Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опять во всем виноваты чеченцы."Крыша" для орловских печатников. Пермский ОМОН тренируется на заключенных

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Тверь: Опять во всем виноваты чеченцы.
- Петрозаводск: Лекарства не для льготников.
- Оренбург: Буржуазная должность.
- Нижний Новгород: Без права на все.
- Как дискредитировать иностранного специалиста, или шпиономания по-омски.
- Скандал за колючей проволокой. Пермский ОМОН тренируется на заключенных.
- Саранскому теле-чиновнику закон не указ.
- "Крыша" для орловских печатников.
- Пять лет без зарплаты. Голодовка энергетиков в Кызыле.
- Краснодарская прокуратура за честь и достоинство президента.


Тверской РУБОП обещает устроить всем выходцам с Кавказа, проживающим в области, "вторую Чечню".

Рассказывает Ирина Мандрик.

Ирина Мандрик:

29 мая в Луковниковском сельском округе Старицкого района Тверской области следственная группа районной прокуратуры, совместно с сотрудниками регионального управления по борьбе с организованной преступностью, провели обыски в домах, где живут чеченцы и дагестанцы, всего - 9 семей. В основном, это переселенцы из Чечни.

Санкцию на обыск дал прокурор Старицкого района Дмитрий Каданев. По его словам, основанием для обысков стали уголовные дела, заведенные по Статье 260 части 2 и Статье 158 части 2 Уголовного кодекса России ("незаконная вырубка леса" и "кража личного имущества").

У Александра Яковлева, жителя деревни Илейкино Старицкого района, украли швейную машинку подольского производства, 10 метров полиэтиленовой пленки и настенные часы. Ущерб составил 700 рублей.

Вернуть похищенное у простого российского гражданина добро приехало около 150 человек, следователи и спецназ. Это было порядка 25 машин. Все спецназовцы были в камуфляжной форме с черными масками на лицах, следователи - в одинаковых серых костюмах. Здесь же находился местный участковый.

Всего в Старицком районе проживает 459 чеченцев. Большинство из них приехали в Тверскую область в 1970-х - 1980-х годах, остальные - беженцы. Получить регистрацию им и их детям практически невозможно. Паспортистки ссылаются на некую служебную директиву, запрещающую им прописывать чеченцев. В паспортной службе УВД тверской области эту информацию опровергли.

Чеченец Нурды Шамастов живет в Тверской области с конца 1970-х годов. Здесь обосновался в 1980 году. Чуть позже сюда приехали его братья - Нурид и Нуради. Сначала Нурды работал в местном колхозе. После перестройки братья Шамастовы занялись предпринимательством, в частности, начали разводить скот.

Как рассказал Нурды Шамастов, в его дом спецназовцы нагрянули в 7:30 утра, когда он отсутствовал. Грубо растолкали спящих женщин и детей. В этой чеченской семье живут родственники, бежавшие из Гудермеса. По словам жены Нурды, спецназовцы ругались, называли "шакалами" и "волками", оскорбляли женщин. Один из бойцов приставил автомат к виску двенадцатилетнего мальчика и делал вид, что нажимает на курок.

Одного из сыновей Нурды спецназовцы бросили на пол в коридоре. Мать испугалась, что его убили, и попыталась подойти к подростку. Получив страшный удар по голове, женщина отлетела в сторону. Вторая попытка хотя бы ползком приблизиться к мальчику вызвала агрессию со стороны спецназовцев. Они начали избивать чеченку, причем старались попасть прикладом по голове.

Когда Нурды приехал домой, возле забора стояло несколько машин. Никого из спецназовцев мужчина не заметил. Не успел он заглушить мотор "КАМАЗа", как на него налетели люди в черных масках с автоматами, повалили на землю. Несколько минут чеченцу, по его словам, пришлось проваляться в грязи на глазах у всех соседей. Подошел мужчина в сером и потребовал назвать места, где чеченец "прячет оружие и наркотики". Нурды ответил, что ни наркотиков, ни оружия у него нет. После этого его провели в дом, где полным ходом шел обыск.

Понятыми при обыске оказались соседи Шамастовых Татьяна Олейникова и Николай Шушкин.

По словам Татьяны, она видела, как к соседнему дому подъехали машины, и оттуда высыпали вооруженные люди. К ней пришли не сразу, примерно через полчаса. Татьяна сказала, что обыск производился так, что следователи и спецназовцы при желании могли что-либо подложить Нурды или, наоборот, украсть у него. Кстати, жена Нурды утверждает, что у них пропало 100 долларов.

Обыскали спецназовцы и склад братьев Шамастовых. Ни понятых, ни хозяев при этом не присутствовало. Со склада, по словам братьев, пропали упаковки с кафельной плиткой и мешки с зерном.

Закончив обыск, следователь предупредил семью Шамастовых, что им не стоит жаловаться. Один из спецназовцев пригрозил: "Будете жаловаться, мы вам здесь вторую Чечню устроим".

Примерно так же проводились обыски в остальных семьях. В одном из домов, где чеченцы снимают квартиру, нашли старые отсыревшие патроны от охотничьего ружья. Но, как сказал хозяин дома, патроны принадлежат ему. На эти слова никто не обратил внимания.

Нуради Шамастова спецназовцы поймали при выезде из Илейкино. Он вместе с женой возвращался домой. Мужчину, по его словам, затащили в "Газель", завезли в лес и избили.

Пострадал от спецназовцев и коренной житель села Луковниково Сергей Губанов, русский. Магазин, который он охраняет, расположен рядом с магазином, совладельцем которого является дагестанец, и бойцы РУБОПа просто перепутали их и ворвались к Сергею. Пару раз выстрелили в собаку (пес чудом остался жив), потом повалили на землю Губанова, приставили к его затылку автомат. Разобравшись, в чем дело, они приказали сторожу лежать лицом вниз, пока не уйдут.

По словам потерпевшего, приезжавший несколько дней назад прокурор советовал ему простить спецназовцев - ну, перепутали люди. С кем не бывает?

По словам прокурора Дмитрия Каданева, присутствие РУБОПовцев при проведении обысков было необходимой мерой предосторожности, так как в Луковниковском сельском округе проживает много чеченцев и дагестанцев. К тому же, два месяца назад при задержании автомобиля "Урал" с незаконно вырубленным лесом пострадал начальник Старицкого уголовного розыска. Но прокурор почему-то не вспомнил о презумпции невиновности, которая распространяется и на чеченцев. И он забыл сказать, что за день до обыска в Старице двое пьяных сотрудников местного отдела внутренних дел так избили чеченского паренька, что тот до сих пор находится в коме. Об этом нам стало известно от друзей пострадавшего.

Так что в защите, скорее всего, нуждаются сами чеченцы.

Ирина Мандрик - для Радио Свобода, Тверь.

Илья Дадашидзе:

Петрозаводские власти отказывают ветеранам и инвалидам в положенных им по закону бесплатных лекарствах.

С подробностями - Сергей Коробов.

Сергей Коробов:

С 28 мая в столице Карелии прекращен отпуск лекарств по льготным и бесплатным рецептам. Целый месяц ни одна из городских аптек не обслуживает ветеранов, инвалидов, людей, страдающих различными серьезными заболеваниями и имеющими законное право на медицинское обслуживание на особых условиях. А таковых в Петрозаводске насчитывается около 37 000.

Причина происходящего - в отсутствии полноценного финансирования. При требуемой для города годовой сумме расходов на льготные медикаменты в 15 миллионов рублей реально выделено в 5 раз меньше. На вопрос "Почему?" представители правительства республики, в чьем ведении находится данная городская проблема, отвечают просто: "Нет денег".

Александр Гаврилов:

У меня ответ другой. У нас нет государства, которое ответственно за свое решение.

Сергей Коробов:

Говорит депутат Законодательного собрания Карелии Александр Гаврилов.

Александр Гаврилов:

Ведь эти люди, которые рассчитывают на льготное потребление, они же возникли не из воздуха и не из пыли чиновничьей. По всем категориям льготников есть федеральные законы. Другой вопрос: а как государство отвечает за свои обязательства?

Вот, по примеру Петрозаводска выходит, что - никак. Путаница вся начинается с закона о республиканском бюджете. Мое мнение: я добиваюсь, но, к сожалению, не добился еще этого, чтобы деньги на льготные лекарства были записаны в законе о бюджете.

У нас же планируется и записывается в закон о бюджете общая сумма ведомственных расходов на здравоохранение. И сколько будет выделено денег на лекарства, это уже зависит от чиновников. И, в конце концов, представителю общественности нужно иметь 10 образований высших для того, чтобы свести эту информацию, проанализировать, а где же, на каком этапе эти деньги потерялись.

Я думаю, что это кому-то выгодно. На рынке города Петрозаводска действует огромное количество фармацевтических фирм. Все эти фирмы с достаточно приличным оборотом, они заинтересованы - вместе с чиновниками - иметь вот такой запутанный характер финансирования, в том числе и социально значимых лекарств. И то, что элементы коррупции есть при закупке и распространении лекарств, это очевидно.

Сергей Коробов:

Депутаты Петрозаводского городского совета уже сделали запрос в прокуратуру республики с требованием проведения расследования невыполнения в Карелии федеральных законов о социальной защите населения, системы расходования бюджетных средств, выделяемых на здравоохранение. Действительно, весь процесс бесплатного льготного обеспечения медикаментами крайне запутан. Полномочия республиканских и районных органов управления четко не определены. Учет льготников и распределение лекарств ведутся одновременно несколькими организациями. Общей координирующей системы не существует.

По мнению наблюдателей, в сложившейся в Петрозаводске ситуации не последнюю роль играют и предстоящие в будущем году выборы всех уровней власти республики. Накануне их правительство строит межбюджетные отношения с местными властями на жестких принципах дотационности, урезая их во всем и держа, тем самым, на коротком поводке.

Однако будущие выборы вряд ли сегодня волнуют 37 000 петрозаводчан, которым отказано в праве на получение льготных и бесплатных лекарств. Платить же за них полную стоимость могут далеко не все. Например, астматику на это требуется в месяц минимум 1 000 рублей, гипертонику - 500, а медикаменты им нужны каждый день. Единственное, что сегодня могут сделать себе в помощь обделенные люди, это писать жалобы. Их минздрав республики получил за последние дни около сотни. Предполагается, что с 1 июля выдача льготных лекарств будет возобновлены, но, судя по всему, лишь для того, чтобы временно снять социальное напряжение. Принципиально проблема абсолютно не решена, и обязательно даст о себе знать вновь.

Сергей Коробов - для Радио Свобода, Петрозаводск.

Илья Дадашидзе:

Должность уполномоченного по правам человека в Оренбургской области депутаты местного Законодательного собрания считают "бесполезной и буржуазной".

Из Оренбурга - Татьяна Морозова.

Татьяна Морозова:

Пост уполномоченного по правам человека в ближайшее время не будет введен в Оренбуржье. Лишь 5 депутатов Законодательного собрания из 31, участвовавшего в голосовании, были за принятие за основу проекта соответствующего областного закона. Проект этот прошел общественную экспертизу, и за его принятие проголосовали все без исключения представители партий и движений в общественной палате при законодательном собрании. Депутаты не просто проигнорировали мнение общественной палаты, ими же созданной, но и даже не дали слова для выступления сопредседателю палаты доктору политических наук профессору Галине Шишуковой.

"Ожидали ли вы такого хода событий?" - спросила я у председателя комитета по правам человека законодательного собрания области Владимира Фролова.

Владимир Фролов:

Честно говоря, ожидал. Я прекрасно понимал, что и администрация области, и депутаты, особенно, руководители предприятий, организаций не заинтересованы, чтобы была такая структура. Это дополнительная головная боль для них. Соответствующий спрос при нарушении.

А вообще, цепляться за то, что, там, буржуазный это институт... парламент - тоже буржуазный институт, но, однако же, все депутаты сидят, и красные, и белые, и работают в этом парламенте. Тогда надо встать и уйти оттуда.

Татьяна Морозова:

Буржуазным, по словам Владимира Фролова, пост уполномоченного по правам человека считают коммунисты. А как же они голосовали в общественной палате?

У микрофона - сопредседатель палаты Галина Шишукова.

Галина Шишукова:

Коммунисты не входят в общественную палату. Где-то года три назад они обиделись за ход обсуждения, которое было на общественной палате, и покинули ее. И теперь упорно не возвращаются. Хотя депутаты, коммунисты от Законодательного собрания, присутствуют на всех заседаниях. А "Единство", "Отечество", СПС, "Яблоко", все входят в общественную палату.

Татьяна Морозова:

Областная администрация не приветствовала поста уполномоченного по правам человека, мотивируя это необходимостью экономии бюджетных средств. Депутат Владимир Фролов, в свою очередь, посоветовал сократить перерасход на непредвиденные ремонты в кабинетах областных чиновников и на управленческий аппарат вообще. "На эти цели в прошлом году ушло 17 миллионов рублей, которые не были ранее запланированы в бюджете, - сказал он, - а вам жалко 1 миллиона 200 тысяч на уполномоченного со всем его аппаратом".

Другим доводом голосовавших "против" - было то, что и без уполномоченного достаточно инстанций, защищающих права человека. Так ли это?

У микрофона - профессор Галина Шишукова.

Галина Шишукова:

Мною, как социологом, был проведен опрос. "Если возникает угроза Вашей жизни и имуществу, к кому вы обратитесь за защитой?" 32 процента заявили, что они пойдут к друзьям, родственникам и близким. 18 процентов готовы обратиться в криминальные структуры, и только 22 процента пойдут в милицию. Что касается прокуратуры, туда обратятся 8 процентов.

Государственные каналы правовой защиты большинством оренбуржцев воспринимаются как ненадежные.

Татьяна Морозова:

Комитет по правам человека законодательного собрания завален обращениями оренбуржцев.

Говорит председатель комитета Владимир Фролов.

Владимир Фролов:

Вообще, наш комитет превратился в орган борьбы с чиновничеством. Мы вот за прошлый год только 400 с лишним обращений по запросам людей направили. Вот эта вот круговерть не дает возможности комитету работать в законотворческом плане.

У нас идут письма со всей Оренбургской области, но мы же не можем такой вал перевернуть. Мы вынуждены... и я сам нахожусь, мои помощники находятся в судах, отстаивают интересы граждан.

Это не моя работа, но я вынужден этим заниматься, потому что комиссии по правам человека при главе администрации не существует полтора года. Этими вопросами вообще не занимаются. И в принципе, вообще, уполномоченный по правам человека, конечно, должен быть федеральной структурой субъекта Российской Федерации. Нужно менять федеральный закон, чтобы это было обязательным для субъектов Российской Федерации независимо от мнения исполнительной власти.

Татьяна Морозова:

Чиновники предложили ввести должность "уполномоченного на общественных началах", но поскольку депутаты не приняли проект даже за основу, вернуться к обсуждению этого вопроса по закону можно будет не раньше, чем через полгода.

Для Радио Свобода - Татьяна Морозова, Оренбург.

Илья Дадашидзе:

Бесправие. Так, одним словом можно охарактеризовать положение беженцев и вынужденных переселенцев в Нижегородской области.

Слово Олегу Родину.

Олег Родин:

По официальным данным, в Нижегородской области проживают 18 000 беженцев и вынужденных переселенцев. По неофициальным сведениям - 25 000 - 30 000. Не все из них состоят на учете в миграционных службах, отсюда и разница в цифрах.

Кто такие эти люди, прибывающие в Нижегородский регион из республик бывшего СССР?

Рассказывает Татьяна Ивлиева, председатель нижегородского Центра социальной адаптации беженцев и вынужденных переселенцев.

Татьяна Ивлиева:

Сложился стереотип, что это, в основном, те люди, которых мы встречаем на рынке. А на самом деле, это очень образованные люди.

Я могу судить по тому, кто к нам обращается, кто нуждается в помощи по трудоустройству. Это люди с высшим или среднеспециальным образованием, люди, как правило, активные, высокомотивированные, потому что они должны выжить в новых для них условиях. Свыше 90 процентов это этнические русские, которые возвращаются на родину. И я думаю, что это очень хороший потенциал для развития области. Главное - его правильно использовать.

Олег Родин:

Татьяна Ивлиева - сама беженка, прибывшая в Нижний Новгород из Узбекистана 7 лет назад. Здесь у нее началась новая жизнь. Работая в Центре социальной адаптации, она пытается помочь таким же, как и она, ведь понимают беженцев лучше всего испытавшие на себе тяготы вынужденной миграции.

Совсем по-другому нередко относятся к беженцам в официальных организациях.

Ольга Решетова:

В основном-то, они уже разговаривают с нами требовательно так. То есть они не просят, например, дайте мне какую-то работу, чтобы я могла заработать себе на жизнь. "Дайте мне". Дайте мне это, дайте мне то. Работы им не надо. Им надо сразу квартиру, им надо сразу деньги...

Олег Родин:

Это мнение Ольги Решетовой, администратора областного центра реабилитации.

А как в действительности беженцы пытаются отстаивать свои права на жизнь, на гражданство, на учебу, на медицинское обслуживание подробно рассказала корреспонденту Радио Свобода председатель нижегородской общественной организации Центр помощи мигрантам Алмас Челоян, беженка из Нагорного Карабаха.

Алмас Челоян:

Когда беженка идет в миграционную службу, когда беженка идет выпрашивать то, что им обязаны власти дать, а власти ответ дают: "А кто вас сюда приглашал? Никто. Мы вас сюда не приглашали".

Олег Родин:

Прежде всего, проблема - получить статус беженца и российское гражданство. Однако для этого требуют документы, за которыми нужно ехать в уже покинутые места и выбивать там необходимые справки, трудовую книжку или еще что-нибудь, что выдавать отказывались и раньше. А на поездку нужны деньги, которых у беженцев, как правило, нет. А иногда и билеты им не продают.

Алмас Челоян:

При желании многие мигранты, они не могут сдать документы на гражданство России, потому что надо свидетельство о рождении (не у всех есть), копия свидетельства о браке, заключение (не у всех есть). В том числе, с этими паспортами люди не могут уехать ни в Армению, ни в Грузию, ни в азиатские республики. Потому что паспорт является недействительным.

Очень много в аэропортах бывает случаев, в железнодорожных кассах отказываются им продать билеты, потому что паспорт - ничей, старый паспорт, красный.

Олег Родин:

А без прописки и гражданства нет возможности устроиться на нормальную работу, определить детей в детский сад и школу и даже получить медицинскую помощь. Случалось, что беженцы не могли заплатить достаточную сумму, и в начале 21 века в центре России погибали от того, что медики отказывались их лечить.

Алмас Челоян:

Женщине при высокой температуре вызывали два раза "скорую помощь", "скорая помощь" отказалась ее взять в больницу. Несмотря на то, что женщина прибыла из Карабахского региона в 1990 году в Нижегородскую область, но до сегодняшнего дня она только имеет возможность продлить временную прописку. Постоянную прописку никак не может она получить.

Острая простуда, температура у женщины, - отказались ее брать в больницу. Она сама обращалась в больницу, там спрашивали за 10 дней 8 000 рублей, это в Центральной областной больнице Семашко. Это за то, что 10 дней будут ее обследовать, и врачи будут смотреть. Естественно, у нее самой не было такого финансирования, и просто женщина тогда, конечно, она умерла от отеков легких. Это было в 2001 году 10 февраля.

Олег Родин:

Случается, что беженцы прибывают в Нижний Новгород несовершеннолетними, вырастают, женятся, рожают детей, но из-за проволочек чиновников с оформлением статуса, регистрации по месту жительства, гражданства, прибывшие остаются без необходимых документов, без паспортов, без прописки, без нормальной работы, без прав на медицинское обслуживание, на учебу самим, на образование для своих детей.

Естественно, они лишены прав и на участие в выборах, поэтому их присутствие игнорируют нынешние кандидаты на пост губернатора Нижегородской области.

Алмас Челоян:

У нас 12 кандидатов на губернаторских выборах, но ни один не говорит о проблемах беженцев, мигрантов, о проблемах, которые у нас существуют.

Я бы очень хотела бы обратиться к этим господам, которые 12 кандидатов. Хотя бы один раз они бы вспомнили, что кроме местных жителей в Нижегородской области живут около 30 000 мигрантов, вынужденных переселенцев, беженцев.

Олег Родин:

Но кандидаты глухи к обращениям беженцев, как и многие чиновники.

Для Радио Свобода - Олег Родин, Нижний Новгород.

Илья Дадашидзе:

Дело Элизабет Свит. Органы ФСБ пытаются дискредитировать иностранного специалиста.

Репортаж Татьяны Кондратовской из Омска.

Татьяна Кондратовская:

Наблюдатели связывают последние действия омских чекистов с началом кампании дискредитации иностранных специалистов.

В начале июня несколько омских журналистов, известных своими особыми отношениями с Федеральной службой безопасности, распространили информацию о высылке из региона американского профессора. Со ссылкой на ФСБ они сообщили о разоблачении преподавателя экономики английского языка факультета международного бизнеса Омского университета гражданки США Элизабет Свит, которая занималась сбором информации об оборонных предприятиях.

По словам одного из доверенных журналистов, эту информацию ему передали со ссылкой на начальника управления ФСБ Субботина.

Однако ректор Омского университета Геннадий Геринг наотрез отказался от приписываемых ему слов разобраться, кто и зачем пригласил американку в Омск, и от обещания обсудить на совете ректоров целесообразность привлечения иностранцев в омские вузы. Поскольку именно эта информация попала в центральные издания, наутро чекистам пришлось опровергать самих себя, а вину за распространение дезинформации возложить на агентства, якобы испытывающие неприязнь к спецслужбам.

Но, даже отрекаясь от информации о высылке, ФСБ не отказалось от утверждения, что работы второкурсников о международных связях общественных организаций, государственных структур и заводов угрожают безопасности региона. Впрочем, реальный уровень опасности курсовых работ, написанных на основе открытой информации, подтверждает хотя бы то, что их не уничтожили и не изъяли, а сдали, как обычно, в деканат.

У правозащитников вызывает беспокойство возврат к практике безусловного и жесткого реагирования на доносы. ФСБ не скрывает, что об угрозе имиджу омских заводов и о сборе сведений о реальном состоянии дел на оборонных предприятиях просигнализировал директор объединения "Иртыш". Только из его заявления в ФСБ возникло "дело Элизабет Свит".

Сама Элизабет в дни шпионского скандала была в командировке на Дальнем Востоке, а вернувшись оттуда, отказалась от любых комментариев и контактов с прессой. По словам заместителя декана факультета международного бизнеса Юрия Дуся, приехавший в Омск консул США Кимберли Хорган повеселился устроенной шумихе, но заметил, что все это не очень хорошо и может иметь не очень хорошие последствия.

Преподаватели университета оценивают происходящее с еще большим пессимизмом. Юрий Дусь считает, что инспирированный кем-то скандал хуже всего скажется на имидже университета, который может потерять связи с уважаемыми международными организациями. Иностранные преподаватели, которые должны приехать в Омск к началу учебного года, могут просто отказаться от сотрудничества с ним.

Сейчас профессор Свит находится командировке, а уполномоченные издания продолжают кампанию по ее дискредитации. В выпуске новостей областного радио звучат предположения, что она отправилась узнавать, есть ли в Саратове оборонные предприятия. Отказ от высылки американки из Омска объясняют не отсутствием какой-либо вины с ее стороны, а тем, что она неумелый шпион, и даже разведывательное задание студентам не смогла выдать, как надо.

Многие сотрудники университета уверены, что спецслужбы начали кампанию против приглашения иностранных преподавателей и специалистов, получения учеными грантов иностранных фондов, появления в вузах соросовских профессоров и студентов. В качестве аргумента приводят слова Омского губернатора Леонида Полежаева о том, что иностранные спецслужбы используют благотворительные фонды для проникновения в Россию и влияния на молодежь.

Один из ученых в запале предположил, что вскоре иностранным преподавателям будут подбрасывать наркотики, только бы очернить и выслать. Он, видимо, не слышал о предыдущем достижении Омского управления ФСБ, которое обнаружило наркотики в багаже возвращавшегося в Германию социального педагога. Расследование его дела еще не закончено.

Один из омских журналистов описывает происходящее восточной пословицей. "Когда караван поворачивает, хромой верблюд оказывается впереди". По его мнению, на очередном повороте российской истории впереди оказались разведчики и чекисты, которые доказывают свою нужность, как умеют. Или не умеют.

Татьяна Кондратовская - для Радио Свобода, Омск.

Илья Дадашидзе:

Сотрудники Пермского ОМОНа овладевают навыками профессии, избивая заключенных.

Рассказывает Олег Антонов.

Олег Антонов:

В Прикамье разгорается скандал. Более сотни осужденных, отбывающих наказание в 242 колонии поселка Чепец района Пермской области, обвиняют тюремный спецназ в массовых избиениях и издевательствах.

Как следует из писем заключенных, в апреле этого года на территории колонии строго режима бесчинствовали бойцы некоего спецподразделения. ОМОНовцы в масках без какого-либо повода на протяжение трех дней избивали заключенных дубинками, издевались, устраивали обыски.

Правозащитники немедленно сделали полученные ими жалобы достоянием общественности, инициировали создание общественно-государственной комиссии по расследованию этого дела, а уполномоченный по правам человека в Пермской области Сергей Матвеев заявил, что, если факты издевательств подтвердятся, он будет добиваться привлечения к ответственности всех виновных. 168 жалоб от заключенных колонии поступили в правозащитный центр в начале июня. Как следует из писем, сначала пострадавшие обратились в прокуратуру по надзору колонии, но ответа не получили. Спустя месяц жалобы нелегально, минуя тюремную спецчасть, были доставлены в Пермский правозащитный центр. Созвав экстренную пресс-конференцию, его руководитель Игорь Аверкиев рассказал, что вся эта история похожа на рецидив давней тюремной практики, когда в зону вводился спецназ в целях совершенствования бойцами своих профессиональных навыков. Ранее эти факты скрывались, поскольку подобные учения проводились с согласия не только тюремной администрации, но и авторитетов на зоне, однако, по какой-то причине, на сей раз практические занятия ОМОНа утаить не удалось.

Тем временем, администрация исправительного учреждения все отрицает: мол, не было никакого тюремного спецназа, и все это клевета. Вместо объяснений - встречные упреки: мол, нам и так трудно работается, или кому вы верите? Правозащитники признают, что сотрудникам колонии, действительно, приходится работать в непростых условиях, и все же обвинения, изложенные в письмах, какими бы причинами они ни были вызваны, слишком серьезны, чтобы от них просто отмахнуться.

Фактически, заключенные указывают на массовые экзекуции, издевательства и пытки, что является грубым нарушением должностных инструкций, российских законов и международных конвенций. Не потому ли, опасаясь возмездия, тюремное начальство отказывает во встречах с авторами писем даже их адвокатам?

Выяснить правду в этой истории, действительно, будет непросто. Дело в том, что колония № 244 находится в прямом подчинении Минюста, поэтому пермским чиновникам трудно влиять на ситуацию. И все же, считают правозащитники, замять неприятное дело уже не удастся. Скандал получил широкую огласку в пермской прессе, к расследованию инцидента привлечена областная прокуратура. Как стало известно, на этой неделе по жалобам заключенных будет возбуждено уголовное дело.

Олег Антонов - для Радио Свобода, Пермь.

Илья Дадашидзе:

В одном из недавних выпусков программы "Человек имеет право. Корреспондентский час" мы уже рассказывали о попытках руководства Государственной теле- радиовещательной компании "Мордовия" положить конец деятельности независимого профсоюза.

С новыми подробностями - Игорь Телин.

Игорь Телин:

Председатель Государственной телерадиовещательной компании "Мордовия" Сергей Десяев отказался от любого сотрудничества с одной из двух профсоюзных организаций работников компании.

Маргарита Шаинова:

В конце 2000 года мы получаем письмо от председателя, что, дескать, администрация ГТРК "Мордовия" считает, что, поскольку две профсоюзные организации в компании, та больше, а вы - меньше, мы с вами дела иметь не будем.

Игорь Телин:

Маргарита Шаинова является председателем профсоюзной организации, которую журналисты и технические работники мордовского радио и телевидения называют между собой "альтернативной", хотя эта организация появилась первой. В 1996 году группа работников телерадиокомпании посчитали, что необходимо защищать свои права перед работодателями и объединились в профсоюз. Вторая же организация была создана с использованием административного ресурса и пользуется полным расположением руководства компании, в отличие от той, которой руководит Маргарита Шаинова. Причина - руководству не нравится активность, с которой ее члены защищают свои права.

Маргарита Шаинова:

В уставе нашем, естественно, первым, самым главным направлением... это защита наших прав и интересов, поскольку администрация все-таки их нарушает. И доказательством тому служат множество процессов, которые состоялись в Ленинском районном суде.

Суд удовлетворил иск, например, журналистки, которую восстановили на работе (она была незаконно уволена администрацией). Суд удовлетворил иски трех сотрудников, восстановил их в должности телеоператора, режиссера и звукорежиссера, незаконно администрацией пониженных в должности. Затем суд удовлетворил множество исков наших сотрудников, отменив приказы по незаконному наложению администрацией взысканий дисциплинарных.

Игорь Телин:

Однако председатель Гостелерадиокомпании "Мордовия" Сергей Десяев считает, что взыскания нужны. Они помогают контролировать ситуацию и порядок в организации.

Сергей Десяев:

Если внизу люмпенизированные слои, что ты с ними ни делаешь... кроме административного нажима, кроме, если хотите, насилия, они ничего не понимают. Только отвернешься, будет заплеван коридор, окурки будут плавать в аквариуме и, может быть, и пустые бутылки.

Игорь Телин:

Сергей Десяев уверен, что для реальной защиты прав работников в любом учреждении и предприятии достаточно одной профсоюзной организации.

Сергей Десяев:

... которая действительно должна выражать интересы работников, которая должна поправлять руководство. Потому что руководство тоже ведь они небезгрешные. Они устают, они люди. Просто люди.

Игорь Телин:

По мнению заведующей кафедрой гражданского права Мордовского госуниверситета Любови Калинкиной...

Любовь Калинкина:

Право на объединение в профсоюзах это конституционное право, и при этом администрация обязана сотрудничать со всеми профсоюзами, которые создаются.

Игорь Телин:

Однако подобные аргументы не устраивают председателя Гостелерадиокомпании "Мордовия" Сергея Десяева. По его мнению, в существующем законодательстве немало ошибок. Это касается и количества профсоюзных организаций в одном учреждении.

Сергей Десяев:

Можно ведь сегодня создать профсоюз любителей ходить с бодуна на работу, профсоюз опаздывать на работу. Ради Бога, профсоюз сексменьшинств, да? По закону, можно, но это приведет к развалу организации нашей.

Игорь Телин:

И, тем не менее, считает юрист Любовь Калинкина, закон нарушать нельзя, а Сергей Десяев именно нарушает закон, отказывая в праве на существование одной из двух профсоюзных организаций Гостелерадиокомпании "Мордовия".

Любовь Калинкина:

Я процитирую закон Республики Мордовия. "Профсоюзы могут создаваться на предприятиях, в учреждениях и организациях, независимо от форм собственности и подчиненности. Количество профсоюзов, создаваемых в рамках одной профессии и групп профессий, не ограничивается".

Игорь Телин:

Тем не менее, председатель Государственной телерадиовещательной компании "Мордовия" намерен стоять на своем, отказываясь признавать неудобный профсоюз. И пусть нарушаются права работников и закон, но ведь это неудобный закон.

Для Радио Свобода - Игорь Телин, Саранск.

Илья Дадашидзе:

Кто прислал бандитов к орловским печатникам?

На этот вопрос пытается найти ответ наш корреспондент в Орле Елена Годлевская.

Елена Годлевская:

19 июня в офис орловской типографии "Бета-принт" пришли двое прилично одетых мужчин 30-35 лет с предложением платить им дань за то, что они не будут препятствовать работе типографии и обеспечат ей так называемую "крышу". Директор типографии Владимир Алексеев объяснил непрошеным гостям, что "крыша" у него уже есть, и называется она "Издательский дом "Провинция", который объединяет не только типографии, но и 23 газеты в различных городах России. В ответ гости предложили директору поставить в известность московское руководство и популярно объяснить их предложение. Пообещали созвониться, извинились за беспокойство и ушли.

Алексеев полагает, что это не рядовое вымогательство, а начало спланированной акции против типографии, которая принимает заказы, исходя из экономической целесообразности, а не политической окраски клиента.

Именно "Бета-принт" печатала оппозиционные власти газеты во время недавних губернаторских выборов в Брянске и печатает газету "Орловский меридиан", единственное неподконтрольное местной власти издание, к тому же, самое влиятельное в области средство массовой информации. А поскольку в Орле на носу выборы губернатора, то позиция "Орловского меридиана" способна если не определить их ход, то, во всяком случае, серьезно повлиять на результат.

Похоже, те, кто стоит за неизвестными, выдающими себя за рэкетиров, хотят либо спровоцировать газету на резкую критику власти, либо запугать и "Орловский меридиан", и типографию возможными последствиями, чтобы заставить их отказаться от выгодных заказов и объективного освещения выборов. Местные аналитики не исключают вариант, что типография и редакция, располагающиеся в одном здании, могут быть подвергнуты любым преступным акциям, вплоть до уничтожения. А спишется все на криминальные разборки.

Однако управление Федеральной службы безопасности по Орловской области, куда Алексеев обратился за помощью, рассматривать заявление директора, где он прямо указывает на политическую подоплеку происходящего, отказались, сославшись на то, что рэкет - не их компетенция. Зато в Управлении по борьбе с организованной преступностью Орловской области, где хорошо знают бандитский расклад, не исключают, что криминальный интерес связан со спецификой деятельности типографии.

Дело в том, что время дикого рэкета на Орловщине прошло. Сферы влияния давно поделены, а идея обогатиться за счет типографии, где практически все операции проводятся по безналичному расчету, и нет так называемого "черного нала", не выдерживает никакой критики.

Однако уголовное дело до сих пор не возбуждено. Пока милиция размышляет, что да как, рэкетиры продолжают действовать. 22 июня они позвонили Владимиру Алексееву, чтобы узнать, поставил ли он в известность свое руководство об их предложении. Услышав в ответ, что "Издательский дом "Провинция" отказался устанавливать с ними какие-либо контакты, звонившие повесили трубку.

Оперативники утверждают, что теперь следует ожидать акций устрашения. При этом угроза может быть адресована как самому Владимиру Алексееву, так и его семье, а также благополучию руководимого им предприятия. При этом Управление по борьбе с оргпреступностью Орловской области до сих пор не предприняло никаких действий для того, чтобы защитить Алексеева и типографию "Бета-принт" от возможных посягательств бандитов.

Для Радио Свобода - Елена Годлевская, Орел.

Илья Дадашидзе:

Кызылские энергетики видят в голодовке единственную возможность добиться выплаты зарплаты, которую они не получают с 1996 года.

С подробностями - Александр Филатенко.

Александр Филатенко:

25 июня 9 работников Ак-Довуракской ТЭЦ, второго по величине города Тувы, объявили о том, что начинают бессрочную голодовку. "Наши неоднократные обращения в тувинское правительство, республиканское министерство топлива, энергетики и транспорта, в городскую администрацию по поводу погашения задолженности по заработной плате остались без ответа, - пишут они в своем заявлении на имя главы правительства Тувы. - Мы просим у вас свои, потом заработанные деньги, а не чужие. До боли обидно, что наш трудовой коллектив вынуждают выступать в унизительной роли просителей, и то, что нас относят к людям второго сорта".

Среди тех, кто отчаялся на голодовку, в основном, простые рабочие - электрослесарь Николай Кашин, машинист Елена Мангуш и другие. У этих рабочих, как, впрочем, и у других, большие семьи. У них нет своих огородов, дачных участков, родственников в селе, которые, при хроническом безденежье, хоть как-то помогли бы свести концы с концами. Но в городе единственный источник существования это заработная плата. В Ак-Довураке ее не выплачивают с 1996 года. За это время задолженность коллективу ТЭЦ перевалила за 4 миллиона рублей.

Ак-Довуракская ТЭЦ - это структурное подразделение комбината "Туваасбест". Начиная с 1980-х годов, когда спрос на асбест резко упал, производство на самом процветающем в советские времена комбинате полностью остановилось. Обеспечивающая всю технологическую цепочку ТЭЦ оказалась без финансовой подпитки.

Сегодня нет средств на ремонт изношенного оборудования. Рабочие вынуждены идти в отпуска без содержания. Как только заканчивается отопительный сезон, в Ак-Довураке останавливают ТЭЦ, и до глубокой осени горожане не имеют в своих квартирах горячей воды. Зимой на ТЭЦ часто происходят аварии. Неделями в квартирах стоит минусовая температура, поэтому жители (а их более 5 000) просто-напросто отказываются платить за коммунальные услуги, в то числе и за тепло.

Удивительным образом тарифы рассчитаны не только на зимние, но и летние месяцы. То есть, не пользуясь горячей водой в июне-августе, горожане, тем не менее, обязаны платить за нее и в эти месяцы.

Долг горожан местной ТЭЦ на конец июня превысил 22 миллиона рублей, это пятая часть от той суммы, которую требуют выплатить в счет погашения задолженности по зарплате объявившие голодовку рабочие.

В своем обращении на имя главы правительства они выдвинули еще ряд требований, в том числе и погасить двадцатидвухмиллионную задолженность за уже оказанные населению услуги, а также впредь регулярно выплачивать им заработную плату. Они требуют также обеспечить их материалами, инструментами, запасными частями, спецодеждой для нормальной работы ремонтных бригад.

Комментируя заявление голодающих, заместитель главы правительства Тувы Валентина Николаева на эти строки не обратила внимания. Она сказала, что правительство в данной ситуации голодающим помочь ничем не может, поскольку в бюджете средства на погашение задолженности по зарплате не заложены. Она посоветовала рабочим обратиться в суд со своими "законными", как она выразилась, требованиями. То есть сами рабочие, оказывается, должны заботиться о том, чтобы население своевременно вносило плату за оказанные этими рабочими услуги.

Обращение в суд официальные власти Тувы в лице заместителя главы правительства называют "цивилизованным методом решения проблем", а голодовки и другие акции, по их мнению, методы не цивилизованные. И прибегать к ним они не советуют, так как результат от них все равно будет нулевым.

Александр Филатенко - для Радио Свобода, Кызыл.

Илья Дадашидзе:

Дело Владимира Гусева, редактора газеты "Буревестник Кубани", привлеченного к суду за оскорбление чести и достоинства президента Владимира Путина, завершилось оправдательным приговором.

Рассказывает Иван Петров.

Иван Петров:

Газета "Буревестник Кубани" была основана Владимиром Гусевым в 1998 году и издавалась за его счет тиражом от 1 000 до 5 000 экземпляров. Направление издания - леворадикальное, с прославлением личности и деяний Иосифа Сталина. Выходила газета крайне нерегулярно, активизируясь во время предвыборных кампаний.

В мае-июне прошлого года Гусев выступил с несколькими передовицами, которые и стали предметом судебного разбирательства. В частности, президент Путин был назван на страницах газеты "другом олигархов" и "пиночетом российского розлива, следующим по стопам Бориса Кровавого" (конец цитаты).

Кроме того, Гусев неоднократно пугал читателей установлением в стране военно-фашистской диктатуры, связывая ее также с именем Владимира Путина.

Прокуратура Краснодарского края сочла подобные заявления семидесятилетнего пенсионера преступлением и возбудила уголовное дело по статье 319. Более всего сторону обвинения возмутило то, что несколько публикаций в газете "Буревестник Кубани" выходили под шапкой "В стране грядет диктатура Путина".

Прокурор Сергей Окопный заявил на суде, что подобные обвинения оскорбляют честь и достоинство президента, который "является, на самом деле, гарантом законности и правопорядка в стране" (конец цитаты). Обвинение потребовало осудить Владимира Гусева и назначить меру наказания в виде штрафа в размере двухнедельной пенсии обвиняемого.

Адвокат Руслан Клеуш построил защиту на том, что впервые в России судят за свободу слова. "Процесс над Владимиром Гусевым это первый за последние годы в нашей стране политический процесс, впервые за печатное слово власти возбудили уголовное дело" (конец цитаты). В качестве примера Руслан Клеуш привел публикации ряда центральных газет различной политической направленности от "Советской России" до "Коммерсант-ВЛАСТЬ", в которых, по мнению адвоката, проходили намного более жесткие публикации по адресу президента, чем те, которые были напечатаны в "Буревестнике Кубани".

По мнению адвоката Клеуша, уголовное дело в отношении Гусева было возбуждено ретивыми кубанскими прокурорами с целью доложить в Москву об уголовном наказании журналиста, осмеливающегося критиковать верховную власть.

Зал суда был заполнен до отказа сторонниками Владимира Гусева, в основном, пенсионерами, которые пытались скандировать "Мы - Гусев, Гусев - мы, судят нас". И только после того, как судья Арсен Салимов пообещал всех удалить из зала, выкрики прекратились.

Бурно выступил сам обвиняемый. Гусев называл себя первым в стране политкаторжанином, приведя в качестве примера антипутинские высказывания Сергея Ковалева и Валерии Новодворской. "Меня судят за правду, но я ничего не боюсь. Хоть приговаривайте к расстрелу", - на такой максималистской ноте закончил свое выступление обвиняемый.

Представитель прокуратуры Сергей Окопный, зачитав обвинительный акт, подчеркнул, что действия Владимира Гусева носят антигосударственную направленность, и только преклонный подсудимого позволяет надеяться на его исправление без изоляции от общества.

Суд под председательством федерального судьи Ленинского райсуда города Краснодара Арсена Салимова, внимательно выслушав обе стороны, учитывая ряд смягчающих обстоятельств, а именно отсутствие каких-либо последствий публикаций Гусева, его преклонный возраст и нахождение у него на иждивении дочери-инвалида II группы, вынес оправдательный приговор. Сторонники Владимира Гусева встретили приговор бурной овацией.

Оправданный Гусев заявил, что он и в дальнейшем будет бороться на страницах "Буревестника Кубани" с антинародным режимом и лично с президентом Путиным, а представители краевой прокуратуры тоже решили не сдаваться и подали кассационную жалобу в Краснодарский краевой суд, требуя отменить решение районного суда как незаконное".

Станет ли Гусев первым в Российской Федерации журналистом, осужденным за критику в адрес президента Путина, покажет время.

Иван Петров - для Радио Свобода, Краснодар.

XS
SM
MD
LG