Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Налет подмосковного ОМОНа на общежитие, где проживают студенты из Чечни

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- "Маска, я тебя знаю". Анна Политковская о налете подмосковного ОМОНа на общежитие Московского государственного университета культуры в Химках, где проживают студенты из Чечни.
- "Западная печать о правах человека и свободе слова".
- Правозащитные новости недели.
- Суд над полковником Будановым.
- Диагноз: ветряная оспа.
- Самый юный политический узник планеты.


В ночь с 27 на 28 марта в общежитие Московского государственного университета культуры и искусства, где проживают студенты из Чечни, ворвались неизвестные в масках, оказавшиеся сотрудниками подмосковного ОМОНа, вернувшимися недавно из Ичкерии.

Рассказывает Анна Политковская.

Анна Политковская:

В октябре прошлого года по решению российского правительства в Москве, при государственном университете культуры была создана чеченская театральная студия "Нахи". Это национальный театральный курс, студенты которого должны составить ядро новой труппы грозненского театра.

Профессор Мимал Цалцаев, народный артист России, ставший художественным руководителем студии "Нахи", и доцент Алихзан Дидигов, заслуженный артист Кабардино-Балкарской и Чечено-Ингушской республик, ездили по Чечне и беженским лагерям и отбирали талантливых ребят. В результате учиться в столицу приехали шесть девушек и девятнадцать юношей. Всех их, вместе с преподавателями, поселили в общежитии в подмосковном городе Химки.

28 марта студенты и педагоги впервые в полном составе не вышли на занятия. Для этого были веские причины. В 5:30 утра в их комнаты без стука и звонков, орудуя кувалдами для взламывания дверей и замков, ворвался отряд людей в масках и с собаками.

Говорит Руслан Караев, помощник депутата Государственной Думы Асланбека Аслаханова, депутата от Чеченской республики, а также главный редактор газеты "Новый импульс". Руслан Караев по стечению обстоятельств живет в этом же общежитии в городе Химки.

Руслан Караев:

Я оказался очевидцем всего, что происходило. А если точнее, я сначала услышал дикий грохот, дикий топот и дикие удары о дверь. И когда мы с супругой буквально выскочили из двери и увидели в коридоре людей в масках, их было так много, что стало темно в глазах. Один из них огромным молотом бил по дверям. Потом эти двери все-таки открылись, они ворвались туда и уже туда никого не пускали.

Картина была очень страшная. Тут, вы понимаете, шла военная какая-то операция, то, что в Грозном называют зачистками, примерно то же самое. Без учета каких-либо прав человека, просто вот предположение, что может быть сигнал, о котором они говорили, что якобы кто-то позвонил и сообщил, что шесть килограммов тротила хранится на пятом этаже и дом подготовлен к взрыву. Даже с учетом этого мы могли бы предположить, что оно может не подтвердиться, они шли с полной уверенностью, что это будет, такой был напор.

Анна Политковская:

Полусонных студентов-актеров стаскивали за волосы с кроватей Они лежали в одном нижнем белье на полу. А староста Бислн Гайтукаев, только и спросил у масок: "А одеться-то можно?" - и получил добротную зуботычину и фразу: "А чайку не принести еще?"

Дальше дюжий боец в камуфляже и маске, но без имени, удостоверения или любого другого опознавательного для его личности знака, распахнул балконную дверь, а другой, аналогичного вида, мужик протянул руку к входной двери. С того самого момента и на ближайшие три с лишним часа студенты, разложенные в одних трусах по полу, "прохлаждались" на весеннем утреннем сквозняке. Их обзывали "грязными чичами", "обезьянами", "черными тварями", "быдлом", "моджахедами, которых надо резать", "чабанами". Говорили, что чеченцы всю жизнь пасли баранов, и им устроят возврат к этой пастушьей жизни.

Больше других досталось Алихану Дидигову, куратору курса. В комнате у Дидигова лежали пачки номеров газеты "Державные ведомости". Дидигов дружит с депутатом Госдумы Асланбеком Аслахановым. Как известно, газету "Державные ведомости" курирует Аслаханов, она выходит при содействии и поддержке Совета Федерации, Госдумы и Центризбиркома. Кредо этого издания - идеология партии и фракции "Единство". И поэтому Аслаханов иногда дает номера "Державных ведомостей" Дидигову, и тот их распространяет сред знакомых.

Когда маски увидел пачки газет в комнате, они закричали: "Что, антироссийскую пропаганду тут ведете?". Доцента избивали до потери сознания пачками этих газет.

Говорит помощник депутата Госдумы Руслан Караев.

Руслан Караев:

Когда жене удалось просочиться буквально через вот эти масочные фигуры, увидела на полу лежащего Дидигова, в крови, в луже, избитого всего, и также его сына. Я слышал ее голос, как она в ужасе кричала: "Магомет, Магомет!" - а потом возвращалась ко мне и говорила: "Ты представляешь, он весь в крови, что-нибудь предприми".

Анна Политковская:

Это был подмосковный РУБОП, а также подмосковный СОБР. Они только что вернулись из Чечни, сами об этом сказали студентам. Например, спрашивали: "Есть тут кто из Старопромысловского района?" Один из студентов ответил: "Я". И началось: "Мы туда, в Старопромысловский в 95-м заходили, сколько наших ребят там полегло". В результате Шутди Зайраева, студента, у которого в паспорте прописка в Саропромысловском районе Грозного, мало того, что избили, ему потом еще и сказали, что теперь повезут в лес - расстреливать.

Итак, 28 марта в Химках силами подмосковного РУБОПа и СОБРа происходила так называемая адресная зачистка. С недавних пор этот абсолютно не юридический и даже антипроцессуальный термин вошел и в бытовой, и в официальный российский лексикон, от президента до рядового милиционера. Адресной зачисткой у нас теперь называют обыкновенный погром по национальному признаку, когда истинный повод мероприятия - национальность тех, кого пришли "зачищать".

Говорит Владислав Богданович, актер, режиссер, педагог театра "Куклы и люди" из подмосковного города Лобня.

Владислав Богданович:

Меня интересуют такие вещи. Если люди, пришедшие на работу в органы правопорядка, субсидируемые и финансируемые из бюджета страны (то есть из тех денег, которыми мы оплачиваем им, граждане России) позволяют себе противозаконные действия, а действия явно противозаконные, они же не нашли никаких следов взрывчатки, позволили себе ворваться, напугать людей, применить физическую силу, унизить, вывести их из рабочего состояния, - если это их личная инициатива, то они должны заплатить репутацией, деньгами, чем угодно, своей карьерой, не знаю уж, до кого они там могут вырасти, за то, что они произвели. Если это инициатива властей (а они ведь представляют власть, в моем понимании), то тогда власти должны объясниться, почему они позволяют себе вот таким вот образом поступать.

Кто персонально понесет ответственность за тот приказ? На мой взгляд, это не только ударяет по престижу правоохранительных органов, но и вызывает вопрос: а кого же мы, простите, финансируем? Зачем тогда мы платим деньги тем людям, которые могут против нас же, граждан России, выступать?

Анна Политковская:

Если в Чечне никому не надо объяснять, что же такое адресная зачистка, то в Москве это пока внове. Культуру, если можно так сказать, адресных зачисток несут из Чечни в остальные регионы России, прежде всего, те, кто отвоевал на чеченской войне. В данном случае так и было. Большинство бойцов, которые на рассвете ввалились к студентам-актерам, только что вернулось из боевой командировки на Северный Кавказ, Естественно, никакой реабилитации после войны, перед вступлением в мирную жизнь они не прошли. И вот, итог - налицо. Чеченский синдром в чистом виде: руки чешутся, головы шалеют, души, как только наступает рассвет, требуют похода на зачистку. Как это принято в Чечне. Вот и все объяснение случившемуся. Бойцы-погромщики кричали студентам: "Вон в Чечню! Зачет приперлись в Россию?".

Мы - уже за опасной чертой. Не маргиналы-баркашовцы-лимоновцы учинили в Химках погром, а представители правоохранительных органов, госслужащие по своему статусу, получающие содержания от налогоплательщиков, действующие от имени закона и конституции.

Это значит, люди в погонах, чувствуя абсолютную безнаказанность, не просто заняты разжиганием межнациональной розни, что автоматически влечет за собой уголовную ответственность, - они подстегивают моноэтничность в стране. Когда ингуши должны жить в Ингушетии, чеченцы - в Чечне, татары - вон, в Казань. А значит, именно правоохранительные органы ведут к дальнейшему ее распаду по национальным квартирам, что, в свою очередь, неминуемо завершается сепаратизмом.

Говорит Владислав Богданович.

Владислав Богданович:

Если мы хотим, чтобы в России был порядок. чтобы в Росси были приличные люди, мы должны этих людей выращивать. Этим занимается университет культуры. Это очень тонкая материя, вырастить актера. Это штучный, так сказать, товар, это единицы могут себе позволить пойти на такую ответственность перед людьми и Богом.

И что же получается? Вот эти вот люди в униформе, с криками, с молодецкими гиканьями и шумом ворвавшиеся туда, они делают все, чтобы у нас в стране было плохо, то есть, чтобы в России гражданам ее было плохо, я имею в виду Чечню. Если мы хотим, чтобы Чечня была в пределах России, была российской республикой, а ведь это декларируется на самом высоком уровне, то тогда зачем они ведут антироссийскую политику, вот эти вот люди с автоматами? Как они себе могут такое позволить? И кто будет лично, персонально отвечать за это дело? Я склонен задавать наивные вопросы, и я думаю получить на них такие же наивные, но трезвые ответы.

Илья Дадашидзе:

И два комментария к рассказу Анны Политковской "Маска, я тебя знаю". Первый - Татьяны Киселевой, ректора Московского государственного университета культуры искусства.

Татьяна Киселева:

Эти ребята приехали из различных мест Чеченской республики. У них очень трудное прошлое, точно так же, как и их педагогов. Мы, по просьбе нашего министра культуры, Михаила Викентьевича Швыдкого, конечно, приняли их решением ученого совета. Была проведена проверка, экзамены. Потому что в актерскую студию все-таки должны поступать ребята, конечно, одаренные.

И этим детям, которые практически почти не учились последние годы, мы хотели дать хороший уровень образования. Они у нас изучают историю культуры, историю России, русский язык и чеченский язык, танец, актерское мастерство, историю искусств, физкультуру, занимаются физической культурой. Они у нас заняты с утра до позднего-позднего вечера.

Они живут в общежитии, так же, как и все другие ребята, питаются в той же столовой, ведут себя точно так же, как ребята из других регионов. Возникают какие-то внутренние проблемы, которые мы решаем так же, как и с другими студентами. Они освоились. И вот эти шесть месяцев, которые прошли. Мы видим, что ребята немного-немного успокоились. Дело врачей - лечить, наше дело - учить, учить доброте, учить гуманизму, учить тому, что человек - это высшее существо, и что человеку надо дарить доброту. Но вот те, кто осуществили это варварское нападение на ребят, учат совершенно другому.

Мы, конечно, не остались равнодушными к судьбе этих ребят и к тому, что у нас произошло. Мы направили свои письма протеста прокурору, губернатору Московской области Громову Борису Всеволодовичу. Мы общались с теми, кто организовывал это нападение на ребят.

Объяснений и оправданий тому нет. Особенно тому, что они и избивали этих ребят, и выгребали к них из холодильника еду, и даже деньги забирали, и даже духи, которые стояли у девочек на тумбочке.

И любой наш педагог сказал бы то же, что говорю сегодня я.

Илья Дадашидзе:

А вот как расценивает случившееся министр культуры Российской Федерации Михаил Швыдкой.

Михаил Швыдкой:

Действия милиции были в высшей степени, с нашей точки зрения, противозаконны. Я не судья и не могу выносить вердиктов, но то, что творилось в общежитии, напоминало не проверку милицейскую, а как бы нападение на беззащитных людей. Министерство культуры написало соответствующее письмо в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, мы направили письмо министру внутренних дел с просьбой разобраться в тех бесчинствах, которые происходили в общежитии московского университета культуры и искусства.

Я считаю, что то, что там произошло, в высшей степени возмутительно, и это, к сожалению, бросает тень на саму идею, потому что мы считаем необходимым и важным воспитывать новые поколения чеченской интеллигенции, и считаем это обязательным, потому что чеченская интеллигенция необходима для того, чтобы внести некий мир в души людей.

И еще раз повторю. Мы будем следить за тем, как отреагируют Генеральная прокуратура и Министерство внутренних дел. Я лично разговаривал с генеральным прокурором Устиновым и с министром внутренних дел Грызловым, и они оба обещали взять разбирательство этого безобразного инцидента под свой контроль.

Илья Дадашидзе:

Заявил министр культуры Российской Федерации Михаил Швыдкой.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Спустя семь лет после жестокого вооруженного конфликта в Руанде начались слушания по обвинению четырех руандийцев в соучастии в геноциде. Судебные заседания проходят в Европе, в бельгийской столице. Об этом пишет южноафриканское издание "Индепендент он лайн". Тогда, в 1994 году, в Руанде погибло, по меньшей мере, полмиллиона человек. Суд присяжных в Брюсселе сосредоточит внимание на убийстве нескольких сотен тутси, укрывшихся в зданиях монастыря и больницы в южном руандийском городе Бутар в апреле 1994 года. Будут заслушаны показания 170 свидетелей, включая 50 человек из Руанды, которые прилетят в Брюссель специально по требованию судьи и двенадцати присяжных заседателей.

Южноафриканская газета называет знаменательным тот факт, что судебные слушания о геноциде в Руанде проходят в Бельгии, в прошлом - колонизаторе Руанды и единственной западной стране, которая принесла извинения за то, что приложила недостаточно усилий для предотвращения кровавой бойни 1994 года.

Бельгийский закон 1993 года уполномочил бельгийские уголовные суды рассматривать дела о нарушениях прав человека, даже если эти нарушения совершены за пределами территории страны. Таким, например, было дело Аугусто Пиночета. Возбужденное в Бельгии и закрытое лишь после возвращения Пиночета в Чили.

Нынешние подсудимые, похоже, так легко не отделаются, - пишет газета. - События 1994 года лежат позорным пятном на африканской политике Бельгии, если не сказать - Организации Объединенных наций в целом. Более ста тысяч человек, обвиняемых в геноциде, содержатся сейчас в руандийских тюрьмах. 22 человека уже приговорены к смерти за убийство мирных жителей и казнены.

Советник международной правозащитной организации "Хельсинки вотч", которого цитирует газета, отмечает, что суд присяжных в Брюсселе - это первый случай, когда обычные граждане страны судят обычных граждан другой страны, обвиняемых в тяжких преступлениях.

Это было изложение статьи из южноафриканского издания "Индепендент он лайн".

Ирландская газета "Зе Айриш Таймс" посвящает большую статью праву на свободу передвижения и его реализации незаконными средствами. Год назад сорокавосьмилетний житель Кабула, бывший военный врач Мухаммад Хамрах продал все свое имущество и еще взял денег в долг, чтобы выплатить представителям движения "Талибан" 12 000 долларов. За эту сумму талибы обещали доставить его на Запад. Долгое путешествие завершилось нелегальной транспортировкой через чешскую границу в Германию.

Мухаммад Хамрах был задержан полицейскими в Саксонии. Он пытался объяснить, что покинул страну ради спасения свой жизни, и взмолился о помощи. Но полицейские ответили, что отправят его обратно в Чехию как нелегального мигранта. "Но каким же образом я мог стать легальным мигрантом? У меня же не было выбора", - объяснял Муххамад Хамрах.

Сейчас афганец ожидает решения чешских властей о предоставлении ему убежища. Он проживает в лагере для беженцев в сотне километров от Праги на территории бывшей советской военной базы. Здесь размещено пятьсот человек из шести тысяч, ожидающих предоставления убежища в Чешской республике. За десять лет, прошедших после "бархатной революции", Чехия стала одним из главных транзитных участков для нелегальных мигрантов, стремящихся в Западную Европу. Эта страна особенно привлекает контрабандистов живым товаром. В Чехии они могут избавиться от груза, если сочтут дальнейшее путешествие рискованным.

Газета "Зе Айриш Таймс" продолжает: "Украинская мафия перевозит незаконных мигрантов на территорию Чехии, предлагая им просить здесь убежища. После этого мафиози отбирают у мигрантов документы и превращают их в низкооплачиваемых рабочих. Месячный заработок составляет примерно четверть от заработка чешского рабочего". Об этом написала ирландская "Зе Айриш Таймс".

Президент Южной Кореи Ким Де Чжун выразил глубокое сожаление в связи с жестокими действиями полиции в отношении протестующих рабочих автомобильного концерна "Делл Моторс", об этом сообщает южнокорейская газета "Корея Геральд". Президент осудил, как он выразился, "неожиданную жестокость полиции", отметив, что инцидент произошел именно в тот момент, когда правительство предпринимало усилия для обеспечения протестующим нормальных условий волеизъявления, и ни о каком использовании слезоточивого газа не было и речи.

Газета напоминает читателям, что полиция южнокорейского города Инчхон попала под жесткую критику общественности и парламентариев после того, как подавила демонстрацию протеста рабочих заводов "Делл", несогласных с массовыми увольнениями. В результате столкновения двадцать человек получили ранения.

Представители правозащитных и профсоюзных организаций настаивают на проведении тщательного расследования инцидента и наказания виновных. Об этом написала "Корея Геральд".

Статья о проблемах ювенальной юстиции опубликована на интернетовском сайте новозеландских газет. Национальное агентство по делам ребенка, молодежи и семьи признало, что ему приходится искать дополнительные средства для нормального размещения детей и подростков в изоляторе для малолетних правонарушителей в Кентербери. Речь идет, прежде всего, о недостатке спальных мест. Остроту проблемы могло бы снять введение в строй нового учреждения для детей и подростков, однако это может произойти лишь через три года,

Местные правозащитники отмечают, что необходимые человеческие условия и лечение нужны детям сегодня, а не через три года. Об этом говорится в статье, опубликованной на сайте интернетовских изданий Новой Зеландии.

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова", Прага.

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Евросоюз надеется на политическое решение чеченской проблемы, которое должно состояться в самое ближайшее время, заявил глава представительства европейской комиссии в России Ричард Райт, выступая 16 апреля на парламентских слушаниях в Госдуме. Ричард Райт выразил надежду на то, что ОБСЕ сможет в скором времени возобновить свою работу на Северном Кавказе. Для этого, подчеркнул представитель Евросоюза, следует решить с помощью российских властей две принципиальные задачи, связанные с обеспечением радиосвязью и выдачей долгосрочных разрешений на работу на Северном Кавказе.

Международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Уотч" выразила недовольство ходом проводимого российскими властями расследования по поводу массового захоронения в поселке Дачный в Чечне. Об этом говорится в распространенном в Женеве докладе организации. Правозащитники настаивают на том, что на многих телах, обнаруженных в этом захоронении, есть следы пыток, и обвиняют следствие в неадекватной процедуре идентификации тел погибших и преждевременности предания их земле.

В Европейском суде по правам человека в Страсбурге рассматриваются три иска, поданные родственниками погибших в Чечне местных жителей. Дела чеченцев были переданы в суд через британского адвоката международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Уотч". В интервью газете "Московские новости" глава представительства "Хьюман Райтс Уотч" в Москве Дидерик Лохман сообщил, что если дела будут выиграны, России придется выплатить родственникам жертв огромную компенсацию. Однако главное, по его словам, - создать прецедент объективного расследования нарушения прав человека в Чечне. Лохман считает, что ситуация в республике не изменится, пока не найдены виновные в массовых убийствах мирных жителей в селах Алды и Алхан-Юрт, и пока существуют фильтрационные лагеря, и продолжают исчезать люди.

Россия и Украина возглавили список стран, наиболее опасных для журналистской деятельности. Согласно опубликованному 17 апреля докладу международной организации "Репортеры без границ", в 2000 году в России погибли четыре журналиста, столько же - на Украине. Трое были убиты в Сьерра-Леоне. Всего в прошлом году погибли 32 журналиста. Как отмечается в докладе "Репортеров без границ", треть населения земного шара живет в странах, где отсутствует свобода слова.

20 апреля в Нижнем Новгороде состоится пикетирование дочернего предприятия РАО "Газпром" открытого акционерного общества "Волгогаз". Организаторами акции являются нижегородский региональный союз Объединения профсоюзов России и Нижегородское общество прав человека. Решение провести пикетирование "Волгогаза" было принято на митинге в защиту свободы слова и против судебного произвола, состоявшегося 14 апреля после смены руководства телеканала НТВ.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе отвергла обвинения со стороны белорусских властей в том, что она, под видом подготовки наблюдателей на президентских выборах, проводит вербовку белорусских граждан для разведывательной деятельности. Как говорится в обнародованном 17 апреля заявлении представительства ОБСЕ в Белоруссии, деятельность этой организации законна и абсолютно прозрачна. ОБСЕ ранее заявляло о намерении подготовить четырнадцать тысяч независимых наблюдателей на предстоящих в этом году выборах президента Белоруссии. Это решение вызвало резко негативную реакцию белорусских властей.

Суд в столице Киргизии Бишкеке уведомил главного редактора оппозиционного еженедельника "Асаба" о том, что все присужденные газете штрафы должны быть выплачены в течение десяти дней. В марте выпуск газеты был приостановлен до уплаты штрафов на общую сумму около 60 000 долларов. Примерно половину этой суммы газета должна выплатить бывшему лидеру компартии Киргизии Турдакуну Усубалиеву за оскорбление чести и достоинства.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

В Ростове-на-Дону продолжается суд над полковником Будановым. С подробностями - Владимир Долин.

Владимир Долин:

Хотя суд над полковником Российской армии Юрием Будановым, который обвиняется в похищении и убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, носит открытый характер, публика в зале суда представлена только односельчанам родителей погибшей девушки, уже выступившими в качестве свидетелей, и журналистами. Но журналистов с каждым днем все меньше, - пресса постепенно теряет интерес к процессу. В ростовских газетах исчезли даже упоминания о суде над Юрием Будановым.

На подступах к зданию первомайского районного суда, где проходят слушания, выставлены милицейские кордоны. У милицейских автобусов топчется группа из престарелых, но бойких казаков, анпиловцев и баркашовцев в повязках со свастиками Русского национального единства. В отсутствие телекамер они ведут себя спокойно и молча суют редким прохожим листовки с требованием свободы полковнику, обвиняемому в убийстве. В зал суда их не пускают. Зато баркашовцы уже развернули сбор подписей за выдвижение Юрия Буданова в кандидаты городской думы Ростова-на-Дону. А анпиловцы открыли счет для сбора пожертвований в пользу Юрия Буданова.

Но многие ростовчане куда больше сочувствуют не убийце в военной форме, а родителям погибшей девушки. Об этом мне рассказал Виса Кунгаев, отец Эльзы.

Таксист, подвозивший меня в гостиницу, жалеет и семью Кунгаевых, и полковника Буданова. Но все же, считает он, - убийца чеченской девушки должен понести наказание, иначе нельзя предъявлять счет террористам и бандитам.

В зале заседания продолжается допрос свидетелей. В ходе допроса Адлана Кунгаева, дяди Эльзы Кунгаевой, выяснилось, что в ночь, когда была похищена и убита его племянница, вместе с полковником Юрием Будановым, обвиняемым в этих преступлениях, было не трое, а четверо военнослужащих. Трое солдат, о которых говорилось раньше, известны, это экипаж командирской машины Юрия Буданова. Они допрошены в ходе предварительного следствия и привлекаются к суду в качестве свидетелей. Против них возбуждалось уголовное дело по обвинению в укрывательстве убийства, но оно прекращено по амнистии, которая распространяется на участников боевых действий.

Пятый военный, которого видел Адлан Кунгаев в доме своего брата в ночь трагедии, следствием не установлен, и это дает основания адвокату Абдулле Хамзаеву, защищающему интересы семьи Кунгаевых, говорить о том, что предварительное следствие не выяснило все обстоятельства преступления. Представители потерпевших, семьи Кунгаевых, не заявили ходатайства о доследовании дела, но если показания Адлана Кунгаева подтвердят другие свидетели, возможно, что суд придется отложить до тех пор, пока не будет установлен и привлечен в качестве свидетеля а может быть, обвиняемого, неизвестный военнослужащий, чьи показания могут стать решающими для исхода дела по обвинению полковника Буданова в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой.

В ночь, когда российские военные увезли Эльзу из родительского дома на окраине села Танги-Чу, Адлан Кунгаев первым прибежал на помощь брату. В доме Висы Кунгаева он застал плачущих детей и военных во главе с Юрием Будановым. Полковник ударил его прикладом и, угрожая оружием, заставил покинуть дом. Из огорода Адлан Кунгаев видел, как солдаты погрузили на боевую машину пехоты длинный сверток, и лишь потом он узнал, что это была его племянница, которую подчиненные Юрия Буданова завернули в одеяло.

В Танги-Чу уже знали крутой нрав командира танкового полка. Накануне он избил главу администрации села. Абдулла Хамзаев считает, что этот и другие подобные факты должны рассматриваться в судебном заседании. Против этого возражает защита Юрия Буданова, полагая, что эти эпизоды не имеют отношения к делу.

В ходе заседания несколько раз возникали перепалки между адвокатом полковника Алексеем Тулимовым и судьей Виктором Костиным. Судья был вынужден даже взывать к совести адвоката.

Допрос матери убитой девушки Розы Башаевой продолжался не долго. Она рассказала о том, как узнала о похищении Хеды, так Эльзу звали в семье. После этого расплакалась. Судья Виктор Костин счел необходимым прервать допрос Розы Башаевой. Но состояние здоровья женщины ставит под сомнение возможность ее участия в судебном заседании.

Адвокат родителей Эльзы Кунгаевой потребовал, чтобы для допроса малолетних братьев и сестер убитой девушки, которые были свидетелями ее похищения полковником Будановым, в суд был вызван психолог из Ингушетии, который знает детей и владеет чеченским языком. Он также заявил ходатайство о предоставлении потерпевшим дополнительного времени для ознакомления с материалами дела и о переносе слушаний из Ростова ближе к месту совершения преступления. По словам Хамзаева, многие свидетели не в состоянии добраться из Чечни и Ингушетии в Ростов.

На этот раз суд не отклонил ходатайства Хамзаева, как это было прежде, а решил вернуться к нему тогда, когда возникнет необходимость в допросе односельчан семьи Кунгаевых.

Илья Дадашидзе:

О процессе полковника Буданова рассказывал Владимир Долин из Ростова-на-Дону.

Продолжая нашу рубрику "Какой быть судебной реформе", предлагаем нашим слушателям мнение председателя комитета по законодательству Государственной Думы Российской Федерации Павла Крашенинникова.

Павел Крашенинников:

Конечно, когда вести речь о судебно-правовой реформе, то нужно сказать, что она должна складываться в трех направлениях. И, в принципе, нельзя говорить, что она начинается. Она уже идет.

Первое направление - это законодательная база, которая включает в себя, конечно, законодательство, как и непосредственно касающееся судопроизводства, например, ну, и законодательство, которое касается непосредственно прав граждан. Это вот две части.

Второе направление - это, конечно, нужно реформировать то, что касается правового положения граждан, которые работают в правоохранительной системе, и касающееся статуса судей. Потому что, если милиционер получает, скажем, 1000 рублей, то, конечно, государство его тем самым подталкивает к тому, чтобы он еще где-то искал средства существования своей семьи, ну, и себя, конечно.

И третье направление (на мой взгляд, самое трудное, самое длительное) это - правосознание граждан. Потому что гражданин должен, конечно же, понимать, что, если его права нарушаются, неважно кем - начальником, соседом, там, на улице, в магазине, то у него есть эта возможность обратиться в суд. И чтобы у него была такая потребность, и он это понимал.

Конечно, от Государственной Думы зависит, в первую очередь, нормативная база, и сейчас мне кажется, что мы выходим на три принципиально важных закона. Это три процессуальных кодекса, которые, в принципе, изменят ситуацию с процедурами, как в уголовной, так сказать, политике, так и - в гражданско-правовой.

Речь идет, конечно, о новом УПК. Сейчас вот мы буквально вчера только провели второе слушание по УПК. Закон огромный, и огромные проблемы. Мы даже слушания ведем по блокам. Видимо, еще у нас будут слушания. После этого мы, где-то, в мае - в начале июня доработаем текст и предложим его Государственной Думе ко второму чтению.

Еще важно, в июне почему? Потому что, конечно, там будут вопросы, связанные с изменением подследственности, вопросы, связанные с изменением дачи санкции на арест. И, конечно, в июне нам нужно иметь текст для того, чтобы уже в бюджете на следующий год обсчитывать это все.

Также мы полагаем, вот только что мы приняли, на прошлой неделе, новый проект АПК (Арбитражно-процессуального кодекса). Там тоже есть достаточно много изменений. Мы тоже думаем, что в июне уже он ко второму чтению будет готов с тем, чтобы также его обсчитать.

С ГПК вот тут немножко задача сложней (ГПК это Гражданско-процессуальный кодекс). Он внесен, комитет определился, - мы будем поддерживать тот вариант, который внесен Верховным Судом. Есть еще депутатский вариант. Сложность заключается в том, что мы его не можем вынести на заседание потому, что нет заключения правительства по финансам. Но я надеюсь, что все-таки до середины года мы хотя бы в первом чтении его проведем.

Это все важно. И в ГПК, и в АПК существенно изменяется роль прокуратуры в части гражданско-правовых договоров, в части гражданско-правовых отношений. Не секрет, что сегодня часто, когда хозяйствующие субъекты между собой общаются по каким-то договорам, неожиданно вдруг присоединяется прокуратура, что, на наш взгляд, неправильно. Если есть государственные интересы, есть интерес публичный, то тогда мы считаем, что прокуратура обязательно должна вмешиваться и обязательно должна защищать интересы государства и общества. Если есть интерес двух частных лиц, то этот интерес (если есть спор) должен разрешать суд без участия других отдельных государственных структур.

Поэтому, конечно, мы полагаем, что вот с точки зрения процесса, с точки зрения судопроизводства и с точки зрения уголовного, и до стадии судопроизводства, конечно, должна законодательная база сильно измениться.

В последствии мы ожидаем, ну, наверное, уже в конце апреля или в мае поправки, которые, вот, подготовлены группой Козака в администрации президента. Я думаю, что тоже здесь не должно быть каких-то затяжек, и мы полагаем, что тот год может получиться таким, ну, достаточно этапным для судебно-правовой реформы, вот, в части законодательной базы.

Илья Дадашидзе:

О судебной реформе говорил председатель комитета по законодательству Государственной Думы Российской Федерации Павел Крашенинников.

Диагноз: ветряная оспа. Рассказ нашего корреспондента в Приморье Григория Пасько.

Григорий Пасько:

В июне прошлого года Владивосток всколыхнуло чрезвычайное происшествие. Дети, проживающие по улице Сельской, вблизи здания краевой санитарно-эпидемиологической службы нашли ампулы с вакцинами оспы и желтой лихорадки, а также различные таблетки. Некоторые из детей употребили вакцину внутрь и нанесли ее на кожу рук. Вскоре детские тела покрылись язвами. Родители этих детей забили тревогу.

О чрезвычайном происшествии узнала вся страна. Было возбуждено уголовное дело в отношении руководства краевой санэпидстанции.

Прошел почти год. На состоявшемся недавно судебном заседании было решено направить дело на дополнительное расследование. Таким образом, виновные наказания не понесли. Родители восьмерых детей по-прежнему мыкаются по больницам и государственным учреждениям.

Ярослава Гумбина, мать семилетнего Саши, говорит, что ее ребенок стал чаще болеть. В течение года она добивается комплексного медицинского обследования, но все безрезультатно. "Я считаю, - говорит она, - что по отношению к нашим детям совершено преступление, а государственные органы во Владивостоке склонны это преступление скрыть".

По словам главного врача краевой СЭС Дмитрия Маслова, виновник происшествия давно уже уволен со своей должности, а случаев подобных по всей России происходит пять-шесть в год. Халатность своего сотрудника при утилизации ампул с вакцинами Маслов признал, но заверил, что подобного никогда больше не произойдет.

Заместитель руководителя департамента здравоохранения администрации Приморского края Галина Горшунова считает, что из всех мам пострадавших детей только Гумбина "поднимает шум", между тем, ее ребенок был больным и до происшествия. "У нас нет желания что-то скрыть, - заверила Горшунова. - Если будут медицинские показания к лечению, мы будем лечить детей хоть за границей".

Заместитель главного врача детской поликлиники, где обследовались пострадавшие дети, Наталья Евланова, отметила, что Саша Гумбин уже был обследован и прошел курс лечения. Конечно, сказала она, он болен, требует внимания и дальнейшего обследования. Нынешнее состояние здоровья мальчика врач никак не связывала с происшествием на свалке СЭС.

Врач-инфекционист Татьяна Андреевна свою фамилию назвать отказалась, однако как специалист, обследовавший зараженных детей, свое мнение изложила. Она сказала, что дети, безусловно, заражены вакциной оспы. У них нарушен иммунитет. На серьезное комплексное обследование в специализированном центре нужны немалые деньги, и выделить их должны Крайздрав и КрайСЭС.

Некоторые специалисты, имевшие непосредственное отношение к инциденту, к примеру, судебно-медицинский эксперт Юрий Нестеров свое мнение озвучить отказался, сославшись на то, что оно зафиксировано в материалах уголовного дела.

По мнению Ярославы Гумбиной, местным руководителям выгодно сокрытие всей информации. Например, главный врач краевой СЭС Маслов до сих пор не выдал родителям пострадавших детей результат первоначальных анализов. Между тем, без них невозможно проведение сколько-нибудь серьезной экспертизы по делу.

Марина Кондрашова, мама заболевшего двенадцатилетнего Саши, жалуется, что у ее ребенка регулярно воспаляются лимфатические узлы, из-за болезни он часто пропускает школу. Другая мама, Альбина Половинкина, чья дочь также страдает от различных заболеваний, сказала, что врачи, обследовавшие ее ребенка, поставили диагноз "ветряная оспа". Это заболевание официально не регистрировалось в стране уже несколько десятков лет. Понятно, что признать возвращение страшной болезни никто не решается.

Между тем, дети продолжают болеть. Что с ними будет в будущем, не берется предугадать никто.

Когда и чем закончится это дело неизвестно, однако недавно сразу несколько мам заболевших детей сообщили, что на той самой свалке возле краевой санэпидстанции снова найдены ампулы, шприцы со следами крови и какие-то таблетки.

Продолжение следует.

Илья Дадашидзе:

Это был Григорий Пасько, наш корреспондент в Приморье.

25 апреля самому юному политическому узнику планеты Гедону Чонки Мьима исполнится двенадцать лет. В неволе он находится с 17 мая 1995 года. Именно в этот день шестилетний ребенок и его родители были взяты в китайский полицейский участок, после чего бесследно исчезли. За три дня до этого далай-лама Тибета объявил Гедона Чонки Мьима истинным перевоплощением десятого пан-чен-ламы, второго по значению духовного лидера Тибета.

Около года китайские официальные лица вообще отрицали факт задержания мальчика и лишь 28 мая 1996 года после многочисленных обращений международных организаций признали, наконец, что он находится у них, объяснив это тем, что по просьбе родителей Гедон Чонки Мьима принят под защиту КНР.

Вот что говорит в этой связи Нгаванг Гелек, представитель далай-ламы в России, СНГ и Монголии, побывавший в московской редакции Радио Свобода.

Нгаванг Гелек:

Мы считаем, что это чисто религиозный вопрос. Но Китай превратил это в вопрос политический. Ребенок не виноват ни в чем, кроме, что его признали реинкарнацией десятого пан-чен-ламы.

Это говорит, что китайские власти ведет жесткий удар на религиозная вера.

И в 1994 году в мае месяце тогдашний глава Тибетского автономного округа организовал такое совещание, называемое "Третий форум". Там они поставили вопрос, чтобы уничтожить тибетскую культуру и религию. Похищение реинкарнации десятого пан-чен-ламы является одним из направлений в этой работе китайской власти.

Китай признал, что пан-чен-лама находится у них только 1996 году, потому что многие международные организации, ООН, Комиссия по правам человека требовали, что китайская власть показала бы ребенка, что он жив и здоров. Но китайская власть отказывает показать ребенка. И мы до сих пор не знаем, он жив или нет.

Поэтому не только верующие в тибетский буддизм, но и представители другие тоже волнуются о судьбе этого ребенка. И мы будем каждый год во время его день рождения 25 апреля организовывать митинг, пикет и требовать от китайской власти, чтобы его освободили.

Илья Дадашидзе:

Митинг с целью освобождения одиннадцатого пан-чен-ламы Гедона Чонки Мьимы и привлечения внимания к проблемам нарушения прав человека и религиозных репрессий в Тибете начнется у китайского посольства в Москве 25 апреля в 2 часа 30 минут пополудни.

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 2, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG