Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Международной амнистии" - 40 лет. Комитет за прекращение войны в Чечне - Путину и Масхадову. Суд над полковником Будановым в Ростове-на-Дону

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Без вести пропавшие. Елена Годлевская - о деле сестер Мийтаровых
- Владимир Ведрашко. "Западная печать о правах человека и свободе слова"
- Год рождения 1961. "Международной амнистии" - 40 лет
- Анна Данковцева. Правозащитные новости недели
- Елена Фанайлова. Комитет за прекращение войны в Чечне - Путину и Масхадову
- Суд над полковником Будановым в Ростове-на-Дону. Репортаж Владимира Долина, комментарий Алексея Симонова


Алексей Симонов:

Общество опять откатывается в сторону военной тайны. Военной тайной становится все, что те или иные люди, принадлежащие к военному ведомству, хотят этой тайной объявить.

Илья Дадашидзе:

В одном из недавних выпусков нашей передачи мы уже знакомили слушателей с делом сестер Мийтаровых. Вот уже больше года родители безуспешно разыскивают их в монастырях Орловской и Калужской областей. Напомню: Анжела и Олеся Мийтаровы, приехавшие на учебу в Орел и ставшие прихожанками отца Владимира Гусева, настоятеля одного из местных храмов, практикующего отчитывание больных и изгнание бесов, внезапно пропали без вести. По словам их духовных наставников, ушли в монастырь. Замечу в скобках, что младшей, Олесе, к тому времени еще не исполнилось восемнадцати лет.

Первый раз родителям удалось разыскать дочерей в одном из монастырей Калужской области в состоянии крайнего нервного истощения, потребовавшего длительного лечения. Затем они вновь исчезли, и на этот раз поиски успехом не увенчались. Местонахождение сестер Мийтаровых тщательно скрывается. Несколько дней назад в суде Заводского района города Орла закончился процесс по иску Галины и Дмитрия Мийтаровых к архиепископам Орловскому и Калужскому о нечинении препятствий в осуществлении родственных связей с дочерьми и о запрещении руководству епархии осуществлять деятельность, направленную на причинение вреда жизни и здоровью дочерей.

О том, как проходил суд, и какое решение он вынес по иску родителей девочек, рассказывает наш корреспондент в Орле Елена Годлевская.

Елена Годлевская:

Суд Заводского района города Орла в иске отказал. Местонахождение дочерей им по-прежнему неизвестно. И это приводит родителей к мысли, что их дети оказались жертвами религиозных фанатиков.

Факты, выявленные в ходе судебного разбирательства, подтверждают опасения. Ряд свидетелей, к примеру, заявили, что в одну из дочерей вселилась злая колдунья, которая вещала из чрева девочки, а настоятель Свято-Покровского храма в Становом Колодезе, что в Орловской области, Владимир Гусев изгонял ее. При этом свидетели слышали, как колдунья кричала и грозилась нехорошими словами.

Другой, весьма странный факт, который должен был вызвать у суда сомнения, связан с действиями работника прокуратуры Орловской области Гончарова, который вел проверку заявления Мийтаровых. В суде было оглашено, что Гончаров встречался с девушками в Москве и получил от них объяснение, что они-де живы-здоровы и не хотят видеться с родителями. При этом объяснение, оформленное Гончаровым якобы в столице, и те документы, которые он готовил в Орле, напечатаны на одной и той же машинке с характерными шрифтовыми отличиями. По мнению адвоката Мийтаровых Владимира Сучкова, это означает, что Гончаров либо встречался с сестрами Мийтаровыми не в Москве, а в Орле, либо их вообще не видел, а их подписи под объяснениями или подделаны, или получены священнослужителями по месту пребывания сестер и привезены в прокуратуру.

Не меньшее подозрение вызвал и другой документ, представленный Гончаровым суду, - справка из московского психодиспансера № 23, утверждающая, что девушки психически здоровы. Однако, как выяснилось в ходе судебного разбирательства, сестры Мийтаровы туда не направлялись на обследование. В имеющихся документах, подписанных Гончаровым, направления давались в психодиспансер № 28, а не № 23. Такое несоответствие, по мнению адвоката Сучкова, можно объяснить только тем, что прокурорский работник оформлял направление уже после получения справок, да не разобрал на них чернильный оттиск штампа диспансера, по которому действительно легко спутать тройку с восьмеркой. Иными словами, налицо подлог документов.

Для чего? Зачем? Гончаров так и не явился в суд для дачи показаний, а священнослужители путались в ответах. Тем не менее, суд Заводского района города Орла, куда Мийтаровы обратились за защитой своих прав, не стал проверять очевидные нестыковки и оставил без внимания многочисленные доказательства того, что священнослужители Орловско-Ливинской и Калужско-Боровской епархий знают местонахождение девушек, но скрывают это от родителей. Не предприняв действенных мер, суд под председательством Валентины Карпухиной отказал Галине и Дмитрию Мийтаровым в иске. Основание - девушки совершеннолетние, и сами вправе определить свое отношение к родителям и религии.

Коллегия областного суда по гражданским делам и президиум облсуда оставили это решение в силе.

Просьбы Галины и Дмитрия Мийтаровых, все их усилия по поиску детей - натыкаются на глухую стену. Им препятствуют в ознакомлении с материалами милицейской и прокурорской проверок. Вот уже год их не принимают руководители служб, от которых зависит решение проблемы - прокурор области Руднев, заместитель начальника ОВД Стеблецов. Нет времени на встречу и у губернатора области Строева.

Адвокат Мийтаровых Владимир Сучков считает, что если бы с девушками было все в порядке, их не было бы смысла прятать. Наоборот, логичнее организовать встречу в прокуратуре, милиции, в суде, в монастыре, в епархии, чтобы родители убедились в физическом и психическом здоровье дочерей и успокоились. А может быть, как люди православные и верующие, даже благословили своих дочерей на монашество. А пока девушек укрывают, Галина и Дмитрий Мийтаровы готовят жалобу в Верховный Суд, Генпрокуратуру и МВД России. Если и это ничего не даст, в Европейский суд по правам человека.

Илья Дадашидзе:

Рассказывала наш корреспондент в Орле Елена Годлевская.

Случившееся с сестрами Мийтаровыми мы попросили прокомментировать писателя и религиозного публициста Александра Нежного.

Елена Годлевская:

Сам по себе, этот случай с сестрами, конечно же, наводит на многие размышления. Прежде всего, с младшей девочкой, которая, будучи несовершеннолетней, оказалась в монастыре, и настоятельница, зная о том, что человек, не достигший 18 лет, не может стать насельницей монастыря, все-таки не сочла для себя совершенно обязательным поговорить, встретиться, связаться с родителями и узнать их мнение на сей счет. Здесь, конечно, у значительной части православного населения головокружение от успехов и ощущение какой-то вседозволенности. То есть - Третий Рим уже наступил, уже все в полном порядке, и можно делать все, что угодно, не считаясь ни с какими гражданскими нормами, законами и правилами.

Это - первое, что, конечно же, надо здесь сказать. И, в связи с этим, я хочу сослаться на хорошо мне известный, если можно так сказать, опыт Успенского женского монастыря, который знает и любит вся Россия, и, несмотря на то, что сейчас монастырь оказался за пределами нашего отечества, в Эстонии, вся Россия по-прежнему хранит к нему такое теплое, горячее чувство. И по-прежнему стремится там помолиться.

Так вот, игуменья Варвара, которая поступила сама в монастырь в 18 лет, а сейчас ей далеко уже не 18, - она, прежде, чем принять ту или иную девушку, женщину в монастырь, она, не знаю... там, сто раз с ней переговорит. Она узнает всю ее историю, узнает, кто ее родители, вообще - что ей движет.

Насколько я знаю, никогда с первого раза она человека в монастырь не примет, потому что она понимает, что человека может подвигать на этот шаг какое-то очень горячее чувство, но он не имеет внутри себя необходимой стойкости, потому что монашеский путь - это самый тяжелый, может быть, из путей, который выбирает для себя человек. Это путь отсечения от себя очень многого, это путь отречения от очень многого. Это такое великое дело, которое по силам далеко не каждому.

И вот игуменья, мудрый человек, мудрая женщина с огромным опытом именно монашеского бытия, она, понимая это, очень пристально всматривается в души тех, кто желает переступить порог обители и принять монашеские обеты и монашеский постриг. И нести потом всю жизнь трудное монашеское послушание.

Вот здесь, судя по всему, все совершилось с совершенно изумляющей какой-то легкостью. Захотела - давай, иди. И здесь, конечно, самую страшную роль вот сыграл их духовник, священник Владимир Гусев, который достаточно хорошо известен хотя бы тем, что он выступал в Орле свидетелем защиты по процессу деятелей РНЕ и в суде во всеуслышанье утверждал, что евреи в Израиле употребляют кровь христианских младенцев для приготовления мацы. Никто в суде его не остановил, никто его не поставил на место, никто его не лишил слова. И по этому видно, какого рода христианство, какого рода православие он вдалбливает в головы, в сознание и в сердца этих несчастных девочек, внушая им это самое страшное чувство национального, религиозного превосходства, из-за которого они нынче уже гнушаются крови, национальности - своего родного отца.

Когда мы говорим о тоталитарных сектах, тоталитаризм, он подчас - не в новых религиозных объединениях, он очень часто встречается, вот, к несчастью, в общине Русской православной церкви, где мнение духовного отца, духовного "старца", которому может быть 30, там, 35 лет, является для человека, это мнение, - решающим, определяющим. Оно движет всеми его поступками и определяет его жизнь.

Вот, как определяет его жизнь? Куда направляется этот человек? Какого рода христианство он будет исповедовать? Вот, все эти вопросы возникают, когда знакомишься с судьбой этих двух сестер, и ей-Богу, безумно их жаль. И страшно делается за дальнейшую их участь.

Илья Дадашидзе:

Это был комментарий писателя Александра Нежного.

Эмблема "Международной амнистии", отмечающей в эти дни свое сорокалетие, - свеча в витке колючей проволоки. Образ, навеянный пословицей - "Зажечь одну свечу лучше, чем расточать проклятия тьме".

В сегодняшней России работать в нашей организации день ото дня приходится все труднее, заявляет Марьяна Кацарова, исследователь по Российской Федерации в штаб-квартире "Международной амнистии" в Лондоне.

Марьяна Кацарова:

Та ситуация, которая была 40 лет тому назад, когда "Международная амнистия" образовалась, то, конечно, она сейчас другая. Все-таки ситуация изменилась. В Советском Союзе было огромное количество политзаключенных, узников совести. Нас не допускали в Советском Союзе, считали врагов советской власти.

Сейчас, конечно, у нас есть доступ и в России, уменьшилось количество узников совести, политзаключенных. И все равно, у нас работы не уменьшилось. Наоборот, сейчас мы занимаемся вооруженными конфликтами, в Чечне, например, уже в течение пяти лет... вторая война в Чечне. Узники совести все еще есть. Конечно, они не тысячами, но, во всяком случае, это серьезные дела, которым очень трудно иногда доказать состоятельность преследования властей этих людей по убеждениям совести.

Но, во всяком случае, то, что существуют дела, как дело Александра Никитина, дело Григория Пасько это показывает, что "Международной амнистии" есть место существовать в России и продолжать свою работу. Просто наша работа стала потруднее, потому что все равно нету этих статей в Уголовном кодексе, по которым можно, если тебя задержали... например, 1970-х годов, то тогда было понятно, что Сергей Ковалев узник совести, что Сергей Григорьянц, что все остальные бывшие диссиденты... А сейчас это потруднее. Людям предъявляют обвинения за раскрытие государственных секретов иностранцам, по каких-то совершенно других уголовных обвинениях. И поэтому нужно разбираться в каждом конкретном деле.

Конечно, нас беспокоит то, что пытки, избиения, жестокое обращение продолжаются в российской милиции. Особенно во время вооруженного конфликта в Чечне это можно увидеть, то, что происходит в так называемых фильтрационных лагерях. То есть существует, в общем-то, ощущение безнаказанности властей за свои нарушения прав человека. И от того, что никого не осуждают из милиционеров в мирное время или из федералов, как полковник Буданов, например, которые обвиняются в преступлениях против гражданских лицу в Чечне... От того, что нету осуждения этих людей в законном порядке, то и продолжается эта безнаказанность, это ощущение... У милиционеров, например, что избил - ну, это нормально, что можно остановить каждого на улице, более темного, как чеченца или кавказца, и забрать его, если у него нету прописки. А потом избить в милиции.

И среди людей существует такое ощущение бесправия. Получить доступ к справедливости. То есть люди не верят, что они могут действительно в судебном порядке пожаловаться и получить действительно справедливость от нарушения их прав. Поэтому существует такая очень тревожная ситуация, и, на мой взгляд, сейчас особенно тревожно то, что говорят о восстановлении смертной казни.

Так что наша работа не уменьшилась, она стала более сложнее. И, с другой стороны, более комплексной. То есть все равно в Советском Союзе не было чеченской войны, в такой открытой форме не было таких массовых нарушений прав человека, как есть сейчас.

Илья Дадашидзе:

О работе "Международной амнистии" в Российской Федерации говорила Марьяна Кацарова.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Обеспечение достойных условий жизни для пожилых людей, особенно тех, что не имеют поддержки от родственников, одна из забот сеульских городских властей. Об этом пишет газета "Korea Herald". По данным официальной статистики, в многомиллионном Сеуле проживает около 600 000 людей в возрасте более 65 лет. Городские власти осуществляют специальную программу бесплатного питания для этих людей. Сейчас удается накормить более 15 000 человек ежедневно. За 4 последние месяца количество получателей бесплатного питания возросло на 3 000 человек.

Газета "Korea Herald" рассказывает, что для помощи старикам (а их с каждым годом все больше) городской совет выделяет местным неправительственным организациям специальные гранты именно для выполнения программы бесплатного питания на всей территории города. Частью этой программы является акция "Еда на колесах", то есть доставка еды на дом, по адресам тех пожилых людей, которым трудно дойти до специальной столовой. Статистика показывает, что среди стариков, которые недостаточно хорошо питаются, 48 процентов это бедные люди, 23 процента просто не желают самостоятельно готовить, 16 процентов не могут этого делать по причине плохого состояния здоровья, а 6 процентов стариков питаются неудовлетворительно по причинам напряженных отношений в семье.

Высокопоставленный чиновник Центра социальной защиты при правительстве сельской метрополии заявил корреспонденту газеты (цитирую): "По мере того, как пожилое население города увеличивается, мы должны обеспечивать каждому возможность сохранять свое здоровье и независимость. Чем больше бесплатных услуг мы предоставим пожилым людям, тем больше шансов у них поддерживать самих себя" (конец цитаты).

О бесплатном питании для стариков Сеула рассказала газета "Korea Herald".

Шесть лет китайской тюрьмы получила жительница Тибета за просмотр видеокассеты с записью выступления далай-ламы. Об этом сообщило агентство "France Press" из Пекина. Полиция ворвалась в жилище тридцатисемилетней женщины по имени Мигмар во время просмотра и арестовала ее вместе с четырьмя друзьями, также смотревшими пленку. Тибетский центр за права человека и демократию, находящийся в Индии, сообщил, что четверо гостей были освобождены после уплаты штрафа, равного нескольким тысячам долларов. Но сама хозяйка дома была осуждена судом в Лхасе на тюремное заключение сроком шесть лет.

Мигмар - член коммунистической партии, до ареста работала в административном отделе тибетского департамента почтовой связи. Судебный чиновник заявил прессе, что Мигмар наказана по обвинению в разжигании сепаратизма. При этом он добавил, что суд еще не окончен.

Агентство "France Press" напоминает, что официальный Пекин считает далай-ламу опасным сепаратистом, который хочет отделить Тибет от китайского коммунистического правления. Он бежал в Индию после неудачного восстания в 1959 году и с тех пор является сильным раздражителем для Китая, привлекая внимание мировой общественности к положению с правами человека в Тибете. При этом, как отмечается в сообщении агентства, далай-лама выступает не за независимость Тибета от Китая, а за автономию. Тибетский центр за права человека информирует, что за последнее время участились вторжения полиции в дома жителей Тибета. При этом изымаются портреты далай-ламы, а сами жители подвергаются разного рода административным наказаниям.

Об этом сообщило агентство "France Press" из Пекина.

Международные эксперты в области языкознания считают, что в среднем каждые две недели на планете умирает один язык. О праве человека говорить на родном языке пишет американская газета "USA Today".

"Вы когда-нибудь слышали, как говорят на языках ияк или орикапо" С такого вопроса начинается статья. Скорее всего, мы никогда и не услышим, как говорят на этих языках. Сегодня в мире зарегистрировано 6 800 языков. Большая часть из них исчезнет к концу 21 века. Дело в том, что половина языков, которыми сегодня располагает земная цивилизация, используется группами в 2 500 и меньше человек. А для того, чтобы язык переходил из поколения в поколение, ему необходимо не менее 100 000 говорящих. Таков, во всяком случае, аналитический вывод экспертов ООН в области образования, науки и культуры.

Постепенному исчезновению языков способствуют также войны, геноцид, природные катастрофы, правительственные запреты и насаждение доминирующих языков, например, русского и китайского, говорится в публикации.

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

20 июня впервые отмечается международный день беженца. Ведомство ООН по делам беженцев выразило надежду, что эта дата станет напоминанием правительствам мира о том, что они обязаны предоставлять беженцам убежище и оказывать материальную помощь перемещенным лицам. В заявлении отмечается также, что система оказания помощи беженцам еле справляется с возложенными на нее задачами. По оценкам международных правозащитников, ведомство ООН по делам беженцев не получило в свой бюджет, как минимум, 100 миллионов долларов, несмотря на то, что число беженцев в мире продолжает расти. По ряду оценок, их число составляет сейчас около четырнадцати с половиной миллионов человек. В России в настоящее время проживает примерно пятая часть всех беженцев.

15 июня Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе возобновила работу в Чечне после почти трехлетнего перерыва. Для участия в церемонии открытия миссии ОБСЕ в чеченское село Знаменское прибыли председатель организации Мирча Джоана и представитель президента России по правам человека в Чечне Владимир Каламанов. Москва рассчитывает на помощь международных наблюдателей в формировании органов власти в Чечне. По сообщению агентства "Reuters", ОБСЕ оплатит содержание специального отряда, который будет охранять сотрудников миссии.

Жители Чечни обвиняют российских военных в нарушении их прав, заявил 18 июня директор Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ Жерар Штудман, вернувшийся из поездки по республике. В беседе с уполномоченным по правам человека в России Олегом Мироновым, он отметил, что получал от населения Чечни многочисленные жалобы на незаконные аресты и пытки. Штудман выразил сомнение в том, что выделяемая Чечне и Ингушетии финансовая помощь полностью доходит до тех, кто в ней нуждается.

Участники первого Всероссийского демократического совещания, прошедшего в Москве, выступили против принудительного возвращения чеченских беженцев на родину. В декларации, принятой лидерами более 20 партий и движений, содержится призыв создать все необходимые условия для жизни людей в лагерях беженцев. Участники совещания, среди которых представители "Яблока", Союза правых сил, Социал-демократической партии Михаила Горбачева, правозащитных организаций, также приняли меморандум о взаимопонимании. Форум станет постоянно действующим органом всех демократических сил, на котором будут обсуждаться проблемы становления гражданского общества в России.

Ученые Сибирского отделения Российской академии наук настаивают на создании специальной комиссии и проведении открытого процесса по делу физика Валентина Данилова, обвиняемого в шпионаже в пользу Китая. Ученые обратились с письмом к заместителю Генерального прокурора России Василию Колмогорову.

Следствие утверждает, что Данилов передал Китаю секретные материалы, связанные с созданием искусственных спутников Земли, Данилов заявляет, что использовал только официально обнародованные данные.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Российский общенациональный комитет за прекращение войны и установление мира в Чечне, образованный на чрезвычайном съезде правозащитников, направил главам государств "Большой семерки" обращение - призвать Владимира Путина к переговорам с Асланом Масхадовым.

Репортаж Елены Фанайловой.

Елена Фанайлова:

Представители комитета уверены, - несмотря на сворачивание широкомасштабной военной операции, в Чечне продолжается настоящая война. Даже по официальной статистике, за последние три месяца потери российских частей выросли до уровня ежемесячных потерь весны прошлого года, отмечается в обращении.

Говорит член комиссии Государственной Думы по урегулированию чеченской проблемы Юлий Рыбаков.

Юлий Рыбаков:

Число убитых и раненых давно уже превысило число убитых и раненых в первой войне. Только один госпиталь во Владикавказе, по словам врачей, пропустил через себя 14 000 раненых. Один госпиталь из многих. Поэтому цифры, о которых нам говорят, это - ложь. На самом деле, жертв значительно больше.

Но, кроме убитых и раненых, есть еще оставшиеся в живых, которые возвращаются к нам сюда после этой войны. Есть еще российское общество с тем параличом совести, который сегодня, на мой взгляд, можно констатировать.

Идет чудовищная бойня, идет уничтожение народа, идет разложение собственной армии. Общество молчит, журналисты боятся об этом писать.

Елена Фанайлова:

Жертвами военной кампании становятся не только мирные жители Чечни, но и сама российская армия, считает Юлий Рыбаков.

Юлий Рыбаков:

Жертвами становятся и солдаты, и офицеры, зверея в этой войне.

Сейчас одновременно с Будановым судят начальника его штаба - за издевательства и пытки над лейтенантом, командиром артиллерийского дивизиона, ночью спьяну вылез из палатки и потребовал, чтобы тот сделал серию залпов картечью по спящей чеченской деревне. Лейтенант не мог отказаться от выполнения приказа, но заменил осколочные снаряды бронебойными болванками. Начальник штаба, увидев, что приказ выполнен не полностью, избил этого офицера, офицера русской армии. Один офицер русской армии избил другого офицера русской армии, затем велел кинуть его в яму, закрыть его сверху досками, на доски насыпать негашеной извести, сверху закрыть рубероидом.

Лейтенант выжил только потому, что солдаты, которым это было приказано, пожалели этого офицера и не засыпали его известкой. Известку они использовали для того, чтобы насыпать ее на тропинке, ведущей к этой яме, что не позволило начальнику штаба подойти и убедиться в выполнении приказа. Это спасло жизнь офицера, который потом был вытащен из ямы с переломанными ребрами, с воспалением легких, с полусожжеными бронхами.

Сейчас начальника штаба судят. Это один случай, который каким-то образом оказался известен и дошел до правоохранительных органов. Но мы отлично знаем о том, что это система взаимоотношений в российской армии, сегодня разлагающейся в этой войне.

Елена Фанайлова:

Русские страдают в Грозном наравне с чеченцами, говорит директор центра чеченской культуры "Лам" Зулейхан Багалова.

Зулейхан Багалова:

Я потеряла этого мальчика. Был Дима Новиков. Его избили. Мать пожаловалась в прокуратуру, мать убили. Дима раненый, папа раненый...

Русские - тоже, те грозненцы, которые живут там, они такую же судьбу делят, как и чеченцы. Их не защищают ни российская, ни чеченская милиция. Ну, стрелять сейчас ночью стали меньше. Правительство переехало. А пожаловаться боятся, потому что, как Димину мать, могут застрелить.

Елена Фанайлова:

После вывода воинских частей российские силовики продолжают тактику репрессий, отмечают правозащитники. Террор против мирного населения грозит перекинуться на территорию Ингушетии в лагеря беженцев, которые не хотят возвращаться в Чечню, пока там будут продолжаться зачистки и облавы.

Рассказывает Лев Пономарев, руководитель движения "За права человека".

Лев Пономарев:

Руслан Бадалов сейчас избран на конференции беженцев. Впервые создано объединение беженцев, которое представляет собой общественно-политическую организацию, может быть, которая защищает интересы беженцев. И он привез заявление схода беженцев, где однозначно сказано, что сейчас они не будут возвращаться, они будут препятствовать насильственному выселению туда, которое уже намечается. Потому что Кадыров заявил, что к январю должны все вернуться.

Мы там были, в этих лагерях. Там плохо, очень плохо. Их не кормят, но они говорят: "Нас здесь пока не убивают". Хотя уже зачистки начались и в лагерях. Уже первая такая зачистка была.

Елена Фанайлова:

Первой акцией комитета за прекращение войны в Чечне стал сбор подписей в российских городах под обращением к президенту Владимиру Путину. 3 000 подписантов, которые высказались за мирные переговоры, по мнению представителей комитета, слишком небольшая цифра для реального отражения общественного мнения по чеченской проблеме. 58 процентов россиян, по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, не поддерживают военные действия в Чечне.

Комментирует директор музея имени Сахарова Юрий Самодуров.

Юрий Самодуров:

Количество людей, противников войны, все время растет. Постепенно, но растет. И, тем не менее, это ни к чему не приводит. 63 процента вот сейчас считают, что война это разложение и армии, и деморализация общества, и массовое насилие. Это не спасение общества, это не защита общества от угрозы, а это деморализация общества.

Елена Фанайлова:

Депутат Государственной Думы России Сергей Ковалев считает, что у Европейского сообщества есть возможность повлиять на развитие событий в Чечне. Это иск одной из стран сообщества к России, поданный в Страсбургский суд по правам человека.

Юрий Самодуров:

Давайте вспомним, как рассматривалось дело, рассматривался иск против Великобритании порядочно лет тому назад, еще в 1970-е годы. Тогда Великобритания проиграла дело и неукоснительно выполнила решение суда. Речь шла об условиях содержания ирландских террористов в тюрьмах.

Мы привыкли слышать о правовых государствах, но мы спокойно терпим то, что это самое право, которое в правовом государстве превыше всего, остается по старой традиции, традиционной политике, служанкой политики. Как учили нас в свое время преподаватели марксизма-ленинизма, право это воля господствующего класса, выраженная в форме закона. Или, иначе еще, откровение - право это инструмент власти.

Война начиналась как политическая игра. И она и продолжается так. Вот приведу вам один простой пример. И там ФСБ отчетливо видно. Вот есть такой подонок, Арби Бараев, один из главных организаторов торговли людьми. Месяца три-четыре тому назад он регулярно не то, что бывал, он просто жил почти постоянно в Ермоловке под Грозным. Он, разумеется, в розыске, как и Басаев, как и другие люди этого рода. Ну, так вот, что же вы думаете, я знаю, где живет Бараев, а Патрушев не знает? Вот, обращаются к военному коменданту и спрашивают: "В Ермоловке постоянно проходят зачистки. Почему вы не берете Бараева?" Отвечает: "Скажут - возьмем".

Вот, родственник одного чеченского парламентария спускается с гор, где он живет и по каким-то делам оказывается в Ермоловке. Я это слышал из первых рук. А тут - зачистка, а у него там какие-то нелады с паспортом. Спрашивает: "Как мне быть?" Ему говорят: "Иди в дом Бараева, там зачистки не будет". Он идет туда, и все в порядке.

Вот, как это понять?

Елена Фанайлова:

Открытое письмо Владимиру Путину и Аслану Масхадову комитет направил еще в конце марта. Масхадов официально подтвердил свою готовность к переговорам. Ответа Владимира Путина не последовало.

Говорит Сергей Ковалев.

Сергей Ковалев:

Представление о том, что Масхадов символическая фигура, никем не поддержанная, заведомо неверное представление. Более того, оно заведомо насаждается для того, чтобы объяснить, почему, собственно говоря, мы ищем партнеров в Чечне для взаимодействия где угодно, но только не в лице президента, избранного все-таки на демократических, хотя и не очень совершенных, но все же демократических выборах. И, кстати сказать, признанного Кремлем. Подпись Масхадова и Ельцина стоит на их соглашениях. А мы его объявляем в розыск.

Так вот для того, чтобы доказать, что Масхадов ничего, никого не представляет в Чечне, вот и распускаются такие слухи. На самом деле, он определенным влиянием обладает. Некоторые в Чечне полагают, что влияние Масхадова, по сравнению с предвоенными месяцами, даже несколько возросло.

Кроме Масхадова и парламента, парламентариев, избранных на тех же выборах в 1997 году, в Чечне нет легитимных фигур. По принципу международного права, принятому во всем мире, если нет возможности провести демократические выборы, власть сохраняется прежняя. Категорически запрещено законодательством проводить выборы в таких условиях, какие сейчас есть в Чечне.

Вопрос о легитимности парламента и легитимности Масхадова совершенно очевидно решается. Переговорный процесс по поводу первого шага, прекращения войны, может быть только с этими легитимными фигурами. Бессмысленно вести переговоры со своими марионетками.

Другой вопрос, что дальнейший переговорный процесс очень длительный, очень трудный, может включать гораздо более широкое представительство со стороны чеченских слоев. Вероятно, это было бы разумно. Вероятно, было бы так же разумно, и мне кажется, единственный кардинальный шаг - это интернационализация конфликта. Это привлечение международных посредников и наблюдателей.

Елена Фанайлова:

Так считает депутат Государственной Думы России Сергей Ковалев.

Обращение комитета за прекращение войны и установление мира в Чеченской республике было направлено в посольства стран "Большой семерки" в Москве и западные средства массовой информации.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Елены Фанайловой.

Согласно просьбе обвиняемых Буданова и Федорова для неразглашения военной тайны их допросы в судебном процессе в Ростове-на-Дону проходят без публики и прессы.

Из Ростова - Владимир Долин.

Владимир Долин:

Военный суд Северокавказского военного округа завершил допрос обвиняемого подполковника Ивана Федорова. По просьбе обвиняемых, Ивана Федорова и Юрия Буданова, суд удалил из зала журналистов, опасаясь, что в показаниях командира и начальника штаба 160 танкового полка может быть раскрыта военная тайна.

Военная тайна, которую хотели бы скрыть от журналистов подсудимые подполковник Федоров и полковник Юрий Буданов, вряд ли имеет какое-либо отношение к секретным методам проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе. Зато в ходе допроса начальника штаба 160 танкового полка, которым командовал Юрий Буданов, становится ясно, как складывались отношения между командованием полка и местным населением чеченского села Танги-Чу, рядом с которым была дислоцирована воинская часть под командованием Буданова.

Рассказывает адвокат потерпевших, семьи Кунгаевых, Абдулла Хамзаев.

Абдулла Хамзаев:

Федоров на мои вопросы дал, с моей точки зрения, ответы, имеющие существенное значение для определения обстановки, сложившейся в феврале-марте месяце, с момента расположения 160 полка на окраинах чеченского села Танги. В частности, мной был задан вопрос, устанавливался блокпост на единственной дороге, связывающей это предгорное село с районным центром, и какие происшествия произошли на этой дороге в феврале или марте месяце. Федоров пользовался термином - "полная блокада".

Я задал вопрос и неожиданно получил развернутый ответ. "В моем присутствии среди белого дня в направлении Танги (блокпост расположен где-то в 600-700 метрах от населенного пункта на восточной окраине) шла машина. По этой машине мы дали очередь автоматами чуть справа - чуть слева и спереди. И по существу, лиц, ехавших в этой машине, уложили в эту грязь. Одним из них оказался действительно комендант".

Естественно, к самому предъявленному обвинению это прямого значения не имеет, но у органов предварительного следствия возникал вопрос о том, что люди не обращались с жалобами на какие-то преступные деяния российских военнослужащих. Если бы оно имело бы место, то люди бы обращались. Ответ Федорова наглядно продемонстрировал суду, что жители села Танги не имели практической возможности ни при каких обстоятельствах покинуть населенный пункт для того, чтобы добраться до компетентных российских органов и сделать соответствующее заявление.

Аналогичным же образом неожиданно Федоров рассказал о том, что они 25 марта, проверяя отдельные дома с населенного пункта, ничего умного не нашли, как кинуть боевую гранату в помещение во дворе главы администрации Танги-Чу Джамбулатова, боевую гранату взорвать.

Владимир Долин:

Абдулла Хамзаев потребовал заслушать в зале суда еще четырех свидетелей, жителей села Танги-Чу, которые пострадали от действий Юрия Буданова и его подчиненных. Все эти люди находятся в Ростове-на-Дону, но суд посчитал, что их показания не могут пролить свет на обстоятельства преступления, в котором обвиняется Юрий Буданов, убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой.

Все показания Ивана Федорова об обстоятельствах гибели Эльзы Кунгаевой сводились к вопросу о том, выполнял ли Буданов приказ командования о задержании женщины-снайпера или же действовал по собственному почину. Первоначально Федоров утверждал, что у Буданова была фотография девушки, похожей на погибшую Эльзу Кунгаеву, переданная командиру полка генералом Владимиром Шамановым, (в то время командующим Западной группировкой федеральных сил в Чечне, а ныне губернатором Ульяновской области), и приказ о ее задержании.

О реакции бывшего командующего на это заявление Федорова рассказала пресс-секретарь Владимира Шаманова Татьяна Гантемурова.

Татьяна Гантемурова:

Реакция Шаманова на эту новость: "Чушь собачья". Затем Владимир Анатольевич заявил: "Никаких фотографий чеченских девушек - как с винтовками, так и без - у меня никогда не было, поэтому полковнику Буданову я ничего не передавал. А то, что там на суде заявил свидетель Федоров, пусть останется на его совести".

Владимир Долин:

Позднее Федоров отказался от своих утверждений, заявив, что существование этого приказа - всего лишь его предположение.

После двухдневного перерыва, необходимого для согласования позиций обвиняемого и его адвокатов, суд начнет допрос Юрия Буданова. После допроса Юрия Буданова суд должен заслушать свидетельские показания его командиров.

Илья Дадашидзе:

О решении суда провести часть процесса в закрытом режиме - Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности.

Алексей Симонов:

Общество опять откатывается в сторону военной тайны. Военной тайной становится все, что те или иные люди, принадлежащие к военному ведомству, хотят этой тайной объявить. Даже собственные подлости, даже собственные мерзости, даже совершенные убийства и технологию - они не хотят, чтобы об этом знала страна, люди, общество.

Поэтому защита Буданова делает заявления о том, что Буданов будет знакомить суд с некоторыми деталями военной тайны, а суд охотно идет на поводу у этой защиты.

Спрашивается, какая сегодня может быть военная тайна, связанная с делом, которое было уже много месяцев назад? Какая может быть военная тайна в тех обстоятельствах, которые уже известны всей стране? Какая может быть военная тайна, если речь идет о совершении неким военным уголовного преступления и соответственно никакие военные тайны не могли его на это ни уполномочить, ни облегчить его участь в тот момент, когда он предстает перед судом.

Попытка спрятать реальное лицо этого дела на финише судебного марафона есть ни что иное, как очередное покушение на свободу информации и не имеет никакого отношения к защите частной жизни или персональных данных, как это теперь принято называть. Это девушка могла бы объявить этот процесс закрытым, потому что ей было бы неприятно, что беда ее сала достоянием общественности, но никак не насильник, которого в этом обвиняют на суде, и который собирается об этом давать показания. Никаких оправданий к тому, чтобы закрыть это заседание, нет. Суд поступил вопреки закону.

Илья Дадашидзе:

Заявил Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности.

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 2, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG