Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фальсификации. Анна Политковская о деле Германа Венжика. Цензоры из таможни. Владимир Долин об аресте книги Мусы Гешаева "Знаменитые чеченцы"

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Фальсификации. Анна Политковская о деле Германа Венжика.
- Обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".
- Правозащитные новости недели.
- Цензоры из таможни. Владимир Долин об аресте книги Мусы Гешаева "Знаменитые чеченцы".
- Письма в передачу "Человек имеет право".
- Дело Игоря Сутягина перед слушаниями в Калужском областном суде.


Анна Ставицкая:

Это дело - намек всем ученым, что анализировать прочитанное совершенно нельзя, потому что это может за собой повлечь такое же положение, как у Сутягина.

Илья Дадашидзе:

Верховный Суд Российской Федерации отменил приговор по делу Германа Венжика и направил дело на новое рассмотрение в Московском областном суде.

Всего несколько минут понадобилось членам Верховного суда для того, чтобы убедиться: дело Венжика сфальсифицировано судьей, покрывающей ошибки следствия. Рассказывает Анна Политковская.

Анна Политковская:

Российская судебная система в который раз отличилась. Валентина Чудова, судья Московского областного суда, приговорила к четырнадцати годам лишения свободы психически больного человека, сочинив недостающие доказательства двойного убийства. Как это случилось?

Жил-был Герман Венжик в подмосковном поселке Апрелевка, учился, работал, увлекался каратэ, тренировал детей, женился. Единственное "но" - слыл вспыльчивым.

Году в 1995-м родные стали замечать за ним неладное: то заговаривается он, то роман о муравьях пишет, то исчезает, то отдает случайным прохожим свои документы. Закончилось это госпитализацией в 15-ю столичную психиатрическую больницу и диагнозом: шизофрения, маниакально-параноидальный синдром.

В декабре 1996 года родственники забрали Германа домой, под опеку семьи, так посоветовал врач. Потихоньку Герман окреп, и его даже стали отпускать одного на прогулки. В мае 1997 года с одной из них он домой не вернулся. Семья, опасаясь нового приступа шизофрении, бросилась искать Германа по психбольницам, однако нашла в совершенно неподобающем для болезни месте - в изоляторе временного содержания города Наро-Фоминска Московской области.

Родителям объявили: сын задержан по подозрению в совершении осенью 1994 года убийств Александра Давыдова и Надежды Ромашкиной, своих знакомых, с особой жестокостью и в корыстных целях.

С тех пор прошло без малого четыре года. За это время Герман перебывал во всех знаменитых столичных тюрьмах: в "Матросской тишине", Бутырке, пересыльной "Красной Пресне". И везде, по закону развития шизофрении, его обязательно догоняли тяжелейшие приступы. То он, ни с того, ни с сего, начинал обливать водой всех своих сокамерников, то строил их в линейку, то объявлял кого-то врагом, то раздевался до трусов и раздаривал одежду, - и, значит, то оказывался в карцере за "художества", то в тюремной больничке, избитый и безумный.

Говорит Евгений Вольф, адвокат Германа Венжика.

Евгений Вольф:

Рассмотрение уголовного дела в отношении Германа Венжика в Московском областном суде началось необычно. В первый день, когда его доставили, он пришел в полураздетом виде и тут же, в процессе, стал, путая предметы одежды, переодеваться многократно, и судья, увидев такое неадекватное поведение, отправила его на экспертизу. На этом процесс как бы был в этой стадии закончен.

Рассмотрение дела продолжилось через полгода. Герман вернулся в процесс в сильно заторможенном состоянии и не в состоянии был сказать ни одного слова. Практически физически он присутствовал, но как участник процесса он никак себя не проявил, ничем не был занят.

Поведение судьи было крайне неординарным. Ну, например, Анна Степановна - человек верующий, и она приходила в процесс с маленькой иконкой. Это было подвергнуто страшному осмеянию. Процесс проходил тяжело.

Анна Политковская:

Тем не менее, в приговоре значится следующее, цитирую: "Исполняя требование суда, он, - то бишь, Герман Венжик, - вставал, садился, в отдельных случаях кивал головой". А далее - показания Венжика, ответы на вопросы, мнение по существу и даже вполне четко сформулированный отказ от последнего слова.

Говорит Евгений Вольф.

Евгений Вольф:

Видя по определенным признакам неадекватное поведение судьи, я занял такую, знаете ли, выжидательную позицию по сбору информации. Я не вступал ни в какие полемики с судом, с прокурором. Я никого не пытался призывать к совести, воспитывать. Я накапливал информацию.

В итоге, выяснилось, что фактически рассмотрение дела было полностью сфальсицицировано. По первому разу, я насчитал 133 - ну, с учетом моих жалоб и разного рода доводов, они попытались это дело все подчистить. Таким образом, количество фальсификаций увеличилось. В основном, они свелись к переписыванию протокола уже с учетом моих замечаний, что с успехом констатировал Верховный суд. Дело дошло до неадекватного поведения, когда в деле оказался и оригинальный лист, допустим, какой-то протокола, и вновь переписанный.

Ряд доказательств укрыт, просто - отображение в деле. К делу не приобщены письменные доказательства, заявленные мною, с подробным анализом, скажем, ситуации юридической и фактической. Показания нестыковок, показания допущенных пробелов на предварительном следствии.

Она все это аккуратно зачистила, сделала вид, что этого, как бы, не было, сделала вид, что адвоката Вольфа вообще в процессе практически не было. От имени молчащего Венжика написала кучу показаний...

Анна Политковская:

Вот пример технологии фальсификаций. По требованию судьи Чудовой под конвоем на заседание доставляют господина Пузанкова. Чудова знает, что Пузанков, так же, как и Венжик, душевнобольной человек. Однако Чудова решает допросить Пузанкова в качестве свидетеля, как здорового и адекватного. Пузанков же, вследствие своей тяжкой болезни, кроме имени и фамилии, во время допроса не способен произнести ни единого слова, чему свидетели - находившиеся в зале люди.

Естественно, Пузанкова отпускают "с Богом". И все о нем забывают, кроме Чудовой. Позже в протоколе судебных заседаний на трех листах появляются развернутые свидетельские показания господина Пузанкова, данные им под присягой. Естественно, ему в уста вложены те аргументы, что важны для обоснования выбранной судьей концепции обвинительного приговора.

Если же кто-то из свидетелей на процессе говорил то, что явно "вылезало" из этой концепции, такие показания просто исчезали из протокола. Так случилось с записями от 27 марта 2000 года, когда был допрошен один из главных свидетелей, сын убитой Надежды Ромашкиной Дима, и явно высветилась вина не подсудимого Венжика, а совсем другого человека по фамилии Назаров. Дима Ромашкин рассказал суду, как Назаров измывался над их семьей, угрожал и избивал, желая заполучить их квартиру. В результате подчисток судьи Чудовой Назаров, мучивший Ромашкиных, раз его роль не вписывалась в сценарий, теперь на свободе, а шизофреник - в тюрьме.

Однако это еще не все. Раз дело - об убийстве, значит, должен быть, по крайней мере, труп конкретного гражданина или гражданки, принадлежность которого жертве объективно доказана. Если имеется доказанный труп, значит, есть и убийство. Нет такого трупа - нет и убийства. Казалось бы, элементарная логика правосудия, но в данном случае в деле фигурируют лишь останки, найденные в районе старого кладбища села Петровское Наро-Фоминского района Подмосковья.

Кому они принадлежат, так доподлинно и не установлено. Мать Надежды Ромашкиной на суде так и заявила. Она просто поверила милиции на слово, что выданные ей запакованные косточки - дочкины. Не было ни генной экспертизы, ни других специальных исследований, а сами останки, именуемые в деле "трупом Ромашкиной", найдены не в том месте, на которое указывали свидетели. При этом отсутствуют объективные исследования причин смерти того, кому принадлежат найденные на старом кладбище останки.

Вот показания судмедэксперта, допрошенного в суде (цитирую): "Эти повреждения смертельными не являются. (Речь идет о повреждениях в области шеи, обнаруженных на трупе. Они могли вызвать асфиксию, а могли и не вызвать.) Не исключается возможность таких повреждений при падении потерпевшей на тупой твердый предмет из вертикального положения. Этому может способствовать угнетенное сознание потерпевшего, тяжелое алкогольное опьянение является таким фактором" (конец цитаты).

На основании подобных показаний Чудова и сделала вывод о причинах смерти Ромашкиной. Основания - сочиненные ею же, Чудовой, свидетельские показания, о чем говорилось выше. Порочный круг. Чудова осудила Венжика за убийство Ромашкиной, хотя конкретной убитой Ромашкиной нет.

Впрочем, Венжик обвинен в двойном убийстве, и, быть может, со вторым убиенным, Александром Давыдовым, вмененным Венжику, доказательств у судьи побольше? Увы, нет. Тут та же картина, что и с Ромашкиной. В деле фигурирует труп неизвестного мужчины, полностью, на 100 процентов обгоревший. Тетка Давыдова, единственная его родственница, так и не опознала племянника, сообщив суду, что он и сейчас "может, ходит где-нибудь".

Так же нет никаких доказательств, кто конкретно превратил неизвестного мужчину в живой факел. Очевиден вопрос, который уже вертится на языке каждого, кто это слышит: ну, зачем все это судье? К чему брать на себя ответственность за сочинительство, которое довольно просто опровергается? Да, все так. А если нет доказательств, так и не собраны, а человек уже несколько лет отсидел, и надо чем-то оправдать из рук вон плохую работу оперативников, которые три года подряд якобы вели следствие по делу об убийстве двух пьяниц из подмосковного поселка Апрелевка, а на самом деле ничего не делали? Единственный способ спасти правоохранительную систему от лишения премий - это свалить вину на молчаливого шизофреника Венжика.

Валентина Чудова - действительно, особый судья. За ней тянется слава человека доброго и понимающего. Но понимающего не закон, а, прежде всего, объективные трудности работы современных российских следователей. В прокуратуре, как выяснилось, о ней слагают благодарственные легенды. Судья Чудова всегда покроет огрехи следствия, закроет глаза на плохую доказательную базу и вынесет приговор, как она любит говорить, "по внутреннему убеждению".

Так случилось и в деле Венжика. Отлично понимая, что объективных доказательств двойного убийства нет, Валентина Павловна пошла навстречу сотрудникам прокуратуры, которые их не нашли. Шизофреника очень удобно осуждать, и такая тенденция все более очевидна в нашем судопроизводстве. Во-первых, шизофреник не способен к сопротивлению системе. Он не станет требовать суда присяжных, он не будет поднимать шум. Он даже не пойдет на контакт с адвокатами, и самое главное, вряд ли выдержит четырнадцать лет в зоне. Если называть вещи своими именами, Чудова вынесла психически больному человеку смертный приговор.

Каково сейчас самочувствие вашего сына? Что вам об этом известно?

Говорит Анна Венжик, мать Германа Венжика.

Анна Венжик:

О его состоянии я сказать не могу, потому что не дают нам свидания с ним. Я регулярно хожу на прием к врачу, передаю ему лекарства. Изредка-изредка мы получаем письмо.

Последнее было письмо о том, что он хочет отказаться от христианства, хотя он верил Господу Богу. И вдруг он пишет, что он хочет сделать себе обрезание. У него сын, четыре года, Миша зовут, и говорит, что "я буду звать его не Мишей, а Игорем".

Пишет, что он не спит...

Но все равно мы очень благодарны. Мы прошли четыре изолятора, и эту осень мы прошли без приступа. Это благодаря тому, что там более-менее человеческие отношения и более-менее человеческие условия, что есть у него... ну, место есть постоянное. И более-менее питание...

И заместитель начальника, который вел прием, он пошел мне навстречу, и его не перебрасывают из камеры в камеру, а он находится в лечебной камере, в 514 камере, где получает более-менее приемлемое и питание, и обслуживание. Он находится под наблюдением.

Анна Политковская:

24 января Верховный суд удовлетворил кассационную жалобу адвоката Вольфа и отменил приговор, потребовав нового рассмотрения дела.

Что будет теперь? И как вы прокомментируете позицию Верховного суда?

Говорит адвокат Евгений Вольф.

Евгений Вольф:

Это настолько шокировало Судебную коллегию Верховного суда, что, находясь в совещательной комнате буквально две минуты, она согласилась с моими доводами, меня поддержал представитель Генеральной прокуратуры в этом процессе, и уголовное дело направлено было на новое рассмотрение с отменой приговора. С тем чтобы его рассмотрел суд в ином составе.

Теперь ситуация будет развиваться следующим образом. Дело поступает на новое рассмотрение в другом составе суда. Естественно, судья Чудова, которая раньше рассматривала дело, к процессу допущена не будет. Но беда состоит в том, что фактически она совершила уголовное преступление против правосудия. Не только сама, а она привлекла к этому секретарей, других лиц. Грубейшие нарушения были допущены. По моим сведениям, со дня на день уголовное дело должно поступить в Московский областной суд, и назначено, видимо, будет слушание.

Я для себя вижу две задачи. Первая задача: я должен принять все меры, чтобы законность по этому делу восторжествовала. Независимо от вины Венжика - виноват - не виноват. Виноват? - Осудите, но положите на стол бесспорные доказательства. Не виноват - тоже поступите по закону. В законе все прописано.

Илья Дадашидзе:

О деле Германа Венжика рассказывала Анна Политковская.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Британская газета "Гардиан" сообщила о трагической смерти подростка, которому в результате халатности врачей была ошибочно введена смертельная доза препарата от рака. Уэйн Мэттью Джовед в восемнадцатилетнем возрасте умер в университетском госпитале в Ноттингеме после тяжелой болезни, наступившей из-за ошибочной инъекции. Это четырнадцатый подобный случай в Великобритании с 1985 года. В тринадцати случаях пациенты погибли. Еще в одном больной остался парализованным на всю жизнь.

Двое молодых врачей, совершивших фатальную ошибку в Ноттингеме, были немедленно отстранены от работы. Начато полицейское расследование. Об этом написала британская "Гардиан".

Нелегальные иностранные рабочие должны быть депортированы из страны. Такой результат дал опрос общественного мнения, проведенный в Японии. Об этом пишет газета "Джепен Таймс".

Половина опрошенных из 3 000 граждан в возрасте от двадцати лет и старше выступают против присутствия в стране нелегальной иностранной рабочей силы. Свое отношение опрошенные мотивируют тем, что иностранцы нарушают местное законодательство и способствуют ослаблению национальных моральных ценностей.

Некоторые аналитики считают, что причиной столь жесткого неприятия иностранцев в Японии является сокращение рынка труда для самих японцев. Тем не менее, тот же опрос мнений показал, что 65 процентов японцев, в принципе, не против присутствия иностранных рабочих, если они будут выполнять тяжелую, грязную или опасную работу. По действующему в Японии законодательству, в страну разрешен въезд только тем иностранцам, ищущим работу, которые обладают специальными навыками, например, преподавателям иностранных языков ли специалистам в области досуга и развлечений.

Опросы последних лет показывают, что японцы все больше поддерживают жесткую линию правительства относительно присутствия в стране иностранной рабочей силы. Это было изложение статьи, опубликованной в японской газете "Джепен Таймс".

Американская газета "Ю-Эс-Эй Тудей", со ссылкой на китайские официальные источники, сообщила о том, что в Китае наказаны 242 участника движения "Фелунген". Информация, исходящая от правительства Китая, похоже, является ответом на многочисленные утверждения о том, что тысячи последователей учения "Фелунген" находятся в заключении. По свидетельству правозащитных организаций, базирующихся в Гонконге, по меньшей мере, 10 000 членов "Фелунген" содержатся в трудовых лагерях. 560 осужденных женщин содержатся в отдельном лагере на северо-востоке страны. Информационный центр "За права человека и демократию" сообщает, что в заключении от рук надзирателей уже погибло 98 человек.

По китайскому законодательству, полиция имеет право направлять в трудовые лагеря любых подозрительных лиц на срок до трех лет без суда и следствия. Об этом пишет американская газета "Ю-Эс-Эй Тудей".

У комиссара по правам человека в южноафриканском местечке Квазулу-Натал появилась новая заботы - установить, справедливо ли обвинение в расизме, предъявленное владелице нудистского пляжа, который она открыла якобы исключительно для белых.

По имеющейся информации, госпожа Джейн (ее фамилия в прессе не публикуется) открыла новое платное место общественного отдыха лишь для белокожих граждан страны, так как практика последних лет показала, что расовое равноправие еще не прижилось в сознании всех южноафриканцев. Некоторые предприимчивые люди, поначалу открывшие свое дело, например, магазины для всех независимо от цвета кожи, вскоре поняли бесперспективность такого подхода. Южноафриканцы, как выясняется, еще не привыкли ходить в одни и те же места даже одетыми.

О дискуссии вокруг нудистского пляжа и равноправии чернокожих и белокожих написала южноафриканская газета "Индепендент-он-лайн".

Газета "Таймс оф Индиа" сообщает: Верховный суд Индии выразил озабоченность положением дел в индийских пенитенциарных учреждениях, где лишь в течение прошлого года погибло более 1 000 человек.

В публикации отмечается, что зачастую сфабрикованные документы о смерти заключенных являются лишь одним из свидетельств серьезных нарушений прав человека в Индии. Об этом написала газета "Таймс оф Индиа".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Растет число беженцев, прибывающих в Ингушетию из Чечни. Только за прошедшую неделю в республику прибыли 700 человек, - сообщил президент Ингушетии Руслан Аушев. По словам Аушева, ингушские власти готовятся к тому, что следующую зиму беженцы опять проведут в палаточных лагерях. С такими же прогнозами выступают и международные гуманитарные организации. По-прежнему не хватает продовольствия, медикаментов и топлива. Долги российских властей республике за содержание беженцев превышают 300 миллионов рублей.

По официальным данным, на территории республики находятся 145 000 беженцев, по неофициальным - около 200 000.

Похищенный месяц назад и освобожденный в минувшие выходные представитель международной гуманитарной миссии "Врачи без границ" Кеннет Глак на встрече с президентом Ингушетии Русланом Аушевым заявил, что хотел бы продолжить работу по оказанию гуманитарной помощи чеченским беженцам в лагерях на территории Ингушетии. При этом, как передал слова Глака ингушский руководитель, окончательное решение на этот счет будет принято центральным руководством организации "Врачи без границ", офис которой находится в Амстердаме.

Международные правозащитные организации выражают обеспокоенность связи с поддержкой, которую оказывает Россия режиму белорусского президента Александра Лукашенко. В письме, направленном правозащитными группами, входящими в Международную хельсинкскую федерацию, президенту России Владимиру Путину и Государственной Думе, отмечается, что Москва, ближайший союзник Белоруссии, не обращает внимания на массовые нарушения прав человека белорусскими властями. В письме также осуждается поддержка Россией сепаратистских движений в Грузии и Молдове. В частности, по мнению правозащитников, недавнее решение Москвы ввести визовый режим для граждан Грузии является дискриминационным, так как не распространяется на жителей Абхазии и Южной Осетии.

2 февраля власти Одессы снесли палаточный городок участников всеукраинской антиправительственной акции "Украина без Кучмы". Как сообщает корреспондент Радио Свобода, милиция силой убрала шесть палаток с центральной площади города. 1 февраля областной суд запретил размещение палаток перед зданием администрации.

Акция продолжается в Киеве и ряде других городов Украины.

Президент Грузии Эдуард Шеварнадзе заявил, что руководство страны в течение ближайших лет решит вопрос о возвращении в республику турок-месхетинцев, депортированных сталинских режимом в Среднюю Азию в 1944 году.

Согласно данным грузинских парламентариев, около 200 000 турок-месхетинцев желают вернуться на родину в Южную Грузию. Решение вопроса об их возвращении было одним из условий членства Грузии в Совете Европы.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Таможенники подмосковного города Жуковский по цензурным соображениям арестовали книгу чеченского литератора Мусы Гешаева "Знаменитые чеченцы".

С подробностями - Владимир Долин.

Владимир Долин:

Триста чеченцев арестованы в городе Жуковский Московской области. Их имена всемирно известны. Это танцор Махмуд Эсамбаев, революционер Асланбек Шарипов, религиозный и военный вождь горцев в 18 веке шейх Мансур, и многие другие представители чеченского народа, прославившие себя и свой народ в различных сферах деятельности.

Все они арестованы посмертно. 3 ноября 1999 года на таможенный терминал закрытого акционерного общества ОТФ "Автотехобслуживание" прибыл отпечатанный в Бельгии тираж первого тома книги Мусы Гешаева "Знаменитые чеченцы", всего 2 000 экземпляров. В тот же день были уплачены таможенные платежи и другие необходимые сборы. Через неделю на таможенный терминал явились сотрудники Жуковской таможни в сопровождении автоматчиков из службы собственной безопасности и вывезли весь тираж на таможенный склад. И лишь 23 ноября в Жуковскую таможню поступило письмо из Государственного таможенного комитета с требованием задержать книгу вплоть до особого распоряжения.

Таможенники ссылались на постановление правительства от 5 ноября 1999 года, подписанное Владимиром Путиным, тогда еще председателем Правительства Российской Федерации. Пункт четвертый этого постановления предписывал Государственному таможенному комитету "временно прекратить таможенное оформление прибывающих из-за границы товаров и грузов, следующих из-за границы в Чеченскую республику, а также в адрес юридических и физических лиц, зарегистрированных на территории Чеченской республики и действующих на территории Российской Федерации от имени или в интересах Чеченской республики" (конец цитаты).

Но автор книги Муса Гешаев зарегистрирован в Москве, как и акционерное общество ОТФ "Автотехобслуживание". Книги следовали не в Чечню, а в Москву.

Чувствуя шаткость своей позиции, чиновники решили сослаться на указ президента от 23 марта 1995 года "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации".

Автору объяснили...

Муса Гешаев:

Книга - она антироссийская. Она задевает власть, государство, там есть жесткие оценки в адрес государства и власти.

Владимир Долин:

Поскольку оценка содержания книги не входит в компетенцию таможенных органов, она была отправлена на экспертизу в Институт этнологии имени Миклухо-Маклая. Его директор Валерий Тишков в своем отзыве хотя и критиковал труд Мусы Гешаева, но никакого криминала и, следовательно, препятствий для его распространения в России не обнаружил.

Но на основе отзыва Валерия Тишкова академик Российской Академии наук по отделению физики и астрономии Геннадий Месяц посчитал нецелесообразным содействовать распространению книги Мусы Гешаева и, в частности, пропускать ее на таможенную территорию Российской Федерации, так как эта книга излишне эмоциональна и содержит исключительно жесткие оценки российской власти и государства.

Физик Геннадий Месяц, возможно, и не знает, что конституция России запрещает любую форму цензуры, но чиновники из Государственного таможенного комитета об этом знать обязаны. Тем не менее, 25 января 2000 года Государственный таможенный комитет потребовал в трехдневный срок вывезти книгу за пределы таможенной территории России.

Но Муса Гешаев с решением таможенников не согласился.

Муса Гешаев:

Когда нас поголовно обвиняют, говорят, что чеченцы - это бандиты, и тому подобное.... Я хотел написать книгу, не одну - четыре книги. Написать о великих чеченцах-россиянах, которые верой и правдой служили этой стране, служили России. Это Махмуд Эсамбаев, художник Петр Захаров, герой Отечественной войны 1812 года Александр Чеченский, генерал-майор. Солист Большого театра Мовсар Менцаев, поэтесса Раиса Ахматова и многие другие. То есть, разные пласты - и художники, философы и военачальники.

Владимир Долин:

Автор потребовал проведения новых экспертиз, тем более, что сами таможенники признали, что экспертное заключение академика Месяца не соответствует процессуальным требованиям. Повторные экспертизы не обнаружили препятствий для распространения книги Гешаева в России.

Цитирую заключение руководителя Центра истории народов России и межэтнических отношений Трепавлова.

"Книга Гешаева "Знаменитые чеченцы" не содержит призыва к насильственному изменению конституционного строя. В ней нет направленности на пропаганду фашизма либо иной формы политического экстремизма, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, на подрыв целостности государства. Таким образом, вышеуказанная книга подлежит массовому распространению на территории Российской Федерации", - конец цитаты.

Так же оценили труд Гешаева и другие эксперты. Казалось бы, после этого книга должна быть выдана автору и поступить в продажу, но и по сей день таможня не "дает добро" "Знаменитым чеченцам" и их автору Гешаеву. Не имея законной возможности задерживать книгу по цензурным соображениям, мытари объявили Гешаеву, что он занизил таможенную стоимость издания, и увеличили ее более чем в три раза.

Говорит Муса Гешаев.

Муса Гешаев:

Когда они сами увидели, что книгу придется им отдать, потому что в ней нет ничего антироссийского, нет никаких призывов ни к насилию, ни к войне, ни к чему, они мне взяли и цену повысили. Довели до 900 рублей с копейками. То есть, в таком случае я вынужден буду им платить еще 14 000 долларов.

Они знают, что я ее не выкуплю, у меня нет этих денег сегодня.

Владимир Долин:

Более того, таможня настаивает на исполнении решения Государственного таможенного комитета о вывозе книги за пределы России.

Говорит заместитель начальника Жуковской таможни Михаил Юдин.

Михаил Юдин:

На сегодняшний день мы рассматриваем вопрос о не содержании книги, а о том, что было принято решение о запрете ее ввоза, а она не была вывезена.

Владимир Долин:

Михаил Юдин не исключает возможности, что, в случае невыполнения этого требования, выглядящего абсурдно после проведенных экспертиз, результаты которых таможня не оспаривает, книга может быть уничтожена.

Юдин ссылается на решение вышестоящей инстанции, Таможенного комитета. Обсуждать решения руководства, несмотря на отсутствие оснований для них, Михаил Юдин отказывается.

Вот что об этом думает директор Русского ПЕН-Центра Александр Ткаченко.

Александр Ткаченко:

Это преступление, что эта книга столько времени уже находится, вот, как бы, под ножом. Она еще не зарезана и не сожжена, как в свое время в Германии в тридцатых годах, но все время под угрозой этого.

Если эту книгу уничтожат, то это будет не просто там кощунство или что-то, это все равно как убить человека, не важно, какой национальности...

Владимир Долин:

Мусе Гешаеву 60 лет, и он помнит, что книги сжигали не только в Германии.

Муса Гешаев:

В 1944 году, когда нас ссылали, трое суток костры горели в центре. Все сжигалось. Все книги, все, что касалось нас, все сжигалось...

Владимир Долин:

В зрелые годы Гешаеву удалось собрать уникальную библиотеку. Ее постигла та же участь, что и библиотеки образованных чеченцев в 1944 году.

Муса Гешаев:

Теперь вообще ничего не осталось. У меня была библиотека, вся она сгорела. И у других так же. И вот... по крупицам собрали эту книгу мы, вот теперь самая главная задача - уничтожить вот эту культуру, маленькую культуру, что осталась от нашего народа. Иначе никак не могу понять. Только так могу расценить это.

Владимир Долин:

6 февраля городской суд Жуковского отказался рассматривать спор Мусы Гешаева с таможней по существу. Судья Елена Иванова объяснила свое решение тем, что Гешаев не использовал все возможности обжаловать решение таможенников Жуковского вышестоящим органам. Но если требования Гешаева не будут удовлетворены, он может снова обратиться в суд.

"Знаменитые чеченцы" остаются под арестом.

Илья Дадашидзе:

Об аресте книги Мусы Гешаева российскими таможенниками рассказывал Владимир Долин.

Калужский областной суд, перед которым в ближайшее время должен предстать Игорь Сутягин, отклонил ходатайство защиты допросить дополнительно 74 свидетеля по делу российского ученого, обвиняемого ФСБ в шпионаже.

Программа "Человек имеет право" не первый раз обращается к делу жителя Обнинска, сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина. Напомним. Дело в отношении него было возбуждено в октябре 1999 года по статье 275 (государственная измена). Следствие утверждает, что, находясь в зарубежных командировках, Сутягин якобы собирал и передавал сотрудникам американской разведки, неким Шону Кидду и Наде Локк, секретные сведения о состоянии российских Вооруженных Сил.

Адвокаты Сутягина Борис Кузнецов и Анна Ставицкая настаивают на невиновности своего подзащитного. Он, во-первых, не является субъектом государственной тайны. У него просто нет к ней допуска. Во-вторых, все сведения, которые передавал Сутягин, носили открытый характер. Он получил их из анализа различных публикаций. Третье: Сутягин не мог знать, что люди, с которыми он общался, разведчики. Шон Кидд и Надя Локк представлялись ему, как сотрудники фирмы "Альтернатива будущего".

Кстати, о существовании этих людей известно только со слов самого Сутягина, а шпионы их "произвело" уже ФСБ, подчеркивает защита.

Вот что говорит об этом Борис Кузнецов в канун слушания дела Сугятина в Калужском областном суде. Беседу с защитниками обнинского ученого записал Карэн Агамиров.

Борис Кузнецов:

Все дало строится исключительно на его показаниях. Потому что кто такие Шон и Надя Локк, до сих пор не установлено. Это его визави, которым он, с его, опять же, слов, передавал какие-то материалы, некоторые из которых представляют государственную тайну.

Для того, чтобы, как бы, "привязать" Сутягина к этим людям, проведена так называемая контрразведывательная экспертиза, где специалисты в области контрразведки оценивают со слов Сутягина поведение этих лиц и приходят к выводу, что они являются представителями спецслужбы.

То есть, предварительное следствие должно было доказать, что он не просто передавал материалы, что он передавал материалы агентам или сотрудникам иностранной разведки. Более того, субъективная сторона этого преступления... оно может действовать только... человек, который обвиняется, должен действовать только с прямым умыслом. То есть он должен знать, что эти люди (не сомневаться, не предполагать, а точно знать), что эти лица являются сотрудниками разведки.

Но следствие само подложило мину под свое собственное обвинение, проведя вот эту экспертизу. То есть, таким образом, показывая, что только экспертным путем можно установить... а Сутягин не специалист в области оперативно-розыскной деятельности. То есть, он даже если подозревал, то достоверно знать не мог, что это сотрудники спецслужб.

Карэн Агамиров:

Но даже если Кидд и Локк (если они действительно существуют) и предложили Сутягину его любимую работу - анализ, почему бы ему не согласиться? Если дело так пойдет дальше, - удручена адвокат Анна Ставицкая, - то скоро российские ученые из-за страха окончательно высушат мозги. Уже даже и книгу писать стало опасно. Ведь дело Сутягина фактически началось с нее.

Анна Ставицкая:

26 октября возбудили уголовное дело, но, правда, по совершенно другому факту. Просто по факту публикации книги, две главы из которой как раз Сутягин и написал. И по этому поводу было именно возбуждено уголовное дело, и затем было установлено, что некоторые главы из этой книги, они содержат государственную тайну. И именно на этом основании Сутягина и вызывали представители ФСБ, и затем уже он давал достаточно много различных показаний, на основании которых и было затем построено обвинение.

Дело в отношении других лиц, которые писали эту книгу, было выделено из производства дела Сутягина.

С моей точки зрения, это дело, оно намек всем ученым, что анализировать прочитанное совершенно нельзя, потому что это может за собой повлечь такое же положение, как у Сутягина. То есть, видимо, наши представители Федеральной службы безопасности, они считают, что ученый, он не может анализировать и систематизировать какие-либо данные.

Карэн Агамиров:

Сейчас дело Игоря Сутягина находится на стадии подготовки к слушанию. Адвокаты настаивают на допросе дополнительно 74 свидетелей, среди которых такие известные личности, как, к примеру, бывший министр обороны Павел Грачев. Однако Калужский областной суд в вызове этих свидетелей отказал. 7 февраля Верховный суд России рассмотрит жалобу адвокатов на этот счет.

Илья Дадашидзе:

О новых подробностях в деле Игоря Сутягина рассказывал Карэн Агамиров.

И последняя наша рубрика, "Письма".

Слово Кристине Горелик.

Кристина Горелик:

Начну с письма, поступившего в программу "Человек имеет право" из Москвы, от жильцов общежитий "Главмосстроя" и "Промстроя". Работникам этих ведомств, прожившим в домах-общежитиях по двадцать и более лет, отказывают в выдаче внутриведомственных ордеров на занимаемую ими площадь. В дома не прописывают детей, жен, престарелых родителей.

"После того, как Москомимущество, в нарушение российского законодательства, передало наши дома в полное хозяйственное ведение акционерным обществам при "Главмосстрое" и "Промстрое", квартплата возросла втрое, квартиры стали продаваться и не всегда людям, работающим в строительстве, - указывают авторы письма. - А ведь продажа жилой площади в общежитиях запрещена законом".

В последнее время перед жильцами домов-общежитий встала еще одна проблема. Из давно обжитых квартир их выселяют в малогабаритные комнаты, а в квартиры к многодетным семьям подселяют новых жильцов, образуя тем самым перенаселенные коммунальные квартиры.

Так, одинокую женщину с больным ребенком, проживавшую в доме-общежитии на Литовском бульваре, 15, - говорится в письме, - Похорукову администрация акционерного общества "Аримэкс", применив физическую силу, выселили вместе с вещами в комнату в восемь квадратных метров. В том же доме была взломана дверь у жилицы Рябининой для выноса ее вещей в другую комнату, так как квартира 314 уже была предоставлена гражданке Терещенко, приехавшей год назад с Украины.

Такое же положение у семей Семчук, Богомоловой, и многих других.

Жительница города Мурома Нина Антонова обратилась в милицию с просьбой утихомирить свою больную эпилепсией племянницу. Чем для ее семьи закончился этот визит стражей порядка, рассказывается в письме Антоновой.

"Не предъявив документов, ордера на обыск, понятых, они, заполонив все четыре комнаты старой "хрущевки", стали лезть во все ящики и коробки. Было их около 20 милиционеров. На глазах сына милиционер Никандров взял из его папки 40 долларов США, а в другой комнате старший оперуполномоченный Силин совершил грабеж всех наших денег, полностью украв кошелек с 8 400 рублями. Из другого кошелька украл 6 000 долларов США, остаток от проданной квартиры. 1 400 рублей из 8 400 я и дети только что получили в виде пенсии, не успев даже заплатить за квартиру, свет, радио. Сейчас мы пытаемся продать хоть какие-то вещи..."

"Можно ли рассказать об этом? - спрашивает Нина Антонова в своем письме. - Я пробовала обращаться в местные газеты - боятся. Их уже наказывали штрафами за попытки защитить от беспредела кого-либо".

"Прошу вас, помогите. Нет сил у меня сломать эту стену", - так начинается письмо Владимира Руднева из Воронежа, инвалида II группы. 18 октября 2000 года ему и его отцу, также инвалиду II группы, отключили телефон. Звонки в группу ремонта и неоднократные приходы монтера на дом никаких результатов не принесли. Тогда Руднев обратился за помощью в приемную администрации Воронежа. "В ответ связисты заявили, что проверить состояние абонентской проводки не представляется возможным из-за препятствий доступа в квартиру с моей стороны, - пишет Руднев. - А где же тогда был монтер дважды? Они утверждают, что абонентская линия в квартире якобы неисправна, а почему монтер не устраняет неисправности до сих пор? И самое главное, они ни слова не сказали о том, когда же будет, наконец, включен телефон".

Еще одной неожиданностью для Руднева стал пришедший на его адрес телефонный счет за ноябрь с просьбой оплатить три разговора общей длительностью четыре минуты. "Интересно, с кем мы разговаривали по отключенному от линии телефону? - спрашивает Руднев. - Может, они надо мной издеваются? Мне так кажется, что просто открылась кампания по отнятию под любым предлогом номера телефона у инвалидов, так как мы платим 50 процентов оплаты, а им это невыгодно".

Илья Дадашидзе:

С письмами в программу "Человек имеет право" наших слушателей познакомила Кристина Горелик.

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 2, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG