Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

НТВ - взгляд из столицы "Газпрома". Кто защитит жителей города Яи? Государственный рэкет в Оренбурге

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Тюмень. НТВ - взгляд из столицы "Газпрома".
- Йошкар-Ола. Как закрыть "Открытые новости".
- Владивосток. Отлучение от электророзетки военного суда.
- Воронеж. Кто не сеялся в День дурака.
- Обнинск. Памяти Дмитрия Неверовского.
- Самара. Право на альтернативу.
- Кто защитит жителей города Яи?
- Причуды кубанской Фемиды.
- Бизнес для избранных. Как это делается в Иванове.
- Война кондукторов и милиционеров в Барнауле.
- История о том, как жительница Липецка едва не стала гражданкой мира.
- Государственный рэкет в Оренбурге.


Наш выпуск начнем репортажем из Тюмени. Сегодня здесь, в столице "Газпрома", журналисты задаются вопросом, как отразится на региональных средствах массовой информации все происходящее с НТВ. Рассказывает Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров:

У жителей Тюменской области особое отношение к "Газпрому" и ко всему, что с ним связано. Практически весь объем российского газа, 90 процентов, добывается газпромовскими предприятиями на территории Ямала и Югры, а глава монополии Рэм Вяхирев - частый гость за Полярным кругом.

У владельцев акций "Газпрома" есть еще и экономический интерес, так что сообщение о "газовой атаке" на журналистов НТВ вызвало у тюменцев живой отклик.

В Тюмени до митинга в защиту свободы слова дело не дошло, возможно, потому, что события вокруг НТВ развивались стремительно. За период от последнего собрания акционеров "Газпром - Медиа" до возобновления вещания на канале НТВ руководители тюменских средств массовой информации и политики успели разве что "засветиться" на местных телеканалах.

Журналисты склонны считать, что их коллеги с ведущего независимого телеканала страны работали профессионально, что не нравилось правительственным кругам. Как считает главный редактор еженедельника "Аргументы и факты в Западной Сибири" Юрий Пахотин.

Юрий Пахотин:

Генеральный директор и главный редактор - это прерогатива все-таки собственника, а журналист Киселев - это абсолютно самостоятельная величина, и его свободу слова надо нам всем защищать обязательно.

Алекс Неймиров:

Главный редактор независимого тюменского еженедельника "Наше время" Галина Голованова считает, что смена руководства телекомпании НТВ вызвана тем, что...

Галина Голованова:

Просто идет борьба за влиятельное средство массовой информации, за то, чтобы его приручить, во-первых, во-вторых, им завладеть, и таким образом получить влияние на ту аудиторию, которая у НТВ сегодня есть.

Алекс Неймиров:

Свои опасения в эфире телекомпании "Ладья" высказал председатель тюменской организации Союза журналистов России Сергей Фатеев.

Сергей Фатеев:

Очень большие опасения, что то, что происходит там, наверху, в Останкино, в Москве, оно не даст ли некоего знака местным руководителям, местным властям пересмотреть или, во всяком случае, по-другому, с других позиций взглянуть на взаимоотношения с прессой.

Алекс Неймиров:

В свою очередь, губернатор Тюменской области Сергей Собянин заявил, что видит в скандале вокруг НТВ только экономическую составляющую.

Сергей Собянин:

Путем демаршей вряд ли такие проблемы решаются. Речь идет ведь не о политике канала, что показывать, какие передачи, в каком ключе. Речь идет о собственности, о деньгах.

Алекс Неймиров:

В Тюмени столичный канал независимого телевидения можно смотреть без проблем в дециметровом диапазоне. Решение о том, смотреть НТВ или нет, принималось не в Кремле, а на местном уровне. И тюменские зрители, и журналисты на этой неделе высказались за то, чтобы это право у них оставалось и впредь.

Для Радио Свобода - Алекс Неймиров, Тюмень.

Илья Дадашидзе:

Программу продолжает репортаж из Йошкар-Олы, где печатники пытаются установить цензуру независимого издания. С подробностями - Елена Рогачева.

Елена Рогачева:

Газета "Открытые новости" выходит в Марий Эл с 1997 года. Это издание, учредителями которого являются частные лица, всегда проводило оппозиционную политику к республиканским властям, независимо от того, кто стоял во главе Марий Эл. А потому сам процесс печати газеты осуществлялся за пределами республики: марийские полиграфисты боялись испортить отношения с властями.

Уже четыре года "Открытые новости" печатались в городе Цивильск Чувашской республики. Но последний номер цивильская типография печатать отказалась. Журналисты издания считают, что это случилось потому, что и в этом, и в предыдущих номерах газета публиковала резкие материалы уже не о местной власти, а о полпреде в Приволжском федеральном округе Сергее Кириенко и о так называемой вертикали власти. Рассказывает один из учредителей газеты "Открытые новости" Дмитрий Семенов.

Дмитрий Семенов:

4 апреля я прибыл туда для того, чтобы изготовить очередной номер газеты. Нас встретили, как всегда, с приветливыми, открытыми лицами, я, по сути, пошел уже в бухгалтерию оплату производить, и мне вдруг говорят: "Подождите минут пять, мы сейчас узнаем у директора, можно вас печатать или нельзя".

Через пять минут несколько должностных лиц типографии вышло из кабинета директора, как понял, они куда-то звонили, и говорят, что "извините, мы не можем вам сегодня, приезжайте в другой раз". Я стоял в коридоре. Они ходили вокруг меня и обсуждали, кто возьмет на себя ответственность за этот выпуск. Сказали: "Покажи пленки, - просмотрели и сказали, - вроде бы ничего антисоветского".

Судя по всему, они ожидали, может быть, увидеть что-то антипутинское. Ну, возможно, смутила публикация о деятельности товарища Кириенко, и второго полпреда еще, из Южного федерального округа, товарища Казанцева, и коллаж на первую полосу, где НКВДшный плакат с известной тетенькой в красном платке, которая плотно прижимает палец к губам, где написано "Не болтай!". А на правой стороне этого плакатика были размещены логотипы, в том числе и НТВ, уже по сути ликвидированных программ. И третий квадратик был пустой, но в нем был знак вопроса, собственно, сам вопрос, было написано "Кто?"

Вот таким образом мы попытались выразить свою позицию по нынешней ситуации со сжимающейся, как шагреневая кожа, свободой слова в России.

Елена Рогачева:

А у вас есть версии, откуда могло пойти такое распоряжение, и почему типография вдруг начала выступать в роли цензора?

Дмитрий Семенов:

Ситуация там такая. Вот есть редакция, типография. И я полагаю, что сейчас вот будет отслеживаться новая тенденция. Власть должна говорить: "Да вы что? Мы же никого не трогаем. Мы ни в одну редакцию не ходим". Они это будут заявлять совершенно честно, потому что они будут давить типографии. Государственные типографии будут слушаться, поскольку они у них в подчинении, иерархия. А частные типографии свободно заявляют: "Нам "маски-шоу" не нужны. Завтра же придет налоговая полиция, инспекция, и все".

Мы попали в рамки единого информационного пространства. Наша республика входит в Поволжский федеральный округ. Поволжский полпред господин Кириенко выжимает из этой ситуации массу для себя полезного и нужного. С каждым днем пудра демократа с его лица просто осыпается, и за ним виден просто холодный жестокий чиновник.

Мы все-таки пытались разобраться и побеседовать с директором цивильской типографии. Он заявляет, что там большая загрузка, и назвал еще десятки причин, не имеющих никакого отношения к происходящему.

Елена Рогачева:

Пленки с последнего номера газеты "Открытые новости" уехали в одну из московских типографий, где и будет отпечатан тираж. Но журналисты очень опасаются, что скоро любое инакомыслящее издание нельзя будет отпечатать даже в Москве ни за какие деньги.

Елена Рогачева для Радио Свобода, Йошкар-Ола.

Илья Дадашидзе:

Кто защитит защитников в отсутствие закона об адвокатуре?

Из Владивостока - наш корреспондент Григорий Пасько.

Григорий Пасько:

В недавнем послании президента России Совету Федерации и Государственной Думе России немало внимания было уделено предстоящей судебной реформе в стране. Надо отметить, что разговоры об этой реформе идут уже давно, правда, на практике они сводятся к утверждениям о необходимости увеличения численности судейского и прокурорского корпусов.

Между тем, любому грамотному юристу известно, что настоящая реформа судопроизводства в стране невозможна без принятия нескольких новых законов и внесения существенных изменений в ныне действующие. В числе тех законов, принятие которых назрело и перезрело, закон об адвокатуре.

По словам председателя президиума Приморской краевой коллегии адвокатов, Заслуженного юриста России Ивана Римкунаса, только за последнее время в Приморском крае произошло несколько вопиющих случаев нарушения прав адвокатов. Так, в одном из районных отделов внутренних дел Приморья адвоката Людмилу Кузьминых закрыли в изоляторе временного содержания и отобрали все ее деловые бумаги. В краевом управлении внутренних дел сотрудники приковали свидетеля наручниками к батарее отопления чуть ли не в присутствии адвоката Зория Рытова. Потом, в своих объяснительных, стражи закона обвинили самого адвоката в том, что он якобы мешал следственным действиям.

В городе Артеме адвоката Римму Кудрю работники УВД привлекли к уголовной ответственности по явно надуманным основаниям с одной лишь целью - отстранить ее от участия в уголовном процессе, где она занимала активную позицию. На днях адвокату Анатолию Пышкину председатель Тихоокеанского флотского военного суда генерал-майор юстиции Сергей Волков запретил пользоваться электроэнергией суда, а также делать копии с материалов.

Прокомментировать само наличие проблемы неправового отношения к работе адвокатов в краевой прокуратуре наотрез отказались. Прокурорский работник (так он представился, категорически отказавшись назвать себя) сказал, что по этому вопросу к ним нужно обращаться письменно с изложением конкретных фактов.

Между тем, фактов, по свидетельству Ивана Римкунаса, множество, но на все обращения коллегии адвокатов в правоохранительные органы оттуда приходят форменные отписки, причем нередко на запросы отвечают те лица, чьи действия обжалуются.

По мнению многих адвокатов, одна из причин безобразного к ним отношения со стороны судейских, милицейских и прокурорских работников - отсутствие нового закона об адвокатуре, в котором были бы четко обозначены не только обязанности, но и права адвокатов.

По словам Анатолия Пышкина, государство не заинтересовано в сильных и независимых защитниках прав человека.

Григорий Пасько для Радио Свобода, Владивосток.

Илья Дадашидзе:

Злую шутку сыграли 1 апреля городские власти с воронежскими водителями и владельцами бензоколонок.

С подробностями - Марина Корчагина.

Марина Корчагина:

Когда из 92 воронежских бензоколонок с 1 апреля осталось работать только 15, и к каждой из них выстроились огромные очереди, всем сразу стало как-то не до смеха. Бензин, на самом деле, в городе есть, но владельцы АЗС не торопятся торговать им.

Началось все с того, что 26 февраля старый состав Воронежской областной думы принял некий закон о едином налоге на вмененный доход. По этому закону, налоговая нагрузка на торговлю горюче-смазочными материалами увеличена от 2 до 13 раз. Увидев этот закон, 90 процентов владельцев автозаправочных станций области сразу же подали заявление в налоговые органы о приостановлении с 1 апреля своей деятельности.

Дело в том, что в стремлении любыми путями наполнить бюджет области депутаты абсолютно проигнорировали фактическую способность налогоплательщиков к уплате налогов и обложили их просто фантастической данью - 38 500 рублей с каждой колонки, то есть, в среднем 300 000 долларов в год с каждой АЗС. От таких сумм не по себе станет нефтяной компании, не то что простому частнику.

По мнению членов Воронежской топливной ассоциации, в данном виде закон просто неприемлем. Он не только отрицательно влияет на конкурентную сферу, создает неравные условия для владельцев АЗС, не учитывает сезонные колебания спроса на ГСМ, но и сама ставка налога экономически не обоснована и непомерно завышена. Понятно, конечно, что торговцы потратили порядка 25 000 долларов на каждую топливно-раздаточную колонку не для того, чтобы опечатывать оборудование. Они просто возьмут и повысят цены на бензин, а многим ли воронежцам окажется по карману резко подорожавшее топливо? Товарооборот снизится, и дело все равно вылетит в трубу.

Получается, что пресловутый закон невыгоден абсолютно никому, и в первую очередь бюджету области, за который так радеют депутаты. Не говоря уже о простых потребителях, которым придется поставить свои авто на прикол.

По словам президента Воронежской топливной ассоциации Геннадия Буева, у большинства владельцев АЗС просто нет денег, чтобы в полной мере рассчитаться с государством по налогам. Президент топливной ассоциации считает, что необходимо приостановить действие закона и тщательно доработать его.

Мэр Воронежа Александр Ковалев отреагировал на бензиновый кризис в городе так. Он подписал документ, в соответствии с которым до 10 апреля будет проведена проверка всех воронежских АЗС. Тотальным контролем займутся органы госсанэпиднадзора, противопожарная служба и сотрудники МЧС. Если на заправках найдутся нарушения, то будут выданы предписания, временно приостанавливающие работу АЗС. По сути, это откровенная угроза в адрес забастовщиков.

Довольно жесткое заявление сделал губернатор области Владимир Кулаков. По его мнению, бастующих торговцев ГСМ необходимо лишать лицензий, а с арендаторами заправок расторгать арендные отношения. Как сказал губернатор: "Пусть это не очень правовой путь, однако владельцы АЗС тоже не правово поступают".

Ситуация, подобная нынешней воронежской, была в Краснодарском крае. Там местные власти тоже приняли ненормальные ставки налога, отчего 20 процентов АЗС прекратили свое существование, бензин подорожал в два раза, а владельцы заправок и краевые власти довольно долго вели войну. В тот момент в край активно продвигалась одна из нефтяных компаний, и владельцы разоряющихся АЗС продавали ей свои станции. Когда же компания укрепила свои позиции в крае, власти якобы пошли на уступки продавцам и снизили налоговые ставки. Сейчас в Воронеж активно рвутся "ЛУКойл" и "ТНК".

Однако начальник Главного управления по развитию предпринимательства и потребительского рынка Воронежской обладминистрации Аркадий Мажаитов утверждает, что все происходящее вовсе не диверсия. Сейчас в управлении по развитию предпринимательства и потребительского рынка уже готовится новый закон. В этом месяце планируется вынести его на рассмотрение думы. В случае введения нового закона старый будет аннулирован.

А пока идет выяснение, кто прав, кто виноват, в Воронежской области работает из 370 чуть больше 130 заправок, то есть те, которые принадлежат ОАО "Воронежнефтепродукт", структуре компании "ЮКОС".

Для Радио Свобода - Марина Корчагина, Воронеж.

Илья Дадашидзе:

Несколько дней назад в Обнинске трагически погиб двадцатисемилетний физик и правозащитник Дмитрий Неверовский, о судьбе которого неоднократно рассказывалось в передачах Радио Свобода.

Слово Алексею Собачкину.

Алексей Собачкин:

В Обнинске трагическое происшествие. Погиб правозащитник Дмитрий Неверовский. Погиб нелепо. Ночью загорелся дом, в котором он жил. Пожарные спасли его родителей, но сам Дмитрий задохнулся в дыму. Наиболее вероятной причиной пожара специалисты считают неисправность электропроводки.

Дмитрий Неверовский был известен своей борьбой за альтернативную службу. В 1995 году, учась в Обнинском институте атомной энергетики, Дмитрий отказался принимать участие в занятиях на военной кафедре в знак протеста против войны в Чечне. По окончании института он должен был пойти в армию рядовым, но не пошел. Есть множество способов, законных и незаконных, увильнуть от призыва. Неверовский мог их использовать. Он мог получить место учителя физики или математики в одной из близлежащих деревень, благо вакансии всегда есть. Он мог устроиться на работу в Обнинский физико-энергетический институт, бронирующий своих молодых специалистов от службы в армии. Ничего придумывать Дмитрий не стал, а начал открыто и честно, в суде, отстаивать свои убеждения.

В чем они состояли? В том, что армия может использоваться только для защиты государства от внешнего врага и не больше. Московские события октября 1993 года и чеченские войны, в ходе которых погибли тысячи ни в чем не повинных людей, доказали, что в России армия, когда это надо власти, используется против мирных граждан.

Неверовский в 1997 году обратился в городской суд с иском к военкомату. Дмитрий требовал предоставить ему альтернативную службу. Дело было рассмотрено только в начале 1999 года. Суд Неверовский проиграл. Через несколько месяцев военкомат перешел в контрнаступление. 5 октября 1999 года Неверовского вызвали на медицинскую комиссию, признали годным к службе, вручили повестку с предписанием через две недели явиться на призывной пункт.

Неверовский отказался получать повестку, в связи с чем против него было возбуждено уголовное дело. В ноябре 1999 года Обнинским судом он был приговорен к двум годам колонии общего режима. В зале суда на Неверовского были надеты наручники, и его увезли в Калужскую тюрьму. Там он находился пять месяцев. В июне 2000 года дело было пересмотрено, и Неверовского приговорили уже к одному году колонии и тут же в зале суда объявили, что он амнистирован в связи с юбилеем Победы.

Но Неверовскому не нужна была амнистия. Он начал добиваться полной реабилитации и отмены приговора. Этого Дмитрий не дождался. Он погиб. Ему было 27 лет.

Алексей Собачкин из Обнинска, специально для Радио Свобода.

Илья Дадашидзе:

За свое требование предоставить ему альтернативную службу Дмитрий Неверовский был приговорен к лишению свободы.

Герою репортажа Сергея Хазова (Самара), отказнику по убеждению, повезло больше. Суд принял решение в его пользу.

Сергей Хазов:

3 апреля суд Промышленного района города Самары освободил восемнадцатилетнего самарца Андрея Черновича от воинской службы в железнодорожных войсках России. Андрей Чернович должен был быть призван в ряды российской армии еще осенью 2000 года, но, будучи последователем евангелистских христиан-баптистов, отказался выполнять воинский долг. По словам Андрея, вера, которую он исповедует, запрещает ему брать в руки оружие.

Отстаивать свое право на альтернативную службу Андрею пришлось в суде. Самарскому адвокату Светлане Пальмовой, защищавшей интересы Андрея Черновича в судебных инстанциях, удалось выиграть это гражданское дело. В то же время, по мнению Светланы Пальмовой, она не считает, что подобные решения суда должны вовсе освобождать призывников от службы в армии. Цель данных судебных процессов - не уклонение молодых людей призывного возраста от воинской службы, а обеспечение их конституционных гражданских прав, заявила адвокат.

Сейчас есть различные варианты исполнения воинской повинности, позволяющие военнообязанному не брать в руки оружие, в том числе социальная и медицинская работа в действующих частях.

В судах Самарской области сейчас находятся на рассмотрении более 30 исков юношей призывного возраста, требующих от работников призывных комиссий военных комиссариатов исполнения закона Российской Федерации "Об альтернативной службе". Свое право на альтернативную службу самарским юношам придется доказывать, привлекая адвокатов.

Дело Андрея Черновича стало не только в Самарской области прецедентом, когда призывник был освобожден от военной службы. Оно также в очередной раз доказало, что в Самаре до сих пор нет ни одной правозащитной организации, которая бы занималась защитой гражданских прав призывников.

Для Радио Свобода - Сергей Хазов, Самара.

Илья Дадашидзе:

Нам остается самим взять в руки оружие, говорят жители Яи в ответ на бандитский беспредел.

Репортаж Ирины Сербиной из Кемерово.

Ирина Сербина:

9 марта в рабочем поселке Яи произошло убийство. В половине седьмого вечера на улице при многочисленных свидетелях выстрелом из охотничьего ружья был убит двадцатипятилетний Александр Михайлов.

Маленькая Яи взбунтовалась. Всю ночь на площади молодежь жгла костры, а в день похорон 11 марта на улицы вышла половина поселка. Люди несли плакаты, на которых было написано "Родители просили защиты у милиции - и не получили", "Милиция служит мафии", "Беспредел в Яйском РОВД". Похоронная процессия останавливалась у районной администрации, у здания милиции. Люди просили, чтобы им объяснили, почему никто не может их защитить. Фактически похороны превратились в демонстрацию протеста.

Что же заставило людей выйти на улицу? Около трех лет назад ранее судимый житель Яи Геннадий Медведев сколотил организованную преступную группу, которая занималась рэкетом, контролировала два рынка и уличные киоски. Однако местная милиция "ничего не знала" о действиях этой группы. Как утверждает исполняющий обязанности начальника Яйского районного отдела милиции Александр Левашов, Медведев попал в поле зрения правоохранительных органов только за нарушение правил дорожного движения. Заявления от граждан на него не поступали.

Жители поселка утверждают, что группа Медведева запугивает и избивает тех, кто подает заявления в милицию.

Говорит Сергей Киященко.

Сергей Киященко:

Напишет кто-то заявление, - они же приедут и начинают на него: "Вот если ты не заберешь, мы тебя вообще грохнем...". И милиция же не защищает тех, кто пишет заявления на них.

Ирина Сербина:

Александр Михайлов занимался вместе со своей семьей торговлей на местном рынке. Он отказался платить группировке Медведева так называемую дань. Ему и его семье неоднократно угрожали расправой. 8 марта люди Медведева устроили драку с Александром Михайловым и его друзьями на дискотеке. 9 марта к Михайлову домой приехали 12 человек во главе с Медведевым, избили его во дворе дома, угрожали пистолетом. В тот же день мать и отец Михайловы и сам потерпевший обратились в милицию с заявлениями. Они просили защитить их.

Рассказывает Ренат Коников.

Ренат Коников:

Саша написал заявление. Все мы им сказали, что, возможно, они с оружием. Понимаете? И вот мы пока ходили по улице, милиция рядом с нами ездила. В это время эти вот блатные разъезжали пьяные, и оружие у них в машинах было, и милиция была в курсе.

Мы увидели, что они достали ружья. Да, может быть, нам надо было остановиться. Уже мы, все, осознали, что уйдем мы сейчас, - они нас просто.... Мы, наверное, рассчитывали, что столько народу.... То есть, при народе и при милиции они все-таки нас убивать не будут.

Ирина Сербина:

Рассказывает Владимир Михайлов, отец Александра.

Владимир Михайлов: Когда люди достают оружие, раздается из машины оружие, вот тут хоть милиция - понимаете? - за руку схватит. Вот на это вот он рассчитывал. Но милиция опять тут ничего не сделала. И произошел выстрел.

Ирина Сербина:

Для того чтобы разобраться в случившемся, в Яи выезжала комиссия по личному составу Главного управления внутренних дел Кемеровской области. Подали в отставку начальник Яйского райотдела милиции и его заместитель. Областная прокуратура направила в Яи свою следственную группу. В маленьком поселке работали даже сотрудники регионального управления по борьбе с организованной преступностью. Медведеву предъявлено обвинение в убийстве. Остальные 8 человек задержаны за хулиганство.

Однако сегодня рассчитывать, что следствие по этому делу даст какие-то результаты, жителям Яи не приходится. Сразу после убийства не были проведены необходимые следственные действия. Не было оцеплено место происшествия, опрошены свидетели. Не нашли даже гильзу. Не обнаружен и пистолет.

Сегодня в Яи неспокойно. Приезжают друзья Медведева из Томска, Мариинска. Свидетелям, которые дают показания по этому делу, угрожают. Родственникам Александра Михайлова уже пообещали, что будет убит его младший брат Денис, что выкрадут двухлетнего сына погибшего.

Друзья и родственники Александра Михайлова просят помочь им и защитить их.

Говорит Дмитрий Абросимов.

Дмитрий Абросимов:

До каких пор будет продолжаться этот беспредел, когда люди боятся, боятся выходить на улицу? Этот человек погиб только потому, что не хотел делиться тем, что он сам зарабатывал, зарабатывал для семьи, для сына.

Нам что остается? Наверное, только самим брать в руки оружие, если никакого закона у нас в стране не существует, и никто нас не может защитить. Понимаете? Защищаться нам приходится только самим, защищать своих детей, наши жизни. Потому что доверия никакого уже к государству у людей не осталось.

Ирина Сербина:

Для Радио Свобода - Ирина Сербина, Кемерово.

Илья Дадашидзе:

В Краснодарских судах при вынесении приговора зачастую принимают в расчет не столько конкретную вину подсудимого, сколько его национальную принадлежность.

Рассказывает Иван Петров.

Иван Петров:

Суть уголовного дела достаточно проста. Гражданин России Бахадыр Умаров, проживающий в Чечне, ранее не судимый, был приговорен председателем Ленинского суда города Краснодара Геннадием Довиченко к трем с половиной годам лишения свободы с конфискацией имущества. Обвинение было предъявлено по статье 171 Уголовного кодекса Российской Федерации ("продажа алкогольной продукции без лицензии").

Вина Умарова состояла в том, что он приобрел в Северной Осетии 1 200 литров пищевого спирта и привез его на Кубань. Документов на перевозимый спирт у Умарова не было. Его задержали на одном из постов, на въезде в Краснодар.

Четыре месяца до суда он провел в следственном изоляторе. Его сестра, проживающая в Крымском районе Краснодарского края, много раз писала ходатайства об изменении меры пресечения, но Умарова продолжали держать в тюрьме.

Следователь Панченко объяснил родственникам, что само преступление, совершенное Умаровым, не так уж опасно. Важны другие обстоятельства. Во-первых, задержанный - турок-месхетинец, а представители этого народа давно на плохом счету у местной власти. Во-вторых, Умаров прописан в Грозном, а это бросает на него подозрения в связях с так называемой чеченской мафией. Следы мафии в ходе дознания не обнаружились. Не были выявлены и сообщники Умарова.

Тем не менее, в ходе судебного слушания обнаружился явный обвинительный уклон. "Зачем вы жили в Грозном?", "Что вы там делали?" - сурово вопрошал у подсудимого судья Довиченко. Судом не были приняты во внимание тяжелые обстоятельства, в которые попал Умаров, будучи беженцем.

В 1989 году после резни в Фергане Умаров с женой и двумя детьми уехал в Ачинский район Азербайджана. Вскоре там же начались столкновения на межнациональной почве. Во время уличных беспорядков погибла жена Умарова, а ему с маленькими дочками снова пришлось бежать. Купить жилье нигде не удавалось, и, в конце концов, он поселился с детьми в одном из брошенных домов на окраине Грозного. Вместе с семьей Умаров пережил все ужасы обеих чеченских войн.

Единственной возможностью заработать стала торговля. Взяв в аренду грузовой автомобиль, Умаров загрузил его емкостями с машинным маслом и спиртом и повез к сестре на Кубань. Здесь, благодаря нерусской внешности и грозненской прописке, сразу попал под подозрение и был арестован.

Все аргументы, смягчающие вину Умарова, никак не подействовали на судью Довиченко. Вынося приговор, он объяснил, что суровость его связана именно с тем, что Умаров - житель Грозного. Адвокат Рамазан Хабаев просил назначить условный срок, чтобы не разлучать Умарова с детьми, но судья стоял на своем: исправление Умарова возможно только в условиях изоляции. 3 года 6 месяцев - таков был приговор, который адвокат обжаловал в краевом суде.

И вот, после шестимесячной отсидки, Бахадыр Умаров вышел на свободу. Краевой суд учел его положительные характеристики и тяжелое семейное положение. Три года условно с отсрочкой приговора на один год. Таково было окончательное решение в отношении турка-месхетинца Бахадыра Умарова.

Сейчас он уехал к детям, которые в эти месяцы жили у соседей.

Адвокат Умарова Рамазан Хабаев уверен: краевой суд проявил объективность и принципиальность. В Краснодарском крае необходимо настоящее гражданское мужество, чтобы противостоять националистическим настроениям, которые царят в обществе. Районный суд - и особенно его председатель Геннадий Довиченко - отличаются особой нелюбовью к лицам с нерусской внешностью. Там, где блондин отделывается легким испугом, жгучий брюнет получает срок на всю катушку. Такие вот причуды кубанской Фемиды.

Иван Петров для Радио Свобода, Краснодар.

Илья Дадашидзе:

В Иванове владельцы маршрутных такси протестуют против произвола властей.

С подробностями - Елена Смагина.

Елена Смагина:

Бизнесом для избранных стала в Иванове транспортная перевозка пассажиров. Об этом в ходе двухдневной акции протеста заявили владельцы маршрутных такси. 2 апреля водители маршруток на несколько часов прекратили свою работу и блокировали конечные остановки маршрутов городского транспорта. 3 апреля микроавтобусы были выстроены вдоль центральных магистралей Иванова перед зданием администрации города. Основное требование пикетирующих - пересмотреть результаты конкурса по участию маршрутных такси в пассажирских перевозках.

Вопреки существующему законодательству, конкурс оказался закрытым. Предпринимателям, представившим документы, сначала пообещали, что они будут присутствовать при рассмотрении заявок, но о том, что конкурс завершен, многие из них узнали из газет. По результатам конкурса из 300 машин администрация Иванова оставила лишь 175.

Заместитель мэра Сергей Бравер заявил, что не получили разрешения на работу владельцы микроавтобусов устаревшей марки "РАФ", однако, как оказалось, таких машин в городе единицы. Другим критерием отбора Сергей Бравер назвал безопасность пассажиров, при этом самые прибыльные маршруты получил депутат Ивановской городской Думы Вадим Романовский, он же хозяин фирмы "Гелен".

А ведь именно водитель Романовского сбил пожилую женщину, после чего сотрудники ГИБДД с трассы сняли несколько машин фирмы. Интересен и тот факт, что с водителей маршрутных такси не раз от имени Романовского приходили собирать дань бритоголовые ребята. Кстати, и 3 апреля не сотрудники транспортной инспекции, а накачанные красавцы все того же Романовского под угрозой физической расправы заставляли водителей других такси уезжать с маршрутов, полученных по результатам конкурса фирмой "Гелен".

Некоторая непоследовательность проступает еще в одном изречении заместителя мэра. На возмущенные реплики предпринимателей бывший банкир, видимо, забыв о том, какие функции выполняет теперь, заявил: "Я работодатель, а вы все наемные рабочие. Кто мне подошел, того и взял. В услугах остальных я не нуждаюсь".

Вообще-то, если продолжать пользоваться подобной терминологией, Сергей Бравер не "не взял на работу" ненужных ему людей, а уволил, причем, без особых на то оснований и выходного пособия. В любом случае, нарушен при этом оказывается если не Трудовой кодекс, то антимонопольное законодательство, запрещающее ограничение конкуренции.

Насколько известно, в числе идеологов конкурса значилось руководство государственного автотранспортного предприятия, которые было возмущено тем, что маршрутки забирают платежеспособных пассажиров, а госпредприятию приходится перевозить пенсионеров, за которых из федерального бюджета деньги получить довольно сложно.

Непонятно при этом только то, что мешает продать несколько громоздких автобусов и купить маршрутки. Ничего. И, по большому счету, так оно и происходит. С одной лишь разницей: де юре маршрутки на госпредприятии не работают, так как намного выгоднее оформлять их на частное лицо и платить единый налог на вмененный доход. А чтобы у других владельцев маршруток не возникало вопросов, откуда взялся новенький и почему неожиданно получил выгодный маршрут, неплохо провести закрытый конкурс.

Что при этом станет с человеком, который продал квартиру, чтобы купить микроавтобус и начать кормить свою семью, не волнует никого. Если учесть, что, в общей сложности, порядка 120 машин, на каждой из которых работает по два водителя, были сняты с маршрутов, без средств к существованию остались около 240 семей.

Водителю Михаилу Большакову 43 года. "Эта машина - мой хлеб, и я не хочу в третий раз начинать все сначала, - говорит он, - и сделаю все, чтобы отстоять свое право кормить семью".

Люди настроены очень решительно. Средства, к которым они собираются прибегнуть, варьируются от обращения в арбитражный суд до блокирования жизнедеятельности областного центра. Непонятно в этой ситуации только то, зачем городской администрации нужна еще одна головная боль.

Для Радио Свобода - Елена Смагина, Иваново.

Илья Дадашидзе:

И вновь о проблемах городского транспорта - в репортаже Олега Купчинкого "Автобус идет в райотдел". Барнаул.

Олег Купчинский:

В Барнауле развернулась настоящая война между кондукторами автобусов и работниками милиции. Почти все автобусы стали коммерческими, проезд подорожал, а транспортники не желают бесплатно возить многочисленных обладателей льгот. И все исправно платят, кроме работников милиции. Они категорически заявили о своем праве на бесплатный проезд.

Милиционеры ссылаются на федеральный закон о милиции, имеется в виду знаменитая "льготная" статья № 32. Но руководители частных транспортных предприятий не согласны возить милицию бесплатно. Милиционеры отказываются платить и спорят с кондукторами. Автобусы простаивают по полчаса и больше, в салоне вспыхивают ссоры. В итоге терпят неудобства и опаздывают на работу заплатившие за проезд пассажиры.

Порой одна из спорящих сторон, милиция, вспоминает, что она все же силовая структура. В ход идут угрозы применить силу. Так было несколько раз в конце марта. Милиционеры заставили водителя автобуса № 2 сойти с маршрута и ехать в райотдел милиции для дальнейших разбирательств. В автобусе было около ста возмущенных пассажиров, которые спешили по своим делам. Возле райотдела милиции автобус оцепили вооруженные сотрудники милиции и как бы взяли пассажиров в заложники. Был составлен протокол. Водителя и кондуктора заперли на несколько часов в дежурной части.

После такого стресса женщина-кондуктор ушла на больничный. Но на следующий день ей пришлось идти в суд, поскольку Железнодорожный отдел милиции подал иск. Суд в иске отказал, не увидев в действиях кондуктора состава преступления.

Правда, в другом случае, по решению другого суда, кондуктора автобуса № 3 оштрафовали на 1 000 рублей.

Местные суды впервые сталкиваются с подобными делами и пока не могут определиться, кто прав, а кто виноват.

Начальник Управления внутренних дел Барнаула Николай Турбовец настаивает на безусловном признании их права на бесплатный проезд. Оперативники и участковые ездят на автобусах в разные концы города по несколько раз в день, говорит Трубовец. Зарплаты у работников небольшие, им не по карману выкладывать треть заработка на транспортные расходы.

С ним не согласен руководитель акционерного общества "Междугородные перевозки" Сергей Приступа. Он возмущен теми методами, которыми милиция борется за свои права. Зачем захватывать автобусы, вызывать группу немедленного реагирования, пугать людей наручниками? - спрашивает Приступа. Пусть милиционеры выходят из автобуса, записывают номер и данные кондуктора, а потом спокойно подают в суд.

Транспортники опасаются, как бы по стопам милиции не пошли работники налоговых органов, прокуратуры и железнодорожники. Острая фаза войны почти закончилась. С людей в погонах денег за проезд не берут. Но остался нерешенным ответ на главный вопрос: кто же будет возмещать транспортникам милицейские расходы. А значит, барнаульцы могут в любой момент сесть в автобус, но приехать не к месту назначения, а в раздел милиции. Тогда уж точно не избежать массовых обращений в суд как на транспортников, так и на саму милицию.

Олег Купчинский для Радио Свобода, Барнаул.

Илья Дадашидзе:

Полгода назад в Российской Федерации изменился порядок оформления гражданства и оставления на постоянное место жительства, что стало источником злоключений для тех, кто много лет проживал в России по прежним, советским паспортам без отметки о гражданстве.

Историю семьи из Липецка, едва не ставшей жертвой нового порядка ОВИРа, рассказывает Лиля Карева.

Лиля Карева:

Вачиган и Анаида Таджатян женаты пять лет, все это время они живут в Липецке в своей квартире. Глава семейства, инженер-гидростроитель по образованию, переехал сюда еще четырнадцать лет назад и давно считается гражданином России. Его супруга уехала из родных мест в 1995 году в шестнадцатилетнем возрасте. Рассказывает Анаида Таджатян.

Анаида Таджатян:

Я паспорт получила в Волгоградской области. Ну, потом выписали оттуда и меня сразу прописали в Липецк, вот уже шесть лет я прописана в Липецке.

Лиля Карева:

Все это время никаких проблем с документами у семьи не возникало. Живут, как заведено у них на родине. Вачиган зарабатывает деньги, Анаида занимается домом и детьми. Пятилетняя Лилиана и четырехлетний Таджат родились в Липецке.

В декабре прошлого года семья отправилась в Ереван в гости к родным. Как всегда, они улетели без малейших недоразумений. Трудности начались по возвращении.

В воронежском аэропорту пограничники пропустили отца с детьми, а Анаиду задержали.

Анаида Таджатян:

Предложили неделю мне прожить в аэропорту, и в следующую пятницу опять мне отправиться домой назад в Армению.

Лиля Карева:

Пограничники решили депортировать Анаиду из-за документов - у нее паспорт старого образца без отметки о гражданстве. Домохозяйка просто не подумала о его оформлении.

Закон о гражданстве был принят в России еще в 1992 году, но требовать такие документы от жителей СНГ стали только сейчас. Говорит старший инспектор отдела паспортно-визовой службы майор Лидия Горбунова.

Лидия Горбунова:

Там закончилась статья одна у нас закона, статья 18, пункт "г", где ранее все получали вот по этим паспортам старого образца гражданство, теперь срок действия ее 31 декабря 2000 года истек, и в связи с этим все эти лица стали лицами без гражданства, кто имеет паспорта образца 1974 года.

Лиля Карева:

Так липчанка Анаида Таджатян стала гражданином мира. О грядущих трудностях супругов не предупредили ни при выезде из России, ни в Ереване. Несогласованность действий чиновников двух стран привела к тупиковой ситуации. Воронежские пограничники не вернули паспорт, требуя визу и вид на жительство, и липецкий ОВИР не мог оформить ни то, ни другое без паспорта.

Из аэропорта Анаида просто сбежала. Муж увез ее домой в Липецк. Возвращаться за документом они долго не решались. Говорит Анаида Таджатян.

Анаида Таджатян:

Боюсь туда поехать, потому что могут они депортацию сделать, меня отправить туда назад, домой. А так невозможно - детей оставить без матери. И когда я сюда приеду, это тоже...

Лиля Карева:

В липецком ОВИРе ситуацию посчитали недоразумением. Конечно, Анаида виновата, что не позаботилась об оформлении документов, не высылать ее нет смысла. Армянского гражданства у нее тоже нет, зато есть российская прописка. Говорит старший инспектор отдела паспортно-визовой службы Лидия Горбунова.

Лидия Горбунова:

Если она здесь прописана, на территории России, нет, не имеют права. Не имеют права. Она здесь постоянно зарегистрирована, имеет, к примеру, свой собственный дом или квартиру, проживает несколько лет.

Лиля Карева:

Липецкие ОВИРовцы связались с Воронежом и им удалось убедить несговорчивых пограничников. Через две недели после инцидента паспорт вернули. Получить гражданство Анаиде Таджатян будет не так уж трудно, у нее есть свое жилье и муж-россиянин. В таких случаях действует упрощенная схема оформления. Бывает еще обычная - по ходатайству на имя президента.

Лидия Горбунова:

Срок рассмотрения заявлений в упрощенном порядке шесть месяцев, ходатайства - десять месяцев. Но, как правило, по ходатайствам, в связи с тем, что Россия наша велика, сроки задерживаются до года, в основном.

Лиля Карева:

Лилия Карева для Радио Свобода из Липецка.

Илья Дадашидзе:

Узаконенным вымогательством называют оренбургские предприниматели закон на вмененный доход после поправок, внесенных в него местными законодателями. Рассказывает Татьяна Морозова.

Татьяна Морозова:

Эти изменения значительно ухудшают положение предпринимателей, занятых в сфере малого бизнеса, без образования юридического лица. Таких в области около пятидесяти тысяч. 874 из них подписали обращение к первым лицам области, в котором требуют защитить свои права. Председатель организации общественного самоуправления одного из рынков, предприниматель Татьяна Жиляева, рассказала о сути закона.

Татьяна Жиляева:

Если человек занимал до этого один квадратный метр, ему было достаточно, поскольку у него очень малый бизнес, настоящий закон обязывает его оплачивать не менее трех метров. Второе. Нас этот закон обязывает оплачивать место, на котором пребывает наш покупатель. Вот эти вот все нюансы в четыре, в пять, в отдельных случаях даже, по предпринимателям, осуществляющим пассажирские перевозки, в десять раз увеличили сумму подоходного налога, который должен уплачивать предприниматель.

Люди уже дожаты до предела, готовы идти на пикетирование и на другие какие-то акции протеста.

Татьяна Морозова:

Неделю назад около трехсот представителей рынков Оренбурга действительно провели пикетирование здания суда Ленинского района города, в котором слушалось дело поиску частного предпринимателя Виктора Чернова к Комитету по развитию потребительского рынка администрации города.

Полтора года над горсовет принял положение об уличной торговле на территории города, введя тем самым не только новый термин "уличная торговля", не существующий даже в постановлении Госстандарта России, но и заставляя предпринимателей дважды платить за одну и ту же услугу - регистрацию на право торговли.

Виктор Чернов стал первым, кто не побоялся обратиться в суд.

Татьяна Жиляева:

Они говорят, что вот эти деньги они с нас берут за услуги для того, чтобы вот нас зарегистрировать. Мы получаем регистрационное удостоверение в райисполкоме. Вот это уже удостоверение дает нам право торговать. И при постановке на учет в налоговый орган он нам присваивает идентификационный номер, ИНН, этот номер нам пожизненно уже.

Она не нужна, эта услуга, абсолютно. Ни по каким законам ее, во-первых, нету, и вот то, что они выдумали, это лишние поборы. Это государственный рэкет.

Областная прокуратура, что интересно, вынесла протест еще в декабре 2000 года, и вот до сих пор суд не рассматривал этот вопрос, пока не дошло до меня. Я просто не стерпел уже. Разрешение кончилось, и через два дня пришли с проверкой. У меня это разрешение просрочено, и меня, конечно, оштрафовали по-минимальному, 300 рублей.

Татьяна Морозова:

С него могли бы взять и больше. По положению об уличной торговле, штраф всего за один день просрочки действия удостоверения о размещении торгового объекта (так оно называется) составляет от 3 до 20 минимальных размеров оплаты труда, на усмотрение административной комиссии.

Эти штрафы и плата за удостоверение, 780 рублей в год, образуют немалую сумму. Но предприниматели не хотят решать свои проблемы за счет покупателей. В повышении цен нет смысла, считает Татьяна Жиляева.

Татьяна Жиляева:

Покупатель дороже покупать не может. У него тоже не растут его реальные доходы.

Мы согласны платить налоги, но чтобы они были разумные, чтобы они были справедливые, так, чтобы и я могла жить, могла кормить своих детей. Мы пытаемся выжить. Малый бизнес - это не тот бизнес, где создаются какие-то капиталы, сверхприбыли. У нас, в крайнем случае, один-два работника, если по найму у кого-то есть. А так, в основном, осуществляют сами. Среди нас врачи, учителя, бывшие работники каких-то заводов.

Конечно, можно понять, что казна пуста, нужно ее наполнять, но наполнять нужно, наверное, подходя разумно к этим вопросам.

Татьяна Морозова:

Суд по иску Виктора Чернова еще не закончился, а ответы на обращения к первым лицам области оренбургские предприниматели собираются ждать 10 дней, не больше. "Если мы не получим ответа через 10 дней, - сказала Татьяна Жиляева, являющаяся еще и членом правления областной общественно-политической организации "Предприниматели Оренбуржья", - мы обратимся к президенту".

Для Радио Свобода - Татьяна Морозова, Оренбург.

XS
SM
MD
LG