Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд обязал Россию выплатить компенсацию чернобыльскому ликвидатору.Нацистские надписи на орловских улицах.Чем прописка отличается от регистрации


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:


- Европейский суд обязал Россию выплатить компенсацию чернобыльскому ликвидатору.
- Нацистские надписи на орловских улицах.
- Чем прописка отличается от регистрации.

Эти темы, а также правозащитные новости недели и обзор "Западная печать о правах человека" я представлю вам в программе "Человек имеет право".

В минувшее воскресенье исполнилось 40 лет Григорию Пасько, военному журналисту, экологу, автору нашей программы, на сегодняшний день заключенному узнику совести.

Сразу после вынесения ему обвинительного приговора, когда рухнули последние надежды, что презумпция невиновности, справедливость и здравый смысл в деле Пасько все-таки возобладают, большая группа общественных деятелей и политиков подписала обращение, которое называлось - "Остановить произвол лубянских чиновников".

"Мы не столь наивны, - было сказано, - чтобы не понимать: решение по делу Григория Пасько принималось не в совещательной суда Тихоокеанского флота, а в высоких лубянских кабинетах. Лишить человека свободы при полном отсутствии доказательств его вины можно, только если заказчик - очень высокого уровня. Причины такого решения очевидны: мундир и репутация лубянского ведомства за последние годы были сильно подмочены, террористы - на свободе, коррупция процветает, громкие заказные убийства не раскрываются. Оправдательное решение суда было бы очередным ушатом помоев на голову Лубянки. Допустить такого позора стоящие у власти лубянские функционеры, конечно же, не могли. Идеологов расправы не смущает даже смехотворность того, что "шпиону" дали в несколько раз меньший срок, чем установлено Уголовным кодексом. "Вот тебе срок ниже низшего, с намеком на возможность амнистии и помилования. И - молчи".

Ответа на это обращение не было. Григорий Пасько остается в тюрьме и не просит о помиловании, не считая себя виновным.

Европейский суд по правам человека огласил первое решение российского гражданина. Анатолию Бурдову, участнику ликвидации аварии на Чернобыльской атомной станции, Российская Федерация обязаны выплатить 3 000 евро в качестве компенсации.

С подробностями - Кристина Горелик.

Кристина Горелик: Анатолий Бурдов работал на месте чернобыльской катастрофы до начала 1987 года и подвергся сильному воздействию радиации, но денежную компенсацию за ущерб, причиненный здоровью, не получил. Судебные инстанции, в которые Бурдов обратился с иском на органы социального обеспечения города Шахты Ростовской области, постановили выплачивать полагающиеся ему деньги с последующей индексацией, однако, этих денег Бурдов тоже не получил (как ему объяснили, из-за нехватки финансирования).

Государство не может использовать в качестве предлога отсутствие денег и не выплачивать свой долг, а невыполнение решения судов в пользу Бурдова есть нарушение права на собственность, - постановил Европейский суд по правам человека в Страсбурге, куда обратился Бурдов.

О решении Страсбургского суда говорит директор Центра содействия международной защите Карина Москаленко.

Карина Москаленко: Европейский суд сказал своим решением по делу Бурдова, что право на справедливый суд не ограничивается правом на доступ к суду или правом на то, чтобы производство по суду носило справедливый публичный характер. Но это право включает также и право на исполнение решений судов.

У нас очень часто бывает так (и многие люди по гражданским делам с этим сталкиваются): решение вынесено, а исполнять его не собирается никто. Вот по делу Бурдова было принято прецедентное решение, когда было сказано, что не исполнено решение, - считайте, что справедливого суда не было, как нет.

И еще. Это решение связано с тем, что инвалид Чернобыля много лет участвует в унижающей его, изматывающей его судебной тяжбе. Поэтому очень важно, что первое решение - прецедентное - было вынесено именно по такой категории людей.

Наш Центр защищает десятки чернобыльцев, и эти люди просто годами ходят в суды, а потом еще и за исполнением решений. Поэтому это решение касается не одного Бурдова, а целой категории российских людей.

Меня так спрашивают: "Почему так мало - 3 000 евро? Это же ведь ничто". Это не мало. Дело в том (и многие этого не понимают), что Бурдов получил все - и всю стоимость иска, предъявленного им (весь размер по иску), и весь размер штрафных санкций. Всего 40 с небольшим тысяч российских рублей - был предмет иска, но ему было выплачено больше 100 000 рублей. Потому что сюда вошли еще и большие штрафные санкции. Он получил и это.

Так вот Европейский суд сверх всех этих сумм назначил ему 3 000 евро. Это почти соразмерная его общему исковому требованию сумма. То есть - он получил как бы вдвое. Именно потому, что человека унижает и мучит эта процедура.

И, наконец, последнее. Российские власти были уверены, что коль скоро они исполнили, в конце концов, решение по делу Бурдова, он не будет больше жаловаться, и он не будет считаться дальше жертвой нарушения прав человека. И они требовали, чтобы с него был снят статус жертвы. А что мы видим в итоге? Вопросу о статусе жертвы посвящен целый раздел решения Европейского суда. Да, он по-прежнему имеет статус жертвы, потому что те мучения, те страдания, которые человек переживает, уже потом не покрываются никакими деньгами. Это было, в первую голову - решено Европейским судом.

Поэтому когда сейчас говорят: "Ну, ладно. Они дойдут до Европейского суда, а мы их отпустим из-под стражи" или: "Мы им выплатим компенсацию по гражданскому делу", - нет, господа, власть предержащие. Вы уже не восстановите в полной мере права, поэтому сегодня решайте эти вопросы, сегодня, а не послезавтра.

Это важно знать и судьям, и нашим властям. Они выплатят эту компенсацию, потому что еще не было страны, которая позволила бы себе неисполнение решения Страсбургского суда. Это не рекомендации, это не благие пожелания. Это решения, подлежащие исполнению. Или мы - члены Совета Европы, и мы исполняем решения, или мы - не таковые.

Кристина Горелик: Карина Москаленко комментировала решение Европейского суда по правам человека в отношении Анатолия Бурдова.

В Ростовской области государство задолжало чернобыльцам 105 миллионов рублей. Вопреки решениям судов, до настоящего времени более полутора тысяч человек не могли получить компенсации. "Благодаря решению Страсбургского суда по делу Бурдова, нам начали выплачивать деньги", - сообщил председатель организации Союза Чернобыля России Ростовской области Александр Филипенко. На сегодняшний день, по его словам, погашено больше половины от всей суммы задолженности.

В городе Шахты Ростовской области, где со службами социальной защиты судился Анатолий Бурдов, денежные выплаты получили около 30 чернобыльцев, тех, кто, следуя примеру Анатолия Бурдова, обратились в Европейский суд по правам человека. А, по словам председателя шахтинской организации "Союз Чернобыля России" Владимира Мандрыкина, в городе проживает более 200 человек, которым государство задолжало денежные компенсации.

С лета 2000 года инвалиды-чернобыльцы проводят акцию протеста. Говорит участник акции, чернобылец Александр Претко.

Александр Претко: Пока они узнали, что в Страсбург подали, тогда только начали выплачивать. И то - частично, не в полных объемах.

У меня, например, прошло 3 суда. Я должен с этими индексациями был получать всего-навсего 8 000. Но они начали погашать без индексации, без ничего. Возмещение вреда мне было назначено еще до января, 3 481 - с 1997 года, потом с 1999 года, с января стало 1 000 рублей. Вот насколько урезали меня! И вот только вернули задолженность эту. Но без индексации тоже еще.

Ну, вот мы боролись. Прошли все суды. Вот уже год и 10 месяцев почти сидим в палатке в ожидании чуда. Добиваемся своих прав.

Голодовка проходила и проходит... ну, как сказать, один день мы не принимаем пищу, только воду. Как говорится, "мокрая голодовка". Проходит по 10 человек в сутки. Вот 80 человек у нас с первого дня было. Сейчас, конечно, стало меньше уже. Многие по больницам лежат, некоторые уже умерли в ожидании справедливости.

Кристина Горелик: По словам Александра Претко, ликвидаторы последствий чернобыльской аварии будут проводить акцию протеста до тех пор, пока государство с ними полностью не расплатится.

Владимир Бабурин: Рассказывала Кристина Горелик.

Информационный центр правозащитного движения сообщил, что на улицах Орла регулярно появляются нацистские надписи и символика.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода Елена Годлевская.

Елена Годлевская: В Орловской области сохраняется достаточно устойчивая тенденция националистических проявлений на фоне полного безразличия властей к этой проблеме. Весь прошлый год некие группы молодых людей с обритыми головами терроризировали китайских граждан, обучающихся и работающих в Орле. Дело дошло до того, что руководство отдела внутренних дел Заводского района было вынуждено выделить двух милиционеров, которые сопровождали китайских студентов из госуниверситета до места учебы и обратно. Однако меры к задержанию преступников практически не принимались.

Лишь после шума, поднятого местной прессой, правоохранительные органы всерьез занялись проблемой. В результате в конце прошлого года были задержаны 8 юношей в возрасте 16 - 20 лет, которые сегодня проходят в качестве обвиняемых сразу по 7 уголовным делам. Часть из них называет себя скинхедами, однако, даже это признание не побуждает правоохранительные органы предъявить им обвинение в национальной нетерпимости. Их обвиняют только в хулиганстве.

Нынешний год орловские скинхеды отметили другим скандалом. В дни проведения известной операции "Вихрь-Антиэкстремизм" толпа футбольных фанатов с криком "Хайль Гитлер!" избила в центре города Орла армянскую семью, не пощадив даже двух малышей ясельного и детсадовского возраста. Преступники пока не найдены, и потерпевшие мало верят в то, что фанатов привлекут к ответственности, так как, по их словам, избиение проходило на глазах сотрудников милиции.

Время от времени в Орле на зданиях и заборах появляются характерные надписи, на которые не реагируют ни власть, ни правоохранительные органы. В мае прошлого года орловское общественное благотворительное учреждение Институт общественных проблем "Единая Европа" обратило внимание на появление фашистских призывов и надписей на афишах с информацией о предстоящем фестивале еврейской культуры. "Смерть российским евреям!" - было написано на афишах. "Повторим Холокост!", "Хайль Гитлер!". Правозащитники направили заявление в отдел внутренних дел и прокуратуру Советского района города. После этого плакаты вдруг исчезли, а свидетели, которых нашла милиция, показали, что ничего не видели - ни надписей, ни даже плакатов. Через 3 недели заявителям сообщили, что никакого уголовного дела не может быть возбуждено, так как не было события преступления.

Пришлось правозащитникам доказывать свою правоту фотоснимками фашиствующих надписей. Тем не менее, возбужденное уже областной прокуратурой уголовное дело так ничем и не завершилось. Оно приостановлено с формулировкой "за неустановленностью виновного".

А вообще, позицию прокуратуры на сей счет в местной газете выразил прокурор Советского района Кулешов. Дескать, зачем нужны уголовные дела? В случаях появления националистических надписей надо звонить не в правоохранительные органы, а в жилищно-коммунальные отделы. Пусть приедут и закрасят.

Об отношении орловских властей к проблеме говорит и другой факт. В интервью правозащитникам из Института общественных проблем "Единая Европа" о проявлениях национализма, ксенофобии и нетерпимости руководитель еврейской религиозной организации "Центр Шалом" Семен Лившиц рассказал о продолжении истории с плакатами о фестивале еврейской культуры.

"Ко мне на работу пришел сержант милиции, - рассказывает Лившиц, - и сообщил о том, что глава администрации Советского района Рвачев приглашает меня на собеседование. Оказывается, наши афиши были расклеены в ненадлежащем месте, и поэтому их необходимо снять. Я объяснил, что плакаты расклеивала коммерческая фирма, и мы не можем за это нести ответственность. Поскольку данное нарушение весьма распространено в городе, я поинтересовался, кому еще предъявлены подобные претензии. Оказалось, никому.

Тем не менее, на следующий день ко мне явился уже старший лейтенант с официальным письмом, где с меня требовали дать показания по поводу афиши фестиваля", - с горечью говорит Семен Лившиц.

Показательно, что не все, давшие интервью по проблемам проявления национализма, рискнули назвать свои имена.

По оценке орловских правозащитников, происходящее в области вызывает тревогу. По их мнению, пока власть еще не понимает, что фашизм в любых своих проявлениях опасен, в том числе и для самой власти.

Владимир Бабурин: Рассказывала Елена Годлевская.

Активизация в России экстремистских группировок бритоголовых была в центре внимания прошедшей 18 мая в Москве встречи послов ряда государств с главой российского МИДа Игорем Ивановым.

Посол Швеции Свен Хирдман назвал действия представителей московского дипкорпуса "демаршем, призванным выразить озабоченность по поводу разгула экстремизма в России". Представитель российского МИДа Александр Яковенко заявил, что власти не оставят без внимания ни один случай экстремизма в отношении иностранцев. Представленные послами материалы будут переданы в правоохранительные органы, заверил он.

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Организация Объединенных Наций призывает российские власти расследовать многочисленные данные о грубых нарушениях прав человека правоохранительными органами. С призывом выступил 17 мая Комитет ООН по запрещению пыток, который располагает информацией о том, что в России задержанных нередко подвергают пыткам, чтобы добиться признания. Комитет настаивает также на создании в России независимой комиссии для расследования нарушений прав человека в Чечне, которые допускают и российские военные, и чеченские бойцы.

Уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов предостерег власти от неподготовленных шагов по возвращению беженцев из Ингушетии в Чечню. На прошлой неделе глава правительства Чечни Станислав Ильясов сообщил, что принято решение вернуть на родину всех беженцев из Ингушетии еще до конца лета. Однако, по словам Миронова, думать об их возвращении нельзя, пока в Чечне отсутствует безопасность, и нет достаточного количества жилья и рабочих мест. Российский омбудсмен подчеркнул, что если власти примут насильственные меры для возвращения беженцев, это может стать одним из крупнейших нарушений прав человека в истории новой России. В настоящее время в Ингушетии находятся, по разным данным, от нескольких десятков тысяч до 170 000 чеченских беженцев.

Между тем гуманитарная помощь чеченским беженцам будет оказываться на территории Чечни, а не за ее пределами, как это было раньше. Такое решение принято в Сочи на совещании представителей российского правительства и международных гуманитарных организаций. Ожидается, что с будущего года пособия чеченским беженцам также будут выплачиваться только в самой Чечне.

Приказ командующего Объединенной группировкой войск Владимира Молтенского о порядке проведения спецопераций в Чечне не выполняется. Об этом заявил 20 мая на пресс-конференции в Грозном глава администрации Чечни Ахмад Кадыров. По его словам, люди по-прежнему бесследно исчезают после так называемых зачисток, военные не представляются и не сообщают, куда увезены и в чем обвиняются задержанные.

По приказу Молтенского, спецоперации должны проводиться лишь с его личного разрешения. Военнослужащие, проводя проверки в домах, обязаны предъявлять документы, а списки арестованных передавать местным властям.

По словам руководителя Фонда защиты гласности Алексея Симонова, российские следственные органы, как правило, не проводят серьезного расследования по фактам преступлений против журналистов. За последние 2 года, по данным Фонда защиты гласности, из 40 преступлений против журналистов были раскрыты только 2. Наибольшее число нападений на журналистов происходит в Республике Марий-Эл, в Ростове-на-Дону, Смоленске, Санкт-Петербурге и Карелии.

20 мая прокуратура Фрунзенского района Владивостока возбудила уголовное дело по факту нанесения побоев женщине сотрудником УВД. Начальник городского управления ГИБДД Александр Лысенко отстранен от занимаемой должности на период расследования.

Поводом для столь жестких мер стал инцидент, произошедший во время пикета рыбаков компании "Дальморепродукт". В пятницу они перекрыли центральную трассу Владивостока, требуя погасить долги по зарплате. Вся страна стала свидетелем того, как так называемый страж порядка ударил женщину с ребенком на руках.

Объединение комитетов по защите евреев в бывшем СССР выразило обеспокоенность в связи с деятельностью национал-экстремистских организаций в Смоленской области. По словам представителей Объединения, в деревне Вязовенька уже на протяжение 3 лет подвергается осквернению памятник жертвам фашизма, установленный на месте массового расстрела мирных жителей. на памятном знаке постоянно появляются антисемитские надписи и свастика.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

Институт прописки по месту жительства заменила регистрация. Что изменилось, кроме названия? Об этом мы будем говорить с представителями движения "Свобода воли" Александром Рамицыным и Галиной Новопашиной.

Может быть, с истории прописки коротко мы и начнем, потому что многие, наверное, уже это подзабыли. Хотя, наверняка, почти все помнят фильм "Собачье сердце", и как профессор Преображенский прописывал у себя Шарикова.

Александр начнет.

Александр Рамицын: Наверное, прописка уже вошла в сознание каждого человека, который вырос в Советском Союзе, как нечто совершенно незыблемое. И сейчас если спросить большинство людей, зачем нужна прописка, нужна ли она вообще, они убежденно скажут: "Конечно. Как же без нее?" К сожалению, большинство людей у нас убеждены, что без прописки воцарится хаос. И при советской власти вся социальная сфера была привязана к прописке.

Но если попробовать проанализировать эту проблему, прописка у нас была не всегда.

Галина Новопашина: К сожалению, Россия - страна тотальной несвободы, и страна с очень сильными крепостническими традициями. И крепостное право в России было отменено не в 1861 году, как это принято считать, а в 1975 году, когда указом Президиума Верховного Совета СССР крестьяне начали получать паспорта. Тогда они стали получать возможность уезжать из деревни в город просто, без справки. В город, на работу. То есть - стали более-менее полноправные граждане Советского Союза.

Насколько мне известно, еще при царе все крепостные крестьяне были - каждый - приписаны к своему помещику. Уже при советской власти до 1932 года прописочной системы не было, и Ленин в свое время выступал против этой прописочной системы. Но "товарищ Сталин" в 1932 году все-таки решился приписать каждого человека к определенному месту. Сделать его, таким образом, крепостным, чтобы он не мог так просто приехать или уехать, куда ему вздумается. Такая система существовала у нас до последнего момента.

Ну, наверное, можно сказать, что крепостное право закончилось в 1993 году, когда был принят закон о свободе передвижения. Конечно, абсолютно не совершенный и не соответствующий Конституции, и не отвечающий Конвенции о правах человека, принятой ООН в 1948 году. Но который, тем не менее, хотя бы задекларировал свободу передвижения.

Владимир Бабурин: А вот скажите, пожалуйста, насколько все-таки институт регистрации, который сейчас существует, позволяет использовать то, что записано в Конституции о свободе передвижения?

Вот свободу передвижения за границу (уезжать из России и возвращаться в Россию) можно сейчас использовать достаточно свободно. Достаточно прийти в ОВИР, в общем, нет особых проблем получить паспорт, и, если есть деньги, то можно ехать в любой конец света. И вот, как писал Юлий Ким, уже совершенно не надо для этого "на Центральном голодать телеграфе".

С движением внутри страны, как ни странно, дело обстоит сейчас гораздо сложнее, хотя формально никаких препон никто не чинит.

Александр Рамицын: Дело в том, что в Советском Союзе, при советской власти - основным принципом был приоритет интересов государства и общества над интересами отдельных граждан. Советское государство - это было государство суперцентрализованное, государство, в котором...

Владимир Бабурин: Раньше думай о Родине, а потом о себе.

Александр Рамицын: ... осуществлялся тотальный контроль над экономикой и, соответственно, исходя из этого, над жизнью каждых граждан. Поскольку экономика была плановая, вот, нужно было жестко контролировать распределение ресурсов, в том числе и трудовых ресурсов. И жесткая прописка, существовавшая при советской власти, естественно, она в какой-то степени эту проблему решала. Государство имело возможность жестко контролировать миграцию внутри страны.

Владимир Бабурин: Расхожее мнение, что московское чиновничество (ну, не только московское, но московское - в первую очередь) так стоит за институт регистрации потому, что это дает возможность получать существенные доходы, взятки. Действительно ли это так? Действительно ли это - основное? Как вы полагаете?

Галина Новопашина: Я полагаю, что это, безусловно, так. И, например, посмотрим ситуацию с медицинским страхованием. Москва, наверное, единственный регион страны, где медицинский полис выдают по месту прописки, а не по месту работы. То есть - всем понятно, что человек, который работает в Москве, будучи прописанным (назовем вещи своими именами) в другом городе, в другом регионе, он платит налоги, в том числе за него платит работодатель единый социальный налог в московскую кассу, а, тем не менее, лечиться этот человек в Москве не имеет права.

Конечно, я не могу сказать, что... в экстренных случаях всегда приезжают, делают операции. Приезжает "скорая помощь". Но, тем не менее, этот человек не может получить больничный, он не может получить какую-то плановую медицинскую помощь.

Совершенно четкий расчет, что - да, человек здесь работает, он здесь платит налоги, но он здесь не получает никаких социальных льгот. То есть - ситуация абсолютно безжалостно эксплуатируется.

Владимир Бабурин: Александр Рамицын добавит.

Александр Рамицын: Была, значит, статья в "Независимом обозрении" в январе 2002 года. Ну, в общем-то, в этих условиях, в условиях огромного притока рабочей силы, огромного притока мигрантов в Москву и Московскую область, грош-цена Юрию Лужкову как хозяйственнику, если он это не будет использовать, что называется, "на полную катушку".

Ну, во-первых, регистрация дает работу огромному количеству всяческих клерков, мелких и рангом повыше, которые сидят в паспортных столах, в ЖЭКах и так далее.

Во-вторых, это дает возможность кормить местную милицию при их весьма ограниченной зарплате. Достаточно посмотреть на внешность большинства постовых милиционеров в Москве, чтобы увидеть, что они не очень недовольны своей небольшой зарплатой. В Москве - огромное количество милиции, которое превышает в несколько раз количество полицейских в любом цивилизованном большом городе в Америке или в Европе.

Не говоря уже о том, что за поборы на улицах Москвы, по сути, эту милицию кормят.

Ну, и в-третьих, это бизнес - здесь счет идет на миллионы долларов. Это, конечно, торговля пропиской.

Нам написал один из сочувствующих нам сотрудников МВД в достаточно высоком чине, который как раз занимается частично этим вопросом. Так вот он сказал, что в Москве с начала года (и в Подмосковье) зарегистрировано порядка 30 000 человек на менее чем 1 000 подмосковных адресов. Представляете, какая плотность населения на квадратный метр? Постоянная прописка в Подмосковье стоит от 700 до 1 200 долларов. Ну, если взять примерную цифру в 1 000 долларов, посмотрите: получается 30 миллионов долларов. Это огромные деньги, которые крутятся в теневом секторе и не только в теневом, потому что фирмы, которые занимаются этими прописками, они, наверняка, платят определенные налоги в московский бюджет. Ну, естественно, бюджету от этого хуже не становится.

Галина Новопашина: И эта ситуация безжалостно эксплуатируется.

Александр Рамицын: Да, так что лишить московских чиновников, московскую милицию, да и не только московскую, кстати говоря, потому что это уже расползается по всем регионам...

Галина Новопашина: Да.

Александр Рамицын: Это Петербург, это южные регионы...

Галина Новопашина: Это Омск.

Александр Рамицын: В Омске, да.

Владимир Бабурин: Да, вот уже тогда давайте к следующей части перейдем.

Вот уже несколько раз звучало - "мы", "письма приходят к нам". Вот что же это за движение, и какие письма, и какие просьбы приходят на сайт nelegal.ru?

Галина, вы начнете.

Галина Новопашина: Наше движение существует с 1999 года, когда в Москве были эти ужасные взрывы, и когда начался беспрецедентный отлов людей на улицах, и началась эта совершенно позорная повторная московская перерегистрация.

Александр Рамицын: Я позволю себе... Вот это знаменитое постановление лужковское...

Галина Новопашина: О перерегистрации.

Александр Рамицын: ... от 21 сентября 1999 года, согласно которому граждане России, граждане СНГ (граждане России - подчеркну особо), в случае отсутствия у них регистрации по месту жительства должны были быть высланы из Москвы.

Как оговорился вице-мэр Москвы Шанцев одному из корреспондентов, была объявлена перерегистрация тотальная. Что творилось в паспортных столах, я думаю, помнят все люди, которые там были, в том числе и москвичи. Люди стояли в очередях по несколько дней, падали в обморок. Была страшная давка, невероятная. Облавы на улицах.

И, согласно Шанцеву, перерегистрацию из 120 000 человек, официально зарегистрированных до сентября 1999 года, перерегистрацию прошли 100 000 человек. 10 000 человек уехали самостоятельно, и порядка 1 000 - 1 500 человек, по-моему, были высланы из Москвы.

Владимир Бабурин: Вот и это стало поводом к созданию движения "Свобода воли". Я так понял.

Галина Новопашина: Тогда просто уже были перейдены все границы, и наше терпение просто лопнуло.

Нет, это стало поводом для создания nelegal.ru.

Александр Рамицын: Сайта nelegal.ru.

Галина Новопашина: Наше движение создалось именно как интернетовское движение, именно как nelegal.ru, чтобы обозначить эту проблему, что дальше так жить уже нельзя.

И около двух лет мы в таком виде существовали, и потом решили, что просто от постановки проблемы, от того, что мы ее обозначили, пора переходить уже к каким-то конструктивным действиям, и нужно искать пути решения этой проблемы.

Владимир Бабурин: И что это за действия?

Александр Рамицын: Ну, одно из действий происходит в данный момент в студии перед вами.

Галина Новопашина: Нет, безусловно, это работа, в том числе и с органами власти. И внесение наших конкретных предложений.

Александр Рамицын: В частности, вице-мэр Москвы на встрече на портале Gazeta.ru, он выразил желание встретиться с членами организации "Свобода воли". Ну, пока что вот это, к сожалению, не воплотилось, но мы очень надеемся на эту встречу и очень надеемся, что встреча будет конструктивной.

Владимир Бабурин: Какие вопросы вы будете ему задавать?

Александр Рамицын: Вице-мэр Москвы официально осудил незаконную практику проверки регистрации на улицах и сказал, что он не может относиться нормально к практике нарушения федерального законодательства. И мы хотим выяснить, собственно говоря, что же происходит, почему же проверки продолжаются, и к лету они стали еще более интенсивными, когда огромное количество приезжих проезжает через Москву.

Как нам решить эту проблему? Решить проблему так называемых нелегалов Москвы, всей этой огромной массы. Ведь, по разным данным, в Москве находится порядка трех миллионов человек, не зарегистрированных в Москве, нелегально работающих, не платящих никаких налогов. Понятно, что репрессивными мерами решить этот вопрос невозможно.

Владимир Бабурин: А вот у вас какие-то есть предложения? Вот, например, в Соединенных Штатах, там системы прописки и системы регистрации нет. Если человек переезжает из одного штата в другой, он обязан поменять водительские права, где написан его адрес, и номерные знаки на своем автомобиле (по принадлежности к штату). Как поступают люди, у которых там нет водительских прав (такие, хоть и немного, но там есть), я, честно говоря, не знаю.

Вот возможна ли такая практика в России, или у вас какие-то другие предложения?

Галина Новопашина: Я уверена, что такая практика в России возможна, и я не понимаю тех чиновников, которые просто спекулируют на том мнении, что русский народ никак не может без кнута и никак не может без самодержавия. И абсолютно не готов к демократии. Я так не считаю.

Весь мир живет без прописки, и живет очень удачно и очень успешно.

Александр Рамицын: За исключением стран типа Китая, Северной Кореи.

Галина Новопашина: Мы сейчас действительно находимся на уровне Северной Кореи, где люди просто голодают.

Безусловно, такая система возможна. И Конституционный Суд, и Верховный Суд уже давным-давно приняли решение, что не должно быть ограничений по срокам регистрации. Я считаю, что нам нужно обязательно отказаться вообще от такого понятия как "место жительства" и "место пребывания". С тех пор, как эти понятия будут стерты, то есть не будет места постоянного жительства и не будет каких-то гостевых пребываний, такой проблемы не будет существовать.

То есть мы живем в капиталистической стране, и мы живем там, где есть работа, а не наоборот. И до тех пор, пока сохраняется вот это различие, идет спекуляция на этом.

Владимир Бабурин: Вы говорили, что вы вступаете в контакт с властями, в то числе и милицейскими. Никого из них мы на передачу не пригласили, но я думаю, вы можете изложить их доводы, доводы - "против".

Александр Рамицын: Что касается доводов "против", то, по большому счету, никаких логичных, обоснованных доводов "против" мы не слышали. Мы слышали множество доводов за отмену регистрации. Разумеется, большинство этих людей, которые нам пишут, хотели бы остаться инкогнито и, прежде всего, те люди из МВД, которые нам сочувствуют.

Как правило, во всех письмах, которые приходят нам от милиционеров, содержится одно: что для них регистрация - это только лишняя головная боль. Это куча лишних инструкций, проблемы с коррупцией и взяточничеством, которые вырождают регистрацию в их рядах. И, по большому счету, проблему учета населения в целях смягчения криминальной обстановки она не решает.

Разумеется ( это без комментариев), что никакой бандит не будет сидеть по месту своей регистрации, он не будет регистрироваться. Бандиты, как известно, у нас редко страдают от недостатка средств, тем более - в современной России. Для них вопрос покупки прописки, покупки дома - это не проблема.

Поэтому, как выясняется, регистрация сейчас никаких социальных проблем не решает. Она не помогает МВД. Мало того, многие разумные люди из этой среды - за реформирование этой системы. То есть она кормит определенных людей.

Владимир Бабурин: Наша программа называется "Человек имеет право", а ваш сайт разъясняет людям, какими они обладают правами. Какими правами они обладают по Конституции, какими правами они обладают даже при прохождении и получении регистрации.

Так как радио слушает все-таки больше людей, чем имеет возможность пользоваться Интернетом, вот вкратце - основные права и свободы, которые даже в ограниченном виде, тем не менее, граждане Российской Федерации имеют.

Александр Рамицын: Ну, давайте начнем с того, что 25 июня 1993 года был принят закон о праве граждан на свободе передвижения, закон достаточно прогрессивный для того времени. Согласно этому праву любой гражданин России может свободно передвигаться по территории России. И в том случае, если он меняет место своего пребывания (то есть приезжает к кому-то в гости, приезжает на время или меняет место жительства), он вправе находиться по данному адресу до 10 дней безо всякой регистрации. Если же он приезжает в эту местность на срок более чем 10 дней, он обязан зарегистрироваться, то есть оформить себе временную регистрацию.

Владимир Бабурин: А как отсчет начать? Вот - 10 дней. А если я пешком пришел или приехал автостопом?

Александр Рамицын: В том-то и дело. Дело в том, что закон этот разработан на основе старых советских законов. Существует ответственность за проживание без регистрации. Кстати говоря, эта ответственность перешла и в новый кодекс об административных правонарушениях. Это Статья 19-15, в которой говорится, что гражданин России, проживающий по данному адресу без регистрации, может быть подвергнут штрафу до 1 минимального размера оплаты труда (кстати, при начислении штрафа он равняется 100 рублям, а не 300 рублям, как это принято по России).

Юридически этот закон абсолютно беспомощен, потому что... ну, вот к вам пришел участковый, чтобы оштрафовать за проживание без регистрации. Вы можете совершенно смело сказать участковому, предложить ему доказывать, что вы живете по данному адресу более 10 дней. Разумеется, что доказать ему это будет очень трудно. Не будет же он осуществлять видеосъемку или фотосъемку. И в суде, если вы обжалуете постановление о штрафе, участковый вряд ли сумеет доказать, что вы проживаете по данному адресу больше 10 дней.

Владимир Бабурин: То есть, вот то, что вы сейчас советуете, вы советуете обойти несправедливый, на ваш взгляд, закон, пользуясь его несовершенством?

Александр Рамицын: Все-таки мой совет: если есть возможность, попытаться зарегистрироваться. Ну, ведь если вы приедете в гости к кому-то на 2 недели, я не думаю, что вы пойдете собирать документы. На это уходит времени порядка 10 дней или 2 недель. Не желая того, вы можете стать правонарушителем.

И - что касается практики проверок на улицах. Она действительно абсолютно незаконна. Следить за регистрацией - это дело участковых, и протокол о нарушении по Статье 19-15 должен содержать в себе конкретный адрес, по которому произошло это правонарушение. То есть - тот самый конкретный адрес, по которому вы прожили больше 10 дней и стали правонарушителем. Разумеется, на улице вас никакой милиционер поймать не вправе.

Галина Новопашина: Вы можете ночевать под елкой, в палатке, где угодно. В том-то и проблема нашего закона о праве на свободу передвижения, что он все привязывает к жилому помещению.

Почему сейчас у людей возникают проблемы с тем, чтобы зарегистрироваться? Они живут в нежилых помещениях, они реально там живут и, тем не менее, не могут быть там зарегистрированы, потому что официально это помещение не признано жилым. Это - тот корень зла, который, к сожалению, заложен в самом законе о свободе передвижения 1993 года.

Александр Рамицын: Добавлю к этому. Если на улице Москвы к вам обратился милиционер, заявил, что вы - правонарушитель, и предложил вам уплатить штраф, не возражайте ему. Предложите ему составить протокол по Статье 19-15 (это проживание без регистрации). Если он сумеет составить этот протокол, вынести постановление о штрафе, пожалуйста, не платите денег. Возьмите квитанцию о штрафе. Вы вправе оплатить штраф по новому кодексу, который будет действовать с 1 июля, в течение месяца. Даже, по сути, 40 дней. В течение 40 дней после вынесения постановления о штрафе.

И обжалуйте в районном суде по месту совершения правонарушения. Обжалуйте. Можете по почте направить заказным письмом ваше заявление в районный суд. Обжалуйте постановление. Суд наверняка это постановление отменит.

И, разумеется, что большинству граждан не хочется связываться с судом, в том смысле, что гораздо проще, что называется, "дать на лапу" милиционеру в метро, чтобы он просто от вас отстал, и забыть об этих 100 рублях, как о темном эпизоде своей жизни. Но мы сами кормим весь институт бесправия, мы сами кормим свое бесправие.

Посему мой совет (особенно мужчинам, прежде всего): соберите минимум мужества и не идите на поводу у нарушителей закона, коими являются милиционеры, проверяющие вашу регистрацию в метро. Поступите так, как мы советуем.

Владимир Бабурин: Этим советом мы заканчиваем наш разговор. Подробности, для тех, у кого есть возможность пользоваться Интернетом: www.nelegal.ru

На очереди - обзор "Западная печать о правах человека" от Владимира Ведрашко.

Владимир Ведрашко: Ночлежки для бездомных - одна из острых социальных тем, которой посвящает свою публикацию канадская газета "Торонто Стар". Поводом для статьи явился короткий видеоролик, показанный городским Комитетом защиты граждан в чрезвычайных ситуациях. На кадрах, снятых скрытой камерой, запечатлены десятки спящих на полу людей. Вот кто-то, покашливая, пробирается между телами в поисках места для себя. Люди вынуждены спать, буквально соприкасаясь друг с другом. Некоторым не хватает места, они сидят на металлических стульях и разговаривают. Всю ночь напролет здесь горит яркий свет.

Торонтский Комитет защиты граждан - относительно молодая общественная организация. Она занимается поиском пристанища для бездомных людей и заботой о них. Так совпало, что бригада кинематографистов снимала в Торонто фильм о городских ночлежках. Именно создатели фильма и передали правозащитникам кадры, фотографии которых затем попали в газету. Представитель комитета заявил, что не будет раскрывать адрес заснятой ночлежки, поскольку, во-первых, опасается, что власти пожелают ее закрыть, а во-вторых, чтобы исключить возможность какой-либо идентификации ее обитателей. Одна из работниц комитета, сестра милосердия Катя Кроу подтвердила корреспонденту "Торонто Стар", что и многие другие ночлежки города выглядят подобным же образом.

Газета напоминает, что ооновские стандарты для лагерей предусматривают обеспечение каждого человека площадью 4,5 - 5 квадратных метра. Правозащитники наложили на видеокадры электронный квадрат такой площади, и оказалось, что в нем помещаются 4 человека. Катя Кроу, будучи одной из основательниц правозащитной группы, подчеркивает, что подобное положение абсолютно нетерпимо. Комитет и был создан для привлечения общественного внимания к бездомным в Канаде и объявления их положения национальным бедствием.

Статья в такой крупной и влиятельной канадской газете, как "Торонто Стар", выводит тему бездомных в сферу широкого общественного внимания.

О факте преступного нарушения уставных отношений в американской армии пишет газета "Филадельфия Инкуайрер". Она публикует сообщение агентства "Ассошиэйтед Пресс" из Токио.

Американский военный суд приговорил военнослужащего американских ВВС Домена Каваи к пожизненному заключению за убийство сослуживца. Преступник лишен воинского звания и уволен без выплаты денежного пособия. У него сохраняется право на обжалование приговора, однако, он этим правом пока не воспользовался. В сообщении говорится, что возраст преступника - 19 лет. В случае примерного отбывания наказания в течение первых 20 лет срок заключения может быть сокращен или заменен на условный. Максимально возможное наказание в данном случае предусматривало бы пожизненное заключение без права на обжалование или смягчение приговора. Что же произошло?

Во время следствия подсудимый рассказал, что однажды вечером он прогуливался со своим близким другом и был замечен третьим сослуживцем, Чарльзом Эскью. Опасаясь, что последний предаст огласке его сексуальную ориентацию, Домен Каваи задушил свидетеля. И преступник, и жертва совсем недавно начали проходить воинскую службу. Авиабаза "Кадено" на японском острове Окинава стала их первым местом назначения.

Газета "Филадельфия Инкуайрер" напоминает, что на Окинаве в настоящее время расквартировано более половины 47 000 контингента американских войск в Японии.

Защита прав человека и политика зачастую связаны в жесткий узел, где лицемерие и двойной стандарт сливаются воедино. Об этом - эмоциональный репортаж корреспондента Би-Би-Си в Вашингтоне. Журналист побывал недавно вместе с Джимми Картером на Кубе.

Выступление Картера транслировалось по кубинскому телевидению без какой-либо цензуры. "Кубинцы достойны того, чтобы изменить свои законы мирно, путем прямого голосования, - заявил бывший глава Белого дома. - После 43 лет враждебности и взаимной озлобленности мы надеемся, что вы сумеете присоединиться к сообществу демократических государств. И я надеюсь, американский народ раскроет вам свои объятья и поприветствует как друзей" (конец цитаты).

Такие слова оказались непривычными для кубинского уха, однако, речь Картера была обращена и к тем кубинцам, которые проживают в Америке. Бывший президент высказался за снятие американского экономического эмбарго и за право на беспрепятственный въезд американцев на остров. "Я хочу, чтобы американцы и кубинцы взаимно радовались не только музыке и бейсболу, но чтобы испытывали взаимные дружеские чувства и взаимное уважение", - сказал бывший президент.

XS
SM
MD
LG