краже. При встрече с родителями он сказал им, что его избивают. Адвокат, встретившись со своим подзащитным, вызвала "скорую помощь". Врачи, которые зафиксировали повреждения, в частности разбитую голову. Юношу перестали бить, а на второй день освободили, но перед родителями, уже обратившимися в республиканскую прокуратуру, поставили условие, чтобы они написали отказное заявление. Родители это сделали и забрали сына домой почти инвалидом.

По данным мордовских правозащитников, в минувшем году четверых сотрудников милиции Верховный суд республики за избиение подозреваемых приговорил к различным срокам наказания. Однако все это единичные факты, не отражающие реального положения дел.

Вообще же, говорит директор Мордовского правозащитного центра Василий Гуслянников, система правосудия в республике далека от норм гражданского общества.

Василий Гуслянников: Существует у нас в Мордовии нарушение права на судебную защиту. Это, во-первых, волокита, во-вторых, отказ в принятии заявлений. До сих пор не изжито "телефонное право". Выше гражданского, уголовного, административного права это "телефонное право".

Я думаю, что сейчас в уголовном праве нарушений гораздо меньше. Больше нарушений, когда гражданин судится с государством. Здесь судья находится как бы между молотом и наковальней. Ему хочется соблюсти закон, чтобы вынести законное решение, и в то же время хочется ублажить чиновника, который нарушает права человека. И часто поэтому выносится незаконное решение.

Игорь Теклин: По словам Василия Гуслянникова, подготовленный Мордовским правозащитным центром доклад о положении с правами человека в Мордовии в 2001 году не только констатирует факты, но и служит отправной точкой для активизации работы правозащитников в других направлениях деятельности.

Василий Гуслянников: К сожалению, я мало участвую в уголовных процессах, но в то же время получаю кучу писем. Вот, вы видите, здесь из зоны очень многие пишут, поскольку узнали о том, что есть наша правозащитная организация, которая выпускает газету, которая пытается защитить права человека.

Игорь Телин: В планах Мордовского республиканского правозащитного центра - организация приема граждан в районах Мордовии, отслеживание соблюдения прав в детских социальных учреждениях, участие в программе помощи освободившимся из мест лишения свободы и в программе "Правовая защита подростков".

Для Радио Свобода - Игорь Телин, Саранск.

Владимир Бабурин: В Санкт-Петербурге на 64 году жизни скончался известный российский правозащитник и историк Вениамин Иоффе. Как сообщило петербургское отделение общества "Мемориал". Иоффе умер на эскалаторе станции метро "Проспект большевиков". По предварительной версии правоохранительных органов, смерть наступила в результате сердечного приступа.

Вениамин Иоффе с 1964 года активно сотрудничал с запрещенным советскими властями журналом "Колокол", за что в 1965 году был приговорен к 3 годам лишения свободы. После освобождения занимался историей политической оппозиции в СССР. С 1989 года Иоффе возглавлял Санкт-петербургский научно-информационный центр "Мемориал".

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Российская правозащитная группа "Мемориал" заявила, что в Чечне по-прежнему нарушаются права человека. По данным правозащитников, в ходе недавней операции российских войск в селении Алхан-Кала близ Грозного были убиты двое мирных жителей, 15 человек были подвергнуты пыткам, их дома сожжены. Мэр Алхан-Калы Малика Умаева сообщила "Мемориалу", что российские военные заставили ее подписать документ, подтверждающий, что в ходе так называемой зачистки нарушений прав человека не было.

Ситуацию в Чечне обсуждали 20 апреля в Москве генеральный секретарь Совета Европы Вальтер Швиммер и министр иностранных дел России Игорь Иванов. Швиммер подчеркнул, что борьбу с терроризмом в Чечне нельзя вести, нарушая нормы демократии и прав человека.

В Шалинском районе Чечни убиты трое жителей селения Гаргачи, женщина и двое детей. Еще один ребенок ранен. По сообщениям местных властей, село было обстреляно из минометов с территории находящегося неподалеку российского подразделения.

Комиссия по юридическим вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы 22 апреля на заседании в Страсбурге приняла решение о подготовке документов по делу военного журналиста Григория Пасько к июньской сессии ПАСЕ. Об этом сообщил член комиссии депутат Госдумы России Александр Шишлов, фракция "Яблоко".

Григорий Пасько был арестован органами УФСБ по Тихоокеанскому флоту в ноябре 1997 года. Ему было предъявлено обвинение в государственной измене в форме шпионажа в пользу одной из японских телерадиокомпаний. По приговору суда Тихоокеанского флота, в 1999 году Пасько был оправдан в предъявленном обвинении, но осужден за злоупотребление должностными полномочиями. В ноябре 2000 года Военная коллегия Верховного Суда России отменила приговор в виду неполноты судебного следствия и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей. 25 декабря 2001 года суд, признав журналиста виновным в государственной измене, приговорил его к 4 годам лишения свободы.

Калужский районный суд отказался выпустить из-под стражи сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина, обвиняемого в государственной измене. Защита настаивала на освобождении Сутягина, считая незаконным его дальнейшее содержание в следственном изоляторе, однако, суд решил, что обвиняемый может скрыться. В декабре дело Сутягина было направлено на дополнительное расследование в связи с многочисленными нарушениями, допущенными в ходе предварительного следствия.

Ватикан назвал серьезным нарушением свободы вероисповедания решение российского правительства запретить въезд в страну католическому епископу Ежи Мазуру. Священнослужитель был задержан 19 апреля в московском аэропорту "Шереметьево", куда он прибыл из Варшавы по пути в Иркутск, где он возглавляет католическую епархию. Власти заставили его вернуться в Польшу. Представитель Федеральной пограничной службы сообщил без объяснения причин, что Ежи Мазур внесен в список лиц, которым запрещен въезд в Россию. Это уже второй подобный случай за последние 2 недели. 5 апреля было отказано во въезде в Россию католическому священнику Стефано Каприо. Глава российских католиков архиепископ Тадеуш Кондрусевич обвинил правительство России в организации кампании, направленной против католической церкви.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

"Гражданин Российской Федерации против Российской Федерации", дела с такой формулировкой будет рассматривать Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Туда обращаются россияне, которые у себя в стране не сумели отстоять свои права.

Гражданка России предъявляет иск собственной стране.

Из Челябинска - Сергей Крапивин.

Сергей Крапивин: Европейский суд по правам человека в Страсбурге принял к рассмотрению жалобу челябинской пенсионерки Валентины Лотышевой. Дело Валентины Лотышевой для Челябинска уникально. Больше 15 лет она ищет правду в судах, не пользуясь услугами профессиональных адвокатов и привлекая к себе внимание международных правозащитных организаций. Бывшая работница челябинского комбината "Мечо" настаивает на компенсации ей 7 лет вынужденного прогула.

В 1986 году Валентину Лотышеву уволили с предприятия с формулировкой "несоответствие занимаемой должности в связи с состоянием здоровья". Медицинская комиссия определила у нее наличие психического заболевания, однако сама Лотышева считает, то истинной причиной увольнения стало то, что она часто рубила с плеча правду, не считаясь с чинами и званиями, и за несколько лет заработала на "Мечо" репутацию очень неудобного человека. ВТЭК присвоила ей вторую группу инвалидности и таким образом поставила крест на перспективах найти в дальнейшем хорошую достойно оплачиваемую работу.

Чтобы доказать родному государству, что она нормальный человек, ей потребовалось 8 лет и 8 длительных судебных разбирательств. Она последовательно добилась в судах отмены ошибочного решения ВТЭК, восстановления на прежнем месте работы и, наконец, выплаты материальной компенсации за 1 год из 8 вынужденного прогула в размере чуть более 1 миллиона неденоминированных рублей. Позже ей удалось взыскать еще 15 миллионов в качестве моральной компенсации за несправедливый диагноз медиков. Ответчиком по этому иску выступало областное управление социальной защиты населения, однако "Мечо" отказался полностью оплатить ей годы вынужденного прогула.

Пройдя все судебные инстанции в России и не добившись выплаты компенсации, она обратилась в Европейский суд по правам человека. В то, что европейские чиновники обратят внимания на ее жалобу, Валентина Лотышева, по ее собственному признанию, почти не верила. Отправляя петицию во Францию, надеялась на русский "авось". Однако суд в Страсбурге счел дело Лотышевой исключительным и принял жалобу к рассмотрению.

Челябинку, которая сейчас уже на пенсии, не смущает то, что ее жалоба будет слушаться как дело "Валентина Лотышева против Российской Федерации". Правда, ее немного волнует то, что на бланке высокого европейского суда отсутствуют печати, но она относит это к числу обычных для любой страны бюрократических недоразумений. Челябинская пенсионерка называет себя пострадавшей от репрессивной психиатрии и поэтому считает свое дело государственно важным.

Сейчас Валентина Лотышева готовит к отправке в Страсбург необходимые документы и собирается терпеливо дожидаться решения суда. Ее присутствие на этом заседании, по словам самой челябинской пенсионерки, не потребуется. Она говорит, что там разберутся и без нее.

Сергей Крапивин - для Радио Свобода, Челябинск.

Владимир Бабурин: Объявить человека сумасшедшим - такая практика в советское время достаточно широко практиковалась КГБ в борьбе с диссидентами. Опыт не забыт и сегодня - и используется отдельными гражданами в решении частных вопросов.

Лада Леденева, корреспондент Радио Свобода в Пятигорске.

Лада Леденева: 65-летняя жительница Пятигорска Антонина Трофимовна Моргачева психически здорова, однако, чтобы это доказать, ей пришлось обратиться в суд. Предыстория этого дела такова.

Бывшая жительница Грозного, несколько лет назад Антонина Трофимовна с семьей переехала в Ставропольский город Нефтекумск, оттуда в Пятигорск. Купила здесь частный дом, постепенно стала обустраиваться. На все это ушло несколько лет.

В 1996 году дочь Антонины Трофимовны Татьяна вместе со своим мужем приехала к матери с совершенно определенной целью - выгнать пожилую женщину из собственного дома. Вот цитата из акта, составленного специальной комиссией администрации района "Новопятигорск - Скачки": "Татьяна Лесная при свидетелях нецензурной бранью стала выгонять мать из дома, затем в адрес Антонины Моргачевой стали поступать угрозы и оскорбления" (конец цитаты). В один из визитов, уходя из материнского дома, Татьяна незаметно открыла на кухне все газовые конфорки. Антонине Трофимовне лишь чудом удалось избежать взрыва газа.

Почувствовав, что все ее угрозы не возымели на мать никакого действия, Татьяна решила ее избить.

Рассказывает соседка Антонины Моргачевой Вера Петровна.

Вера Петровна: Я прибежала, она говорит: "Я сейчас буду умирать". Я говорю: "Ты что, умирать? Разве тебе можно умирать? Я прибежала..."

Так она ее избила, по голове сильно била, и всю избила. Она была вся синяя. Она руками, и об стенку. И вся у нее голова побитая.

Лада Леденева: Соседи вызвали "скорую" и милицию, дочь - сотрудников психиатрической лечебницы.

Рассказывает Антонина Моргачева.

Антонина Моргачева: Когда я подала в суд, здесь появились ее покровители. Морозов, врач Морозов, дал справку о том, что я умалишенная, я на учете в невропатологическом отделении. И мне пришлось на семи судебных заседаниях доказывать о том, что я вполне здоровый человек.

Из поликлиники не мог ни один врач мне выдать справку, из психиатрической. "Вы, - говорят, - здесь не на учете". - "Так раз я не на учете, так дайте мне справку, что я не на учете". - "Нет, не имеем права."

Лада Леденева: Пятигорский городской суд, в который обратилась Антонина Трофимовна, назначает судебную экспертизу о состоянии ее здоровья и признает диагноз врача Морозова незаконным, а женщину психически здоровой.

Антонина Моргачева: Только когда из департамента здравоохранения Карпов, замминистра, написал им, что выдать документ, и тогда только они мне выдали документы, что я не нахожусь на учете в психдиспансере, что я вполне здорова, вполне здоровый человек, что я занимаюсь активной волонтерской деятельностью (я являюсь зампредседателя Комитета солдатских матерей)...

Лада Леденева: Однако, несмотря ни на что, Управление внутренних дел Пятигорска прекращает уголовное дело по факту избиения матери родной дочерью. Основание - отсутствие в действиях Татьяны Лесной состава преступления.

Дело направляется в архив. Сколько справок, постановлений, судебных определений и просто отписок получила за все это время Антонина Трофимовна, сложно сосчитать. Как заявил начальник Пятигорского Управления внутренних дел Алексей Попов, дело Антонины Моргачевой попросту заволокитили, и посоветовал ей указать на это в соответствующем заявлении.

Тем временем Антонина Трофимовна продолжает бороться за свои права. Она прекрасно понимает, что если ее дочь Татьяну не остановит суд, не остановит никто. Поэтому по-прежнему добивается рассмотрения дела.

Антонина Моргачева: Чтоб не могли, не смели бить матерей. Какие бы они ни были. Не смели бить, издеваться. Не смели их сдавать в психиатрию.

Лада Леденева: Заместитель председателя Комитета солдатских матерей, "мать Тереза" и "солдатская бабушка", как ее называют призывники, Антонина Моргачева продолжает помогать военнослужащим срочной службы и их матерям отстаивать свои права на получение законных увольнительных, тем, кто служил в Чечне, получить невыплачиваемые вовремя боевые. В городе ее знают и уважают буквально все. Кроме собственной дочери.

Лада Леденева - для Радио Свобода, Пятигорск.

Владимир Бабурин: Бывший военный решил стать фермером и использовать свое право на владение землей.

Тему продолжит оренбургский корреспондент Радио Свобода Татьяна Морозова.

Татьяна Морозова: Крепостное право в России существует и сегодня, утверждает оренбуржец майор в отставке Сергей Аликин. Выйдя на пенсию и чувствуя себя вполне еще работоспособным, решил он на селе пожить да на земле потрудиться, что его жене, члену крестьянского фермерского хозяйства, от умерших отца, главы этого хозяйства, и матери, имевшей долю в акционерном обществе "Восток", досталась.

Материнскую долю земли Аликины оформили без проблем, а вот отцовскую землю и дом (имущественную долю) и сегодня, спустя 5 лет после смерти отца, получить не могут. Устав колхоза (или теперь - акционерного общества "Восток") этого не позволяет.

По рекомендации сельхоздепартамента, колхозники в свое время отнесли жилой фонд к неделимому фонду и теперь, даже получив землю, уехать или уйти из колхоза в город или просто на вольные хлеба никто не может. Дома не отдают. "Ну, чем не крепостное право?" - спрашивает Сергей Аликин.

О своей и не только своей беде он уже и в газеты писал, и к чиновникам ходил. Все тщетно.

Сергей Аликин: Я обращался к представителю президента Российской Федерации по Оренбургу. Мне было рекомендовано обратиться в суд, так как это вне его компетенции. Несмотря на те все безобразия, которые творятся в деревне, никакой реакции положительной, кроме рекомендации обращения в суд, я не получил.

Я обращался к губернатору Чернышеву, попал к нему на беседу. И на мой прямой вопрос: "Помогите получить дом в собственность, как это позволяет сегодняшнее законодательство" мне губернатор сказал напрямую: "Не помогу".

После этого я занялся изучением возможности, а как можно зарегистрировать ту собственность, которая находится в деревне. Были ли такие механизмы и прецеденты в Оренбургской области? Я обратился в учреждения юстиции по регистрации собственности. Там тоже мне отказали, потому что таких прецедентов не было, и только судебное решение может подвигнуть их к этой регистрации.

Татьяна Морозова: Суд Сакмарского района уже дважды отказывал в удовлетворении иска Сергея Аликина о признании устава акционерного общества "Восток" недействительным, а собрание акционеров-колхозников провести практически невозможно, сетует Сергей Аликин. Поскольку от умерших живым наследство не переходит, многие акционеры за 10 лет превратились в "мертвые души". Их на собрание не соберешь. Но и с них выгоду акционерное общество имеет. Поскольку земля за умершими числится, ее надо обрабатывать. Приходит в правление неудавшийся наследник, такой, как Сергей Аликин, а ему и говорят:

Сергей Аликин: Для "мертвых душ" специально созданы соответствующие документы. Например, можно сегодня заключить договор с покойником. Кстати, моя покойная теща явилась учредителем ЗАО "Восток" через 4 месяца после своей смерти, подписав соответствующие учредительные документы. У меня даже имеется выписка сегодня из акционерного общества.

Для того чтобы засеять земельный пай, принадлежащий этому акционеру, я пришел в правление и к председателю обратился. Он мне предложил соответствующую бумагу, в которой было черным по белому написано: для покойников предусматривается арендная плата за обрабатываемый участок в размере порядка 200 килограмм пшеницы не ниже 3 класса. Документ у меня есть. Я его прилагал, судье показывал, но должного, конечно, впечатления не производит он.

Татьяна Морозова: Это еще не все сюрпризы, подготовленные для желающих получить землю в наследство в Сакмарском районе Оренбуржской области. Почти 3 года назад тогдашний глава администрации района Виктор Коваленко подписал распоряжение о ликвидации крестьянского хозяйства тестя Сергея Аликина Владимира Тихонова, несмотря на то, что членами этого хозяйства являются две дочери Владимира Тихонова, и, по закону, хозяйство должно перейти в их владение.

Сергей Аликин, муж одной из дочерей, вовремя нашел этот документ и подготовил иск о признании его недействительным. Еще пара недель, и истек бы срок исковой давности. А теперь решать дело будет арбитражный суд Оренбуржской области. И, может быть, Сергею и Надежде Аликиным удастся получить в наследство землю, на которую они имеют право.

Судьба же имущественной доли, в том числе - дома в селе Каменка Сакмарского района Оренбуржской области, пока туманна. Сейчас Сергей Аликин ищет связи с международными правозащитными организациями. Он надеется уже только на их помощь.

Для Радио Свобода - Татьяна Морозова, Оренбург.

Владимир Бабурин: Вообще, менять в России род занятий и место жительства - дело довольно хлопотное.

Из Иваново - Елена Смагина.

Елена Смагина: "Нам осталось только купить специальный конверт и послать письмо Господу Богу", - так мне сказал Всеволод Скляренко, когда я попросила рассказать историю его переезда в Иваново.

Всеволоду Скляренко 72 года. В 1950 году после армии по призыву руководства Советского Союза он поехал осваивать северные территории. 45 лет проработал в Мурманске (25 лет плавал, служил электромехаником Управления Северным флотом, и еще 20 лет проработал на Мурманском судоремонтном заводе), потом вышел на пенсию. В газете "Аргументы и факты" прочитал, как северяне, живущие в Норильске, переезжают в центральные районы России. В Мурманске Всеволоду Скляренко делать было уже нечего, да и супруга Альбина затосковала по родной ивановской земле. Вот и решили они переехать.

По постановлению администрации города Мурманска семья Скляренко заключила договор с государственным заказчиком, Управлением капитального строительства администрации Мурманской области. В соответствии с договором, Всеволод и Альбина Скляренко получали безвозмездную субсидию в размере 100 процентов стоимости строительства жилья в Иванове. Взамен же полученной безвозмездно субсидии на строительство однокомнатной квартиры в центре России Скляренко должны были отдать купленную ими в Мурманске двухкомнатную квартиру.

В Иванове жилье было предоставлено в элитном доме. В октябре 2000 года Всеволод Скляренко поехал посмотреть новую квартиру. То, что он увидел, превзошло все его ожидания. Квартира оказалась не только меньше той, какую он должен был получить по договору. Это был просто недостроенный дом. На стенах не было обоев и кафеля, на бетонном полу кое-как набросан линолеум. Не было раковин в ванной и на кухне. Не было даже унитаза, а в стыке между потолком и наружной стеной мерцало серо-голубое октябрьское небо.

Потрясенный Всеволод Скляренко уехал обратно в Мурманск. В ноябре 2000 года его снова вызвал юрист подрядчика, закрытого акционерного общества "Сто". Поверив, что недоделки устранены, семидесятилетний человек опять приехал в Иваново и, увидев, что ничего в квартире не изменилось, отказался принять жилье.

Однако мурманская администрация торопила Скляренко с выселением из их квартиры. В январе 2001 года Всеволод и Альбина Скляренко покинули город, в котором прожили почти всю свою жизнь. Перед выездом из мурманской квартиры семью заставили сделать полный ремонт оставляемого ими жилья - новые трубы, новые обои, покрытые паркетом полы. Потребовали даже вытащить из стен все дюбели, на которых крепилась мебель, стены заштукатурить и отделать.

Стоимость оставленной в Мурманске квартиры около 170 000 рублей. По договору, ивановская квартира была оценена в 151 000. Еще 10 000 Скляренко должны были внести самостоятельно, но недостроенная квартира, в которую вселили пожилых людей, стоила всего 88 000 рублей. Подрядчик, закрытое акционерное общество "Сто", сам заявил, что дом не достроен, и работы в нем сделаны только на эту сумму. Самым удивительным было то, что, несмотря на отсутствие сантехники и отделки квартир, дом был принят в эксплуатацию государственной приемочной комиссией города Иваново еще в августе 2000 года.

Очевидцы так описывают эту приемку жилья.

Дом снаружи действительно похож на элитный. Комиссия по госприемке приехала сюда с журналистами местного телевидения. Зашли всего в 3 квартиры. Перед камерами рассказали, какой это замечательный дом, и уехали отмечать событие.

Уже осенью 2000 года стали приезжать переселенцы. Целый год в туалет пришлось ходить в баночку. Газ дали только в ноябре 2001 года. Лифт в 9-этажном доме заработал в марте 2002 года.

Пенсионерам пришлось за свой счет отделывать новую квартиру. Одновременно пытались защитить свои права через суд. Октябрьский суд города Мурманска в удовлетворении иска о возмещении стоимости жилья, оплате расходов на ремонт квартиры и многократные переезды из Мурманска в Иваново и обратно отказал. Областной тоже. Верховный Суд России все отправил обратно в Мурманск, и на бланке Верховного Суда Скляренко получили ответ председателя Мурманского областного суда. Администрация президента России и Контрольно-ревизионное управление президента тоже отправили письма Скляренко обратно в Мурманск.

Сейчас Альбина и Всеволод послали документы в Страсбург, но в торжество справедливости они уже не верят. Во время этого переезда оба супруга сильно заболели. У Всеволода началась катаракта. Ему сделали операцию на один глаз, и через месяц будет операция на втором глазу. У Альбины из-за жизни в промерзшей бетонной квартире обострилось воспаление тазобедренных суставов. Теперь ей трудно ходить.

Но жалеют они только об одном, - о том, что опять поверили государству, в котором живут.

Для Радио Свобода - Елена Смагина, Иваново.

Владимир Бабурин: Сегодня вместо традиционного обзора "Западная печать о правах человека" от Владимира Ведрашко его же репортаж о правозащитном кинофестивале в Праге.

Владимир Ведрашко: Пятилетний мальчик обращается к кинооператору, снимающему в городе Грозный. "Дяденька, спасите меня, пожалуйста". В кадре на втором плане - охваченное огнем тело человека, лежащего на земле, а еще дальше - разрушенный многоэтажный жилой дом. Видимо, для большей убедительности, так, как ее понимает находящийся в шоке мальчик, он кричит: "Я вам квартиру покажу. Квартира 22. Дяденька, спасите меня".

Это кадр из фильма живущей во Франции режиссера Нино Кертадзе "Чеченская колыбельная". Иногда его название переводят как "Была когда-то Чечня". На днях этот фильм был показан в рамках международного киносмотра в Праге. Здесь завершился IV Международный фестиваль документального кино. Главная тема коротких и полнометражных лент, снятых на видео- или кинопленку - достоинство человека и его права.

Фестиваль называется "Единый мир". Он, как и в предыдущие годы, стал в Чехии культурным и общественным событием национального масштаба. Количество участников, зрителей, внимание прессы, а также ведущих чешских политиков были беспрецедентными.

Программа фестиваля анонсировалась по телевидению и радио, в газетах, журналах, на станциях метро. Конкурсный показ продолжался в течение недели в семи лучших киноклубах Праги. При этом залы всегда были переполнены. Для конкурсного показа были отобраны 130 фильмов из 720 лент-претендентов.

Лучшим признан американский фильм "Неоконченная симфония" об антивоенных протестах в Америке в 1971 году. Лента исследует проблемы гражданского неповиновения в демократическом обществе. Среди победителей - также российский фильм Татьяны Фурман и Натальи Сергеевой "Дети войны" и названный уже французский фильм "Чеченская колыбельная".

Тема Чечни звучала на фестивале так же остро, как и другие проблемные темы защиты прав человека. Чехи настолько интересуются и настолько переживают за трагедию, происходящую на Северном Кавказе, что, кажется, будто это их каждый день убивают в Чечне. Собственно, чешские правозащитные организации, в частности "Человек в беде" или информационное агентство "Эпицентрум", действительно многое сделали и для помощи мирному населению в зоне этой войны, и для распространения правдивой информации с Северного Кавказа.

Одним из самых популярных людей в эти дни в Праге был южноафриканец Заки Ахмат, снявший фильм "Моя жизнь" и получивший за него приз президента Чешской республики. Этот человек является ВИЧ-инфицированным и отказывается от приема прописанных ему лекарств до тех пор, пока любой из его ВИЧ-инфицированных соотечественников в Южной Африке не сможет воспользоваться такими же лекарствами. Сейчас это невозможно из-за высокой стоимости медикаментов.

Организаторы фестиваля намеренно показывают вне конкурса фильмы, ставшие классикой мировой документалистики. Директор фестиваля Игорь Блажевич считает, что каждый человек должен чувствовать непрерывность истории, понимать, откуда мы пришли, из какого прошлого, и куда идет, в какое будущее.

В этом смысле фильм Михаила Ромма "Обыкновенный фашизм" с безупречно переведенным на чешский язык авторским текстом - одно из таких явлений. Зал очень живо реагировал на саркастические фразы относительно Гитлера, Муссолини и других фашистов середины 20 века. Однако сейчас, как мне кажется, когда новых нацистов хватает и в России, и в Чехии, и в других странах, советский кинофильм 1965 года, являясь источником впечатляющих документальных кадров, все же не дает ответа на вопрос, откуда берется фашизм.

"Единый мир" - таково название, таков лозунг и таков смысл фестиваля. В России подобное мероприятие назвали бы правозащитным кинофестивалем и тем самым определили бы его границы, точнее - узкую направленность. В Чехии все не так. Права человека здесь - всего лишь одна из сторон жизни общества и одна из тем непрекращающихся общественных дискуссий. Например, положение этнических меньшинств, ксенофобия, скинхеды - на эти и другие темы идет постоянный общественный диалог.

Одним из гостей и участников дискуссии со зрителями в Праге являлся руководитель Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России Олег Панфилов.

Олег Панфилов: Интерес к фестивалю, интерес к правам человека очень хорошо ощущаем был в зале, когда я представлял несколько фильмов этого фестиваля и проводил некие дискуссии, точнее разговоры со зрителями после демонстрации, по крайней мере, двух фильмов о Чечне. Интерес не просто удивляет. Он вселяет надежду на то, что, по крайней мере, в Чехии молодые люди интересуются правами человека и знают беды и страдания народов других стран.

Большинство фильмов, представленных здесь, в Праге, демонстрировались телекомпаниями разных стран, а вот в России вряд ли будут показаны некоторые из фильмов этого фестиваля. По крайней мере, фильм Нино Кертадзе "Чеченская колыбель" или фильм Юрия Хощевацкого "Боги серпа и молота" вряд ли когда-либо будут показаны в России или, например, в Белоруссии. Потому что это фильмы довольно откровенные в том, что авторы решили рассказать свою точку зрения о причинах, во-первых, чеченской войны, во-вторых, о причинах... это уже говорю о фильме Хощевацкого, причинах того, что происходило с Советским Союзом с 1917 года. В чем были причины создания культа личности, в чем были причины странной дружбы между Православной церковью и большевиками.

Владимир Ведрашко: Говорил руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

После завершения конкурса в Праге киноленты фестиваля начали демонстрироваться во многих городах Чешской республики.

XS
SM
MD
LG