Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шпионский процесс в Калуге. Школа правозащитников в Рязани

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Шпионский процесс в Калуге.
- Обзор - западная печать о правах человека и свободе слова.
- Школа правозащитников в Рязани.
- Избиение корреспондента Радио Свобода милиционерами в Липецке. - Правозащитные новости недели.
- Преследование Свидетелей Иеговы в Челябинске.
- Суд над Григорием Пасько во Владивостоке.


17 июля после месячного перерыва в Калуге продолжился суд над российским ученым Игорем Сутягиным, о деле которого неоднократно рассказывалось в программах "Человек имеет право".

Напомним, Сутягин был арестован органами ФСБ в октябре 1999 года по обвинению в том, что, являясь заведующим сектором отдела военно-политических исследований Института США и Канады РАН, через английскую консалтинговую фирму "Альтернатива будущего" передавал на Запад сведения, составляющие государственную тайну. Парадоксальность ситуации заключается в том, что по роду своих занятий доступа к секретным сведениям Сутягин не имел. Рассказывает Алексей Собачкин, наш корреспондент в Калужской области.

Алексей Собачкин:

Дело Сутягина обратило на себя внимание тем, что подсудимый никакими секретными документами не пользовался, в руках их не держал и никому их не передавал. Это факт известный, и ФСБ его не оспаривает, даже - наоборот. Заместитель руководителя Департамента контрразведки, генерал-лейтенант Николай Волобуев так и заявил: " Сутягин вообще не входил в число секретоносителей, поскольку в институте, где он работал, не проводятся исследования, составляющие государственную тайну", - конец цитаты.

В поле зрения российской контрразведки ученый попал в 1998-ом году. В Институт истории США и Канады, в котором Сутягин возглавлял сектор военно-технической и военно-экономической политики отдела военно-политических исследований, прилетел аспирант Принстонского университета Джошуа Хэндлер, чтобы готовить диссертацию по проблемам стратегического ядерного оружия. В этом ему существенную помощь оказывал Игорь Сутягин. Хэндлер написать диссертацию в Москве не успел. Осенью 1999-го года в его московском жилье был произведен обыск. Контрразведчики у американца изъяли компьютер, американец был вынужден покинуть Россию.

А теперь о самом главном. Сутягин сотрудничал с английской консалтинговой фирмой "Альтернатив фьючерс". Эта фирма предложила Сутягину приличные гонорары за информацию. Его, как крупного специалиста в области истории вооружений, попросили сделать анализ состояния российских Вооруженных сил. Несмотря на то, что Сутягин в этой работе пользовался только открытыми данными, собранные воедино, они, как утверждает ФСБ, стали представлять собой государственную тайну. Интересный факт: сразу же после ареста Сутягина фирма "Альтернатив фьючерс" прекратила свое существование, ее телефоны молчат, электронный адрес - тоже. По мнению ФСБ, то, что фирма исчезла, явно свидетельствует о том, что она была подставной, за нею стояли спецслужбы стран НАТО. В заявлении, распространенном информационным агентством ИНТЕРФАКС в начале 2001 года, генерал-лейтенант ФСБ Николай Волобуев сказал следующее: "Сутягину оплачивали выезды за рубеж, где он давал своим иностранным кураторам детальный отчет по поставленным вопросам. Там же ему выплачивались гонорары в иностранной валюте", - конец цитаты.

Отец Игоря Сутягина, обнинский ученый Вячеслав Андреевич Сутягин, следующим образом комментирует обвинение своего сына в шпионаже:

Вячеслав Сутягин:

Я думаю, что теперешнему руководству ФСБ надо показать, что они не зря проедают государственные деньги. Только из этого - вся эта шпиономания по отношению к научным сотрудникам. Ведь смотрите, кого ни арестовали, кого ни обвинили в шпионаже, - все из научно-исследовательских институтов.

Алексей Собачкин:

Сутягина, по словам адвоката Владимира Васильцова, на суде обвиняют в сотрудничестве с фирмой "Альтернатив фьючерс", и этого достаточно, чтобы получить от 12 до 20 лет с конфискацией имущества за государственную измену. Как утверждает ФСБ, анализ, сделанный Сутягиным, стал представлять собой государственную тайну. Но для того, чтобы это Сутягину знать наверняка, свои выводы нужно было с чем-то сравнить, а доступа к секретной информации у него не было. Откуда было знать подсудимому, что он в своем анализе докопался до государственной тайны?!

Игорь Сутягин не признает себя виновным. Когда он получил для ознакомления обвинительное заключение, то сделал на его полях более 60 замечаний, которые поставили под сомнение объективность этого документа. Родственники Игоря Сутягина также считают его невиновным. Говорит отец Игоря Вячеслав Андреевич Сутягин:

Вячеслав Сутягин:

ФСБ - это организация, которая никогда не признает своих ошибок. Хотя если бы она признавала ошибки, она бы только выигрывала, ее бы авторитет рос. Поэтому я не сомневаюсь нисколько, что они - не дураки, они - люди умные и понимают, что дело дутое, но отказаться от этого процесса теперь - это было бы для них большим ударом, поэтому они доведут до обвинительного приговора. И вся эта кутерьма будет еще долго длиться. Я нисколько не сомневаюсь, что он невиновен. Но доказать, что ты - не верблюд, очень тяжело. Поэтому я надеюсь, верю втайне, хочется верить, что правда восторжествует. Но жизнь наша показывает, что это зачастую далеко не так.

Алексей Собачкин:

Судебный процесс начался в конце декабря 2000 года. Он является закрытым, поэтому информации очень мало. Последние сведения таковы. Обвинительное заключение уже оглашено, процесс находится на стадии судебного следствия. Известно, что судьи запретили адвокатам общаться с подсудимым в зале суда. Адвокаты вынесли по этому поводу протест. А на одном из последних заседаний Игорь Сутягин сделал судье официальное заявление о фальсификации документов, фигурирующих в деле. Реакция суда на это заявление пока не известна. Месяц назад брат Игоря Сутягина Дмитрий ездил к нему на свидание. Вот что он рассказал о состоянии подсудимого:

Дмитрий Сутягин:

В целом я бы сказал, что самочувствие у него более или менее нормальное. То есть выглядит он более-менее бодро, по крайней мере, очень хорошо держится. Хотя надо сказать, что заметно похудел, старая его одежда на нем болтается, как балахон. Поэтому сказать, что уж он совсем пышет здоровьем, нельзя. Но в целом держится, крепится как-то.

Алексей Собачкин:

Дмитрий Сутягин рассказал также, что его брат Игорь Сутягин недоволен ходом судебного процесса, в котором отсутствует какая-либо логика.

Дмитрий Сутягин:

Суд начинает изучать документы, бросает. Начинает заслушивать показания обвиняемого, бросает. В общем-то, с его точки зрения, суд идет как раз немножко в непонятном режиме. И тут не только неожиданные перерывы, но и неожиданные смены этапов.

Алексей Собачкин:

Предположительно, процесс закончится не раньше сентябре 2001 года, хотя он может затянуться на неопределенное время.

Илья Дадашидзе:

О деле Игоря Сутягина рассказывал Алексей Собачкин.

В канун возобновления слушаний по делу Сутягина в Москве состоялась пресс-конференция, участие в которой приняли адвокаты Сутягина и дипломата Валентина Моисеева, обвиняемого в шпионаже в пользу Южной Кореи. Как заявил на этой встрече с журналистами президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, "складывается ощущение, что наша жизнь - один нескончаемый шпионский процесс, меняющий города и лица. Зародился он на Западе, в Питере, сейчас плотно прижился на Дальнем Востоке и вот уже проявляется в центре страны", - конец цитаты. Напомним, помимо дел Сутягина, Моисеева, пасько, органами ФСБ возбуждены уголовные дела в отношении профессоров Тихоокеанского океанологического института Владимира Сойфера и Владимира Щурова, профессора Красноярского государственного технического университета Данилова. По прогнозам Алексея Симонова, этот шпионский список в ближайшее время пополнится новыми именами.

Владимир Ведрашко:

50-летний цыган, король Сендрей, умер в полицейском участке в результате избиения и тяжелых травм. С этого факта начинается статья, озаглавленная "Жестокость полиции" и напечатанная в электронном журнале "Транзишнз онлайн". Материал посвящен положению цыган в Словакии. Трагическое происшествие, участниками которого стали, с одной стороны, король Сендрей и его сын Роберт, а с другой стороны - глава местной администрации также со своим сыном, местным полицейским, получило широкий резонанс в Словакии. Детали и причины случившегося сейчас расследуются. Наиболее шокирующими остаются свидетельства Роберта о том, что в полицейском участке их с отцом приковали к радиатору отопления и подвергали избиениям дубинками. "Они избивали нас в течение 12 часов, всю ночь напролет, даже не задавая никаких вопросов и не пытаясь ничего выяснить", - рассказывал Роберт. В словацких полицейских участках нет телекамер и установить, что на самом деле происходило в ту злополучную ночь, очень трудно. Тем не менее, инцидент дал повод местным правозащитникам снова выступить с осуждением жестокости, с которой полиция традиционно относится к цыганам в Словакии.

Представитель Европарламента по Словакии также выразил озабоченность в связи с положением национальных меньшинств в этой стране. А Международная Амнистия призвала словацкое правительство следовать его собственным международным обязательствам и соблюдать права человека без различия цвета кожи, языка, религии, национального и социального происхождения. В ответ на этот призыв премьер-министр Словакии Микулаш Дзуринда и глава МВД республики однозначно заявили, что берут расследование инцидента под свой личный контроль. Об этом рассказал интернетовский журнал "Транзишнз онлайн".

Тысячи протестующих шахтеров вместе со своими семьями заблокировали железнодорожную линию на северо-востоке Китая. Об этом сообщило электронное издание "Гонконг мэйл". Некоторые шахтеры утверждали, что не получали заработную плату в течение 30 месяцев. Они также протестовали против коррупции и некомпетентного управления со стороны администрации шахт. ГОНКОНГ МЕЙЛ публикует эту информацию со ссылкой на центр за права человека и демократию со штаб-квартирой в Гонконге. Более 500 полицейских были направлены в очаг протестов для наведения порядка. Однако никаких действий против шахтеров так и не было предпринято. Железная дорога оставалась перекрытой в течение 5 часов. По меньшей мере, шесть поездов нарушили свои расписания.

По сведениям из ряда источников, конфликты на экономической, социальной и религиозной почве не являются редкостью, а скрытая безработица на периферии страны может усугубиться после вступления Китая во Всемирную торговую организацию в конце текущего года. Об этом написало электронное издание "Гонконг мэйл".

По сообщению бухарестской газеты "Адевелур", в ближайшее время в Румынии будут опубликованы документы, свидетельствующие о связях церковных иерархов с коммунистической секретной полицией Секуритади. Об этом заявил секретарь Национального совета по изучению архивов Секуритади Константин Букет. В настоящее время досье подвергаются внимательному изучению и готовятся к опубликованию. Представители названного совета утверждают, что еще до завершения парламентских каникул будут обнародованы и документы из так называемого досье прессы. В этом досье содержатся сведения о сотрудничестве журналистов с органами госбезопасности в годы коммунистического режима, а также документы, относящиеся к преследованию журналистов в то время. Как сообщает газета, эксперты Национального совета сотрудничают в своей исследовательской работе с нынешним руководством Румынской службы информации, пришедшей на смену Секуритади после революции 1989 года.

Илья Дадашидзе:

7 июля в Липецке сотрудниками местной милиции был избит внештатный корреспондент Радио Свобода Андрей Юдин. В тот вечер журналист возвращался после посещения детского лагеря "Сокол", где задержался допоздна в связи с подготовкой репортажа. Он уже собрался было возвращаться домой, когда к нему подошли двое в милицейской форме и потребовали документы. Юдин предъявил паспорт и удостоверение Союза журналистов России. Но, как сказано в его письме в Российский центр экстремальной журналистики, едва он попытался продолжить свой путь, как его сбили с ног, ударили головой об землю, надели наручники и принялись душить. После чего стали рыться в репортерской сумке Юдина, перебирать его личные вещи, включать диктофон с угрозами стереть все, что им не понравится. Затем Юдин был доставлен в Сокольское отделение милиции Липецка, где узнал, что ему инкриминируется статья 165 - "неповиновение сотрудникам органов правопорядка". Удостоверение и сумка с диктофоном были помещены в милицейский сейф, откуда потом исчезла купюра достоинством в 500 рублей. Из милиции Юдина увезла "Скорая помощь". В настоящее время он находится в больнице с сотрясением мозга и отеком горла.

Говорит Алексей Симонов, президент фонда "Защита гласности".

Алексей Симонов:

Очень опасная для журналистов фамилия Юдин. Достаточно вспомнить Ларису Юдину и все, что с ней связано, чтобы возникало сразу чувство тревоги. Вот оно еще раз оправдалось, теперь в Липецке. Мне очень интересно, как на это реагирует вице-губернатор, одновременно - председатель Союза липецких журналистов господин Дикарев. Он - большой поборник свободы слова. В качестве вице-губернатора вполне мог бы уже за прошедшее время сделать достаточно серьезное по этому поводу заявление. Что-то я не слышал заявления Союза журналистов Липецка, относительно того, каким образом милиция осуществляет просто преступные функции, не более того и не менее того.

Это - бандитизм. Причем, я даже не думаю, что он связан с информационной работой журналиста. Я просто думаю, что кому-то не понравился чужой человек на чужой территории, а дальше - они сначала бьют, а потом, уже ударив, чувствуют себя столь ответственными, что привозят в наручниках и пишут объявление о том, что он на них напал. Я хотел бы видеть сегодня человека, который в состоянии напасть в одиночку на наряд милиции. Потому что сегодня опаснее встретить наряд милиции, чем группу бандитов. Ну, по крайней мере, хотя бы потому, что у группы бандитов есть только одна задача - тебя ограбить, а у группы милиции зачастую возникает желание тебя еще сначала унизить, а потом обвинить тебя же в том, что ты к ним пристал.

Я очень рассчитываю на то, что и ваше, и наше расследование даст все-таки какой-то результат. Хотя, в наказание работников милиции, избивающих сотрудников СМИ, верю слабо. Такого рода примеров у нас, к сожалению, очень мало. Потому что в милиции стоят за своих - вмертвую, и у них такое ощущение, что если хотя бы одного из них вытащат на чистую воду и в какой-то степени хотя бы объявят виновным, то у всех у них как будто отнимут какую-то привилегию или какую-то дополнительную возможность для компенсации собственного бессилия в отношении преступников.

Случай, к сожалению, более чем типичный. Я, скажем, помню историю волгоградскую пару лет назад, когда журналиста Коваленко просто убили в отделении милиции. Было написано, что он погиб в результате падения со стула. На самом деле - явно совершенно, что его в милиции очень сильно били и добили. Таких случаев достаточно много, к сожалению, в нашем списке.

Илья Дадашидзе:

И еще одно мнение - Олега Панфилова, Центр экстремальной журналистики.

Олег Панфилов:

Я думаю, что история с Андреем Юдиным не будет раскрыта, не будет проведено следствие так, как это должно быть. Я уверен в этом, потому что за последнее время, за последние месяцы или, по крайней мере, полтора года, было много нападений на журналистов и это стало какой-то новой традицией в отношениях между властью и журналистами. Случается так, что журналист "случайно" задерживается, "случайно" ему предъявляют какие-либо претензии, "случайно" его избивают, а потом дело закрывается и всем говорится о том, что все - недоказуемо, и журналист пострадавший может предъявлять какие угодно справки, какие угодно бумаги судебно-медицинской экспертизы, и ничего не будет доказано. К сожалению, за последнее время число таких случаев увеличилось в несколько раз.

Я уж не говорю о том, что в несколько раз увеличивалась такая категория нарушений прав журналистов и прессы, как обыски в редакциях, как вооруженное вторжение в здания редакции газет, телекомпаний, радиостанций. И, по всей видимости, это новая политика государства, которая исходит, как мне кажется, из положений доктрины информационной безопасности. Конечно, ни один чиновник никогда не скажет о том, что я преследую журналиста только потому, что выполняю эту доктрину информационной безопасности. Но появление этого документа я называю сигналом для чиновников - и, прежде всего, чиновников провинциальных.

Илья Дадашидзе:

Говорил Олег Панфилов.

Получив известие о нападении на внештатного корреспондента Радио Свобода, мы связались с начальником УВД Липецкой области Александром Аксеновым и заручились его согласием прокомментировать случившееся. Однако на все последующие наши звонки ни сам Аксенов, ни его помощники так больше и не отозвались.

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Власти Ингушетии называют положение чеченских беженцев, проживающих в палаточных лагерях, бедственным. Президент Ингушетии Руслан Аушев подчеркнул, что беженцы уже несколько месяцев не получают горячего питания. Задолженность поставщикам продуктов превышает 500 миллионов рублей. Аушев возложил ответственность за происходящее на российское правительство и президента. По официальным данным, в ИНГУШЕТИИ проживают более 180 тысяч чеченских беженцев. Однако зарегистрированы и имеют право на гуманитарную помощь только 150 тысяч.

Представители администрации чеченской столицы обвинили российских военных в незаконном аресте нескольких местных жителей. Как заявил начальник отдела печати и информации администрации Грозного Руслан Мартагов, 18 июля около 5 часов утра московского времени в селение Радужное Грозненского района на нескольких БТР приехали российские военнослужащие. Они подняли с постели Леча Успаева, который работает водителем автоколонны, и вместе с сыном увезли в неизвестном направлении, сообщил Мартагов. По его словам, примерно через полчаса в радужном военнослужащими была обстреляна из автоматов и сожжена машина "Жигули". О судьбе находившихся в автомобиле жителей селения Дакаева и Ачханова ничего не известно. Руслан Мартагов считает, что к событиям в Радужном причастны военнослужащие 245-го мотострелкового полка, который дислоцируется в селении Рошни-Чу.

Союз журналистов РОССИИ протестует против действий московской милиции. В открытом письме генеральному прокурору России Владимиру Устинову и министру внутренних дел Борису Грызлову приводятся факты недопустимого отношения милиции к журналистам. Так, 11 июля во время митинга против предоставления Пекину права на проведение Олимпиады был арестован фотограф агентства "Ассошиэйтед пресс" Максим Мармур. На следующий день во время митинга на Красной площади против ввоза в РОССИЮ ядерных отходов были арестованы 26 человек, среди которых оказался журналист "Эхо Москвы" Илья Архипов. Генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко считает, что московская милиция грубо нарушила права журналистов, закрепленные в Конституции, и настаивает на возбуждении уголовных дел против виновных.

В ночь с 16 на 17 июля в Минске неизвестными была разгромлена редакция газеты "День". Через несколько дней должен был выйти в свет спецвыпуск газеты, посвященный бесследно пропавшим за годы правления президента Лукашенко белорусским политикам. Злоумышленники выкрали системные блоки трех компьютеров, исчезли все материалы спецвыпуска. По мнению заместителя главного редактора "Дня" Анатолия Гуляева, это не было обычным бытовым ограблением. Грабителей интересовало только то оборудование, которое напрямую связано с информацией, подчеркнул он. Нападение произошло после того, как газета напечатала неприятное для властей интервью бывшего управляющего делами президента Ивана Титенкова, и накануне публикации факсимиле скандального рапорта начальника Главного управления криминальной милиции МВД Белоруссии Николая Лопатика.

Тележурналистка Сусанна Баранджиева уволена с работы в Ростовской государственной телерадиокомпании "Дон-ТР". Сусанна Баранджиева в последнее время была занята съемками документального фильма "Чистый четверг" о событиях в Чеченской республике. Над фильмом вместе с ней работали два обладателя ТЭФИ: режиссер Александр Расторгуев и оператор Эдуард Кечерджаян. Им объявлен выговор, а сценариста Сусанну Баранджиеву уволили за самовольный отъезд в Чечню. Как заявил режиссер Александр Расторгуев, руководство телекомпании "Дон-ТР" было предупреждено о съемках по заказу ВГТРК и о поездке в Чечню. Расторгуев считает, что генеральный директор "Дон-ТР" Николай Чеботарев ограничивает творческую свободу и инициативу автора фильма. Члены ростовского общественного движения "Журналисты за гражданское общество" намерены начать акцию протеста против административного произвола на государственном телевидении.

Европейский Союз призвал Казахстан и Киргизию уделять больше внимания правам человека и демократическим свободам. Рекомендация была сделана в Брюсселе, где представители этих среднеазиатских республик вели переговоры с руководством ЕС. ЕС считает, что экономические реформы в Казахстане и Киргизии должны развиваться параллельно с процессом демократизации. При этом обе страны должны устранить барьеры, препятствующие иностранным капиталовложениям и торговле. Представители Казахстана и Киргизии заявили о своем намерении сотрудничать с Европейским Союзом в борьбе с организованной преступностью.

Бывшему вице-президенту Киргизии и лидеру оппозиции Феликсу Кулову, находящемуся в СИЗО, предъявлено новое обвинение. Ему инкриминируют хищение средств в особо крупных размерах, 420 тысяч долларов, злоупотребление должностным положением и служебный подлог в бытность мэром Бишкека. Феликс Кулов вины своей не признал ни по одному из предъявленных обвинений, считая уголовные дела политическим заказом окружения президента Акаева. Если вина будет доказана, ему грозит лишение свободы сроком от 15 до 17 лет.

Илья Дадашидзе:

Программа "Человек имеет право" уже обращалась в своих передачах к фактам преследования в России Свидетелей Иеговы. Последний пример - недавние события в Челябинске.

16 апреля 1999 года председатель комиссии по правам человека при губернаторе Челябинской области Екатерина Горина в сопровождении трех милиционеров пришла на религиозное собрание глухих и слабослышащих Свидетелей Иеговы в помещение профтехучилища, арендуемое верующими. Слово нашему челябинскому корреспонденту Сергею Крапивину.

Сергей Крапивин:

Несмотря на то, что богослужение проходило на языке жестов, Екатерина Горина и ее спутники попытались переговорить с верующими. Начали задавать вопросы присутствовавшим там детям и взрослым. Однако разговор с глухими не состоялся. Тогда Екатерина Горина и ее спутники пригласили проповедника Константина Кузнецова в холл и потребовали предъявить документы.

Вот взгляд на события Константина Кузнецова, изложенный в газете "Челябинский рабочий". "Екатерина Горина, - сказал он, - ссылаясь на жалобу родителей о вовлечении ребенка в общину без их согласия, обвинила нас в том, что мероприятие в помещении училища проводилось нелегально и незаконно. Договора об аренде помещения, где мы уже год проводили богослужения, на тот момент у меня не оказалось. Тогда сотрудники милиции потребовали прекратить нашу встречу и разойтись", - добавил Константин Кузнецов. Требование сотрудников милиции было выполнено. После этого Свидетели Иеговы лишились помещения. Директор ПТУ номер 85 неожиданно заявила о том, что проведение богослужения в актовом зале этого учебного заведения является незаконным, так как эта деятельность не была согласована с областным Управлением профтехобразования и науки.

Выяснилось, что за две недели до инцидента, 31 марта 2000 года, управление издало приказ о запрещении сдавать в аренду религиозным объединениям объекты госсобственности, так как это противоречит Конституции и закону об образовании.

Илья Дадашидзе:

Лишившись организации для проведения богослужений, 150 членов общины обратились в прокуратуру с требованием привлечь к ответственности должностных лиц, вмешавшихся в их законную деятельность. Однако ни у прокурорских работников, ни в судебных инстанциях поддержки не нашли. 28 июня 2001 года судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда признала действия Екатерины Гориной законными.

Слово Валентину Гефтеру, члену правления Всероссийского правозащитного центра "Мемориал".

Валентин Гефтер:

Что в очередной раз удивляет в только что услышанной нами истории? Это - неправовые действия чиновников, тем более чиновников, которые прямо предназначены защищать права человека. Речь идет в первую очередь о председателе комиссии по правам человека при губернаторе Челябинской области Гориной. Я прекрасно понимаю, что формально были основания для того, чтобы богослужения или собрания общины иеговистов в этом государственном учреждении, которым, видимо, является ПТУ, - не проводить. Но как должен поступить был бы нормальный правозащитник, то есть тот, кто защищает право, а не то или другое постановление исполнительной или законодательной власти? Он должен был предупредить заранее тех, кто также на законных основаниях арендовал это помещение. Они могли бы опротестовать это решение, то, о котором говорил корреспондент, что вышел приказ о запрете арендовать подобного рода помещения для совершения религиозных обрядов. И только после этого, перенеся весь этот спор возможный на правовую почву, после этого должен был бы суд и принять сторону, ту или другую.

Как же поступает правозащитный чиновник? Он просто приходит и разгоняет реально свершающееся богослужение, придравшись к тому, что в кармане у руководителя общины нет договора об аренде этого помещения. Хотя я думаю, что чиновница прекрасно знала, что сам договор существует. Поэтому я думаю, что наши претензии, претензии иеговистов, претензии нормальных, скажем так, правозащитников, к такому совершенно неправовому поступку Гориной совершенно правомерны. И очень жаль, что в защиту мундира суд первой и второй инстанций в Челябинске принял ее сторону, а не сторону истцов, то есть - данной общины иеговистов.

И тут приходится сказать о другом. Уже не только об этом локальном инциденте, но и о том, что Свидетели Иеговы все время ощущают давление со стороны властей, со стороны других конфессий, в первую очередь главных, как их называют, конфессий. В Москве их, предположим, пытались не регистрировать, в Челябинске, мы знаем, тоже. В других местах есть какие-то наветы, с помощью которых пытаются запретить общины или возбудить даже уголовные дела. Это давняя история, и может быть, сейчас не время и не место говорить, почему и в нашей стране, и даже в нацистской Германии были просто ужасающие преследования иеговистов в прошлом. Но сейчас, казалось бы, те времена позади и к ним могло бы быть объективное, скажем так, отношение. Они не требуют - а мы не поддерживаем - каких-то преференций по отношению именно к этой общине. Но то, как придираются к ним, как пытаются сжить со свету, не за конкретные правонарушения отдельных, предположим, если они даже имеют место, людей, принадлежащих к этой общине, а просто к ним как к явлению - вот это и настораживает. А особенно страшно, что это уже проявляют не только их идеологические или, скажем так, конфессиональные оппоненты и противники, а когда проявляется со стороны человека, призванного защищать, простите, права человека. Вот это очень опасно, и я думаю, что мы должны проявить решительный протест против подобного рода "правозащитных тенденций" (в кавычках).

Илья Дадашидзе:

Рязанская школа прав человека отметила свое 5-летие. Рассказывает наш корреспондент в Рязани Татьяна Борискина.

Татьяна Борискина:

За 5 лет существования школы ее выпускниками стали более 100 юных рязанцев. Рязанская школа прав человека была основана еще в 1997 году при активной поддержке самого известного в Рязани правозащитного общества "Мемориал". Идея ее создания появилась у Софии Ивановой, руководителя клуба начинающих журналистов "Август", после обучения в Донецкой и Варшавской школах прав человека и участия в семинарах молодежного центра прав человека. Учебные и методические материалы этих школ легли в основу программы преподавания Рязанской школы. В данный момент школа прав человека работает на базе Рязанского свободного лицея. Ее слушатели - старшеклассники образовательных учреждений в возрасте 14-17 лет.

Рязанская школа прав человека пытается привлечь внимание учащейся молодежи к правам и основным свободам человека, а также повысить уровень правовой культуры школьников. В ходе проведения занятий ребята изучают основные международные и российские правовые документы, знакомятся с механизмами защиты прав и свобод, историей, теорией и практикой правозащитного движения РОССИИ. Благодаря занятиям в школе воспитывается уважением к правам и свободам человека и выявляется творческий потенциал учащихся. На занятиях используются различные классические и интерактивные приемы, лекции, беседы, дискуссии, тренинги, работа с текстами документов, деловые, ролевые игры. Старшеклассники участвуют в городских конкурсах, направленных на просвещение молодежи в сфере прав человека, а также в международных и российских детских молодежных проектах.

Рязанская школа прав человека выступила организатором городского конкурса "Права человека и будущее РОССИИ", участвовала во втором украинском конкурсе сочинений-эссе для старшеклассников "Права человека - твои права". Два рязанских конкурсанта стали призерами и вышли в финал, проходивший в Киеве. В декабре 1998-го года работа Ларисы Теняковой, ученицы 10 класса школы номер 63, слушателя Рязанской школы прав человека, стала лауреатом всероссийского конкурса "Права человека и будущее России". Подростки, занимающиеся в Рязанской школе, учатся защищать свои права в образовательных учреждениях и собственных семьях. Нередки случаи, когда подросткам удавалось отстоять свои права при столкновении с правоохранительными органами. Был случай, когда несовершеннолетняя девочка, слушательница школы прав человека, столкнулась с проблемами в семье. Ее избивал отец, и она не раз сбегала из дома. Справиться с произволом отца ей помогли юристы из Рязанского правозащитного общества "Мемориал", одной из составляющих деятельности которого является Рязанская школа прав человека. Школа совместно с "Мемориалом" опекали девочку до 18-летнего возраста. Сейчас она выросла и помогает защищать права своему несовершеннолетнему брату.

В течение последнего учебного года Рязанская школа прав человека воплотила в жизнь правовой просветительский проект "Дорога молодых к правам человека через Интернет". Проект был рассчитан на слушателей школы прав человека, уже закончивших основной курс и имеющих представление о правах человека и основных механизмах их защиты. В течение шести месяцев участники проекта работали с правовыми и правозащитными ресурсами Интернета. Главная задача проекта - научить молодых людей, сделавших сознательный выбор, углубить свои знания в сфере прав человека. Старшеклассники освоили имеющиеся в Интернете правовые и правозащитные ресурсы, включились в онлайновые дискуссии по наиболее больным проблемам защиты прав человека в России.

В следующем учебном году слушатели школы прав человека будут встречаться с представителями правозащитных организаций, общественными и государственными деятелями, участвовать в программе профилактики экстремизма и в конкурсе для старшеклассников "Человек в истории. Россия. XX век", а также в украинском конкурсе сочинений-эссе для старшеклассников "Права человека - твои права".

Илья Дадашидзе:

Во Владивостоке продолжается повторный судебный процесс по делу военного журналиста Григория Пасько. В 1999 году обвиняемый в государственной измене Пасько, автор статей о радиоактивном загрязнении российскими военно-морскими силами Тихого океана, был признан виновным только в превышении служебных полномочий. Военная коллегия Верховного Суда отменила приговор и отправила дело на новое рассмотрение. О том, как проходят судебные слушания, рассказывает сам Григорий Пасько по телефону из Владивостока.

Григорий Пасько:

Что можно сказать о том процессе, который сейчас проходит во Владивостоке, по так называемому "делу Пасько"? Одно - идет работа. Нудная, напряженная, подчас нервная, потому что жара в городе - дикая. Еще потому она нудная, что исследуется, собственно говоря, не совершение кем-то преступления, а препарируется журналистская деятельность человека: где был, с кем встречался, для чего собирал информацию, что из этого потом опубликовано было. И вот все это я подробно рассказываю. О государственной измене речи не идет вообще. О каких бы то ни было секретах - ни слова. Потому что их просто-напросто в деле нет.

Процесс, тем не менее, закрытый. Закрыли, чтобы из журналистов никто ежедневно не узнавал каких-либо новых фактов фальсификации материалов этого дела. А они, между тем, есть. Защита буквально вчера заявила ходатайство об исследовании еще одного документа и о проведении экспертизы по нему. То есть - возможно, и мы думаем, что, скорее всего - будет установлен очередной факт фальсификации очередного материала.

Примечательно, как ведет себя в этом процессе представитель государственного обвинения, он же - старший помощник прокурора Тихоокеанского флота. Он "абсолютно" молчит. То есть - он вообще ничего не пытается ни возражать на какие-то мои пояснения, ни высказываться с заявлениями, ни предлагать какие-то ходатайства - ничего. Человеку просто, видно, сказать нечего. В перерывах он, правда, позволяет себе какие-то реплики. К примеру, такой аргумент он озвучил сегодня: "Понимаете, я не могу отказаться от обвинения. Раз военная коллегия не вынесла оправдательный приговор окончательно, значит, там, в деле, что-то есть". Мы пытаемся понять уже неделю, что же именно. К сожалению, прокурор нам не говорит. А мысль о том, что в военной коллегии, как, впрочем, и в военной прокуратуре, есть трусоватые чиновники, не решившиеся прекратить это дело давным-давно, эту мысль прокурор не озвучивает.

Что можно сказать по поводу процессуальных всех действий, которые уже произошли? Назначены судом три экспертизы. Две первые - об исследовании специалистами Министерства обороны, Министерства по атомной энергии и Министерства иностранных дел некоторых документов, а также об исследовании образцов моего голоса - назначены судом автоматически, без учета мнения участников процесса. И - назначено только потому, что так рекомендовала в своем определении военная коллегия Верховного Суда. Третья экспертиза была назначена недавно, технико-криминалистическая. Это как раз по тому документу, который указала суду защита как на факт предполагаемой фальсификации очередного документа. Почему я говорю - "очередного"? Потому что в предыдущем судебном процессе факты фальсификации были выявлены, и в настоящее время в одном из судов города Владивостока лежат заявления с требованиями рассмотрения обстоятельств отказа прокуратуры Тихоокеанского флота в возбуждении уголовного дела в отношении двух установленных судом фальсификаторов этого дела, майора Егоркина и капитана второго ранга Тараских.

Примечательно, что по сравнению с первым судом, в 1999-м году который был, почти все наши ходатайства судом удовлетворяются. Недавно мы сделали два заявления, которые можно отнести к категории ключевых. Первое - о незаконности полномочий сформированной бригады следователей. И второе - по фактам многочисленных, я подчеркиваю, материалов уголовного дела и о частном определении, которое вступило в законную силу еще по итогам первого судебного заседания. Для непосвященных в тонкости юридические можно разъяснить проще, что исключение протокола осмотра, допустим, изъятых документов, исключение из числа доказательств, повлечет за собой практически полный провал обвинения и, как следствие, неотвратимое приближение именно оправдательного приговора.

Пойдет ли на это военный суд Тихоокеанского флота, станет ли этот судебный процесс по уже утвержденному названию дела Пасько началом судебной реформы в России, вот это пока не известно. Что ж, поживем, как говорится, посмотрим дальше, что будет в этом процессе.

Илья Дадашидзе:

11 июля, в день возобновления суда над Григорием Пасько, Союз правых сил заявил о своей принципиальной поддержке журналиста. "Это не давление на судебные органы, а констатация того факта, что пресловутое дело Пасько является по сути своей политическим, - говорится в заявлении СПС. - Дело Пасько, прошедшее уже через несколько судебных инстанций, давно было бы окончательно прекращено, если бы некоторые правоохранительные органы не восприняли наведение порядка, провозглашенное президентом, как сигнал к закручиванию гаек, реанимации репрессивных стандартов тоталитарного прошлого. Союз правых сил выражает сожаление в связи с тем, что практически развалившееся дело, основанное на абсурдных политизированных обвинениях, продолжает находиться в центре внимания правоохранительных органов, как будто у них нет других проблем, кроме шпионских процессов. Сам факт рассмотрения в суде дела Пасько дискредитирует российскую судебную систему, реформа которой как раз начинается именно в эти дни. Последнее обстоятельство дает нам основание полагать, что суд над Пасько будет остановлен и при рассмотрении дела возобладают закон и здравый смысл, а не давно устаревшие политические предрассудки. Стремясь к справедливому и законному разрешению дела Пасько, Союз правых сил берет на себя расходы, связанные с юридической защитой подсудимого", - говорится в заявлении Союза правых сил.

Илья Дадашидзе:

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименский переулок, дом 13, корпус 2, московская редакция Радио Свобода. Пишите нам.

XS
SM
MD
LG