Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История одной тяжбы. Дело профессора Данилова. Суд над полковником Будановым

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Алик Ахундов. История одной тяжбы.
- Карина Москаленко. Какой быть судебной реформе.
- Иван Петров. При молчаливом одобрении властей.
- Анна Данковцева. Правозащитные новости недели.
- Александр Макаров. Дело профессора Данилова.
- Владимир Ведрашко. Западная печать о правах человека и свободе слова.
- Владимир Долин. Суд над полковником Будановым.


"Мы должны действовать в интересах наших акционеров", - заявляют руководители Сбербанка и отказываются действовать в интересах своих клиентов.

Историю одной тяжбы рассказывает Алик Ахундов.

Алик Ахундов:

В январе минувшего года москвичка Анна Введенская продала дачу. 47 000 долларов она положила в ячейку филиала Сбербанка на улице Ивана Бабушкина. Об этом узнал квартирант Введенской Олег Черкасский, и вместе с другом Михаилом Егоровым они решили украсть деньги.

В один из январских дней 2000 года Черкасский и Егоров убили Анну Введенскую, ее одиннадцатилетнего сына Мишу и мужа Введенской Алексея Пушкина. Сначала преступники зарезали Пушкина, открывшего им дверь. Затем дождались из школы одиннадцатилетнего мальчика и его тоже убили. Вечером с работы вернулась Анна Введенская. Ее задушили. Тела жертв преступники спрятали под диваном, переночевали в квартире, и наутро, забрав паспорт Введенской, ключ от ячейки и карточку клиента Сбербанка, отправились в филиал на улице Ивана Бабушкина.

Черкасский и Егоров уговорили свою знакомую, двадцатитрехлетнюю Оксану Посох, наркоманку со стажем, приехавшую в Москву с Украины в поисках заработка, выдать себя за Анну Введенскую и забрать деньги из ячейки банка. Посох ничего не знала об убийстве, но все равно очень волновалась, когда пришла в Сбербанк за деньгами с чужим паспортом. Убийцы пообещали девушке 1 000 долларов за эту, как они ее уверяли, "пустяковую" услугу.

Преступники вклеили в паспорт Введенской фотографию Оксаны Посох, но она не сумела мало-мальски правдоподобно подделать подпись убитой женщины. Сотрудники службы безопасности банка несколько раз просили Оксану Посох расписаться в документах. Все подписи не имели ничего общего с подлинной подписью Анны Введенской. Но это почему-то службу безопасности не насторожило.

Когда оказалось, что мнимая Анна Введенская не знает, где находится банковское хранилище, один из охранников любезно вызвался помочь молодой женщине и проводил ее прямо к ячейке, в которой лежали деньги. Преступница благополучно забрала их и вручила Черкасскому и Егорову, которые ждали ее у дверей банка.

Сегодня ближайшие родственники Анны Введенской - ее мать Марианна Осипова и ее брат Максим - требуют у Сберегательного банка выплатить похищенные деньги.

Говорит Максим Осипов:

Видите ли, я не юрист, и поэтому буду говорить о фактической стороне дела, без ссылок на какие-то статьи закона.

Суть дела в том, что моя покойная сестра положила деньги в ячейку Сбербанка. Такой способ хранения денег сейчас в России является самым распространенным, поскольку счетам в банке мало, кто верит. Люди при покупке квартиры, там, продажи дачи и так далее пользуются ячейками банков. В частности Сбербанка.

Сбербанк отказывается признать какую бы то ни было ответственность свою за то, что произошло. Сбербанк не ходил на заседания суда, когда судили Посох. Сбербанк старался по возможности уклоняться от следствия, которое велось по уголовному делу.

Даже когда приходишь в нотариальную контору, они спрашивают, взяв твой паспорт, когда родились ваши дети, где вы прописаны и так далее. Когда приходишь менять стодолларовую купюру в любое отделение Сбербанка, они по много раз просят расписаться, показать документы и все прочее.

Здесь ничего этого сделано не было. И никакого извинения вот такой халатности я не вижу.

Алик Ахундов:

Черкасского и Егорова задержали. Один из них скрывался в Петербурге, другой отсиживался в Петрозаводске - тратили деньги. Сейчас идет следствие. Оксана Посох уже отбывает наказание за мошенничество - семь лет лишения свободы.

От материальных претензий к ней и убийцам Максим и Марианна Осиповы отказываются. Истцы уверены, что преступники смогли похитить деньги, лишь благодаря халатности сотрудников службы безопасности банка, нарушивших инструкции по предоставлению в аренду банковской ячейки.

Максим Осипов:

Понимаете, у меня такое впечатление... Ну, вот я руковожу тоже небольшим предприятием. У меня есть ощущение, что я отвечаю за все, что в нем происходит. Даже если в нем произойдут какие-то невероятные вещи, я вникну в то, что случилось, я надеюсь, и буду отвечать за то, что произошло.

В Сбербанке таких людей, по-видимому, нет. Сбербанк - огромная организация, и когда руководство узнает об этом, ну, вот, судя по тому письму, которое они написали, - им эта история кажется настолько невероятной, что ее как-то психологически проще отодвинуть в сторону и сказать: "Ну, этого не может быть", ну, просто такого не было раньше. Ну, следовательно, это и не было и сейчас. Такая вот логика их поведения.

Так что мне как-то хотелось бы пробудить интерес руководства к тому, что случилось в этом Сберегательном банке. Ну, юристы оформляют это все пунктами статей, так сказать, такими, неэмоциональными параграфами заявлений исковых и прочих. Мне хотелось бы, чтобы кто-то из руководства Сбербанка просто вник в суть дела, в суть того, что произошло. Банк ограбили.

Ну, сначала нам говорили: "Вы найдите грабителей, пускай они отвечают". Теперь грабителей нашли, но договор заключался не с грабителями, не с убийцами. Мне кажется, даже, в общем, как-то циничная такая позиция. Человек убил двух взрослых людей и одного ребенка, то есть... ну, два человека убили. Мне говорят: "Ну, вы взыскивайте с них". Понимаете? Вот, с этой мошенницы, наркоманки, которая уже была осуждена за наркоманию, которая, в общем, ну, пустое место.

Сейчас представитель Сбербанка сказала, что мы должны были против нее гражданское дело открыть, чтобы у нее конфисковали имущество. Все ее имущество составляют такие высокие черные сапоги.

Я еще раз говорю: надо, чтобы до кого-то дошло, что произошло в Сбербанке 19 января прошлого года.

Алик Ахундов:

Представители Сбербанка потребовали у истцов доказать, что похищенные деньги действительно находились в ячейке, и что они действительно были похищены. Материалов, подтверждающих, что совершено преступление, якобы недостаточно, хотя один из преступников сидит в тюрьме, а двое других под следствием.

Говорит Илья Бердников, адвокат Максима Осипова.

Илья Бердников:

Было предварительное следствие, вынесено решение суда, как раз, тоже - Гагаринского. Мало того, оно рассматривалось и в кассационной инстанции, и было оставлено без изменений. Была установлена сумма, которая находилась в этой ячейке, была, так сказать, установлена вся фактическая сторона произошедшего. И Сберегательный банк, предварительно можно сказать, требует от истцов второй раз доказать то, что было уже установлено следствием и приговором Гагаринского суда в отношении осужденной посох.

Из тех же материалов следствия, из показаний кассиров, старшего кассира Барановой и старшего контролера Ларькиной, следует, что, в общем-то, у них, конечно, возникли сомнения в правильности подписи женщины, пришедшей, и они второй раз попросили у нее паспорт. Однако все равно они пропустили.

Хотя существует порядок работы хранилища индивидуальных сейфов, утвержденный Сберегательным банком 18 августа 1999 года, в котором в Пункте 5.1 четко говорится, что при установлении расхождений или неточностей в предъявленных документах сотрудник банка должен вызвать работника охраны или руководителя банка для принятия соответствующих мер. Этого сделано не было.

Алик Ахундов:

Представитель ответчика юрист отделения Сбербанка, к которому относится филиал на улице Ивана Бабушкина, завидев микрофон, бежала от него прямо из зала суда. В Управлении общественных связей Сбербанка отделались дежурной отговоркой, - не хотят оказывать давления на суд.

Рассказывает Илья Бердников:

Илья Бердников:

В данном случае заключался с банком не договор хранения, по которому банк принимал бы на себя какую-то ответственность и был вынужден, так сказать, ее, в случае наступления таких вот ситуаций, нести.

В данном случае заключен был договор аренды банковской ячейки, в соответствии с которым, ответственность банка сведена до минимума. Но большая часть этого договора уделена тому, чтобы клиент не хранил там всякие взрывоопасные и прочие предметы, чтобы клиент бережно относился к имуществу банка, чтобы клиент не портил имущество банка. А об ответственности банка там практически не сказано ни одного слова.

Алик Ахундов:

Один из ответственных сотрудников банка, не пожелавший называть свою фамилию, все же поделился соображениями по поводу дела Осиповых.

По его словам, решение суда будет, безусловно, выполнено, в чью бы пользу его ни вынесли. То, что иск удовлетворят хотя бы частично, уже сейчас мало, у кого вызывает сомнения.

Максим и Марианна Осиповы требуют взыскать с ответчика реальный ущерб в размере около полутора миллионов рублей - судебные расходы, компенсацию за причиненный моральный вред, неустойку в соответствии с законом о защите прав потребителей и штраф в федеральный бюджет за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителей.

Что же мешает Сбербанку признать очевидную вину в случившемся и выплатить деньги? На это мой анонимный собеседник в Сбербанке ответил так: "Разве Сбербанк может просто взять и выплатить столь весомую сумму? Мы должны действовать в интересах акционеров". Видимо, в интересах акционеров Московский банк Сбербанка России настойчиво отрицает очевидную халатность своих сотрудников.

Вот официальный ответ Сбербанка на исковое заявление (я цитирую): "Сообщаем, что в филиале № 7980/01592 Черемушкинского ОСБ оборудование хранилища сейфовыми ячейками отвечает установленным техническим требованиям. В результате проведенного служебного расследования доказательств вины сотрудников филиала в нарушении условий договора аренды и не обеспечения сохранности имущества, вложенного в ячейку, не установлено" (конец цитаты). 5 апреля этого года судья Гагаринского межмуниципального суда Москвы Ирина Очимович перенесла слушание по иску против Сбербанка на 22 мая. Дело Осиповых продолжается.

Илья Дадашидзе:

Рассказ Алика Ахундова "История одной тяжбы".

Продолжая нашу рубрику "Какой быть судебной реформе", предлагаем слушателям мнение адвоката Карины Москаленко, руководителя правозащитной организации "Международное содействие".

Сегодня в российских судах, отмечает она, не соблюдается конституционный принцип равенства сторон, обвинения и защиты.

Карина Москаленко:

Сегодня защита обвинению не равна. Это очевидно уже, я даже не знаю, нужно ли это доказывать.

Ну, вот, к примеру, обвинения добывает доказательства, а защита лишь ходатайствует об истребовании доказательств. Обвинение владеет материалами дела, а защита лишь знакомится с этими материалами. При этом защиту можно ограничить по времени, по возможностям, по условиям вот в этом ознакомлении с материалами дела.

В суде обвинение начинает оглашать обвинительное заключение в начале судебного следствия. Этим самым настраивается суд уже на обвинительный какой-то уклон судебного разбирательства. Или обвинение в суде дает заключение по заявленным ходатайствам, а защита просит и ходатайствует о каких-то действиях.

Или, скажем, обвинение имеет неограниченный доступ к обвиняемому, к подсудимому, а защита лишь ходатайствует о предоставлении ей - или просит о выдаче - разрешения на свидание.

Получается, что обвинение, а не суд, является основным органом в уголовном судопроизводстве.

Уравнивание в правах обвинения и защиты совершенно необходимо не только мне, адвокату. Это совершенно необходимо России, Российской Федерации. Она - член Совета Европы. По любому делу, которое попадает в Страсбург, в Европейский суд, вы можете представить доказательства неравенства сторон. А если нет равенства сторон, нет справедливого судебного разбирательства. А значит, есть нарушение Статьи 6 Европейской конвенции по правам человека.

И вот все упирается в то, что, если мы упорно стоим не на состязательной модели судопроизводства, а на так называемой нео-инквизиционной модели судопроизводства, то мы не достигаем вот этой цели создания, обеспечения равенства сторон в процессе.

Можно быть совершенно уверенным, что Европейский суд не будет диктовать той или иной стране, какую модель судопроизводства ей избрать. Так же, как и Совет Европы, и Европейский суд не будет вмешиваться в уголовно-процессуальные нормы, которые в той или иной стране существуют. Но эти нормы должны обеспечивать принципы справедливого судебного разбирательства, закрепленные в Европейской конвенции.

Совершенно больной вопрос нашего судопроизводства - протокол судебного заседания. Это касается любых дел - гражданских, уголовных, даже административных. Там вообще не ведется протокол судебного заседания.

Так вот, если нет справедливого, добросовестного и достоверного фиксирования хода судебного процесса, то не может быть, по определению, справедливого суда.

А вот в эти вопросы Европейский суд имеет право, и будет вмешиваться. Потому что в этом случае нарушается право человека на справедливый суд.

Проект нового Уголовно-процессуального кодекса этих вопросов, этих проблем не решает. Нет там подлинной состязательности сторон, нет там подлинного равенства сторон, нет там гарантии достоверности протокола судебного заседания. И вот в этом смысле я считаю, что принятие Уголовно-процессуального кодекса в том виде, какой проект предложен сегодня, по сути дела, вредно даже. Лучше уж вносить постепенно, пошагово, по ступенькам какие-то новые здоровые изменения в действующий Уголовно-процессуальный кодекс, чем избирать заведомо недоброкачественную модель судопроизводства.

Поэтому я могу сказать, что я жду не нового УПК, а я жду подлинной реформы в судопроизводстве, которая обеспечила бы гражданам право на справедливый суд.

Илья Дадашидзе:

На вопрос "Какой быть судебной реформе?" отвечала адвокат Карина Москаленко.

"Жизнь на птичьих правах". Так назывался репортаж Владимира Долина, прозвучавший в программе "Человек имеет право" несколько месяцев назад. В нем говорилось о преследованиях, которым подвергаются турки-месхетинцы, проживающие на территории Краснодарского края. Сегодня история, рассказанная Владимиром Долиным, получила вполне ожидаемое продолжение.

О погроме турок-месхетинцев в Крымском районе Краснодарского края рассказывает наш корреспондент Иван Петров.

Иван Петров:

В Крымском районе Краснодарского края произошли столкновения на межнациональной почве. Местные казаки устроили погромы в магазинах и домах, принадлежащих туркам-месхетинцам.

Конфликт начался, когда 13 апреля в одном из магазинов хутора Ново-Украинского был избит русский старик. Напавший на старика парень скрылся, и по хутору распространились слухи, что турки бьют русских, хотя представители турецкой общины пытались убедить казаков, что хулиган вовсе не турок - азербайджанец, родом из Грузии. Этот аргумент не успокоил взбудораженных казаков.

Через два дня после Пасхальных праздников на хуторе Ново-Украинском появились четыре автобуса с казаками. Все они были одеты в камуфляжную форму, в руках держали дубинки и газовые пистолеты. У некоторых были охотничьи ружья.

Атаман Таманского отдела Кубанского казачьего войска Иван Безуглый, войдя в дом, где жила турецкая семья, объявил, что казаки приехали проверять паспортный режим. Казаки группами по несколько человек пошли по улице, врываясь в дома и оскорбляя хозяев. У турок требовали паспорта, водительские удостоверения, домовые книги. Все это испуганные хозяева отдавали казакам.

Казаков встречали, в основном, женщины, мужчины были на работе. Всех мужчин, которых казаки застали дома, они затащили в автобусы и увезли.

Когда лидеры турецкой общины узнали о том, что творится в Ново-Украинском, они тут же начали звонить в милицию, но в дежурной части им ответили что-то невразумительное и ехать явно не спешили. Тогда турки пригрозили пожаловаться на милицию в Краснодар, и только после этого несколько офицеров Крымского РОВД выехали в Ново-Украинский.

Казаки тем временем расположились на обочине трассы Краснодар-Новороссийск и начали останавливать проезжающие машины. Если в машине обнаруживали лицо кавказской национальности, его обыскивали и забирали документы. Все это происходило на глазах милиции, которая безучастно наблюдала за происходящим.

Один из лидеров турецкой общины, Сарвар Тидуров, попросил казаков отпустить задержанных. Казаки ответили нецензурной бранью. И только после долгих уговоров со стороны милиции шестерых увезенных турок выпустили из автобуса. Они были сильно избиты, одежда изорвана, лица в крови. Документы, захваченные казаками, там и остались у них, несмотря на все просьбы и уговоры.

В тот же день казаки разгромили магазин, принадлежащий турку-месхетинцу Вачину Ушугаеву. Соседи видели, как возле магазина остановился тот же казачий автобус, и из него вышли люди в масках. Один из них ударил дубинкой девушку-продавщицу, другие начали бить прилавки и разбрасывать товары.

Уходя, погромщики бросили в магазин дымовую шашку и пригрозили убить хозяина.

На следующий день в район выехала комиссия из Краснодара, но никаких конкретных решений принято не было. В отношении казаков-погромщиков не были возбуждены уголовные дела, хотя несколько избитых турок обратились в больницу.

Скорее всего, никто наказан не будет. В официальных документах погромщики именуются "казачьей дружиной по охране правопорядка".

Все беззаконные действия казаков в Краснодарском крае происходят при молчаливом одобрении местной власти. Погром, произошедший в Крымском районе - одно из многих звеньев в цепи этнических преступлений, которые стали на Кубани заурядным явлением.

Илья Дадашидзе:

О погроме турок-месхетинцев в Крымском районе Краснодарского края рассказывал наш корреспондент Иван Петров.

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Совет Европы опубликовал первый официальный список преступлений против мирного населения Чечни, совершенных с момента начала второй войны в республике 17 месяцев назад. В тридцатистраничном документе перечислены 329 случаев, которые расследовались как военной, так и гражданской прокуратурами. Всего лишь 7 дел из списка были рассмотрены военными трибуналами. В пяти случаях виновные были осуждены, в том числе за убийство. Список был подготовлен российской рабочей группой, в состав которой входили 7 представителей России в Парламентской ассамблее Совета Европы и 10 депутатов, назначенных Государственной Думой.

24 апреля Верховный Суд России подтвердил право Федеральной службы безопасности проводить проверки на основании анонимных обращений граждан. Отмены этого положения добивалась Общероссийское общественное движение за права человека. По мнению правозащитников, оно противоречит российской конституции. Инструкция, допускающая рассмотрение анонимных заявлений в оперативной работе, была утверждена директором ФСБ в декабре прошлого года.

Уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов выступил с заявлением о критической ситуации в российских следственных изоляторах. В интервью газете "Московские новости" Миронов подчеркнул, что изоляторы переполнены. Ежегодно в них находится более 2 миллионов заключенных, большинство из которых страдает от туберкулеза и кожных заболеваний. По словам Миронова, инспекторы Совета Европы сравнивают российские СИЗО с пыточными камерами.

Русский ПЕН-Центр заинтересован в открытости и объективности следствия по делу писателя Эдуарда Лимонова, обвиняемого в соучастии в незаконном приобретении оружия. В заявлении ПЕН-Центра отмечается, что он не одобряет идейные и политические позиции Лимонова, но согласно Хартии Международного ПЕН-Клуба не может игнорировать арест писателя. Эдуард Лимонов, лидер незарегистрированной Национал-большевистской партии России, был задержан 7 апреля сотрудниками ФСБ и помещен в московский следственный изолятор Лефортово.

Московская милиция возбудила уголовное дело в связи с погромом на рынке в Ясенево, произошедшим 21 апреля, когда группа "скинхедов" разгромила на этом рынке торговые ларьки выходцев с Кавказа. Десять торговцев были ранены. Задержано 53 человека, которым будет предъявлено обвинение в хулиганстве. 20 апреля вечером в центре Москвы был убит чеченский юноша Маирбек Елесаев. Есть подозрение, что его убийца, семнадцатилетний москвич Александр Золотухин, также принадлежит к национал-социалистской группировке "скинхедов", которые отмечали 21 апреля день рождения Адольфа Гитлера.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

В последние годы в России, как в свое время в СССР, нагнетается шпиономания, говорится в резолюции Всероссийского чрезвычайного съезда в защиту прав человека, прошедшего в Москве в январе 2001 года. "Не справляясь с задачами по борьбе с коррупцией и терроризмом, утечкой капиталов, заказными политическими убийствами и другими опасными преступлениями, - говорится в этом документе, - ФСБ избрало в качестве легкой добычи экологов, журналистов, ученых, дипломатов. Съезд с тревогой отмечает опасные последствия нагнетания шпиономании в стране, рост неуверенности среди государственных служащих, стимулирование эмиграции талантливых исследователей, ограничение международных экономических, научных у культурных связей" (конец цитаты).

Сегодня к списку журналистов, экологов, ученых, обвиняемых в измене Родине и шпионаже, прибавилось новое имя - профессора Валентина Данилова, директора Теплофизического центра Красноярского технического университета, ученого, объявленного органами безопасности "агентом китайских космонавтов".

Рассказывает наш корреспондент в Красноярске Александр Макаров.

Александр Макаров:

17 апреля около 20 известных ученых, профессоров, докторов наук направили открытое письмо в прокуратуру Красноярского края. Они просят освободить из следственного изолятора города Красноярска директора Теплофизического центра Красноярского технического университета Валентина Данилова, арестованного сотрудниками Красноярского регионального управления ФСБ еще 16 февраля. Ученые готовы поручиться, что их коллега не будет скрываться от следствия и препятствовать работе контрразведчиков. Дальнейшее же его пребывание может безвозвратно подорвать и без того слабое здоровье известного русского физика.

Красноярские ученые также настаивают на проведении открытого судебного заседания по уголовному делу Данилова. Они полагают, что только таким образом можно будет добиться справедливого приговора.

Валентина Данилова обвиняют в промышленном шпионаже. По версии следователя регионального управления ФСБ, он из корыстных побуждений передал гражданам Китайской народной республики сведения о новейших исследованиях в области космической техники. Речь идет о контракте, подписанном Красноярским техническим университетом со Всекитайской импортно-экспортной компанией точного машиностроения. В соответствии с договором Теплофизический центр университета под руководством Данилова должен был изготовить исследовательский стенд для изучения процессов электризации искусственных объектов в космосе и разработать программное обеспечение к нему. Эта работа, в конечном итоге, позволила бы существенно увеличить сроки службы искусственных спутников.

Уголовное дело по данному факту было возбуждено контрразведчиками еще 18 мая 2000 года. В тот же день Данилов был арестован в первый раз. Тогда его обвинили в разглашении сведений, содержащих государственную тайну. Однако через три дня красноярский физик не без участия научной общественности был освобожден из-под стражи.

Но работа над делом Данилова не прекращалась. Через девять месяцев следователи ФСБ выдвинули против него новое, более тяжкое обвинение - шпионаж в пользу иностранного государства. За это в России дают от 12 до 20 лет. Эксперты ФСБ полагают, что несанкционированная передача сведений такого рода наносит ущерб внешней безопасности России, так как данные, полученные от Валентина Данилова, позволят китайцам существенно сократить время и финансовые затраты на создание собственных космических летательных аппаратов.

Ученые, подписавшие письмо в защиту своего коллеги, утверждают, что с исследований Данилова гриф "совершенно секретно" был снят еще в 1992 году. Причем сделано это было по инициативе специалистов Железногорского научно-производственного объединения прикладной механики. Именно это предприятие, уже более 30 лет выпускающее спутники связи, в советские времена было главным заказчиком тогда еще лаборатории Валентина Данилова.

Как следует из заключения, представленного строителями спутников, подобные стенды были изготовлены в Железногорске еще в 1960-е годы, а данные, полученные представителями Китая, уже давно опубликованы в открытых источниках.

Продажа научных разработок двадцатилетней давности не может повредить нашей стране. Наоборот, это укрепляет авторитет российской науки, считают ведущие красноярские ученые. Арест же Данилова действительно наносит России серьезный ущерб. Он - один из ведущих специалистов в этой отрасли. Таких во всем мире человек 20 наберется, утверждает доктор физико-математических наук Вадим Славин.

В последнее время Валентин Данилов вел интересные эксперименты по активному влиянию на космическую плазму и получил фундаментальные результаты в области космической энергетики. В настоящее время из-за отсутствия руководителя и источника финансирования научная работа в Теплофизическом центре Красноярского технического университета сворачивается.

Тем не менее, сотрудники центра признают: тема электризации искусственных спутников, действительно, находится в опасной близости от одного пока абсолютно закрытого научного направления, которое также разрабатывается в университете. Однако даже если и произошла какая-то утечка секретной информации, речь может идти лишь о добросовестном заблуждении Данилова, но никак не о шпионаже.

Очевидно, что точку в этом споре между контрразведчиками и учеными может поставить только суд. Однако, как сообщили сотрудники пресс-службы управления ФСБ, следствие еще не закончено. Дело Данилова может быть передано в суд не ранее 18 мая.

А между тем здоровье известного красноярского физика ухудшается. Как сообщила нам сегодня адвокат Данилова Елена Евменова, у ее подзащитного все чаще случаются приступы гипертонии, прогрессируют и другие сердечные заболевания. По ее словам, в ближайшее время будет подготовлено поручительство за него известных в Красноярском крае людей. После этого адвокат вновь обратится в суд с иском об освобождении Валентина Данилова из-под стражи.

Первый такой иск Красноярский краевой суд отклонил около месяца тому назад.

Илья Дадашидзе:

Рассказ Александра Макарова о деле профессора Данилова комментирует наш корреспондент в Приморье Григорий Пасько, процесс над которым, тоже по обвинению в шпионаже, проходит ныне в военном суде Тихоокеанского флота.

Григорий Пасько:

Что смущает в первую очередь? Отсутствие сколько-нибудь убедительных обоснований ареста Валентина Данилова. Нельзя же всерьез воспринимать фразу "продал иностранцам секретные (в других источниках "сверхсекретные") космические разработки".

Собственно, в очередном шпионском скандале, - а я уверен, что все дело обернется именно скандалом, - новым является лишь слово "космических". Остальное - мы уже слышали и видели. Например, в деле профессора Тихоокеанского океанологического института Владимира Щурова. Того начали привлекать к ответственности в августе 1999 года за якобы намерение отправить опять же китайцам секретную (в других источниках "сверхсекретную") гидроакустическую аппаратуру, подпадающую под список технологий двойного назначения. Щуров целый год ходил на допросы в ФСБ и давал показания. В результате наговорил себе 10 томов уголовного дела на 4 статьи Уголовного кодекса.

Похоже, что и в ситуации с Даниловым произошло то же самое. И здесь, как и в случае со Щуровым, ученые писали письма, обращения о том, что разработки ученого не являются секретными, а тем более сверхсекретными.

Увы. За три дня до появления сообщения об аресте Данилова я с интересом попытался изучить список технологий двойного назначения, опубликованный в "Консультант-плюсе". Внушительных размеров список живо напомнил мне определение государственной измены, которую, кстати, вменяют Данилову. Госизмена, сказано в Уголовном кодексе, это "выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству". Это я к тому, что под двойные технологии при желании можно определить все, что угодно.

Еще примечательная деталь. По словам сотрудников ФСБ, Красноярский технический университет еще в 1999 году подписал контракт с Китайской импортно-экспортной компанией на создание некоего экспериментального стенда, моделирующего воздействие космической среды на спутники. Известно, что такого рода контракты непременно проходят согласование в Первом отделе любого высшего учебного заведения, тем более научного центра. (Первый отдел - это узаконенное присутствие органов ФСБ в научных заведениях.) Почему же в данном случае не несут ответственности представители этого отдела?

На мой взгляд, все просто. "Шпиона" Данилова, как и многих других - Щурова, Сойфера, Сутягина, Моисеева - искусственно "вырастили", сделали, "назначили" шпионом. В судах эти дела ворочаются так тяжело, так долго, что до сих пор ни одного осужденного нет. А при честном и действительно независимом суде их и быть не может.

Илья Дадашидзе:

Говорил Григорий Пасько.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Канадская газета "Де Стар" сообщает о нехватке социальных работников для ухода за умственно отсталыми детьми. Проблема особенно остра в городе Гамильтон. Здесь в специальном центре социальной помощи и реабилитации постоянно находятся в числе пациентов около 2 000 детей с нарушениями двигательных функций, однако еще от 100 до 120 ожидают своей очереди для поступления в этот центр. Срок ожидания от 8 до 12 месяцев, говорится в публикации. Также вынуждены дожидаться своей очереди и 60 детей с психическими отклонениями.

Эксперты в области защиты прав ребенка считают, что своевременная помощь детям с психическими отклонениями служит гарантией от перехода этих детей в число малолетних преступников. Гораздо дешевле оказать сегодня помощь, чем потом содержать заключенного.

Причиной нехватки кадров социальных работников газета называет недостаточную оплату их труда. Педагоги и врачи уходят в ассоциации по оказанию помощи детям, где финансирование из различных фондов значительно лучше. Об этом пишет канадская газета "Де Стар".

Японская газета "Джепен Таймс" публикует статью под заголовком "Женщины борются за свое место". Речь идет буквально о местах в пассажирском транспорте, в гостиничных апартаментах, в универсальных магазинах. Один токийский отель уже выделил 46 номеров на двух этажах исключительно для проживания женщин. Менеджер гостиницы сообщил, что все эти номера бронируются за много месяцев и пользуются необычайной популярностью. Лифты на этих этажах также останавливаются только в тех случаях, когда постоялец располагает ключом от соответствующего номера.

Неподалеку от гостиницы в магазинах одежды также появились отделы, на дверях которых стоит значок "Только для женщин". Директор магазина утверждает, что таким образом женщинам созданы комфортные условия безопасности и спокойствия.

Уже вышли на линии первые автобусы, предназначенные лишь для пассажиров женского пола и снабженные всеми необходимыми удобствами. Есть первый опыт эксплуатации железнодорожных вагонов "Только для женщин". Наконец, между Токио и Фукуокой уже летает самолет, в котором часть мест бронируется исключительно для женщин в возрасте от 12 лет.

Быстрое распространение разделения мест и площадей на мужские и женские объясняется, в частности, стремлением компаний обеспечить повышенную безопасность своим клиентам. Безопасность от посягательств со стороны мужчин. Об этом написала японская газета "Джепен Таймс".

Руководство германских коммунистов, чья партия поддерживала в прошлом возведение Берлинской стены, намерено теперь осудить этот акт и принести извинения за убийства людей, пытавшихся преодолеть стену и бежать на Запад. Об этом пишет ирландская газета "Де Айриш Таймс". Сороковая годовщина возведения Берлинской стены будет отмечаться в августе текущего года. Эту дату руководство нынешней, обновленной партии коммунистов намерено использовать для очищения от бремени деяний своих политических предшественников. Это была публикация в ирландской газете "Де Айриш Таймс".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

В Ростове-на-Дону продолжается суд над полковником Будановым по обвинению в убийстве чеченской девушки.

С подробностями по телефону Владимир Долин.

Владимир Долин:

На скамье подсудимых два российских офицера - командир 160 танкового полка полковник Юрий Буданов и начальник штаба полка подполковник Иван Федоров. На скамье пострадавших - родители, братья и сестры Эльзы Кунгаевой, восемнадцатилетней чеченки, похищенной и убитой полковником Юрием Будановым.

Вместе с чеченской семьей пострадавшим признан и однополчанин Буданова и Федорова, боевой офицер, трижды представленный к ордену "Мужества", 26-летний старший лейтенант, командир роты разведки 160 полка Роман Багреев. Федоров и Буданов избили и бросили в яму-зиндан Багреева лишь за то, что командир разведчиков замешкался с выполнением приказа начальника штаба открыть огонь в сторону селения Танги-Чу. Так пьяный подполковник проверял боеготовность разведчиков, накануне вышедших из тяжелого боя у селения Комсомольское. Чтобы избежать жертв среди мирного населения, Роман Багреев приказал сменить осколочно-фугасные снаряды в орудиях боевых разведывательных машин на кумулятивные. Снаряды этого типа, не встретив препятствия, самоликвидируются. Этим и было вызвано промедление с выполнением приказа.

Свидетель - заместитель командира по воспитательной части майор Михаил Селиванев - считает, что действия командира и начальника штаба оправданы боевой обстановкой. Приказ (майор процитировал устав) "должен выполняться беспрекословно, точно и в срок". Главного воспитателя полка, по-старому - замполита, нисколько не смущает, что Федоров, отдавая этот бессмысленный приказ, был пьян. В этом Михаил Селиванев сомневаться не мог, поскольку вместе с Федоровым и Будановым отмечал день рождения дочери командира.

Вряд ли офицеры считали обстановку у села Танги-Чу боевой, если в день, предшествующий убийству Эльзы Кунгаевой, все командование полка (командир, его заместители, начальник штаба и замполит) позволили себе расслабиться и напиться.

Воспитателя личного состава нисколько не волнуют и возможные жертвы среди мирного населения в случае открытия огня осколочно-фугасными снарядами. Что такое преступный приказ, как выяснилось в ходе допроса, майор Михаил Селиванев не знает. Зато морально-психологическая обстановка в полку, по словам замполита, была на высоте, благодаря командирским качествам Юрия Буданова, главными из которых Михаил Селиванев считает строгость, суровость и справедливость.

Майор Селиванев привел несколько примеров командирской справедливости. Когда Юрию Буданову показалось, что офицеры медленно выполняют его команду, он с криком "Разбегайся!" - бросил ручную гранату в печку, обогревавшую палатку. Жертв, к счастью, не оказалось. Замполит считает, что это всего лишь шутка. Впрочем, по мнению майора, гражданские люди не способны оценить столь тонкий армейский юмор.

И, пожалуй, самой яркой характеристикой морально-психологического состояния вверенного Юрию Буданову полка стал приказ командира о сдаче офицерами и прапорщиками личного оружия - пистолетов Макарова. Как объяснил майор, "из-за опасности психологических срывов".

В ходе судебного следствия свидетели-сослуживцы Буданова и Федорова путались в своих показаниях и неоднократно их меняли. И дело не в плохой памяти офицеров, а в избирательности их воспоминаний. Судья Виктор Костин отметил, что изменение показаний военнослужащих всегда направлено на смягчение вины обвиняемых. Но все же, в конечном итоге, отвечая на вопросы суда и адвоката потерпевших, все свидетели-военнослужащие 160 танкового полка вернулись к своим первоначальным показаниям на предварительном следствии.

Сам Юрий Буданов почти не участвует в заседании. Сидя на скамье подсудимых в железной клетке, он что-то записывает в школьную тетрадку. Стола в клетке нет, приходится писать на коленке, поэтому из зала суда видно только макушку обвиняемого. Изредка Буданов задает вопросы свидетелям, и лишь однажды со скамьи обвиняемых прозвучал почти истерический выкрик (цитирую): "Это дело заказное. Меня подставили!"

Кто и зачем его подставил, Буданов объяснить не успел. Судья Виктор Костин прервал его, заявив, что обвиняемый может высказать свое мнение в ходе допроса. По установленной судом процедуре, Буданов будет допрошен последним.

Второй подсудимый, подполковник Иван Федоров, ведет себя куда агрессивнее. Он на свободе, и выделенную для него скамью подсудимых отделяет от потерпевших, семьи Кунгаевых, только узкий проход. Большей частью он безучастно слушает показания свидетелей, но когда ему не понравились вопросы Исы Кунгаева, отца убитой девушки, одному из свидетелей, лицо подполковника налилось кровью, и он в крайне грубой форме потребовал от Кунгаева замолчать. Это требование сопровождалось угрозами. За пострадавшего вступился переводчик. Возникла перепалка. В результате судья вынужден был объявить перерыв, чтобы страсти поутихли.

Во вторник дело приобрело неожиданный оборот. В это день начался допрос братьев и сестер погибшей Эльзы Кунгаевой, единственных свидетелей похищения девушки. Младший брат Эльзы пятнадцатилетний Хаважи Кунгаев, когда его попросили указать в заде суда на лиц, присутствовавших в их доме в момент похищения его сестры, опознал двоих - полковника Буданова и подполковника Федорова. Ранее Федорова обвиняли лишь в превышении служебных полномочий. Таковым обвинение считает приказ Федорова стрелять по селу Танги-Чу и избиение старшего лейтенанта Романа Багреева. Если показания мальчика подтвердятся, то Федорову может быть предъявлено обвинение как минимум в соучастии в похищении восемнадцатилетней чеченки.

Илья Дадашидзе:

О суде над полковником Будановым рассказывал Владимир Долин по телефону из Ростова-на-Дону.

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 2, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG