Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело полковника Буданова: правило и исключение из него. Нацисты осквернили памятник жертвам фашизма в Смоленской области


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Дело полковника Буданова: правило и исключение из него.
- Нацисты осквернили памятник жертвам фашизма в Смоленской области


Неделю назад мы начали разговор о деле полковника Буданова, который обвиняется в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, а первоначально (напомню) офицера обвиняли еще и в изнасиловании, о том, что процесс может закончиться фактическим оправданием подсудимого, так как психиатрическая экспертиза признала командира танкового полка невменяемым. Говорили и о том, что когда Буданова арестовали, создавалось впечатление, что это выполнение чьего-то "высокого" заказа найти и примерно наказать, так как слишком уж много фактов преступлений против мирного населения становилось достоянием гласности.

Сейчас снова возникает мысль о заказе, но уже другом, тоже очень "высоком" - любыми путями освободить военного от ответственности. Вопрос, как мог невменяемый человек командовать танковым полком, его коллег как-то не слишком смущает. Кому сегодня выгодно освободить Буданова от ответственности и, более того, сделать из него едва ли не героя?

Кристина Горелик, координатор программы "Человек имеет право", беседует с представителем общества "Мемориал" Светланой Ганнушкиной, психиатром Эмилем Гушанским и Марианной Кацаровой, координатором "Международной амнистии" в России.

Кристина Горелик: У меня вопрос к Светлане Ганнушкиной.

На днях показали по телевидению сюжет о задержании федеральными силами нескольких чеченских боевиков, которые убивали российских солдат. Безусловно, я ни в коем случае не оправдываю этих людей, и если убийства, которые они совершили, будут доказаны в суде, их, безусловно, следует наказать. У меня другой к вам вопрос.

Возможна ли такая ситуация, чтобы федеральные силы задержали своих же представителей, которые бы убивали, казнили или издевались над чеченцами? Как вы думаете?

Светлана Ганнушкина: Ну, я хочу сказать, что дело Буданова - это как раз такой случай. Буданова ведь задержали именно представители Российской армии. Я немножко не согласна с Марианной, которая...

Кристина Горелик: Извините, пожалуйста, я говорю про массовые....

Светлана Ганнушкина: Я понимаю, но, тем не менее, все-таки хотелось бы сказать, что из Буданова делают героя, но в этом деле есть другой герой - генерал Герасимов, который задерживал Буданова, и который постарался расследовать это дело и придать ему совершенно законное направление. И это не случайность, я надеюсь.

К сожалению, мы не видим вот того, о чем вы говорите, чтобы действительно это было массовым явлением, и чтобы в массе своей офицеры, как в старые времена, исключали из своих рядов тех, кто ведет себя недостойно. И, к сожалению, надо отдать справедливость нашей власти, там они делают все для того, чтобы этого и не было. Поведение таких, как Герасимов, не поощряется, и расследование таких дел, как дело Буданова, не проводится так, как оно должно было бы проводиться.

Я бываю в Чечне не очень часто, чаще там бывают мои коллеги из программы "Горячие точки", но, как руководитель сети "Эмиграция и право", я должна смотреть, как работают пункты "Эмиграции и права" в Ингушетии и Чечне. Я была там, в Чечне, в начале марта этого года, и мы встречались там с прокуратурой Чечни, с представителями военной прокуратуры, с представителями и руководителями Объединенной группировки войск. Это было 28 февраля.

И в то время, когда мы обсуждали проблемы так называемых "зачисток", и то, как они проводятся, их механизмы, в это время в селе Пролетарское Грозненского сельского района непосредственно рядом с Грозным проходила такая "зачистка". В этом селе было задержано 19 молодых людей. Они были свезены на ток, там было проведено какое-то спецмероприятие, будем считать, что неизвестно, что там было. Там был представитель прокуратуры, но вернулось оттуда 17 человек.

И вот на следующий день я там была, и родители и родственники пропавших двух молодых людей ко мне обратились, и мы сделали попытку их найти. Вот в этот же день утром была задержана группа строителей. Эту группу строителей удалось вернуть с помощью прокуратуры. Этих двух пропавших найти не удалось. Мы были у прокурора Грозненского сельского района в Толстой-Юрте, мы разговаривали с представителем прокуратуры, который участвовал в этой зачистке, и на вопрос прокурора, что же он там делал, он, в конце концов, вот под нашим давлением ответил: "Их было 600, они были в масках, а я там был один".

А люди, вернувшиеся с тока, рассказывали о том, что двоих пытали, потом вызвали машину, сказали: "Одного будем грузить, а другой сам поднимется". Увезли их в Ханкалу, по сведениям родственников, по выкупленным сведениям. За сведения платят! Платят за выкуп живых людей огромные деньги, если это возможно. Платят за выкуп тела, и платят даже просто за получение сведений.

Вот эти ребята в страшных муках, пытках - погибли там. И никто не смог с этим справиться.

Я хотела бы отметить, что прокуратура в Чечне делает все, что возможно. Я к этим людям отношусь с большим уважением. Они пытаются противостоять тому, что там происходит. Там есть самоотверженные люди, и трудно представить себе, как они долгое время в таком состоянии беспомощности находятся на этой территории. Один из прокуроров сказал мне на мой такой упрек: "Вы же надзорный орган. Что же вы там делаете?" Он сказал: "Мы не надзирающий, а наблюдающий орган".

Их мало, их численно мало. В прокуратуре Урус-Мартана, например, 5 или 7 человек. Они говорят, что, по крайней мере, вдвое им нужно для того, чтобы присутствовать на всех зачистках, для того чтобы иметь возможность как-то этому противостоять. Они противостоять не могут. Когда человек попадает на территорию части, он же делается абсолютно недоступным для прокурора. Прокурор после этого уже сделать не может ничего. И если с органами милиции еще каким-то образом там, в Чечне, удается справиться, как-то прокурорам удается их контролировать, то контролировать армию не удается никому.

И это позиция власти, к сожалению, на сегодняшний день.

Кристина Горелик: Признать Буданова невменяемым - это значит признать, что полком руководит человек, не отвечающий за свои поступки. Не только людьми руководит, он еще распоряжается оружием. Мне кажется, что это невыгодно Российской армии. А тогда кому это выгодно? Светлана Ганнушкина.

Светлана Ганнушкина: Это то, о чем мы сегодня говорили, что делать героем нашей армии Буданова невыгодно, в первую очередь, этой армии. Если завтра Буданов безнаказанно выходит из-под суда, из-под ответственности, это значит, что в нашей армии царит полный беспредел. Это значит, что там служат звери, невменяемые люди, им доверено оружие, им доверены судьбы наших ребят, которых призывают в армию. Им доверены судьбы людей, которые находятся на территории, где стоят эти части, и они абсолютно безответственны и могут реализовать любые свои патологические наклонности.

Кому нужно делать сегодня именно Буданова, а не генерала Герасимова героем этой армии, мне не понятно. Кому нужно ставить клеймо на армии? Выходящий из-под ответственности Буданов - это клеймо на армии, это клеймо на нашем государстве, на нашей судебной власти.

Кристина Горелик: Марианна Кацарова, как вы думаете, кому выгодно делать из Буданова невменяемого человека и таким образом портить репутацию Российской армии?

Марианна Кацарова: Я совершенно согласна со Светланой Ганнушкиной, и я хочу сказать, что, конечно, в первую очередь, Российской армии невыгодно делать из Буданова невменяемого полковника. Но, кроме этого, представьте себе: проблема быть в армии, служить в Российской армии (так как Российская армия все еще обязательное дело для каждого 18-летнего мальчика, да?) это, на самом деле, общенародная проблема. Потому что в каждой семье, у каждого из людей в России есть или сын, или брат, которые служат в этой Российской армии, служил или будет служить. То есть, это настолько опасно, и это настолько общенародная проблема того, что каждая мать.... Если бы у меня был сын сейчас в России, и я бы смотрела на дело Буданова, я бы никогда его не пустила в эту армию.

И я считаю, что огромное количество матерей, на самом деле, не пускают своих сыновей. Они делают все, чтобы они не попали в эту армию. И мне кажется, что проблема не только Буданова или такого полковника, который служит в Чечне, проблема вообще в армии. То есть если Буданов невменяемый, тот же самый Буданов служил у себя дома в армейском отделении, где служили вот те же самые 18-летние мальчики, русские мальчики. Оказывается, что это командир части в мирное время, который в командировке, да? А как насчет - "каждый день, в котором он может в мирное время иметь то же самое сумасшествие, временное, под аффектом и так далее"?

И последнее, что я опять-таки согласна со Светланой Ганнушкиной: герой, на самом деле, генерал Герасимов. Его команда, люди, которые расследовали по горячим следам. Но герой здесь тоже офицер Баграев.

Представьте себе: вы служите под полковником Будановым. Вы находитесь в Чечне. Буданов во время пьянки дает вам приказ как офицеру, чтобы вы отдали нижнему составу приказ стрелять по мирной деревне Тенги-Чу, конкретному дому, который был на окраинах. Просто так. Просто повеселиться. В то же самое время не было абсолютно никаких военных объектов в этом самом Тенги-Чу. Там не было никаких боевиков. Российская армия, это отделение Буданова, на самом деле, позаботились, чтобы там все было чисто, все было мирно, да? И этот офицер встал перед всеми солдатами и сказал: "Я не буду давать этого приказа, потому что я считаю, как специалист, как офицер, как военный, что там нет военного объекта".

Это чистейшее заявление по Женевской конвенции по международным гуманитарным правам, который хочет только одно: международное гуманитарное право не объявляется против войны (лично я считаю - к сожалению). Но они говорят: война есть война, да, случилось, или вооруженный конфликт, но есть правила игры, есть правила войны, и эти правила должны соблюдать все страны в этом конфликте. Нельзя стрелять по невооруженным людям, нельзя стрелять по мирным жителям.

Если Буданов это делал в состоянии аффекта в тот же самый день, напрашивается вопрос: а как он там провел все эти месяцы войны? Какие другие есть моменты аффекта, о которых мы не знаем? Мы даже никогда не узнаем.

Нужно делать героев из Баграева. Человек, который встал перед всеми и сказал: я не буду приказ соблюдать.

Значит, этот человек нарушил приказ. Когда мы говорим о Международном суде в Гааге, который судит боснийских военных преступников, и они все говорят: "Мы исполняли приказ. Нам дали приказ". Потом судят Милошевича, и он говорил: "А я таких приказов не давал". И вот появляется этот замкнутый круг, да?

И обычно в каждой войне солдаты выполняют приказы. Военные, люди с оружием выполняют приказы. Один их них не выполнил этот приказ. Вот это гуманность. Вот это самый высший акт гуманизма и мужества.

Кристина Горелик: У меня вопрос к психиатру Эмилю Гушанскому.

Скажите, пожалуйста, когда возникла необходимость провести психолого-психиатрическую экспертизу семьи Кунгаевых?

Эмиль Гушанский: В процессе следствия, когда адвокаты обратились за помощью в "Мемориал" с просьбой помочь потерпевшим, так сказать, от Буданова. А для того чтобы определить, в какой степени этот ущерб, насколько этот ущерб материален, какой ущерб причинен здоровью, потребовалась помощь специалистов. И достаточно мобильно была организована вот такая бригада из нас двоих, из Шаровой Оксаны, психолога, и меня, которые поехали туда и на месте, в гостинице, осмотрели всю семью Кунгаевых. И вся семья Кунгаевых (за исключением Висы, которого спасает вера в российское правосудие), так сказать, была освидетельствована.

Я могу констатировать, что у Розы - тяжелое посттравматическое стрессовое расстройство в виде депрессии, депрессии, которая проявляется и в настроении, и в неспособности ухаживать за своими детьми, и даже в неспособности защищать свои интересы в суде. Она не может самостоятельно находиться в суде, она не может видеть этого человека, совесть которого не позволила ему даже извиниться перед матерью.

Он все время защищается, и характер защиты у него изощренный. Он все время придумывает новые варианты, но он никогда, ни разу не извинился перед женщиной, которая потеряла свою дочь.

Кристина Горелик: Светлана Алексеевна, вы хотели что-то добавить?

Светлана Ганнушкина: Я хотела сказать, что обстановка вокруг Буданова была совершенно определенная. Потому что когда генерал Герасимов пришел к нему, то команда Буданова окружила Герасимова, взяла его под прицел и сняла предохранители с автоматов. То есть, на самом деле, Герасимов тоже рисковал жизнью. И это была совершенно специфическая обстановка, и только Буданов понял, что после этого ему уже не отмыться, и прекратил расстрел Герасимова, который мог бы совершиться вот тут же на месте.

И еще я хотела бы с сожалением отметить, что наше общество не признает героя в Баграеве. И Баграев был избит РНЕ в Ростове, и это было сделано открыто, при всем честном народе. И дело не возбуждено, и никто этим не интересуется. Это было открытое избиение на улицах Ростова. То есть, весь этот беспредел перенесен в нашу ежедневную, обычную жизнь в мирных условиях.

Марианна Кацарова: Я подумала, кому это выгодно, на самом деле. Вы знаете, очень коротко: когда на улицах Ростова маршируют люди Баркашова и казаки в защиту Буданова и кричат "Буданов - национальный герой", да? "Буданов - офицер", - вы знаете, может быть, выгодно элементам неофашизма в России, чтобы освободили Буданова. Потому что, на самом деле, у нас есть сведения, это публичные сведения, что многие из людей Баркашова, на самом деле, записались добровольцами в Чечню. И они являются теми самыми офицерами-контрактниками в отрядах, отделениях Российской армии.

Так что напрашивается вопрос, кому выгодно. Выгодно тем элементам российского общества, с которыми нам всем нужно бороться.

Владимир Бабурин: С правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: 2 июня в Москве у Соловецкого камня на Лубянской площади представители правозащитных организаций провели митинг протеста против войны в Чечне. Около полутора десятков участников акции, санкционированной столичными властями, призвали к прекращению войны и переговорам с чеченским лидером Асланом Масхадовым безо всяких предварительных условий.

В тот же день Рязани правозащитники организовали сбор подписей под совместным обращением к президенту России Владимиру Путину и Аслану Масхадову, в котором содержится призыв начать мирные переговоры.

В Новочеркасске 2 июня отмечался день памяти жертв событий 1-3 июня 1962 года, когда была расстреляна демонстрация бастующих рабочих, протестовавших против повышения цен на продукты питания. Тогда погибли 26 человек, в том числе дети, около 90 демонстрантов были ранены. 7 участникам забастовки по решению суда были расстреляны. Места их захоронения до сих пор неизвестны. В воскресенье, 4-ю годовщину расстрела в Новочеркасске, в Вознесенском соборе города прошла панихида по погибшим. В центре города состоялся митинг. Были открыты мемориальная доска и Музей памяти жертв новочеркасской трагедии, созданный при поддержке фонда Сороса и местных властей.

В Алма-Ате 31 мая полиция разогнала несанкционированный митинг оппозиции Казахстана, приуроченный ко дню памяти жертв политических репрессий советского времени. Как сообщает корреспондент Радио Свобода, в акции также приняли участие пенсионеры, традиционно собирающиеся в последний день каждого месяца, чтобы напомнить правительству о своем тяжелом социальном положении. Оппозиция, представленная членами Народно-республиканской партии Казахстана и объединения "Демократический выбор", потребовала от властей прекратить уголовное преследование ее лидеров, а также пресечь силовые акции против независимой прессы. Митинг, в котором участвовали несколько сот человек, был прекращен примерно через полчаса вмешательством полиции, которая задержала 6 оппозиционеров.

Президент Российской независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко заявил, что заключение экспертизы, признавшей невменяемость полковника Юрия Буданова в момент убийства чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, содержит грубые ошибки и не может считаться убедительным. Военный суд в Ростове-на-Дону, рассматривающий дело Буданова, обвиняемого в убийстве Кунгаевой, отказался назначить новую экспертизу подсудимого. При этом суд отклонил ходатайство защиты изменить Буданову меру пресечения и оставил его под стражей. По данным следствия, 27 мая 2000 года в Чечне Буданов похитил и задушил Эльзу Кунгаеву.

Во Владивостоке уволен начальник Госавтоинспекции, ударивший женщину с ребенком во время разгона акции протеста работников предприятия "Дальморепродукт". 3 недели назад рыбаки компании вышли на главную улицу Владивостока и, перекрыв движение транспорта, потребовали выплатить зарплату. При разгоне несанкционированного властями пикета начальник городской ГИБДД полковник Лысенко ударил женщину, державшую на руках ребенка. Приказом начальника краевого ГУВД полковник Лысенко отстранен от должности. Расследование эпизода прокуратурой продолжается. Проводится экспертиза видеопленки с записью инцидента и медико-криминалистическая экспертиза на предмет вменяемости Лысенко в тот момент, когда он поднял руку на женщину и ребенка.

Владимир Бабурин: Во второй части программы - сообщения региональных корреспондентов Радио Свобода.

В Смоленской области уже не в первый раз осквернен памятник жертвам нацизма, расстрелянным в годы оккупации обитателям Смоленского гетто.

Рассказывает Григорий Пернавский.

Григорий Пернавский: В первые дни мая неизвестные злоумышленники осквернили мемориал, расположенный в поселке Вязовеньки в нескольких километрах от Смоленска. 1 мая на памятном знаке были обнаружены антисемитские надписи и свастики, намалеванные черной краской.

В Вязовеньках 15 июля 1942 года нацистами в ходе так называемого "окончательного решения еврейского вопроса" были расстреляны и похоронены обитатели Смоленского еврейского гетто. Всего здесь захоронены останки более 3 000 человек. После ликвидации жителей гетто нацисты и их приспешники использовали это место для расправы с подпольщиками, партизанами и другими противниками нового порядка.

Несмотря на то, что о трагедии в Вязовеньках стало известно сразу после освобождения Смоленска, власти долгое время препятствовали установлению там монумента в память о жертвах фашизма. Сделать это удалось только в 1967 году под давлением родственников тех, кто погиб в Смоленском гетто. Памятник строился на народные пожертвования.

О том, что совсем недалеко от Смоленска находится такой мемориал, знают далеко не все старожилы. Во-первых, памятников, подобных этому, на Смоленщине - сотни. Во-вторых, расположен он достаточно далеко от города, в стороне от дороги, в тихом месте. Возможно, именно поэтому для своих целей вандалы избрали именно его.

Вязовенский мемориал подвергается осквернению уже не первый раз. В прошлом году примерно в это же время неизвестные расписали памятник жертвам нацистского террора свастиками и антисемитскими лозунгами. Тогда пойман никто не был.

Вероятнее всего, злоумышленники не будут найдены и в этот раз. Несмотря на то, что надписи на монументе были обнаружены 11 мая, заявление в милицию об этом происшествии подали только 25 числа. О том, чтобы найти кого-нибудь по горячим следам, не может быть и речи. Осложнит расследование и тот факт, что на территории Смоленской области уже несколько лет практически не заявляют о себе национал-экстремисты. До 4 июня ожидается возбуждение уголовного дела по обвинению в вандализме. Скорее всего, преступники найдены не будут. Памятник в Вязовеньках, как и в прошлом году, отремонтируют на средства еврейских общественных организаций, а 15 июля, в день памяти жертв Смоленского гетто, здесь пройдет очередная траурная церемония.

Для Радио Свобода - Григорий Пернавский. Смоленск.

Владимир Бабурин: Власти Псковской области препятствуют созданию в регионе института уполномоченного по правам человека.

Сообщение Андрея Щеркина.

Андрей Щеркин: Псковские правозащитники разочарованы. Уже несколько лет они настаивают на введении института регионального уполномоченного по правам человека, защитника народа или, говоря иначе, омбудсмена, но сталкиваются с нежеланием властей прислушаться к их мнению. И это несмотря на то, что уже более чем в 20 субъектах Российской Федерации такая структура действует.

В мае, по инициативе Центра поддержки гражданских инициатив "Участие", эта проблема обсуждалась в очередной раз. Встреча получилась представительной. В ней приняли участие правозащитники, депутаты областного собрания, руководители администрации области. Почетный гость рабочей встречи - Ирина Вершинина, уполномоченный по правам человека в Калининградской области.

Обеспокоенность правозащитников можно понять. Так, по данным ежегодных докладов старейшей псковской правозащитной организации "Вече", которые она традиционно готовит вместе с Московской Хельсинкской группой, нарушения прав человека в Псковской области происходят постоянно. Они касаются избирательных прав граждан, свободы передвижения, свободы убеждений, совести и вероисповедания.

Но как относятся к проблеме нарушения своих прав и необходимости их защиты сами жители Псковской области? Стоит ли вводить в области государственную правозащитную должность, как бы она ни называлась? Администрация Псковской области провела на эту тему социологический опрос. Результаты таковы: 96 процентов опрошенных считают, что нарушения прав человека происходят, и 90 процентов возлагают определенные надежды, что институт уполномоченного по правам человека будет полезен. Эти цифры также прозвучали во время рабочей встречи правозащитников с властями.

Но ни доклады, ни результаты социологов почему-то не приводят к изменению позиции администрации области.

С практическим опытом работы уполномоченного по правам человека псковичей знакомила Ирина Вершинина. Она работает в Калининградской области. Ее доводы никого не убедили. Лишь один депутат областного собрания Виктор Иванов отметил, что такой институт действительно нужен Псковской области, и он будет голосовать за принятие специального закона.

Заместитель губернатора Дмитрий Шахов считает, что это будет слабая структура, ведь региональный уполномоченный по правам человека не сможет решить проблемы, связанные с нарушением прав со стороны федеральных чиновников. Кроме того, в связи с бедностью областного бюджета, обязательно возникнет проблема финансирования.

Другой заместитель губернатора. Дмитрий Фильтоненков, также осторожен. Нужно, мол, тщательно изучать опыт уполномоченного по правам человека в других регионах и только после этого приступать к его созданию в Псковской области.

Лидер псковского отделения "Яблока" Лев Шлосберг считает, что главным препятствием для эффективной деятельности регионального омбудсмена неизбежно станет уровень его легитимности. Проблема защиты прав человека на региональном уровне сильно политизирована, и уполномоченному необходима реальная независимость от местных властей, а эти права может дать только федеральный центр.

Позицию администрации Псковской области в этом вопросе своеобразно поддержали и депутаты областного собрания. Так из 20 избранных депутатов на встречу с правозащитниками пришли только 6, а до завершения ее не досидел ни один. В отличие от дипломатичных выступлений представителей администрации области, депутат областного собрания от компартии России Сергей Гоголев выразился прямо: "Эта структура - не более чем бантик для украшения".

Для Радио Свобода - Андрей Щеркин, Псков.

Владимир Бабурин: Одним из первых декретов Советской власти было отделение церкви от государства и школы от церкви. Он не отменен.

Свобода совести закреплена и в российской Конституции, но Православной церкви это касается все меньше и меньше.

Тему продолжит омский корреспондент Радио Свобода Татьяна Кондратовская.

Татьяна Кондратовская: Пасторы евангельских церквей Омской области считают, что светская власть и Православная церковь нарушают Конституцию.

Причиной таких резких заявлений стал срыв фестиваля фильма "Иисус", разрешенного к показу на территории России. Созданный чиновниками Совет семейно-территориальных комитетов потребовал запретить демонстрацию фильма и оградить население от нашествия сектантов. Губернатор Леонид Полежаев поддержал инициативу, заявив, что это аморальный и подрывающий основы христианства фильм. В эфире областных телеканалов развернулась кампания против фильма и неправославных конфессий. Евангельских христиан назвали сектантами, их конфессии - деструктивными тоталитарными сектами, а православных христиан призвали оказать активное противодействие сектантам. Напуганные таким нажимом директора кинотеатров отказались демонстрировать фильм.

По мнению юриста общины евангельских христиан-баптистов Виктора Леонтьева, православные открыто призывали к религиозному экстремизму.

Виктор Леонтьев: Постоянно идет давление, подавление, угнетение. Омская область - это такой плацдарм, полигон для испытания для всей России. Во-первых, это продолжение той борьбы, которая ведется с католиками. Второй этап этой борьбы - это борьба с протестантами.

Поэтому уже несколько раз представители христианских евангельских конфессий вынуждены были встречаться с целью выработки своей позиции по вопросу притеснении их православием.

Татьяна Кондратовская: По словам специалиста в истории психологии религии Юрия Балакина, настороженное отношение ко многим конфессиям было сформировано в советское время и сохранилось у многих, однако религиозные чувства частного лица не должны переходить на административный уровень. Россия все-таки является светским государством, граждане которого свободны в выборе вероисповедания.

Говорит теолог Юрий Балакин.

Юрий Балакин: Ситуация весьма острая хотя бы потому, что в советское время чрезвычайно большое количество было запрещено всякого рода религиозных организаций, и, безусловно, такой вот образ, страшилками наполненный; и пресса, и кинофильмы, и все, что угодно. И просто функционировало так в народном сознании.

Татьяна Кондратовская: По словам одного из представителей Омской-Тарской епархии, отказавшегося назвать свое имя, православные считают Иисуса Христа спасителем, а евангельские христиане - человеком, совсем как отлученный от церкви Лев Толстой. Поэтому Иисуса Христа нельзя изображать ни в кино, ни в мультфильмах, ни в комиксах, а фильм "Иисус" русским людям смотреть нельзя. Сам батюшка этот фильм посмотрел несколько лет назад и перенес душевные страдания, поэтому ограждение населения от таких же страданий и духовного опустошения считает совершенно правильным и своевременным.

Областная власть также демонстрирует уверенность в своей правоте. Официальный ответ на обращение о срыве фестиваля и нагнетании напряженности между конфессиями дал вице-губернатор Омской области юрист Алексей Казанник. Он заявил, что евангелизация России вызывает тревогу граждан и Омско-Тарской епархии, а в качестве выхода из ситуации вице-губернатор посоветовал пасторам лучше изучать Россию.

По мнению юриста Виктора Леонтьева, история с фестивалем - только одно из множества нарушений Конституции и закона о свободе совести. Православные храмы в Омской области строятся на бюджетные деньги. В Омском университете создан православный приход и строится церковь. На днях начальник Управления образования Артем Ткаликов заявил о подписании договора с епархией и введении в школах факультативного курса "История православия".

Говорит юрист Виктор Леонтьев.

Виктор Леонтьев: Православие входит в государство, внедряется в него. Мы хотим вернуть ситуацию на эти начала равенства, на позиции Конституции.

Татьяна Кондратовская: По мнению пасторов, разжигание религиозной розни в Омской области нарушает конституционные принципы веротерпимости и свободы вероисповедания. Они обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой восстановить права и свободы граждан в Омской области. Пока единственным ответом на нее они считают вручение губернатору Леониду Полежаеву ордена "За особые заслуги".

Для Радио Свобода - Татьяна Кондратовская, Омск.

Владимир Бабурин: Россияне избавляются от одного из последних символов советской власти, меняя паспорта несуществующего уже более 10 лет СССР на российские. Очереди в паспортных столах и в крупных мегаполисах, и в глубинке. В причинах пытается разобраться корреспондент в Урюпинске Ольга Шушлебина.

Ольга Шушлебина: В очереди за получением нового паспорта сегодня проще умереть, чем дождаться долгожданного документа. Об этом вам скажет любой урюпинец, решивший, как и положено сознательному гражданину, обменять старый паспорт на документ нового образца.

В маленьком Урюпинске большая очередь начинается еще от сберкассы, куда народ обращается, чтобы оплатить бланк нового документа. Дальше идет нелегкая и многодневная битва с чиновниками и с бюрократическими закавыками закона. В паспортной службе Урюпинского ОВД ссылаются на отсутствие бланков, на нехватку кадров и загруженных паспортистов.

В результате, чтобы сдать документы, люди занимают очередь еще до рассвета, а чтобы получить их обратно, ходят сюда неделями. Что любопытно: живая очередь почти вся состоит из больных и немощных стариков. Остальные клиенты с паспортистами находят, судя по всему, общий язык.

Но если бы проблема заключалась только в чиновничьей волоките! Недавно вышедшее указание МВД об ужесточении порядка выдачи паспортов еще больше осложнило жизнь людям, причем, не только тем, кто сегодня желает стать гражданином России, но и тем, кто себя россиянином считает очень давно. Такие случаи - сплошь и рядом. Вот один из последних примеров.

Пенсионерка Алевтина Павловна Астанина живет в станице Михайловской Урюпинского района. Здесь она родилась, сюда и вернулась 9 лет назад к старику-отцу. Здесь у нее дом, доставшийся по наследству, здесь она и была прописана все эти годы. Неизвестно, когда бы Алевтину Павловну коснулся паспортный обмен, если бы старый советский паспорт, с которым она прожила все последние годы, у нее не украли. Случилось это еще в январе, но на дворе уже конец мая, а новый паспорт пенсионерке Астаниной "не светит". Дело в том, что сначала утерянный документ долго проверяли на криминал (не всплывет ли где-нибудь), потом паспортисты не спешили с выдачей нового паспорта, а затем подоспело новое указание. Теперь Алевтина Павловна стала иностранной гражданкой, потому что проживала на Украине в момент принятия закона о гражданстве этой страны.

60-летняя женщина такого решительно не может понять. Чужого гражданства она никогда не принимала по своей воле, жила, как и все, в Советском Союзе, в станице имеет дом и, главное, имеет прописку. Страна развалилась не по ее вине, и она не виновата в том, что стала иностранкой. Вернуться на Украину она не может - некуда. В России без паспорта жить нельзя. Теперь, говорят ей в паспортном столе, надо ехать в Москву в посольство Украины. Там дадут справку об отсутствии у нее гражданства. Затем необходимо оформить вид на жительство в России и с ним прожить еще 5 лет. И только после этого можно будет подать заявление на приобретение российского гражданства. Как ехать ей, одинокой женщине, на ее минимальную пенсию, она не представляет.

Таких, как Астанина, у нас не единицы - сотни. Может, и есть какие-то особые государственные интересы, которые обеспечивает новый режим получения гражданства, но эти люди их решительно не понимают. За какую такую провинность их обрекли на хождение по мукам? Чиновники от МВД, к слову сказать, обещали, что у законопослушных граждан проблем не будет.

У пенсионерки Астаниной за это время отключили телефон за неуплату (она не смогла переоформить договор с узлом связи). Без паспорта она не может выехать к больной сестре в Волгоград. Тем более, она не в состоянии ехать в Москву за справкой. Сельский участковый все чаще поглядывает на нее косо, ведь она нарушает паспортный режим, а почтальон давно не дает уже пенсию, ведь у Астаниной нет ни паспорта, ни даже временной справки, его заменяющей. Справку ей не дают, ссылаясь, кстати сказать, на те же самые нелепые законы.

Алевтина Павловна написала письмо в посольство и все ждет ответа. Таких писем, говорят, в посольстве тысячи, так что ждать придется, видимо, долго. А пока она живет в положении то ли бомжа, то ли лица без гражданства. И с тем, и с тем жить нелегко.

Ольга Шушлебина, Урюпинск - для Радио Свобода.

Владимир Бабурин: Красноярский милиционер подал в суд на свое руководство.

Подробности - у Александра Макарова.

Александр Макаров: Капитан милиции Сергей Лопатин в органах внутренних дел уже 13 лет. Старший инспектор отдела контрольно-профилактической работы автоинспекции края служил, видимо, хорошо. У него нет ни одного взыскания, хорошие перспективы для получения очередного звания и должности.

Однако сейчас все это в прошлом. Сергей Лопатин взял очередной отпуск и подал иск в Центральный районный суд города Красноярска. Капитан требует, чтобы руководство краевого УВД за переработку во время операции "Вихрь-Антитеррор" либо выплатило ему денежную компенсацию, либо предоставило отгулы. По расчетам Сергея Лопатина, за 12 очередных этапов "Вихря" ему должны 38 800 рублей либо примерно 4 месяца отгулов. Считать самому пришлось потому, что в финансовом управлении УВД делать это отказались. Не смог капитан получить и официальную информацию о том, сколько же, на самом деле, ему пришлось отработать внеурочно во время нескончаемой антитеррористической операции.

Сергей Лопатин утверждает, что большинство коллег его поддерживают, хотя и не решаются вслух сказать об этом - опасаются неприятностей.

У капитана проблемы на службе уже начались. Его вызывал к себе непосредственный начальник и недвусмысленно дал понять, что нельзя бороться с системой, это чревато серьезными последствиями. Однако Сергей Лопатин, видимо, закусил удила. Он верит, что за свои права надо бороться, даже если ты сотрудник милиции. Должна же быть в этом мире хоть какая-то справедливость, говорит капитан. Он уверен, что если выиграет процесс, то в суд обратится еще целый ряд его коллег по несчастью.

Ситуация, мягко говоря, нестандартная. Ни для кого не секрет, то сотрудники милиции постоянно перерабатывают. Бывает, что они сутками не уходят со службы. В соответствии с приказом МВД и полагается за это материальная компенсация или же дополнительные дни к отпуску, или отгулы. Однако лишних денег в милиции, как правило, нет, поэтому чаще всего сотрудники получают возможность немного отдохнуть. Но не все. Толковых специалистов мало, а работы много. Последние полтора года милиционеры работают в состоянии постоянного стресса. Руководство Красноярского УВД это прекрасно понимает. Один из высоких милицейских чинов в неофициальном разговоре как-то сказал, что нервы у личного состава на пределе. "Нельзя требовать от людей невозможного, а приходится, и как-то компенсировать людям это сумасшедшее напряжение нам просто нечем", - сказал он.

В руководстве УВД, в основном, работают неглупые люди. Они понимали, что в самое ближайшее время у части сотрудников начнутся нервные срывы. К счастью, красноярские милиционеры оказались достаточно крепкими. Никто из них не взялся за автомат и не стал палить направо и налево. Однако судебный иск - это тоже не сахар. Выносить сор из избы никто не любит, а уж тем более спецслужбы. Так что у капитана Лопатина теперь вряд ли есть перспективы для служебного роста.

Александр Макаров из Красноярска - для Радио Свобода.

Владимир Бабурин: На очереди - обзор "Западная печать о правах человека" от Владимира Ведрашко.

Владимир Ведрашко: Целую страницу в американском журнале "Тайм" занимает портрет женщины среднего возраста по имени Колин Роули. Мало кто в Америке так любит свое правительство, как Колин Роули любила ФБР, говорится в статье. Настойчивым трудом и учебой она добилась того, что стала агентом ФБР. Тогда, в начале 1980-х годов, Колин Роули была в числе первых женщин, боровшихся за равные права с мужчинами при найме на работу в одну из самых "мужских" организаций Америки - Федеральное бюро расследования. Но вот, когда в 2001 году она поняла, что ее добросовестные выводы о возможной опасности со стороны террористов не были всерьез восприняты начальством, она отважилась на служебную записку в высшие инстанции ФБР и вылетела в Вашингтон из своего Миннеаполиса. Далее в статье говорится: "Если бы факты, изложенные на 13 страницах, были в ту пору восприняты всерьез, возможно, это нарушило бы планы террористов, осуществленные 11 сентября". Статья занимает 7 полных журнальных страниц и приводит подробности того, как готовили свои действия террористы-заговорщики. Агент ФБР потрясла своими разоблачениями всю структуру ФБР. Выводы агента Колин Роули стали одним из главных аргументов в пользу крупнейшей реорганизации Федерального бюро расследования. В статье, опубликованной в журнале "Тайм", обращается внимание на необходимость соблюдения всех гражданских прав агента ФБР и недопущения какого-либо преследования Колин Роули со стороны вышестоящих начальников американских спецслужб.

Изувеченное тело мальчика, найденное в Темзе прошлой осенью, - результат отвратительного обряда ритуального жертвоприношения. О ходе расследования этого преступления пишет лондонская "Обсервер". По остаткам одежды эксперты установили, что погибший ребенок, вероятнее всего, был выходцем из западноафриканской страны - Нигерии, Того или Бенина. Разрабатывается основная версия, по которой мальчик стал объектом контрабанды детьми и был доставлен в Англию специально для ритуального убийства. В статье приводятся подробности совершения подобного варварского обряда и говорится, что он сродни жертвоприношению животных. Ричард Хоскинс, специалист в области религиозных обрядов и ритуальных жертвоприношений в странах Западной Африки, считает, что в основе подобного преступления лежит вера в то, что таким образом можно обрести большую силу, а то и достичь власти. Полиция считает, что мальчик был доставлен в Англию из Германии. Именно этот маршрут наиболее часто используется контрабандистами живым товаром. Скотланд-Ярд намерен дойти в своем расследовании до точного установления места, откуда был вывезен мальчик, и найти его родителей. Об этом написала лондонская "Обсервер".

Действия полиции - тема публикации в южноафриканской газете "Стар". Решением Конституционного суда отныне полиции запрещается применять оружие во время преследования воров и похитителей. Правозащитные организации Южной Африки одобрили это решение, отметив, что таким образом создана гарантия против применения оружия к человеку только лишь за то, что он украл кусок хлеба. Один из рассерженных полицейских заметил по этому поводу: "Почему бы вообще не отдать наше табельное оружие преступникам?" Конституционный суд разъяснил, что решение суда ни в коей мере не отменяет право полицейского на применение оружия с целью самообороны. Об этом написала южноафриканская газета "Стар".

Одна из постоянных тем мировой прессы - право на достойную смерть. На сей раз статья об этом напечатана в австралийской "Сидней Морнинг Геральд". 54-летняя Сэнди Уильямсон, переехав в Мельбурн из Нью-Йорка, свои последние 20 лет жила по-настоящему насыщенной жизнью. Она работала редактором в одном из крупных рекламных агентств, а в качестве хобби осваивала пилотирование русского военного истребителя. Сейчас она неизлечимо больна и парализована. Сэнди твердо решила, что последним движением, которое она сможет сделать, будет принятие яда. "Мне хочется, чтобы в последние минуты рядом со мной были мои сестры", - говорит она, однако закон запрещает кому-либо находиться в одной комнате с человеком, решившим умереть. В противном случае свидетели могут отправиться в тюрьму. "Но разве это не естественно - хотеть, чтобы кто-то из близких находился с тобой рядом?" - спрашивает Сэнди. "В ожидании смерти" - статья в австралийской газете "Сидней Морнинг Геральд".

Владимир Ведрашко - для Радио Свобода.

XS
SM
MD
LG