Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура заказала графологическую экспертизу электронных угроз в адрес Анны Политковской. Положение в лагерях беженцев из Чечни в Ингушетии. Магаданский правозащитник Рафаэль Усманов вновь помещен в психиатрическую лечебницу


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:
- Прокуратура заказала графологическую экспертизу электронных угроз в адрес Анны Политковской.
- Положение в лагерях беженцев из Чечни в Ингушетии. Свидетельствует очевидец.
- Магаданский правозащитник Рафаэль Усманов вновь помещен в психиатрическую лечебницу.


На прошлой неделе президент России Владимир Путин на встрече в Кремле с представителями чеченской диаспоры изложил свое видение разрешения чеченской проблемы. Суть можно выразить одной фразой: второго Хасавюрта не будет. В следующем году в Чечне планируется провести референдум по конституции и выборы президента. И прямо сейчас в Чечне создается свое собственное министерство внутренних дел.

А накануне пришло сообщение, что процесс по делу Юрия Буданова был отложен на неопределенный срок. Министерство здравоохранения отозвало заключение психолого-психиатрической экспертизы полковника, сделанной в Институте Сербского. Возражения адвоката семьи Кунгаевых Станислава Маркелова (министр здравоохранения превысил полномочия, отзывать или вносить изменения в акт экспертизы могут лишь сами эксперты или суд) услышаны не были.

А еще чуть раньше этого же адвоката, который ведет еще и дело журналиста Анны Политковской, столь же удивила прокуратура. Но об этом чуть позже. Сначала напомню суть дела.

Анна Политковская первой написала в своей газете о деле милиционера Ханты-Мансийского ОМОНа Лапина, больше известного по своему позывному как "Кадет". Он обвинялся в пытках и убийстве чеченца Зелимхана Мурдалова, из которого спецслужбы хотели сделать своего осведомителя. Доказательств, собранных журналистом "Новой газеты" и родственниками Мурдалова, для начала хватило, чтобы взять Лапина под стражу, но затем, сочтя омоновца социально неопасным, его отпустили. И он стал по электронной почте, подписываясь собственным именем, угрожать Политковской. Не слишком рассчитывая на защиту правоохранительных органов, Политковская была вынуждена даже на некоторое время покинуть Россию.

И вот сейчас в деле новый поворот. Адвокат Политковской Станислав Маркелов получил официальное письмо из прокуратуры, подписанное одним из помощников генпрокурора Марковым.

Станислав Маркелов: Учитывая, что следствие не располагает доказательствами вины Лапина в похищении Мурдалова, нет достаточных доказательств причинения Лапиным тяжких телесных повреждений Мурдалову (сам Лапин утверждает о виновности в причинении телесных повреждений Мурдалову бывшего сотрудника УВД Таймасханова, скончавшегося 13 февраля 2001 года), было принято решение согласиться с решением Пятигорского суда об изменении меры пресечения обвиняемому Лапину.

Вот этой версии, которую вдруг выдает Генеральная прокуратура, в деле нет вообще. Никаких попыток перенести вину на убитое лицо - в деле нет. Да, там "светится" этот сотрудник на вторых-третьих ролях, но обвиняемый не пытается перенести на него вину. Это за него придумала Генеральная прокуратура.

Владимир Бабурин: Впервые в адвокатской практике Маркелова, как он сам сказал, прокуратура не только встала на защиту обвиняемого, но и сочинила за него линию защиты.

Сама Анна Политковская призналась, что после такого поворота событий у нее руки опускаются.

Анна Политковская: Я думаю, в данном случае - я просто разделяю судьбу тех людей, о которых пишу. Не более того. И это очень важно. Мы хотим суда над военными преступниками или не хотим? У нас будет свой лейтенант Келли, или он не будет?

Владимир Бабурин: Обвинение в убийстве Зелимхана Мурдалова теперь, возможно, будет с Лапина снято и списано на "своевременно" погибшего чеченского милиционера Таймасханова. Остаются угрозы Кадета в адрес Политковской по электронной почте. Прокуратура, сообщил адвокат Маркелов, ведет расследование.

Станислав Маркелов: Прокуратура Республики Чечня (эти угрозы были по электронной почте) в ряду одних из оснований для того, чтобы продлевать это дело, просила провести почерковедческую экспертизу электронных писем. Вы можете себе это представить?

Владимир Бабурин: Возможно, графологическая или почерковедческая, как сказал адвокат, экспертиза электронных посланий - лишь нелепый казус, а все остальное будет серьезно и правильно?

Это дело, считает адвокат Маркелов, хоть и не столь громкое, как будановское, но очень важное.

Станислав Маркелов: Это у нас в Москве об этом деле практически никто не знает. Для Чечни это дело - буквально лакмусовая бумажка. Если сказать серьезно, не преувеличивая, они живут этим делом, причем независимо - родственники, знакомые, даже лица, которые никогда не видели ни его отца, ни убитого, и впервые узнали о его существовании только после того, как заведено это дело, - о том, что был такой человек. Они буквально отслеживают каждый шаг этого дела, и оно аукается, как набат буквально.

И на это дело они смотрят не просто как на некий интересный процесс, а с конкретным интересом: имеет ли хоть какой-либо смысл обращаться в российские правоохранительные органы за защитой своих прав. Потому что это практически единственное дело (если не брать дело Буданова, возникшее немножко по другому поводу, по другим причинам), когда было заведено дело за совершение преступление в отношении представителя правоохранительных органов, работающих в Республике Чечня, и очевидно (я так скажу, пока от себя, - пока нет решения, приговора суда) совершившего преступления. Причем - тяжкие преступления.

Огромным достижением явилось уже то, что удалось добиться возбуждения дела. Вы не представляете, с каким трудом добивались, чтобы было возбуждено дело по статье "угроза жизни и здоровью". Там была просто целая череда отказов, и только совсем недавно, в сентябре, окончательно удалось добиться того, что Анну Степановну признали потерпевшей в этом деле. Это при том, что угрозы были просто явные. Они в Интернете висят. Это были просто электронные письма. Куда уж более явно?

Да, это единственное дело, где вот эту стену хотя бы если не пробить, то подвинуть удалось.

И если сейчас таким вот бессмысленно глупым образом мы буквально зарубим это дело, то всем чеченцам во всей Чечне будет ясно, что за защитой нарушенных прав (а, безусловно, такое количество людей с ружьями, людей в оружии, имеющих полномочия, волей-неволей порождает преступления, какие бы хорошие там ни были, все-таки не ангелы, все равно правонарушения бывают), то они просто будут обращаться не к правоохранительным органам. Они будут защищать свои права более привычными и, к сожалению, на сегодняшний день - более эффективными для них методами.

Владимир Бабурин: Адвокат Станислав Маркелов.

Рядом со мной, в студии - Александр Черкасов, правозащитное общество "Мемориал". На прошлой неделе он вернулся из командировки в Ингушетию, где был в лагерях беженцев из Чечни.

Александр, какие лагеря вы посетили, и сколько сейчас примерно людей остается там?

Александр Черкасов: Ну, вот сразу же ошибка. Число беженцев связывают с тем, сколько их в лагерях. Это две принципиально разные вещи.

Общее число вынужденных переселенцев из Чечни в Ингушетии по-прежнему велико. Порядка 140 000 человек. По крайней мере, летом, когда проводилась их перепись, переучет силами МВД, получилось 137 000.

Однако случилось чудо. В ходе переписи, проведенной в Ингушетии, итоги таковы: 22 000 вынужденных переселенцев в лагерях. А остальные? Остальные смешаны вместе с местным населением, не выделены в отдельную категорию.

Владимир Бабурин: То есть, они теперь считаются - временно проживающие на территории Ингушетии, или вообще там не проживающие?

Александр Черкасов: По итогам переписи - категорий таких нет. Ни вынужденных переселенцев из Северной Осетии (из Пригородного района), ни вынужденных переселенцев из Чечни. По итогам переписи есть 468 000 человек, живущих в республике, из них 22 000 - вынужденные переселенцы из Чечни в лагерях.

Что это значит? Ну, это значит, что, как и Чечня, Ингушетия обеспечила, видимо, себе достаточное бюджетное финансирование на следующие годы. Потому что от результатов переписи, как вы понимаете, для дотационных регионов зависит бюджетное финансирование. Правда, Чечня, ильясовское правительство - сумело "достать из рукава" 80 процентов сверх имеющегося населения, а здесь просто - отсутствие деления на категории позволило в полтора раза увеличить население республики. Но 22 000 человек зачем-то выделили в отдельную категорию.

Почему? Еще в конце мая было подписано соглашение между Зязиковым и Кадыровым о возвращении вынужденных переселенцев всех в Чечню до конца лета, до сентября. План этот провалился. По многим разным причинам. Он провалился, но, как мы знаем из нашего советского прошлого, вовсе не нужно выполнять работу, достаточно, чтобы она была выполнена на бумаге. Тем более что это было бесчеловечно - гнать людей в Чечню, которые туда возвращаться не могут, не собираются, не хотят (сейчас, по крайней мере). На прошлый год в Чечне было 220 000 своих, внутренних мигрантов, то есть людей, у которых разрушено жилье и которые живут в других населенных пунктах. Вначале их нужно устроить.

И вот, в итоге, свершается чудо. В сентябре заявляют, что в Ингушетии - 68 000 беженцев из Чечни, а в октябре по итогам переписи, что их - 22 000. Вроде бы, работа почти выполнена.

Владимир Бабурин: Скажите, а по вашим оценкам, какова реальная цифра?

Александр Черкасов: Повторяю: около 140 000. Большинство людей живут в частном секторе, в приспособленных помещениях, а не в лагерях. Но, заметьте, что лагеря беженцев - это единственное зримое свидетельство войны для всего мира. Потому что лагерь, палатки - это всем понятно: люди здесь не от хорошей жизни живут, они от чего-то страшного убежали.

Уберите палатки, все - не будет внятной картинки в телевизорах. Ведь не секрет, что работа телевизионщиков в Чечне - штука редкая и небезопасная. Уберите с мировых экранов картинку лагерей в Ингушетии, и вы не сможете дикторским текстом давать "новости из Чечни". Чечня исчезнет из средств массовой информации, через полгода она исчезнет из политической жизни. А дальше российское правительство будет иметь полную свободу действий. А для этого нужно, прежде всего, ликвидировать лагеря.

Лагеря в Знаменском ликвидированы, лагерь на севере Ингушетии ликвидируется. Остались 5 крупных лагерей: 4 в районе станицы Слепцовская и 1 в Карабулаке. И вот туда в конце октября прибыли эмиссары из правительства Чеченской республики, которые настойчиво убеждают беженцев возвращаться в Чечню.

Владимир Бабурин: Ну, убеждают возвращаться уже давно, а вот сейчас, после того, как произошел захват заложников в Москве, стало ли сильнее давление на проживающих в этих лагерях, чтобы вытеснить и выдавить их назад, в Чечню?

Александр Черкасов: Оно стало сильнее, но - вряд ли вследствие теракта в Москве.

Вот было приблизительно в то же время сообщение, что якобы отряд боевиков прорывается из Чечни в Ингушетию, в район лагерей. Отряд не прорывался. Но вот чтобы "отреагировать", ввели войска, подразделения внутренних войск в лагеря в районе Слепцовской. Небольшие подразделения окапываются и располагаются в районе штабов, администраций этих лагерей, и пока никаких конфликтов с проживающими там беженцами не зафиксировано.

Ну, нервно, конечно, но лагеря не блокированы, и немедленных силовых действий по их выдворению не предпринимается.

Владимир Бабурин: То есть, даже пока внешнего какого-то усиления режима нет?

Александр Черкасов: Ну, появились эти части спецназа внутренних войск. Но для тех, кто психологически обрабатывает беженцев, это важный момент. Он могут ссылаться: "Вот видите, военные стоят... А вон там еще, видите, у взлетной полосы располагается 503-й мотострелковый полк. Вы видите? Вот они вас будут защищать..."

Владимир Бабурин: Но вот если сравнивать то, что сейчас происходит с представителями чеченской диаспоры в Москве и в лагерях беженцев в Ингушетии, какие-то параллели можно провести?

Александр Черкасов: Видите ли, очень разная жизнь в Чечне, в Ингушетии и в Москве. В Ингушетии выполняют свой план (и ингушский, и чеченский) по возвращению этих бедных 22 000 человек обратно в Чечню, по ликвидации лагерей. Может быть, их никуда и не перевезут. Кто-то уедет в Чечню, кто-то останется, найдет себе помещение здесь. Но дело в том, что в лагерях живут самые бедные люди, которые не могут найти себе прибежище в частном секторе. Им некуда идти.

Владимир Бабурин: Александр Черкасов, общество "Мемориал", который только что вернулся из лагерей беженцев, из Ингушетии.

3 ноября, почти 10 дней назад, вблизи главной военной базы федеральных сил в Ханкале был сбит военный вертолет. В ответ на диверсию российские военные провели акцию возмездия, взорвав в Грозном 3 жилых блочных пятиэтажных дома, откуда, по мнению федеральных войск, был произведен роковой выстрел. Жители этих домов выселены на улицу.

В связи с этим актом в отношении гражданского населения проживающий в Москве заслуженный юрист России адвокат Абдулла Хамзаев обратился с заявлением в адрес Генерального прокурора России Владимира Устинова и Главного военного прокурора Александра Савенкова. Он пишет, что 4 ноября на основании приказа командира 42-й дивизии полковника Макаревича российские военнослужащие заминировали и взорвали 3 жилых дома по улице Ханкальской города Грозного Чеченской республики. В указанных домах проживали местные жители и вернувшиеся из Ингушетии беженцы, поверившие словам российских властных структур об обеспечении личной безопасности каждому, кто согласится вернуться в республику. В результате разрушения жилых домов несколько десятков ни в чем не повинных российских граждан чеченской национальности, в том числе малолетние дети, остались без жилища и личного имущества.

И адвокат Хамзаев, на основании изложенного, руководствуясь Статьей 33 Конституции и Статьей 141 Уголовно-процессуального кодекса, просит возбудить уголовное дело о превышении служебных полномочий и умышленном уничтожении чужого имущества при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах.

С остальными правозащитными новостями недели вас познакомит Анна Данковцева.

Анна Данковцева: Глобальная антитеррористическая кампания используется многими правительствами для наступления на права человека, заявил спецпредставитель генерального секретаря ООН по правам человека Хина Джелани. Безопасность не может быть обеспечена за счет нарушения прав человека, подчеркнула она.

7 ноября 2002 года на третьем комитете Генеральной ассамблеи ООН был одобрен факультативный протокол Конвенции против пыток ООН. В соответствии с процедурой протокола планируется сформировать специальный комитет из 10 человек, которые будут иметь право посещения мест лишения свободы стран-участниц Договора.

Съезд представителей народов Чеченской республики планируется созвать в первой половине декабря в Москве. Об этом заявил депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. По словам депутата, съезд должен выработать рекомендации исполнительной власти по урегулированию ситуации в республике.

В Гудермесском районе Чечни найдены тела 5 мужчин с огнестрельными ранениями. У всех жертв руки были связаны сзади алюминиевой проволокой, а на глазах имелись повязки. УВД Чечни принимает меры с целью установления личности погибших и задержания убийц.

В Санкт-Петербурге арестованы 6 человек, подозреваемых в причастности к убийству известной правозащитницы Галины Старовойтовой, совершенном в Санкт-Петербурге в ночь с 20 на 21 ноября 1998 года. Четверым задержанным уже предъявлены обвинения.

11 ноября следователи ФСБ во второй раз допросили журналиста газеты "Версия" Андрея Солдатова. По словам журналиста, допрос касался его статьи "Маскировка", опубликованной в газете 27 мая. В публикации речь шла о бывших спецобъектах Москвы. Ранее сотрудники ФСБ изъяли из офиса газеты ряд документов и сервер компьютера.

В Новосибирске возбуждено уголовное дело против скинхедов, совершавших нападения на выходцев из Средней Азии. Сотрудники милиции задержали 13 подростков, входивших в группу бритоголовых, после совершения ими нападения на гражданина Таджикистана.

В Казахстане оппозиционный журналист Сергей Дуванов подвергся принудительному кормлению в тюрьме. Дуванов был арестован 28 октября и сразу объявил голодовку протеста. Власти инкриминируют ему изнасилование несовершеннолетней.

Владимир Бабурин: Анна Данковцева, правозащитные новости.

Магаданский правозащитник Рафаэль Усманов вновь отправлен в психиатрическую больницу. Проблемы у него начались еще 2 года назад, когда на последних выборах магаданского губернатора он баллотировался на этот пост. А победил на тех выборах (напомню) Валентин Цветков, который в октябре был убит в Москве.

Рассказывает магаданский корреспондент Радио Свобода Михаил Горбунов.

Михаил Горбунов: Магаданский правозащитник Рафаэль Усманов помещен в психиатрическую больницу закрытого типа.

Вот что рассказал на пресс-конференции в Магадане уполномоченный Всероссийского общественного движения "За права человека" Геннадий Боголюбов. На пресс-конференции, о которой даже не сообщило ни одно средство массовой информации, контролируемое местными властями, а значит, ни одно вообще.

Геннадий Боголюбов: Была независимая экспертиза. Прошла независимая экспертиза, там, в Москве. Диагноз подтвердился такой, который дали здесь психиатры. Но они пишут, что если каждому такой давать диагноз и с таким диагнозом отправлять в психбольницу, то надо всех правозащитников... Все правозащитные организации сейчас поднимутся, направят президенту Путину бумагу, и потом пусть господин Цветков разбирается, почему не допустили меня как представителя.

Михаил Горбунов: При чем здесь губернатор Магаданской области Цветков? У него уже не спросить - губернатор убит 18 октября в Москве на Новом Арбате. Можно лишь догадаться, что связало воедино судьбы высшего чина исполнительной власти Колымы и магаданского правозащитника.

Сложности в жизни Рафаэля Усманова начались после последних выборов губернатора Магаданской области, которые состоялись 2 года назад. В них участвовали и действующий губернатор Валентин Цветков, и претендент на этот пост Рафаэль Усманов. Во время предвыборной кампании Рафаэль обвинил своего соперника в серьезных нарушениях российского законодательства. После победы Валентин Цветков обратился в Магаданский городской суд с иском к Усманову, которого обвинил в клевете. Усманов в доказательство своей правоты предоставил суду массу собранных документов. После этого суд вынес определение-направление Усманова на принудительную психиатрическую экспертизу. За последние 5 лет правозащитник четырежды уже проходил эту процедуру, но неизменно его признавали вменяемым. Теперь не получилось.

А получилось, что он не отвечает за свои слова вообще и обвинение в частности. И все дела закрыли. Нет больше иска губернатора к Усманову, но не рассмотрены судом и доказательства "больного". И тут Усманов, таинственным образом раздобыв в больнице пистолет, стреляет в лечащего врача. В упор, но не насмерть. Потому что, по мнению друзей и знакомых, насмерть испугался, что его залечат.

Вот мнение по этому поводу председателя магаданского регионального отделения "Союза правых сил" Александра Сечкина и комментарии правозащитника Геннадия Боголюбова.

Александр Сечкин: Вот у меня есть даже не предположение, а твердая убежденность, что Усманова провоцировали, спровоцировали и довели до того, что он... четко просчитали этого человека. Это ясно, что у него психика была неустойчивая. Мы сами ему неоднократно, мы пытались как бы повлиять на этот процесс, понимая, что он неуправляемый человек в том плане, что советы он не воспринимает. Но он, мы еще раз повторяем, был безобидным человеком.

Вот мы просматриваем ситуацию "доведения его до ручки", чтобы спровоцировать лечение, и с большим опасением относимся к тем предположениям, что сейчас просто хотят его как личность уничтожить, превратить в растение. Он сорвался, они этим воспользовались. И несколько срывов подряд, и он, может быть, почувствовал безысходность какую-то и принял вот эти крайние меры.

Геннадий Боголюбов: Судьба Усманова - это судьба, я думаю, всего правозащитного движения.

Михаил Горбунов: Губернатор Валентин Цветков убит на Новом Арбате. Правозащитника Рафаэля Усманова, надеюсь, не заколют и не превратят в растение в больнице. Конфликт между ними как бы исчерпан судьбой, но в России осталось еще много и губернаторов, и правозащитников.

Михаил Горбунов для Радио Свобода, Магадан.

XS
SM
MD
LG