Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело полковника Буданова. Убедительны ли результаты экспертизы, признавшей командира танкового полка невменяемым?


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Дело полковника Буданова. Убедительны ли результаты экспертизы, признавшей командира танкового полка невменяемым?
- В Липецке пропадают дети. В милиции склоняются к версии несчастного случая.


Владимир Бабурин: Эти темы, а также сообщения наших корреспондентов из Архангельска, Ижевска и Магадана, правозащитные новости недели и обзор "Западная печать о правах человека" я представлю вам в программе "Человек имеет право".

Дело полковника Буданова, который обвиняется в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, а первоначально, напомню, офицера обвиняли еще и в изнасиловании, может закончиться фактическим оправданием подсудимого. Психиатрическая экспертиза признала командира танкового полка невменяемым.

Когда Буданова арестовали, создавалось впечатление, что это выполнение чьего-то высокого заказа: найти и примерно наказать опорочившего офицерский мундир. Слишком уж много фактов преступления против мирного населения в Чечне становилось достоянием гласности. Сейчас снова возникает мысль о заказе, уже другом, но тоже высоком: любыми путями освободить военного от ответственности. Вопрос, как мог невменяемый человек командовать танковым полком, его коллег как-то не слишком смущает.

Кристина Горелик, координатор программы "Человек имеет право", беседует о деле Буданова с адвокатом семья Кунгаевых Станиславом Маркеловым, психиатром Эмилем Гушанским и Марианной Кацаровой, представителем "Международной амнистии" в России.

Кристина Горелик: На днях было оглашено заключение врачей из института имени Сербского о психической вменяемости или невменяемости полковника Буданова. Напомню, что Буданов обвиняется в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Согласно данному медицинскому заключению, полковник Буданов был признан невменяемым. И первый вопрос у меня - к адвокату семьи Кунгаевых Станиславу Маркелову.

Скажите, пожалуйста, каким образом повлияет на судебный процесс данное медицинское заключение?

Станислав Маркелов: Данное медицинское заключение фактически снимает вину с полковника Буданова в совершении данного преступления. Более того, после этой экспертизы была еще судебно-медицинская экспертиза, которая фактически сняла факт изнасилования как таковой, причем, очень интересно, что они шли один за другим, и причем, слушание по делу психолого-психиатрической экспертизы, пожалуй, одной из самых важных в данном деле, проводилось вообще в отсутствие адвокатов потерпевших и в отсутствие потерпевших. Какие-либо доводы о том, что они тяжело больны, как потерпевший, так и его адвокат, не подействовали.

Более того, при рассмотрении медицинской экспертизы, как я уже сказал, снявшей обвинение в изнасиловании и сам факт изнасилования отрицавшей, я вошел в дело уже на середине слушания этой экспертизы, и мне пришлось участвовать в ее обсуждении в прениях сторон по поводу этой экспертизы и в обсуждении результатов этой экспертизы с экспертом, не читая материалов дела. То есть, какое-либо равенство сторон при выяснении результатов этой экспертизы полностью отсутствовало.

Действие этих экспертиз просто имеет ужасающие последствия для данного дела. Это видно даже не специалистам, психиатрам или медикам, - это видно мне, как профессиональному адвокату. Почему-то врачи-психиатры стали рассматривать только одну точку зрения, причем, точку зрения сугубо тенденциозную по всем канонам права, - это последнюю точку зрения полковника Буданова. Все другие точки зрения, которые высказывались свидетелями или иными лицами, участвующими в этом деле, как-то априори отметались. Естественно, когда люди рассматривают только одну тенденциозную точку зрения, у них будут строго определенные выводы.

Точно так же огромные вопросы вызывает судебно-медицинская экспертиза. Почему-то врач - профессионал в своем деле утверждает, что все медики, которые проводили экспертизы до этого и осматривали труп, делали одинаковые ошибки. Они все говорили, что факт изнасилования произошел при жизни Эльзы Кунгаевой, ну, или же разночтение - в первые минуты после смерти. Здесь вдруг врач утверждает, что ему удалось обнаружить некие новые факты в этом деле, а все медики до этого ошибались, причем ошибались одинаково и в таких важных вопросах. Либо они не профессионалы в таком случае, либо это уже тенденциозный их подход. Значит, они совершили должностное преступление, что, конечно, теоретически возможно, но фактически просто не бывает.

Кристина Горелик: По поводу психолого-психиатрической экспертизы я хотела бы узнать мнение у Эмиля Гушанского, психиатра, кандидата медицинских наук, который проводил психолого-психиатрическую экспертизу также семьи Кунгаевых. Но сейчас я хотела бы узнать ваше мнение об экспертизе над полковником Будановым.

Эмиль Гушанский: Я считаю, что эта экспертиза - заказанная, что ее выводы не соответствуют тем данным, которые имеются в уголовном деле. Я должен сказать, что экспертиза момента правонарушения всегда определяется по данным уголовного дела. Эксперты никогда не присутствуют при совершении правонарушения. Правонарушение было давно, больше 2 лет тому назад, и о моменте правонарушения можно судить только по материалам уголовного дела, которые свидетельствуют о нарушении контакта, об отсутствии связи с окружающим, о резком изменении сознания человека, когда он теряет связь с окружающей средой.

Ничего этого не было ни в материалах уголовного дела, ни в тех тенденциозных ссылках на эти материалы, которые имеются в акте судебно-психиатрической экспертизы. Весь акт психиатрической экспертизы, касающийся момента правонарушения (а он признан невменяемым на момент правонарушения), основан на защитных высказываниях самого Буданова, которые менялись от допроса к допросу, от экспертизы к экспертизе, и в последний раз свидетельствуют о том, что он просто взял на вооружение некоторые положения психиатрии, которые он использовал для себя самого.

Я считаю, что такого рода заключение непрофессионально и некорректно, а отсюда можно сделать вывод о тенденциозности такого заключения, потому что оно не аргументировано. Оно аргументировано только одним: желанием помочь Буданову. Чем инспирировано это желание помочь, мне судить трудно. Я не политический деятель. Но я совершенно четко, как специалист, считаю, что это давление, которое было оказано на экспертов, и которые пошли на это.

Поэтому я считаю, что международная психиатрическая общественность, психиатрическая общественность нашей страны должны сделать все для того, чтобы по факту этой экспертизы (а она доступна всем, может быть доступна всем) сделать заключение о неправомерности такого заключения. Если психиатрическая общественность - наша и международная - выступит за проведение повторной экспертизы, то суд не сможет уйти от этого.

Поэтому я считаю, что сейчас дело профессионалов - защитить честь своей профессии и свою гражданскую честь и выступить, примерно, в том же ключе, в каком выступил я.

Кристина Горелик: Странная вещь получается: процесс над полковником Будановым, по всей вероятности, показательный процесс. После многочисленных так называемых зачисток в Чеченской республике, после заявлений правозащитников (и в том числе - и представителей международных правозащитных организаций) о массовых нарушениях прав человека в республике надо было найти хоть одного человека, который был бы виновен в совершении преступления. Им оказался полковник Буданов.

Но почему-то через какое-то время судебный процесс над полковником Будановым, что называется, дал задний ход, и, по словам адвоката Станислава Маркелова, что данная медицинская экспертиза психолого-психиатрического состояния полковника Буданова будет иметь катастрофические последствия для самого дела.

У меня вопрос к Марианне Кацаровой, куратору "Международной амнистии" по России.

Скажите, пожалуйста, почему так получается?

Марианна Кацарова: Знаете, я хотела, на самом деле, отредактировать. Вы сказали, что власти искали одного хоть бы человека, который был бы наказан, да? И этим человеком оказался Буданов. Наоборот, они никого не искали. Этим человеком оказался Буданов совершенно случайно, и совершенно случайно из-за того, что действительно есть российские офицеры, у которых честь не позволяет, чтобы преступник был рядом, и чтобы было преступление, и они сразу не среагировали. Поэтому когда Кунгаев и его семья начали искать сразу, куда пропала девочка, и они сразу начали это делать, в течение ночи и рано утром после исчезновения Кунгаевой, оказалось, что они пошли в воинскую часть, и тогда офицеры, которые с ним сотрудничали, они быстро начали выявлять, куда она пропала, куда ее увезли. Уже были свидетели, были факты тому, что ее увезли на БТРе, что там были солдаты.

Короче, это все было случайное совпадение, а не просто это был козел отпущения. Нет. Козлом Буданов не является с первого дня и с первого момента. Наоборот, это случайность, которую власти пытались и пытаются исправить, на самом деле. Это была ошибка судьбы, что оказались честные люди и честные российские офицеры. И в том числе - честный военный врач, тоже российский, русский врач, который сразу сделал судмедэкспертизу мертвого тела.

И оказалось, что я располагаю этими двумя копиями судмедэкспертизы - той, которая была сделана сразу после смерти, и той, которая была сделана попозже. И там разница в одном параграфе только. То есть один пассаж подменен судмедэкспертом. В чем разница? В первой судмедэкспертизе врач, российский офицер, говорит, что по тем следам (при этом я не специалист, медик, но то, что я прочитала, вам рассказываю), по тем следам, которые есть на мертвом теле, можно судить, что действительно факт возможного изнасилования произошел до смерти Кунгаевой. Во втором варианте этой судмедэкспертизы написано, что уже есть сомнения, произошел ли этот факт изнасилования до смерти или после смерти. То есть медицинским языком, врач уже сомневается, да? Судмедэксперт. Во второй экспертизе.

Напрашивается вопрос: а как же можно, чтобы один врач освидетельствовал сразу после смерти мертвого тела и нашел, категорическое мнение высказал насчет изнасилования, а второй сомневается после некоторого времени, да? Поэтому, на самом деле, знаете, было бы хорошо, если бы власти старались найти хоть одного виновного для массовых преступлений против гражданских лиц во время уже трехлетнего вооруженного конфликта в Чечне. Было бы хорошо, хоть бы один из тех, который пытал, который избивал мирных жителей, заключенных, который расстреливал, чтобы он предстал перед судом. Это было первое дело, в котором, как я говорила, пытки были уже составом преступления, с изнасилованием. И даже в этом деле пытки уже были сняты с повестки дня.

Я встречалась с сотнями людей, у которых отрезаны уши, поломанное тело, поломанный позвоночник, парализованными. Это мирные жители, с которыми я встречалась, которые действительно не имеют ничего общего с этим конфликтом, и их пытали самым изощренным способом.

Слава Богу, что в данный момент задержан уже один подозреваемый, Лаптев, это ханты-мансийский ОМОН. К сожалению, там еще есть подробности, что в тот же самый момент, когда уголовный розыск, я думаю, месяцами, а может быть и год после того, как были преступления, в которых подозревается Лаптев, его все-таки поймал и привез в Грозный. В тот же самый момент "совершенно случайно" (в огромных кавычках, как нам кажется) тот же самый ханты-мансийский ОМОН, те же самые милиционеры, те же самые коллеги Лаптева, их послали обратно в командировку в Чечню. Напрашивается вопрос: почему? Может быть, чтобы они давили на свидетелей в этом деле? А там есть бесспорные доказательства нескольких людей, которые видели Лаптева и именно указывают на него, как мучителя.

Так что Буданов не один, но дойдет ли дело Лаптева до суда, будут ли в живых свидетели, которые укажут на Лаптева, не побоятся ли они указать на Лаптева в суде? Это уже покажет время.

Владимир Бабурин: Кристина Горелик задавала вопросы о деле Юрия Буданова адвокату семьи Кунгаевых Станиславу Маркелову, психиатру Эмилю Гушанскому и представителю организации "Международная амнистия" в России Марианне Кацаровой.

Через неделю мы продолжим тему. К собеседникам присоединится Светлана Ганнушкина из общества "Мемориал".

23 мая в районе Центрального рынка Грозного представители российских силовых структур провели проверки паспортного режима. Проверки проводились как на территории самого рынка, так и в квартирах окружающих домов. Зачистка сопровождалась задержаниями гражданских лиц. В частности, в одной из квартир в районе 10 утра была задержана и увезена военными 16-летняя жительница Грозного Яха Магомадова и две гостивших у нее подруги, жительницы села Алерой Курчалоевского района. Присутствовавшим при задержании родителям военные не представились и не объяснили причин взятия ее под стражу.

Девочек случайно удалось спасти. Объясняется это присутствием правозащитника, координатора Московской Хельсинкской группы по программе мониторинга ситуации с правами человека в Чечне, с которым сотрудникам МВД время от времени приходится считаться. В противном случае юным жительницам Грозного и Аллероя, скорее всего, грозило прохождение всех кругов фильтрации, и не было никакой гарантии, что они вернулись бы оттуда живыми.

С другими правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Главной задачей властей в Чечне является обеспечение безопасности населения, восстановление жилья, создание рабочих мест и выплата пособий и пенсий, считает уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов, который 28 мая начал поездку по Северному Кавказу, чтобы ознакомиться с ситуацией с правами человека в регионе. В Чечне Миронов посетит лагеря беженцев, следственный изолятор "Чернокозово", блокпосты. Он также побывает в Ингушетии и Северной Осетии.

27 мая под Москвой на 32-м километре Киевского шоссе в результате взрыва серьезно ранена женщина. По данным милиции, взрыв произошел в тот момент, когда 28-летняя Татьяна Сапунова попыталась вытащить из земли стоявший на обочине дороги щит с антисемитским лозунгом. Пострадавшая госпитализирована с сильными ожогами и осколочными ранениями.

Событие комментирует председатель Антидиффамационной Лиги Александр Аксельрод.

Александр Аксельрод: Мы неоднократно обращались по поводу происходящих в России антисемитских инцидентов в правоохранительные органы и к администрациям различного уровня с требованиями найти виновных, например, в осквернении кладбищ, либо обратить особое внимание правоохранительных органов и администрации на рисуемые на заборах свастики. Но, к сожалению, наши призывы не всегда находили своих адресатов. И, как мы предполагали, случилось следующее. Безнаказанность породила вседозволенность. Практически, вот в прошедший понедельник российский антисемитизм приобрел новую окраску. Это новый цвет террора. Все, что происходило до сих пор, условно можно было отнести к разделу пропаганды и каких-то действий против "камней". Сегодня мы стали свидетелями совершенно нового явления, которое намного опаснее. Это - насильственные действия против людей.

Анна Данковцева: Дискриминация турок-месхетинцев в Краснодарском крае остается под пристальным вниманием российских и зарубежных правозащитников. 24 мая Новороссийский комитет по правам человека посетила представитель международной правозащитной организации "Международная амнистия" Мэри Мерфи. Большую озабоченность правозащитников вызвало то, что администрация края, местное самоуправление и правоохранительные органы занимают в дискриминационных процессах ведущие места. Госпожа Мерфи отметила, что незаконные и античеловечные действия властей много раз приводили к росту агрессии среди населения в разных регионах планеты и, как следствие, к началу беспорядков и военных действий в этих районах.

Соединенные Штаты выразили глубокую озабоченность в связи с нарушениями свободы слова и преследованием оппозиционных политиков в Казахстане. В обнародованном на прошлой неделе заявлении Государственного Департамента США приводится несколько фактов, в частности, недавнее ограбление редакции независимой казахстанской газеты "Солдат" и поджог в минувшую среду алма-атинского офиса независимого издания "Деловое обозрение "Республика". В документе также говорится об аресте властями Казахстана двух лидеров оппозиции в марте этого года, что расценивается Вашингтоном как политически мотивированный шаг. Соединенные Штаты, отмечается в заявлении, выражают надежду, что руководство Казахстана будет действовать в соответствии со взятыми на себя обязательствами, придерживаться норм демократии и обеспечивать свободу слова.

27 мая узбекские правозащитники пикетировали здание МВД Узбекистана в Ташкенте с требованием освободить правозащитника Юлдаша Расулова, арестованного на днях спецслужбами. По словам замначальника МВД Узбекистана по борьбе с терроризмом Ильи Пегая, Расулов был арестован по обвинению в причастности к экстремистской организации ваххабитского толка. Правозащитник Талиб Якубов высказал опасения за жизнь Расулова, которого может постичь участь правозащитника Шери Рузимурадова. В прошлом году Рузимурадов скончался в изоляторе временного содержания через несколько дней после ареста.

В Киргизии поднялась новая волна протестов с требованием полной реабилитации лидера оппозиции Азимбека Бекназарова. 24 мая суд вынес депутату парламента Бекназарову обвинительный приговор по уголовному делу семилетней давности. И хотя Бекназарова выпустили на свободу, более 10 тысяч его сторонников в знак протеста против решения суда вновь перекрыли главную магистраль Бишкек - Ош.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

Какую роль может сыграть грамматика в пенсионном обеспечении? Очень большую, если вместо дефиса в вашей трудовой книжке оказался соединительный союз "и". Об этом - в программе "Человек имеет право".

Во второй части программы - сообщения региональных корреспондентов Радио Свобода.

Врачи одного из диспансеров Архангельской области смогут остаться без надбавки к пенсии лишь из-за того, что две медицинские специальности, записанные в их трудовых книжках, соединены не дефисом (маленькой такой черточкой), а полновесным соединительным союзом "и". Сообщает Владимир Ануфриев.

Владимир Ануфриев: Врачам и медсестрам отделения интенсивной терапии больницы в Архангельске чиновники из пенсионного фонда отказывают назначать льготные пенсии только потому, что в их трудовых книжках место работы записано через союз "и", а не через дефис-черточку, как в нормативных документах.

По словам врача Областного онкологического диспансера Юрия Коробицына, медицинский персонал отделения анестезиологии и реанимации обрадовался, когда законодатели с 1 января этого года дал им право на дополнительную пенсию по выслуге лет. Год работы по выхаживанию самых тяжелых больных должен засчитываться за полтора для льготного стажа. Набралось такого 20 лет - и имеешь право на доплату. Для врача, который получает в среднем, без подработки и дежурств, всего около 3 000 рублей в месяц, дополнительные деньги, сколько бы их ни было, совсем не лишние. Однако люди рано радовались. В отделе пенсионного фонда у них не стали даже брать документы: мол, в официальном перечне записано, что право на льготу имеет персонал отделения анестезиологии-реанимации (через черточку), а у вас отделение названо через букву "и".

Но других-то подобных отделений в больнице нет, именно здесь ведется интенсивная терапия, реанимация и работают анестезиологи, которые дают больным наркоз во время операций. Пришлось Юрию Коробицыну обращаться в суд, чтобы доказать, казалось бы, очевидное. Судья Октябрьского районного суда Архангельска Олег Алексеев изучил многочисленные документы и пришел к выводу, что в разных нормативных актах Министерства здравоохранения злополучное больничное подразделение именуют по-разному, как через союз "и", так и через дефис. То есть, юридически речь идет об одном и том е отделении. Значит, и работники архангельского онкологического диспансера имеют право на льготную пенсию.

Врач Юрий Коробицын сообщил, что после суда документы для оформления льгот у него и коллег по диспансеру в пенсионном фонде наконец-то приняли, но начислять положенное пока не спешат. А вот персоналу из других клиник по-прежнему отказывают, поскольку частное определение суда касается только онкологического диспансера. Словом, тем тоже нужно обращаться в суд, будто у суда нет более важных дел, чем разбираться в правописании.

Вообще буквоедство работников пенсионного фонда, по оценке наблюдателей, выходит далеко за рамки здравого смысла. К примеру, сейчас в одном из архангельских судов устанавливается еще и такой факт. Одна ли это должность или разные: медицинская сестра операционного блока и операционная медицинская сестра операционного блока.

Для Радио Свобода - Владимир Ануфриев, Архангельск.

Владимир Бабурин: Удмуртские коллеги архангельских врачей, отстаивая свои права, пошли на крайнюю меру и объявили голодовку, которая может и возобновиться. Рассказывает Александр Мальцев.

Александр Мальцев: В Забайкалье живут люди, одежда, песни которых могут показаться странными русскому человеку, но именно они сохраняют культуру и быт Руси. Это старообрядцы, которые приходили на эту землю целыми семьями, поэтому их и назвали "семейскими". 275 лет назад первые переселенцы из Польши и Белоруссии пришли сюда, пытаясь избежать преследования веры или волей Екатерины Второй, желающей обжить и поставить под контроль суровый край. В народной памяти, в песнях, осталась трагическая судьба этого поколения. Поет хор из села Большой Куналей.

Хор:

Ах, зачем ты, моя доля,
До Сибири довела?
Не за пьянство, не за буянство
И не за большой разбой.
Стороны родной лишился
За христианский мир честной.

Александр Мальцев: Расчет Екатерины на то, что исконные земледельцы, предприимчивые, трудолюбивые, сплоченные старообрядцы смогут обжиться, оправдался. За дело взялись решительно и смогли обеспечить продовольствием военных на рубежах империи. Впрочем, отдохнуть и пошутить, судя по всему, они тоже любили.

Хор:

А, бока мои, бока, толстые окорока,
Кому мои бока достанутся?
Кому мои бока достанутся?
Ивану - болвану нечесаному,
Ивану-болвану нечесаному,
Нечесаному да не оболваненному,
Нечесаному да не оболваненному.
У Ивана у болвана жена прядия была,
У Ивана у болвана жена прядия была,
Что неделя, то куделя, что годок - то моток.
Что неделя, то куделя. Что годок, то моток.
Как на этой мотовине грибы выросли...

Галина Чебунина: Когда мы приезжаем на какой-то фестиваль в России, нас многие спрашивают: "Вы откуда, вы кто?" Мы говорим: "Мы русские".

Александр Мальцев: Говорит директор Центра культуры семейских Турбоготайского района, где компактно живут старообрядцы, - Галина Чебунина.

Галина Чебунина: "А почему у вас такие странные костюмы - нет красного, нет белого, нет вышивки?" - "Потому что это очень старые русские костюмы". - "А как вы поете? Почему мы вас не понимаем?" Этот настолько старый распев русский, в нем столько дополнительных слогов. Это тоже бывает часто непонятно. И вот нас и за курдов, и за турков, и за кого только не принимают.

Александр Мальцев: Костюм семейской женщины отражает черты крестьянского мира допетровской эпохи. У бабушек в обиходе сохранилась куфейка, кичка - головной убор замужней женщины, который делался в виде рога, древнего языческого символа. Женщина как бы просила у сил природы, чтобы они давали ей каждый год по ребенку. Еще живы мастера, которые правильно могут сшить сарафан. Но все же постепенно эта уникальная культура исчезает, не только одежда и песни - уходят императивы старообрядцев: уважение к старшему поколению, строгое ограничение алкоголя. Пить спиртное можно только по большим праздникам и не больше трех чарок. Нельзя сквернословить. Говорит Анна Чебунина.

Анна Чебунина: Мы не на плохое наставляли. Слушаться надо, старших уважать. Нигде ничего лишнего не делать, не болтаться, вино не пить, табак не курить, раньше даже этого и в помине не было. Сейчас какая культура родителей? Родители пьют - такие и дети. Мы-то раньше и не видали ничего, чтоб табак курить или какие-то матюги - у нас не было, посты соблюдали.

Александр Мальцев: Этнокультура семейских Забайкалья, единственных в России, признана ЮНЕСКО шедевром духовного и нематериального наследия человечества. Говорит Галина Чебунина.

Галина Чебунина: ЮНЕСКО как говорит? "Мы присваиваем вам свой значок, и ваше государство должно быть заинтересовано в сохранении этой культуры. Если ваше государство не заинтересовано, почему ЮНЕСКО должно быть заинтересовано?" То есть, они работают на паритетных началах, 50 на 50. Пока с нашей стороны только восхищение и ничего нет, зато пришла премия из Узбекистана, 3 000 долларов, за огромный вклад в развитие мировой культуры и сохранение.

Александр Мальцев: По программе ЮНЕСКО все же планируется финансирование. Оно необходимо, чтобы сберечь уникальные дома, передать новому поколению ремесленные умения, записать песни, открыть этнографическую музыкальную школу, в которой бы семейские многоголосые распевы, одни из сложнейших в мире, смогли бы изучать дети. Пока их учат родные бабушки, дедушки и непрофессионалы-энтузиасты. Ира Гуслякова и Света Петрова - пятиклассницы, они любят петь.

Ира Гуслякова: Ну, у меня любимая песня "Кар малютка":

Кар малютка, парень бравый.
Он не по свету ли ходит
Да не одную талию он тав девчунекуй.
Да ли он, ой, он, с ума да не сводит.

Хор поет продолжение песни "Кар малютка".

Александр Мальцев, Ладуды, для Радио Свобода.

Владимир Бабурин: В Липецке пропало несколько подростов. В одном из случаев милиция упорно настаивает на том, что случай этот - несчастный. Родители погибшего не верят. Из Липецка - Андрей Юдин.

Андрей Юдин: В Липецке средь бела дня пропадают дети, которых почти никто не ищет. Только за два дня 14 и 15 апреля не вернулись домой три подростка. Это 17-летняя студентка Вера Фаустова, 17-летний студент Роман Фомин и 14-летняя школьница Виктория Подугольникова. Почти 2 месяца никто не мог найти 11-летнего Максима Галкина. Мальчик пропал 9 марта. Его тело случайно было обнаружено 24 апреля в акватории реки Воронеж, что в нескольких километрах от предполагаемого места трагедии. По версии детей, Максим неожиданно упал с моста, падение произошло из-за того, что он провалился в отверстие стальной решетки нижнего мостового яруса.

Правоохранительные органы стали придерживаться удобной версии о несчастном случае. Сотрудники милиции долго не хотели разыскивать неожиданно исчезнувшего ребенка, а в прокуратуре родителям отказывали в проведении экспертизы и поисков исчезнувшего мальчика. Все стали ждать, когда всплывет тело.

Мать Максима Надежда Галкина с самого начала стала сомневаться в версии о том, что ее сын сам упал с моста, ни за что не зацепившись в момент падения. Она не верит в несчастный случай. Рассказывает мама Максима Надежда Галкина.

Надежда Галкина: Я не верю в несчастный случай. Все знают, и правоохранительные органы, знает и прокуратура. Это не несчастный случай. Все были на этом мосту, и чтобы кто-то туда упал в эту дырку, это просто сказки бабушкины. А милиция все списала на несчастный случай, А может быть, и прикрывает милиция кого-то, я же не знаю. А может быть, и дети кого-то прикрывают. В этом разбираться должна не я, а правоохранительные органы.

Андрей Юдин: Расследование этой трагедии началось только после того, как родители стали обращаться в различные инстанции и даже в ФСБ. Следственные мероприятия и экспертизу в месте происшествия криминалисты из прокуратуры стали проводить только через месяц после трагедии. Расследование затянулось на неопределенное время. Два месяца мать погибшего сына не может получить результаты вскрытия тела и результаты экспертизы.

Ситуацию поясняет правозащитник, директор Липецкого общества прав человека Марк Гольдман.

Марк Гольдман: Эта история с Максимом Галкиным - стандартная. Органы правоохранительные, прокуратура, милиция - не желают, собственно, ничего делать. Утонул парень, его надо искать, куда-то бежать, суетиться. Гораздо приятнее сидеть в теплом помещении отдела милиции.

Я не знаю, какой процент в милиции добросовестных работников. Думаю, все-таки - меньшинство, процентов 30, не больше. Порядки, которые там царят, ее развращают еще более.

Андрей Юдин: Как стало известно от источников в прокуратуре, уголовное дело закрыли. По мнению правоохранительных органов, Максим Галкин утонул в результате несчастного случая. Рассказывает прокурор-криминалист Липецкой областной прокуратуры Николай Высочкин.

Николай Высочкин: По заключению судмедэкспертизы, причина смерти - утопление в воде. Как и эксперты ставили предварительный диагноз - утопление в воде, так и окончательный. Решение: отказано в возбуждении уголовного дела. Признано, что это несчастный случай.

Андрей Юдин: Однако ответить на вопрос, как и по какой причине мальчик оказался в воде, не смог никто. Мама погибшего ребенка Надежда Галкина намерена добиваться от правоохранительных органов полного и всестороннего расследования.

Для Радио Свобода - Андрей Юдин, Липецк.

Владимир Бабурин: Магаданский бизнесмен против олигархов. Из столицы Колымского края передает Михаил Горбунов.

Михаил Горбунов: Магаданский бизнесмен Александр Салиев 7 месяцев сражался с системой российского акционерного общества "Единые энергетические сети России", одержал победу и сорвал незаконную сделку, которую для масштабов Магаданской области можно было бы по праву назвать "сделкой века". В этом Салиеву помог местный журналист Валерий Свистунов. Ему - слово.

Валерий Свистунов: В начале ноября прошлого года газета "Вечерний Магадан" опубликовала статью председателя ассоциации "Инвесторы Колымы" Александра Салиева по поводу нарушений, ну, со своими акциями, "Колымаэнерго". Ну, публикация вызвала, можно сказать, значительный резонанс, неожиданный даже. Хотя перед этим, а публикация появилась не просто так, чисто по письму вот Салиева, а это письмо проверялось, им же, Салиевым, были представлены документы, ксерокопии документов. Поэтому все, что в ней было изложено, в этой статье, все - сомнений не было у меня, как у редактора, что все это верно.

Александр Салиев обвинял руководство "Колымаэнерго" в том, что его акции, выпущенные на сумму полтора миллиарда рублей, были прокручены через несколько московских фирм и исчезли бесследно, по сути дела.

Михаил Горбунов: Без малого полтора миллиарда рублей - это две трети доходной части годового бюджета Магаданской области. Хватило бы этих денег и для того, чтобы запустить первые агрегаты строящейся Уследнеканской ГЭС на Колыме. И поэтому когда подробности сделки стали известны широкому кругу магаданцев, разразился скандал.

Во-первых, как было доказано в ходе расследовании проведенного областной прокуратурой по заявлению общества "Инвесторы Колымы", акции четвертого эмиссионного выпуска акционерного общества "Колымаэнерго", действительно, были прокручены через три странных московских фирмы. Их до сих пор, кстати, так и не удалось разыскать в столице России по указанным в документах адресам.

Во-вторых, руководство "Колымаэнерго" так и не смогло первоначально вразумительно ответить северянам на простой вопрос: где теперь либо сами акции, либо вырученные за них деньги? В-третьих, проект скандальной эмиссии акций был подписан Владимиром Пехтиным, в то время еще генеральным директором "Колымаэнерго", а ныне лидером фракции "Единство" в Государственной Думе России.

Первая реакция на скандал была достаточно резкой. Редактор газеты "Вечерний Магадан" Валерий Свистунов "по собственному желанию" был освобожден от должности. После этого та же газета, как и некоторые другие местные издания, выступила с рядом хвалебных статей в адрес руководства местных энергетиков или лично депутата Государственной Думы Пехтина. А "Колымаэнерго" обратилась в городской суд и с иском к бизнесмену Салиеву о распространении сведений, якобы порочащих репутацию этого почтенного дочернего предприятия РАО "ЕЭС России". Лучше для него было бы, наверное, так не делать, поскольку возмущенный Салиев продолжил собственное расследование и побуждал к активности правоохранительные органы.

Закончилось все это совсем недавно полным конфузом энергетиков. Волей-неволей по запросу прокуратуры всплыл на свет документ, который поставил точку в споре предпринимателя и мощного акционерного общества. Слово Валерию Свистунову.

Валерий Свистунов: Выяснилось, что сделка была признана незаконной РАО "ЕЭС России" еще в мае прошлого года. И генерального директора "Колымаэнерго" Смолина обязали вернуть или акции, или денежные средства.

Михаил Горбунов: Остается до сих пор загадкой, каким образом "Колымаэнерго" вернула спорные акции, но - вернула. И сейчас, согласно официальным документам, они находятся у другого дочернего предприятия РАО "ЕЭС" - Центра содействия реформам энергетики. Впечатление такое, что этого с нетерпением ждали многие заинтересованные стороны, потому что почти мгновенно, поскольку акции вернулись хозяину и ущерб государству был как бы возмещен, оперативно закрыты два уголовных дела, возбужденных в отношении руководства "Колымаэнерго". А нет дел - нет и виновных.

Осмелевшие же "Инвесторы Колымы", победившие в первом раунде схватки, через суд требуют теперь акции энергетиков, ведь проспект эмиссии никто не отменял, и, следовательно, надо выполнять его условия - продавать ценные бумаги всем желающим, а не хранить их под спудом.

Бодр и уверен в их победе и пенсионер Валерий Свистунов, бывший редактор городской магаданской газеты, с которой, собственно, все и началось.

Валерий Свистунов: Я был уверен, и сегодня являюсь неработающим пенсионером, меня не покидает эта уверенность в том, что поступил в свое время правильно, горжусь тем, что возглавляемая в то время мной газета "Вечерний Магадан" первой опубликовала этот материал, подняла этот вопрос, и надеюсь, справедливость все-таки восторжествует.

Михаил Горбунов: Какой-то осадок все-таки на душе, согласитесь, здесь остается. В российском государстве, не так давно объявившем себя правовым, все чаще в конфликтных ситуациях крайними становятся именно осветившие их журналисты.

Михаил Горбунов для Радио Свобода, Магадан.

Владимир Бабурин: На очереди - обзор "Западная печать о правах человека" от Владимира Ведрашко.

Владимир Ведрашко: "Повсюду в Европе слышно, как захлопывают двери. Нас пытаются убедить в том, что континент находится на осадном положении. Глобализация сулила разрушение границ и рост всеобщего благосостояния. Да, мы радуемся свободному передвижению товаров, не знающему границ. Но в том, что касается людей, процессы глобализации замирают. Да разве же мы позволим потокам иммигрантов нарушить основы процветания европейских государств?" Так начинается аналитический комментарий в лондонской "Файнэншл Таймс".

Сомалийцы и афганцы, курды, пакистанцы, иракцы. Они слишком отчаялись, чтобы понимать наши доводы и аргументы. Для них каждый безлюдный участок европейских границ, каждая лазейка в ограждения, любой железнодорожный состав, грузовик, любое судно - обещают свободу и надежду на лучшее будущее. Но что же мы видим? Истерики большинства европейских СМИ и слепую панику в правительственных кругах. Правые, левые, центристы - все в один голос призывают остановить поток иммигрантов. Но такая позиция абсурдна и несправедлива.

Один из чиновников из окружения Тони Блэра высказался так: "Мы уже научились находить средства экономического давления на те страны, которые создают нам проблемы. Мы уже поступаем так, когда речь идет о терроризме. Почему бы не пойти тем же путем и при решении проблем миграции?" Вот и получается, - продолжает аналитик газеты "Файнэншл Таймс", - что Британия ведет две войны: одну против терроризма, другую - против экономических мигрантов и тех, кто ищет убежища. Военных кораблей уже не достаточно, господин Блэр и его коллеги на континенте желают воздвигнуть новую "европейскую стену". Если восточногерманская охранка "Штази" держала некогда людей внутри и никуда их не пускала, то новые подразделения пограничной охраны ЕЭС получат задание держать людей за пределами стены и не пускать их внутрь.

О новой "европейской стене" написала лондонская "Файнэншл Таймс".

Парижская "Либерасьон" рассказывает о форуме французских общественных организаций, на котором звучала резкая критика в адрес властей в связи с непрекращающимся полицейским произволом. "Мой брат погиб, но я не прекращу борьбу, даже если меня убьют", - так говорит один из братьев Берричи, погибшего во время преследования полицейскими. Официально считается, что произошел несчастный случай. Однако представители иммигрантских представительных групп называют этот факт лишь очередным проявлением полицейского насилия в отношении иммигрантов.

Активисты движения сетуют на то, что власти всячески стремятся ослабить недовольство и призывают людей, разгневанных произволом полиции, к спокойствию. "Ну, до каких же пор? - вопрошают они. - Нас призывали не голосовать за Ле Пена. Но отнюдь не Ле Пен причиняет нам страдания. Наше положение не улучшилось за годы правления Ширака, и с одинаковым пренебрежением к нам относятся что левые, что правые".

XS
SM
MD
LG