Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Медвытрезвители в России


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

Число медвытрезвителей в России с каждым годом уменьшается. Не потому, что граждане стали отмечать праздники по-другому, пить меньше (что не так). Причина - в том, что медвытрезвителями не хотят заниматься федеральные ведомства. Спор между милицией и врачами о том, кому забирать нетрезвого гражданина, порой приводит к трагическим последствиям. В то же время знакомство с российскими вытрезвителями для некоторых граждан оборачивается пропажей их денег и ценностей.

О дальнейшей судьбе медвытрезвителей, о том, как сегодня защитить себя от недобросовестных сотрудников вытрезвителей и неправомерных действий милиции, в московской студии Радио Свобода я беседую с заместителем начальника Главного управления обеспечения общественного порядка МВД России генерал-лейтенантом милиции Иваном Клименковым и адвокатом доцентом Московской государственной юридической академии Сергеем Насоновым.

Иван Яковлевич, давайте начнем с самого начала. В каком случае я (допустим) могу оказаться в медвытрезвителе?

Иван Клименков: Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Первое: я бы никому не желал оказаться в медвытрезвителе. Ну, оказаться можно в том случае, если человек употребил достаточно много алкоголя, потерял координацию и нуждается в помощи - в отрезвлении и доставлении в последующем из медвытрезвителя домой общественным транспортом.

Медвытрезвитель - это учреждение МВД, которое оказывает помощь гражданам, оказавшимся в таком положении, когда им нужна эта помощь, а не всем, кого мы берем на улице, собираем и везем в медвытрезвитель.

Кристина Горелик: А кто и по каким критериям определяет степень опьянения?

Иван Клименков: Степень опьянения определяется в том случае, если человек лежит, уже не может свободно передвигаться или в таком состоянии, что он уже не ориентируется в обстановке, не знает, куда идти, нарушает общественный порядок, оскорбляет граждан и, находясь в состоянии опьянения сильной степени, ну, просто человеческий облик позорит. Поэтому он доставляется в медицинский вытрезвитель, и там есть существующие правила, порядок работы с такими гражданами.

Кристина Горелик: А перед тем, как доставят гражданина в медвытрезвитель, он должен пройти медицинское освидетельствование? У меня вопрос к Сергею Насонову, к адвокату.

Иван Клименков: Нет, позвольте, я отвечу.

Кристина Горелик: Пожалуйста.

Иван Клименков: Наряд милиции, который выезжает или по сообщениям граждан, или патрульно-постовой наряд милиции сообщает экипажу медвытрезвителя, доставляется гражданин, который сам не может свободно перемещаться, самостоятельно к месту жительства. Если же он говорит, где он проживает, и может перемещаться, пускай - даже шатаясь, в этом случае таких граждан (мы дали соответствующее указание) в медвытрезвители не доставляют.

Кристина Горелик: Сергей Александрович, у меня тогда к вам такой вопрос. На основе каких законов, нормативно-правовых актов действуют сотрудники милиции в отношении нетрезвых граждан?

Сергей Насонов: Естественно, основным законом, который регулирует деятельность сотрудников милиции в этой части, является Закон "О милиции", где содержатся нормы, которые предоставляют то право, о котором говорил мой коллега. Но вместе с тем есть еще ряд подзаконных актов, которые утверждены правительством России, и еще достаточно старые нормативные акты, которые регулируют, в частности, деятельность и самих медвытрезвителей, и порядок освидетельствования. Если потребность в этом освидетельствовании возникает.

Все-таки некоторое совершенствование законодательства в этой сфере необходимо. В частности, речь может идти, например, о каких моментах? О моментах, которые позволят более четко определить границы того периода времени, в течение которого гражданин должен пребывать в вытрезвителе. То есть каждый должен быть уверен, что по истечении какого-то промежутка времени, например, после наступления протрезвления, он должен быть однозначно из этого вытрезвителя выпущен. По Конституции, максимальный срок внесудебного, скажем так, ограничения свободы, это 48 часов. Вероятно, что необходимо в нормативные акты, регулирующие доставление граждан в вытрезвитель, также ввести какой-то предельный срок, по истечении которого должно проводиться или освидетельствование гражданина на предмет нахождения его в состоянии, допустим, опьянения (ведь оно не только может быть алкогольным, например, даже и наркотическим опьянением, которое, как известно, может более длительный период времени сохраняться, нежели алкогольное)...

Во-вторых, как мне кажется, необходимо более детализировать и усовершенствовать саму процедуру водворения гражданина в вытрезвитель. Ведь масса жалоб, которые идут от граждан, попадающих в вытрезвители, в основном, сводится к исчезновению некоторых вещей, которые у них были, денежных средств. В этой связи, мне кажется, нужно процедуру того же самого досмотра этих лиц, составления описи тех вещей, которые у них изымаются на время пребывания в вытрезвителе, приравнять, в какой-то мере, к процедуре, применяемой, например, при административном аресте. С участием понятых и так далее. Это сняло бы сразу целый ряд проблем. Потом, в последующем, когда гражданин выходит из вытрезвителя, у него бы не было, допустим, оснований выдвигать претензии или, наоборот, такие бы основания были, если бы в протоколе, в описи какие-то предметы были, а ему их потом, впоследствии - не вернули.

В этой ситуации, если такого рода проблемы возникают, гражданин, безусловно, имеет право обжаловать, допустим, действия сотрудников, которые доставляли в медвытрезвитель, и, соответственно, обращаться даже в судебные органы.

Кристина Горелик: Вот как раз об этом - в репортаже Андрея Кастьянова из Новосибирска.

Андрей Кастьянов: Сама история началась более двух лет назад, в сентябре 2000 года. На имя начальника РОВД Советского района Новосибирска Сергея Волкова стало поступать большое количество жалоб на работников местного вытрезвителя. Причем, речь шла отнюдь не о качестве обслуживания в заведении, а о банальном воровстве. У вынужденных посетителей пропадали значительные суммы денег. В заявлениях фигурировали цифры 14 000, 16 000 рублей.

Вместо стандартного служебного расследования Волков решил использовать "живца". "Остограмив" для запаха одного из своих знакомых, снабдив пачкой меченых купюр и початой бутылкой, оперативники выпустили его в качестве приманки на одну из центральных улиц района. Ждать пришлось недолго. Ловушка сработала, и клиента увезли в известном направлении. Посетившие через некоторое время вытрезвитель оперативники обнаружили, что в карманах подсадки осталась лишь мелочь, а меченые купюры были припрятаны в шкафчике фельдшера и в тайничке под ванной.

Механизм опустошения карманов клиентов был тщательно отработан. Во время составления описи изъятого сумма, проставленная в ней, значительно занижалась. Подвыпившие граждане в надежде поскорее покончить с унизительной процедурой оформления готовы были подписать все, что угодно. На этот раз предприимчивым сотрудникам не повезло, и дело было доведено до суда.

Но и это еще не все. Прокуратура обжаловала решение суда как излишне мягкое. Дело в том, что все подельники получили условные сроки от 2,5 до 3,5 лет, что, по мнению гособвинителя Алексея Собельфельда, совершенно не соответствует степени их вины. Мало того, свою вину признали только двое из пяти обвиняемых, что также не свидетельствует о том, что они раскаялись и заслуживают снисхождения.

Очередное заседание суда запланировано на начало декабря, и есть все шансы, что троим обвиняемым условные сроки будут заменены на вполне реальные. Но уже сейчас можно сказать, что прокуратура сделала важный шаг. Алексей Собельфельд

Алексей Собельфельд: Такие дела, в принципе, редкость. Вообще, не только в отношении сотрудников вытрезвителей, а в отношении просто сотрудников милиции. Это редко, поэтому, безусловно, воспитательное воздействие здесь, я думаю, огромное. Предостережением это будет существенным для них.

Андрей Кастьянов: Андрей Кастьянов для Радио Свобода, Новосибирск.

Кристина Горелик: Иван Яковлевич, в вашем Управлении есть наработки, разрабатывались ли какие-то определенные методы выявления недобросовестных сотрудников медвытрезвителей?

Иван Клименков: Ну, к сожалению, вот изложенные Андреем по Новосибирску факты у нас не только в Новосибирске. Есть и другие факты, по которым сейчас у меня находится в производстве жалоба одного из наших граждан России, который обратился уже в центральный аппарат тоже по неправомерным действиям работников медвытрезвителя.

Меры принимаем, и жесткие. По всем фактам проводятся служебные проверки. Если есть в действиях состав преступления, возбуждаются уголовные дела, находятся под контролем прокуратуры. На сотрудников милиции уголовные дела возбуждаются и ведутся прокуратурой. Поэтому - принимаем меры, к уголовной ответственности привлекаем.

Если же состава преступления нет, в этом случае увольняем сотрудника.

Кристина Горелик: Вплоть до увольнения, да?

Иван Клименков: Да. Увольняем. Если опозорил честь мундира, какое он имеет право работать по обеспечению порядка, защищать свободу, жизнь и здоровье граждан?

Кристина Горелик: Скажите, а по вашим данным, сколько было привлечено человек к уголовной ответственности?

Иван Клименков: Значит, у нас вот - Новосибирск, еще по одному субъекту есть. 4 человека были привлечены в текущем году по факту нарушения с составом преступления. Ну, и где-то порядка 5-6 служебных проверок с принятием соответствующих мер, вплоть до увольнения сотрудников.

К сожалению, есть такие факты. Очевидно, и условия жизни, заработная плата, непрестижность профессии - туда влечет людей, может быть, не совсем чистых в моральном плане и готовых работать именно в органах правопорядка.

Кристина Горелик: Ну, а также бывают случаи, когда сотрудники милиции не желают доставлять нетрезвого человека в медвытрезвитель. А зачастую вытрезвитель спасает человека от смерти, особенно зимой, когда заснувший на улице гражданин может просто-напросто замерзнуть. А бывают и другие случаи.

Вот, например, когда препирательства милиции и сотрудников "скорой помощи" могут привести к трагическим последствиям, как случилось в Саратове, когда спор между милицией и сотрудниками, кому забирать нетрезвого гражданина, который лежал на улице, привел к тому, что мужчина скончался. Кто в этом случае несет ответственность за случившееся? Иван Клименков, я попрошу вас ответить.

Иван Клименков: Первое: какой может быть спор, если человек нуждается в помощи?! Сотрудник милиции или работник здравоохранения - обязан оказать человеку соответствующую помощь. И работники милиции, если они видят, что нуждается человек в помощи, и он в состоянии опьянения, должны были взять и доставить даже хотя бы в медвытрезвитель, если уж "скорая помощь" отказывалась его брать. Там фельдшер должен был посмотреть и уже в этом случае, если действительно человек, у него состояние больше вызвано не принятием какой-то дозы алкоголя, а просто ухудшение -сердечная недостаточность или еще какой-то характер заболевания, тогда уже туда и вызвать медицинскую помощь, "скорую помощь".

Кстати, у нас это часто бывает, когда доставляем в медвытрезвитель и там разбираемся, что нужно оказывать человеку квалифицированную медицинскую помощь, не на уровне фельдшера примитивную помощь, а квалифицированную. В этом случае вызываем "скорую помощь" и из медвытрезвителя уже человека направляем в соответствующее лечебное учреждение, в стационар для оказания помощи.

Кристина Горелик: А врачи соглашаются взять нетрезвого человека?

Иван Клименков: Да. Потому что в этом случае уже речь идет между объяснением фельдшера медвытрезвителя и прибывшими медицинскими работниками. И он уже дает первичный диагноз, показания, почему человек в таком состоянии.

Кристина Горелик: Иван Яковлевич, скажите, пожалуйста, в праздники больше людей попадает в медвытрезвители, чем в будние дни, или нет?

Иван Клименков: Нет. В праздники попадает меньше, потому что на все праздники мы даем команду соответствующим службам милиции граждан меньше доставлять в медицинские вытрезвители. Если он может спокойно передвигаться, то, наоборот, оказать помощь, подвезти к общественному транспорту, помочь сесть и отправить его ближе к дому.

Кристина Горелик: А почему?

Иван Клименков: А потому что - праздник. Зачем людям омрачать? Ну если он выпил чуть-чуть, если он не нарушает общественный порядок, он не хулиганит, он не создает угрозу гражданам в общественных местах? В праздник он вышел погулять, радостный, веселый, чуть-чуть выпил, почему его должны задерживать и доставлять?

Кристина Горелик: Скажите, пожалуйста, это определенная категория людей, которые приходят работать в медвытрезвитель?

Иван Клименков: Нет, как таковой у нас популярной профессии, к сожалению, в государстве нет, кто бы шел и желал бы быть в медвытрезвителе и оказывать помощь гражданам, лечить их от алкоголизма. Набираем людей, некомплект большой, престижность профессии недостаточная у нас в обществе. Не все, допустим, и дома гордятся этой профессией, и среди своих товарищей не говорят. Это, кстати, не только характерно для сотрудников медвытрезвителей - для сотрудников изоляторов временного содержания, для сотрудников приемников-распределителей, спецриемников, конвойных подразделений. К сожалению. Как раз нам нужно вот и средства массовой информации, и Радио Свобода - должны, так сказать, популяризировать.

Есть болезнь. Нужно ее лечить. Значит, кто-то должен этим заниматься. И в обществе должны эти люди пользоваться соответствующим авторитетом и уважением.

Конечно, когда зарплата 2 000 - 2 500 сотруднику в месяц (это со всем надбавками) - на что семью содержать? Конечно, люди уходят, долго у нас, к сожалению, не задерживаются. Таких тоже профессионалов, кто бы, допустим, уже, гордился этой профессией, единицы.

Это все тоже влияет на качество работы.

Кристина Горелик: Спасибо. У нас звонок. Давайте его послушаем.

Добрый вечер. Говорите, вы в эфире.

Михаил Сергеевич: Здравствуйте.

Кристина Горелик: Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

Михаил Сергеевич: Михаил Сергеевич меня зовут.

Кристина Горелик: Михаил Сергеевич, говорите.

Михаил Сергеевич: Да. Насколько вот все это решается нормально, и все настолько это решается. Все прекратится. Сделайте минимальную зарплату любому милиционеру или там минимальные... 10 000 рублей.

Кристина Горелик: Спасибо большое, Михаил Сергеевич. Но это вопрос, я думаю, не к нашим гостям, поскольку если речь о повышении зарплаты, надо будет уже приглашать других гостей в нашу студию.

Кристина Горелик: У меня вопрос к Сергею Александровичу.

Скажите, пожалуйста, а какие штрафы или иные виды наказания предусмотрены для гостей вытрезвителей?

Сергей Насонов: Ну, собственно говоря, если речь идет о штрафах для посетителей вытрезвителей, такого рода штрафы обусловлены не просто самим фактом доставления в вытрезвитель, а совершением определенного административного правонарушения. Если то лицо, которое доставлено в медицинский вытрезвитель, совершило какое-то административное правонарушение, в последующем к нему может применяться мера административной ответственности. Вот новый Кодекс об административных правонарушениях, который сравнительно недавно был принят, предусматривает целую систему этих мер воздействия. И естественно, если лицо совершило административное правонарушение, оно подвергается такого рода мерам.

Ну, например, то же самое хулиганство, мелкое хулиганство. Естественно, в этой ситуации могут применяться самые разнообразные меры вплоть даже до административного ареста. Но, естественно, уже по вытрезвлении гражданина.

Кристина Горелик: Иван Яковлевич, скажите, пожалуйста, а если компания молодых людей что-то празднует во дворе (или на скамейках, на бульварах - на улице), шумит, но никаких агрессивных намерений не выказывает, что в этом случае делают сотрудники милиции?

Иван Клименков: Если компания молодых людей не нарушает общественный порядок, и состояние их алкогольного опьянения не позорит человеческий облик, в этом случае ничего сотрудники милиции не делают. Они выполняют свои обязанности - и наряды патрульно-постовой службы, и участковые уполномоченные милиции, и другие сотрудники, которые находятся на данном участке или в жилом секторе.

Если же эта компания молодых людей нарушает общественный порядок и кричит, и, так сказать, нарушает тишину и спокойствие граждан, которые определены у нас соответствующими постановлениями здесь по Москве или в других субъектах соответствующими постановлениями, или же допускает какие-то хулиганские действия, создает угрозу гражданам, - в этом случае сотрудники милиции, первое: призывают к выполнению, так сказать, общепринятых правил поведения в общественных местах...

Кристина Горелик: То есть предупреждают сначала?

Иван Клименков: Предупреждают, да. Это первое, что делают сотрудники. Не подъезжают, не хватают и увозят.

Если же не реагируют и продолжают нарушать и не подчиняются сотрудникам милиции, в этом случае срабатывает уже Кодекс об административных правонарушениях. Сотрудники милиции могут задержать, доставить в дежурную часть и составить соответствующий протокол.

Если же эта группа молодых людей совершает действия с составом преступления, в этом случае они обязательно будут задержаны нарядом милиции, доставлены в дежурную часть, и там уже органы дознания и следствия будут заниматься. Если в действиях есть состав, преступление совершено, за которое предусмотрена уголовная ответственность, начинает работать Уголовный кодекс, и уже принимается решение судьей о соответствующем ограничении свободы передвижения.

Кристина Горелик: Спасибо большое.

Сергей Александрович, скажите, пожалуйста, по российским законам, можно ли на улице употреблять спиртные напитки?

Сергей Насонов: Ну, вообще, употребление спиртных напитков, скажем так, в общественном месте рассматривается как, скажем так, административное правонарушение. Но вместе с тем надо отметить, что административное правонарушение образует не только вот это обстоятельство, но и, скажем, нарушение общественного порядка в этом состоянии. И, собственно говоря, в принципе, само по себе состояние алкогольного опьянения является предпосылкой совершения целого ряда преступных действий. Это, скажем так, аксиома криминологии.

Я просто еще хотел бы добавить, что отдельные нормы, регулирующие деятельность, например, транспорта (того же метрополитена), исключают пребывание там лиц, находящихся вообще в состоянии алкогольного опьянения, независимо, допустим, от степени тяжести - тяжелая степень или менее тяжелая. Поэтому если сотрудники милиции фиксируют нахождение такого гражданина, например, в метро в состоянии алкогольного опьянения, естественно, они его, по крайней мере, выводят за пределы этого транспортного учреждения.

Кристина Горелик: А пиво можно пить на улице или нет?

Сергей Насонов: Ну, это проблема, имеющая большие, скажем так, корни, потому что вот длительное время велась дискуссия, можно ли отнести пиво к алкогольным напиткам. Ну и вот, как известно, принято такое достаточно половинчатое решение. С одной стороны, реклама пива в средствах массовой информации некоторым образом ограничена. С другой стороны, вот в полной мере режим алкогольных напитков на пиво не распространен.

Кристина Горелик: Спасибо большое.

Давайте вернемся непосредственно к медвытрезвителям. Если вытрезвители называются "мед", медицинскими, то как, по вашему мнению, Иван Яковлевич, этим должны заниматься врачи или все-таки сотрудники милиции?

Иван Клименков: Должны заниматься доставлением сотрудники милиции, оказанием соответствующей медицинской помощи в вытрезвлении - система Минздравоохранения. Как это было у нас до 1940 года. Ведь у нас до 1940 года медвытрезвители были в Минздраве. Только в 1940 году их передали в систему тогда НКВД, ну и до настоящего времени они в системе Министерства внутренних дел.

В 1992 году принимается постановление правительства о порядке введения в действие федерального Закона "О милиции", где также было прописано о передаче медицинских вытрезвителей в систему Минздрава. И вот, к сожалению, с 1993 года мы никак все не можем их передать. Хотя жизнь подсказывает, что оказание медицинской помощи более должно быть квалифицированным, нужно людей, которые страдают этим видом заболевания, лечить и лечить квалифицированно. Не путем доставления нарядом милиции и на уровне фельдшера оказывать какую-то помощь, и затем утром отправлять его домой, а лечить человека. Как у нас были в соответствующее время и лечебные учреждения, куда помещали даже на длительный период, в стационарных условиях, и проводился курс лечения. Человеку нужно было помочь, и помогали.

А сейчас этот вопрос отдан только на уровне медвытрезвителей. Система МВД ту проблему, которая сегодня у нас существует в обществе, она, конечно, не решит.

И, кстати, жизнь подсказывает: вот у нас в настоящее время в ряде субъектов (Москву я должен отметить, Алтайский край, Смоленская, Саратовская областьЮ, Алтайский край, вот губернатор обратился, Суриков), выступают с предложением преобразовать медвытрезвители в центры детоксикации в системе здравоохранения края. Это, кстати, правильное решение. Мы поддерживаем. А функции доставления - это было у милиции, и мы ими будем заниматься. Это наша обязанность, чтобы в общественных местах был порядок, а те граждане, которые нарушают общественный порядок, их доставляют или в медицинское учреждение здравоохранения, или доставляют в приемник-распределитель (тоже еще целый блок проблемных вопросов).

Кстати, тоже мы вот вопрос сейчас поставили. Президентом подписано поручение: в 2003 году в марте должны уже подготовить соответствующие нормативные документы о передаче приемников-распределителей в систему Минтруда.

Кристина Горелик: А вот применяются ли к людям, попавшим в медвытрезвитель, какие-то методы для скорейшего отрезвления?

Иван Клименков: Нет, только предусмотренные медицинские. Так сказать, оказание помощи, выведение из состояния опьянения, если человек нуждается. А так - он находится до вытрезвления. После вытрезвления отпускаем домой.

Ну, ограничение с 24 до 5 часов, в ночное время, - как правило, не выписываем, потому что трудно добраться домой. И потом, человек должен уже из медвытрезвителя выйти и спокойно доехать до дома. В 2 часа ночи если его, допустим, отпустить, он куда пойдет? Попадет в какую-нибудь еще нехорошую историю.

Кристина Горелик: А я слышала о том, что в медвытрезвителях бывает специально пониженная температура воздуха. Это правда?

Иван Клименков: Да нет. Температура должна быть везде определенной для нормальных условий человеческого организма. Никто не понижает. Это какие-то уже изуверства вы рассказываете.

Кристина Горелик: Спасибо.

В заключение я все-таки хочу всем пожелать не попадать в медвытрезвители, даже если там температура нормальная.

XS
SM
MD
LG