Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

МВД Ингушетии разгоняет марш мира. Московская Армия Спасения ищет справедливости в Страсбурге

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Хасин Радуев. МВД Ингушетии разгоняет марш мира.
- Любовь Чижова. Московская Армия Спасения ищет справедливости в Страсбурге.
- Григорий Пасько с процесса над Григорием Пасько.
- Марьяна Тарачешникова. Дело Моисеева. Седьмой раз сначала.
- Елена Фанайлова. Правозащитники о московской Фемиде.


Андрей Бабушкин:

На первое место эксперты поставили фальсификацию материалов судебных дел, особо обратив внимание на то, что суды в массовом порядке отказывают в ведении аудиозаписи, нарушаются сроки изготовления протоколов. Часто попытки защиты или другой стороны приобщить к материалам дела тексты своих выступлений наталкиваются на необоснованные отказы судов.

Илья Дадашидзе:

В программе представлены также правозащитные новости недели и обзор "Западная печать о правах человека и свободе слова".

Несмотря на запрет властей 1 августа из станицы Орджоникидзевская в Ингушетии начался марш мира "Грозный - Москва", который продлился не более нескольких минут. Едва его участники начали путь на российскую столицу, как были остановлены и разогнаны местной милицией.

Напомним. Идея идти маршем мира на Москву с требованием остановить войну и начать мирные переговоры с Асланом Масхадовым родилась около месяца назад в палаточном лагере беженцев из Чечни, объявивших голодовку в знак протеста против военных действий. Тогда участие в марше намеревалось принять около 150-200 человек. Однако 31 июля организаторы этой акции, и в их числе редактор журнала "Защита прав и свобод человека" Александр Любославский, были предупреждены Ингушским МВД о запрете на ее проведение, поскольку в местную администрацию не была заблаговременно подана соответствующая заявка. В этот же день милиция разогнала палаточный лагерь беженцев, державших голодовку протеста.

Несмотря на запрет властей, 1 августа, как и планировалось ранее, около двух десятков беженцев двинулись маршем на Москву. О том, как началась и как закончилась эта акция, рассказывает Хасин Радуев по телефону из Назрани.

Хасин Радуев:

Утром 1 августа между палаточными лагерями "Спутник" и "Сацита" на месте, где проводили многодневную голодовку чеченские беженцы, стали собираться люди. 22 из них заявили о своем намерении начать марш мира во что бы то ни стало. В 10 часов, как и планировалось, они тронулись в путь, чтобы дойти до Москвы, преодолев пешком более 2 000 километров. В руках участники марша, кроме пакетов с едой и сумок с вещами, несли лозунги с требованием к российскому руководству остановить войну и начать мирные переговоры с Асланом Масхадовым.

Среди тех, кто отправился за миром в российскую столицу, были, в основном, мужчины среднего и пожилого возраста, а также несколько женщин. Участники марша, к которым собирались присоединиться и беженцы из палаточного лагеря в Карабулаке успели пройти всего около двухсот метров, когда дорогу им преградили сотрудники правоохранительных органов. Милиционеров оказалось значительно больше, и они без труда справились с горсткой участников антивоенного марша. По меньшей мере, пятеро из них были задержаны, в том числе и женщина, и один из организаторов этой акции правозащитник Александр Любославский.

Заодно милиционеры задержали и увезли корреспондента немецкой телекомпании "АРД", который производил здесь видеосъемку. Забросали они в свою машину и изъятые во время разгона марша лозунги и транспаранты.

За два дня до начала марша мира правоохранительные органы Ингушетии предупреждали организаторов, что не допустят проведения этой акции, если не будет получено соответствующее разрешение местных властей, как того требует закон. Несмотря на это, люди попытались не отказаться от уже подготовленного марша, посчитав, как выразился один из участников, что имеют право "в своей стране идти пешком вдоль дороги". Эта попытка была пресечена милицией.

Илья Дадашидзе:

Это был Хасин Радуев по телефону из Назрани.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге принял к рассмотрению жалобу Московского отделения Армии Спасения, протестантской религиозной и благотворительной организации, действующей сегодня в 109 странах мира.

В России Армия Спасения существовала с 1913 по 1923 год, а затем возобновила свою деятельность с 1992 года. В 2000 году Главное управление юстиции города Москвы отказало Армии Спасения в перерегистрации. А Пресненский межмуниципальный суд, куда московская организация Армии Спасения обратилась с жалобой на это решение, жалобу отклонил.

Решение Пресненского суда подержал и Московский городской суд. Эти свои решения судьи мотивировали тем, что Армия Спасения является военизированной организацией, насаждающей казарменную дисциплину и подчиняющейся зарубежному религиозному центру, не вправе претендовать на статус полноправной религиозной организации.

Слово нашему корреспонденту Любови Чижовой.

Любовь Чижова:

О деятельности Армии Спасения в России в прошлом году свидетельствуют цифры: 5 000 посещений пожилых и немощных людей на дому, 180 000 обедов для голодных людей, 16 000 посещений больниц и медицинских учреждений.

Руководители российской Армии Спасения особо подчеркивают, что помощь эта предоставляется безвозмездно. Как сказал глава российского отделения Армии Спасения Кеннет Бейли: "Мы помогаем тем, кто действительно нуждается, а не тем, кто может присоединиться к организации по религиозным убеждениям".

В связи с отказом в перерегистрации представители Армии Спасения провели в Москве встречу с журналистами и изложили свое видение ситуации.

Говорит адвокат московского отделения Владимир Ряховский.

Владимир Ряховский:

Суд почему-то приходит к выводу, что служители Армии Спасения носят военную форму. Есть форменная одежда, точно такая же форменная одежда, которую имеют представители очень многих религиозных конфессий. Взять, например, православного священника, взять священника католической церкви. Он тоже носит форменную одежду.

Мы считаем, что в данном случае здесь просто - чиновничий произвол. Возможно, кому-то не нравится деятельность Армии Спасения.

С другой стороны, Гражданско-процессуальный кодекс содержит такое положение, то, что те обстоятельства, которые были установлены вступившим в законную силу решением суда, они не нуждаются в доказывании в других процессах.

Абсолютно не основаны ни на законе, ни на доказательствах выводы суда о военизированном характере деятельности организации, о том, что ей насаждается казарменная дисциплина. Оно само по себе уже становится доказательством.

То есть, вполне реально то, что завтра в любом другом городе, где действует Армия Спасения возбуждается дело о ликвидации за нарушение закона, в том числе, за то, что они якобы являются военизированной организацией. И это обстоятельство в суде уже не надо будет доказывать.

Любовь Чижова:

Московское отделение Армии Спасения подало жалобу в Европейский суд по правам человека, требуя дать оценку действиям российских судебных инстанций. В жалобе указывается на нарушение нескольких статей Европейской конвенции. В частности, заявитель утверждает, что российскими судебными инстанциями была нарушена Статья 6 (право на справедливое судебное разбирательство), Статья 9 (право на свободу совести), Статья 11 (свобода ассоциаций), взятые по отдельности и в совокупности со Статьей 14, устанавливающей запрет на дискриминацию.

Адвокаты, представляющие интересы Армии Спасения, полагают, что российская сторона может избежать нежелательных для нее последствий рассмотрения дела в Европейском Суде, если обжалуемые судебные решения будут отменены в порядке надзора.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Любови Чижовой.

О событиях вокруг Армии Спасения говорит заместитель председателя Конституционного Суда Российской Федерации Тамара Морщакова.

Тамара Морщакова:

Вопрос о том, правомерно или неправомерно не удовлетворены заявления региональной организации Армии Спасения об их регистрации, это вопрос юридический. И для того, чтобы ответить на него, конечно, необходима полная информация. И проверка судебного решения, естественно, возможна только в установленных судебных процедурах.

В этом вопросе есть два аспекта. Один связан с тем, что Конституционный Суд уже рассматривал однажды претензии различных религиозных объединений к закону о свободе совести и религиозных объединений. И в том решении своем Конституционный Суд уже сформулировал некоторые позиции, которые могут иметь значение и для данного конкретного случая. Конституционный Суд тогда указал (это было почти два года тому назад, в 1999 году), что данный закон, требующий перерегистрации для различных религиозных организаций именно как религиозных организаций, а не как религиозных групп, не может распространяться на такие религиозные организации, которые существовали уже и действовали на момент принятия этого закона.

Поэтому в этом отношении уже имеется некоторый прецедент. Может быть, нужно с точки зрения этих позиций, сформулированных Конституционным Судом, оценить и эту ситуацию, сложившуюся вокруг Армии Спасения, ее регионального отделения в Москве.

Но есть, конечно, и другая проблема, которая, может быть, волнует более широкий круг слушателей и вообще более широкий круг людей. Это проблема как бы социальной оценки деятельности организации такой, которая во многом занимается благотворительностью.

Если мне поставить себя в позицию человека, который рассуждает абсолютно не как профессионал, а просто как член общества, то я думаю, что, конечно, наше общество должно быть заинтересовано в том, чтобы поощрять любые благотворительные акции. Поскольку вот того, что несут они с собой, у нас в обществе явно мало. Мало сочувствия, сострадания, милосердия, мало реальной помощи. И поэтому каждый шаг реальной помощи, он, конечно, должен быть очень ценен.

Но я полагаю, что и власти, и, в том числе, судебные власти должны, конечно, разобраться в этом деле, посмотрев на все его конкретные обстоятельства. Ясно, что к различного рода объединениям, в том числе, и религиозным государство может и должно предъявлять определенные требования, потому что нельзя допустить, чтобы любые организации действовали вне законного режима. И соблюдение этого законного режима должно обеспечиваться.

Но, повторяю, не всегда правоприменитель адекватно толкует нормы, которые он применяет. Вот такой случай как раз имел место в деле, которое Конституционный Суд рассматривал в отношении конституционности ряда норм закона о религиозных объединениях. И именно правоприменителя прежде всего тогда поправил Конституционный Суд.

Так что в данном случае проблема может состоять и в неправильном применении, неправильном истолковании норм закона. Конечно, не может отрицаться и необходимость проверки законности действий, деятельности, организационных принципов самой организации, но я полагаю, что разобраться в этом вопросе - дело судебной власти.

Илья Дадашидзе:

Говорила заместитель председателя Конституционного Суда Тамара Морщакова. 31 декабря в Московском городском суде возобновились слушания по делу бывшего дипломата Валентина Моисеева, обвиняемого в шпионаже в пользу Южной Кореи. В декабре 1999 года Мосгорсуд приговорил Моисеева к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима, однако полгода спустя Верховный Суд отменил этот приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Рассказывает Марианна Тарачешникова.

Марианна Тарачешникова:

В седьмой раз фактически заново началось рассмотрение в Мосгорсуде дела бывшего дипломата Валентина Моисеева. Это вызвано очередной сменой состава суда. Как сообщили адвокаты Моисеева, один из народных заседателей по семейным обстоятельствам вышел из процесса, и в дело вступил новый заседатель. А в соответствии с законодательством, в случае любого изменения в составе суда дело должно слушаться "с нуля". Все это время с момента ареста 4 июля 1998 года Валентин Моисеев находится под стражей.

Новый судебный процесс начался с вынесения адвокатами ряда ходатайств, в том числе и ходатайства об изменении Моисееву меры пресечения на любую, не связанную с содержанием под стражей.

Слово адвокату Ксении Костроминой.

Ксения Костромина:

Ему было отказано в удовлетворении ходатайства. Это вот касается меры пресечения, медицинского освидетельствования, аудиозаписи... в допуске общественного защитника, в допуске жены Моисеева в качестве защитника. А остальные ходатайства не рассматривались как заявленные преждевременно. Они будут рассмотрены позднее, уже в стадии судебного следствия.

Марианна Тарачешникова:

В то же время суд под председательством судьи Комаровой согласился с просьбой защиты о вызове ряда новых свидетелей. Среди них, в частности, и Георгий Карасин, бывший заместитель министра иностранных дел. 31 июля судом было оглашено обвинительное заключение и определен порядок исследования по делу Моисеева. Согласно утвержденному порядку, очередное заседание начнется допросом подсудимого. Адвокат Моисеева Ксения Костромина считает, что тем самым суд нарушает права ее подзащитного.

Ксения Костромина:

Российская правоприменительная практика устанавливает так называемый обычный порядок исследования доказательств. Этот порядок предусматривает как раз начало судебного следствия с допроса подсудимого. Потом идет допрос остальных свидетелей и далее исследование письменных материалов дела.

Такое исследование доказательств нарушает право подсудимого на презумпцию невиновности, которое защищается и как нашей Конституцией, так и Частью 2 Статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Я не хочу предвосхищать, скажем, решение суда, потому что это неблагодарное занятие - делать прогнозы, в принципе, в любом уголовном деле на то, каким будет приговор.

Илья Дадашидзе:

О деле Валентина Моисеева рассказывала Марианна Тарачешникова.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

О торговле человеческими органами и тканями - специальный материал в американской журнале "Newsweek".

Еще два десятилетия назад эксперты начали обращать внимание на явление, позднее получившее название трансплант-туризм. Японцы и другие представители процветающих азиатских стран направлялись в Индию и Юго-Восточную Азию для приобретения у бедняков частей человеческого тела. С тех пор открылись и другие маршруты - Бразилия, Филиппины, Аргентина, Китай. Эти страны уже подверглись осуждению международных организаций за продажу органов заключенных, содержащихся в тюрьмах.

И вот еще одна страна пополнила злополучный список. Молдавия, одна из беднейших республик из числа бывших членов Советского Союза, становится идеальным местом для такой торговли, пишет журнал "Newsweek". Он продолжает: "Население этой страны - чрезвычайно бедное. Многим удается зарабатывать лишь гроши за тяжелый физический труд. Однако в стране немало людей с хорошими медицинскими навыками, приобретенными еще в советское время, когда система здравоохранения неплохо финансировалась".

Фактором, способствующим торговле человеческими органами, является географическая близость к Турции, где подобного рода бизнес поставлен на серьезную основу. На этом фоне растет число жителей Молдавии, которые хотели бы продать свою почку и получить за нее 3 000 долларов. Иногда покупатели платят сполна, иногда нет. Иногда добровольные пациенты поправляются полностью после медицинского вмешательства, иногда нет. Порой они остаются больными на всю жизнь и без средств на лекарства.

Антрополог из Калифорнийского университета Нэнси Шеппард Хагис замечает (цитирую): "Эти отчаянные продавцы рассматриваются покупателями не иначе, как комплект запчастей" (конец цитаты). Нэнси Шеппард Хагис создала правозащитную группу "Organ Watch", которая занимается мониторингом злоупотреблений в трансплантологии.

Статью о торговле человеческими органами опубликовал американский журнал "Newsweek".

В Пражском международном аэропорту установлен пункт иммиграционного контроля Великобритании. Этот факт комментируют чешские средства массовой информации. Газета "Млада франта днес" приводит слова ведущих парламентариев, которые считают недопустимым способ решения иммиграционных проблем Великобритании путем учреждения на чешской территории своего контрольного пункта, потому что это нарушает суверенитет Чехии. Газета приводит высказывания политиков, из которых ясно, что во время прохождения британского контроля более всего страдают чешские цыгане. Это является явным признаком расовой дискриминации.

Тему продолжают и другие чешские газеты, отмечая, что более сотни граждан страны уже не были допущены к авиарейсам в Великобританию. Абсолютное большинство этих людей - этнические цыгане.

Подготовка к новому учебному году уже принесла неприятные известия для нескольких сотен учащихся Гонконга, об этом сообщает "Hong Kong Mail" со ссылкой на департамент образования. Из нескольких тысяч юношей и девушек, пожелавших продолжать учебу в школах более высокой ступени и прошедших предварительный конкурс заявлений, более 700 получили известие, что теперь их заявления отвергнуты. Причина - нехватка мест в школах. Родители негодуют, чиновники департамента образования начинают разъяснительную и успокоительную работу, а дети ожидают какой-нибудь счастливой случайности или вакансии, которая позволит все-таки попасть в заветные школьные классы, пусть даже в середине учебного года. Но и на такой случай родители уже сетуют: "Если появится свободное место, это не будет означать, что у нас в тот момент появятся деньги на школьную форму и новые учебники".

Этот материал опубликован в газете "Hong Kong Mail".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Российский правозащитник Елена Боннэр, вдова Андрея Сахарова, подвергла критике позицию мирового сообщества в отношении войны в Чечне. Выступая в Вашингтоне перед группой конгрессменов и представителей Национального фонда за демократию, Боннэр заявила, что Запад пользуется двойным стандартом, игнорируя политический геноцид чеченского народа и осуждая подобные события в других регионах Европы. "Пока чеченский конфликт не будет урегулирован гуманитарным путем, невозможно говорить о ситуации с правами человека в России", - подчеркнула Боннэр. Она сравнила отношение к события в Чечне с первой реакцией на Холокост во время Второй мировой войны, когда многие просто не могли поверить, что нацисты уничтожили миллионы евреев.

В сети Интернет открылся официальный сайт уполномоченного по правам человека в России Олега Миронова. По сообщению пресс-службы уполномоченного, сайт содержит ряд разделов, посвященных деятельности омбудсмена, информацию о порядке обращения граждан с жалобами и заявлениями. В августе на сайте российского уполномоченного по правам человека появится информационный бюллетень. Раздел "Контакты уполномоченного" будет знакомить пользователей с работой омбудсменов в субъектах Российской Федерации, комиссий по правам человека, международных правозащитных организаций.

Правозащитная организация "Репортеры без границ" считает, что убийство известного грузинского журналиста Георгия Саная носит политический характер. В открытом письме президенту Грузии Эдуарду Шеварднадзе руководство организации подчеркивает, что убийство явилось кульминацией всех тех угроз, которые раздаются в адрес независимых журналистов.

Двадцатишестилетний Саная, ведущий вечерние информационные программы на независимом телеканале "Рустави 2", был расстрелян в четверг вечером у себя дома. Убийство вызвало взрыв возмущения в Тбилиси, где сотни людей вышли на улицы. Директор телеканала, выступая на митинге, заявил, что убийство Георгия Саная - предупреждение всем свободомыслящим журналистам. Эдуард Шеварднадзе прервал визит в Азербайджан и вернулся в Тбилиси. В расследовании убийства примут участие специалисты из американского ФБР.

В Узбекистане возбуждено уголовное дело по факту смерти Шаврика Рузимурадова, руководителя кашкадарьинского отделения общества защиты прав человека Узбекистана. Рузимурадов скончался в тюрьме в начале июля. Первоначально представители правоохранительных органов объявили, что Шаврик Рузимурадов окончил жизнь самоубийством, однако затем заместитель министра иностранных дел Узбекистана Садык Сафаев заявил, что возбуждено уголовное дело по факту смерти Рузимурадова.

Западные страны выразили обеспокоенность в связи с гибелью узбекского правозащитника, который скончался в тюрьме после того, как был арестован по обвинению в хранении антиправительственной литературы и боеприпасов.

26 июля в Ташкенте начался суд над девятью членами запрещенной в Узбекистане исламской организации "Хэсбут тахрир" по обвинению в попытке подрыва государственного строя. Подсудимым инкриминируется распространение антиправительственной литературы, призывающей к созданию в Узбекистане исламского государства. Обвиняемые подтвердили свою причастность к нелегальной исламской организации "Хэсбут тахрир". Двое признали свою вину, остальные заявили о том, что в ходе следствия к ним применялись недозволенные методы психического и физического воздействия. По утверждению подсудимых, они были вынуждены подписаться под документами, закрепляющими их вину.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Проблемы правосудия в московском регионе стали темой "круглого стола" правозащитников и юристов, прошедшего в Москве, в Институте прав человека при поддержке Европейского Союза.

Рассказывает Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова:

Руководители правозащитных организаций сообщают о наиболее типичных, системных нарушениях прав человека в Москве и Московской области.

Говорит Андрей Бабушкин, глава правозащитного движения "За гражданские права".

Андрей Бабушкин:

На первое место эксперты поставили фальсификацию материалов судебных дел, особо обратив внимание на то, что суды в массовом порядке отказывают в ведении аудиозаписи, нарушаются сроки изготовления протоколов. Протоколы заполняются неразборчивыми почерками. Судьи диктуют секретарям, что необходимо записывать в судебные протоколы.

То есть - есть целая технология фальсификации материалов дела, в связи с чем в дальнейшем незаконное, неправильное решение обжаловать оказывается невозможным или, по крайней мере, затруднительным.

И вторая проблема, на которую обратили внимание наши эксперты, это зависимость судебной власти, в первую очередь, от власти исполнительной. Мы проанализировали, например, ситуацию по Москве, и выяснилось, что в Москве в нарушение федерального закона постоянным потоком деньги из московского бюджета идут на развитие московской судебной системы. И ясно совершенно, что, находясь в зависимости от исполнительной власти при решении вопросов предоставления жилья, установки квартирного телефона и многих других жизненных мелочей, судья, к сожалению, часто оказывается в крепких объятьях исполнительной власти.

Елена Фанайлова:

К мнению экспертной группы Института прав человека Андрей Бабушкин добавил результаты исследований, проведенных членами движения "За гражданские права".

Андрей Бабушкин:

Первая тенденция: возрастает недоступность материалов судебных дел. Приказом генерального директора судебного департамента № 9 утверждена инструкция о порядке делопроизводства в суде. Эта инструкция позволяет председателю суда самостоятельно устанавливать расписание работы канцелярий судов. Таким образом, в некоторых судах на сегодняшний день мы знаем: канцелярия работает два дня в неделю по два часа каждый день. И когда канцелярия, наконец, начинает работать (а в другие дни обычным участникам судебных процессов невозможно ознакомиться с материалами дела), там выстраивается огромная очередь, как, вы помните, около Мавзолея в начале 1980-х годов.

Ну, и в ряде мест, несмотря на то, что Статья 184 этой инструкции прямо дает право сторонам по делу получать копии судебных документов, выписки из судебных материалов, мы сталкиваемся с массовой практикой, когда председатели судов отказывают людям в получении этих материалов.

Скажу здесь только о "рекордсмене", судье, который получил 26 обращений осужденного, молодого девятнадцатилетнего мальчишки, осужденного к 11 годам лишения свободы... Он сидел в следственном изоляторе, и у него сокамерники, извините меня, просто порвали приговор на туалетную бумагу. И этот мальчик более десяти раз писал председателю суда одно-единственное заявление: "Вышлите мне новую копию приговора кассационного определения". Он сам оплачивал пошлину. Но председатель Коломенского городского суда господин Карабец первые три раза он нам ответил, что "Мы уже вручали копию приговора", а потом он просто перестал нам отвечать. То есть - уже два с половиной года Сергей Рощин лишен возможности обжаловать приговор.

Это, конечно, рекорд. Слава Богу, таких председателей, как Карабец... ну, по крайней мере, в Московской области он - единственный. В Москве двух таких товарищей мы выявили. Но это очень тревожная тенденция: недоступность материалов судебного дела. Никакого кассационного надзорного обжалования при нерешенности этой проблемы быть не может.

Другая сторона этой проблемы. Если у человека есть деньги, он осужден, он приглашает адвоката. А допустим, у него нет денег. Он может всего лишь выдать доверенность своей старушке-матери на осуществление защиты. И вот когда она с этой доверенностью приходит к председателю суда, председатель суда, как правило, отказывается допустить ее к ознакомлению с материалами дела. То есть, получается замкнутый круг. Нет защитника, допущенного судом, и невозможно сделать выписки из материалов дела.

Елена Фанайлова:

Андрей Бабушкин считает, что право на защиту регулярно отнимается у подсудимых в Москве и Московской области.

Андрей Бабушкин:

Нередко бывает так, что защитник работает на обвинение. Это бывает в ситуации, когда какие-то бедные люди... их родственник оказывается под судом, они идут к следователю, и следователь дает им своего однокашника. И ясно совершенно, что очень часто возникает проблема о том, чтобы в суде на основании Части 5 Статьи 47 УПК допустить к участию в деле защитника - не адвоката. Вот если мы в 1995 - 1999 годах ежегодно выявляли примерно 5-7 случаев отказа в допуске защитника, то в 2000 году мы выявили уже 26 таких случаев на территории Москвы и Московской области, а за половину 2001 года мы выявили 20 таких случаев.

Ну, приведу вам маленький пример. В Подольском суде по делу Максима Степанова. Степанов дважды заявляет ходатайство о допуске защитника, но судья вынесла определение, что с точки зрения Степанова это направлено на затягивание дела (хотя ни одной секунды до этого дело еще не слушалось), и судья дважды ему в этом отказала. Ясно совершенно, что права Степанова оказались нарушенными, оказалось нарушенным требование Всеобщей декларации прав человека, где написано, что человек может быть признан виновным только при соблюдении всех его прав на защиту.

Елена Фанайлова:

Защите крайне трудно добиться изменения меры пресечения даже в тех случаях, когда речь идет о жизни и здоровье заключенных, сообщает Андрей Бабушкин.

Андрей Бабушкин:

Вот сейчас, мы с вами знаем, на улице 40 градусов жары. У нас уже есть данные, что люди умирают в московских следственных изоляторах от кислородного голодания, от сердечной и легочной недостаточности. И вот мы сейчас заявили по 20 делам в Москве ходатайства об изменении меры пресечения. Это не изнасилования, это не трупы, это, в основном, кражи, там, угоны, какие-то рутинные дела. И ни по одному делу - мы увидели, что изменения меры пресечения нет.

Я общался с двумя начальниками следственных изоляторов. Я спросил их: "Скажите, пожалуйста, вот сейчас, когда началась такая страшная жара, увеличилось количество изменений меры пресечения со стороны судов?" "Нет", - отвечают они. Наоборот, один из московских изоляторов сообщает мне, что по сравнению с началом жары у них количество заключенных увеличилось на 150 человек.

Елена Фанайлова:

Руководитель Центра международной защиты Карина Москаленко исследовала судебные процессы в Москве и Московской области на предмет их соответствия Европейской конвенции по правам человека. Одним из вопиющих нарушений адвокат Карина Москаленко считает неучастие обвинителя в процессе, что поддерживает, по ее мнению, репрессивный характер правосудия.

Карина Москаленко:

Что такое - "нет в деле прокурора"? Кто обвиняет подсудимого? Если прокурора не было, то обвинял суд. И более того, суд обязан кое-что делать в обеспечение, там, 20 Статьи УПК, скажем, если мы говорим об уголовных делах. Но это не судейская функция. И если нет прокурора, то это доводится, в общем, до абсурда.

И самое главное: идет воспитание судьи работой прокурора. Если он сегодня поработал прокурором, он и завтра прокурор, и послезавтра прокурор. Вот в чем такая концептуальная проблема.

Или, скажем, необоснованные отказы в удовлетворении ходатайств. Конечно, Европейский суд не будет по каждому делу разбирать, там, каждое ходатайство. Но есть такие ходатайства.... Вещественное доказательство. Там было важно увидеть защите некоторые моменты, признаки. Суд отказал. Это не просто вещественное доказательство. Это то вещественное доказательство, которое обвинение кладет (а впоследствии, как потом по этому делу выяснилось, и суд) в обоснование своих обвинительных выводов.

Как можно (это я уже говорю о равенстве сторон в процессе), как можно отказать другой равной стороне в том, чтобы она тоже имела доступ к этому вещественному доказательству? Его так и не представили.

Елена Фанайлова:

Бывший начальник Управления юстиции Москвы, выступающий ныне как адвокат Юрий Костанов рассказал о подобном случае, когда он обжаловал решение суда, пытаясь добиться правозащитника.

Юрий Костанов: Назначать экспертизу, только из которой можно было установить, правду говорит подсудимый или нет, что он ослеп в следственном изоляторе (это как раз никем не оспаривалось) в результате побоев милицейских при задержании. Эти побои привели к появлению в деле его, как сегодня говорят, признательных показаний. Больше ничего в основе приговора нет.

Прокуратура проверяла. Ну, вы понимаете, как прокуратура проверяла. Они опросили милиционеров, милиционеры говорят: "Мы не били". А то, что человек ослеп, он инвалид II группы, причем, уже после задержания, в изоляторе, - никого не волнует. Ни прокуроров, ни судей, никого. Ну, ослеп - и ослеп. Подумаешь. Медики говорят: травматическая атрофия обоих зрительных нервов. "Ну и что?" - говорят нам.

Я иду в Конституционный Суд, говорю, что право следователей и суда не принять представленные мной доказательства противоречит принципу состязательности. Это уже Конституция. Суд получает не один том, и там все, что хотело обвинение представить, уже есть. А я когда хочу что-то представить, я должен еще пройти через процедуру допуска моих доказательств. Где же равноправие?

Кстати сказать, в новом УПК то же самое записано в отношении доказательств. Причем - еще хуже. Если сегодня написано, что я все-таки могу предоставлять доказательства, то в сегодняшнем УПК написано (он второе чтение прошел, осталось только редакционное): "Обвинитель представляет и исследует доказательства, защитник принимает участие в исследовании доказательств". Вот вам и равноправие, вот вам и состязательность.

Елена Фанайлова:

Среди других системных нарушений прав человека московскими судами правозащитники отмечают судебную волокиту и массовые нарушения прав несовершеннолетних. Все эти многочисленные нарушения позволяют юристу со стажем Юрию Костанову сделать вывод:

Юрий Костанов:

Большая часть тех милиционеров, следователей, прокуроров, судей совершенно не думают о тех людях, чьи судьбы они решают. Для большинства из них вообще понятие судьбы человека так же далеко, как для нас с вами вопрос "Есть ли жизнь на Марсе, или нет ее?" Это совершенно им неинтересно, эта самая несчастная судьба.

Даже ведь в судейском жаргоне существует такое милое слово "отписать дело". Это ведь показательно очень. Если судья не решает человеческую судьбу, отписывает дело, это совершенно определенно свидетельствует о том, что это за судья. И что это за судейский корпус у нас, который вот в таких категориях мыслит о том "человеческом материале" (я вынужден этот термин применить, потому что это так и есть в наших судах), который перед ними находится?

Елена Фанайлова:

Один из старейших правозащитников России депутат Государственной Думы Сергей Ковалев вообще полагает, что все разговоры о судебной реформе в современной России являются фикцией.

Сергей Ковалев:

Государство, первые лица которого заявляют, что надо строить управляемую демократию, вот такое государство нуждается в управляемом правосудии. Управляемой демократии без управляемого правосудия не получится.

Это ведь не оговорка, когда Путин говорит об управляемой демократии. Это ведь не оговорка, когда говорят об информационной безопасности. Это ведь все не оговорки. Отсюда и все остальное.

Я готов делать очень резкие утверждения. У нас суд вообще отсутствует. И никакие частные и удивительные по своей необычности для советского, так сказать, правосознания судебные решения этой моей точки зрение не опровергают. Это всего лишь исключения, которые подтверждают правило.

У нас нет суда, потому что до сих пор никто публично и ясно не опроверг советской парадигмы. Она сформулирована была давным-давно, еще в досоветское время классиками марксизма-ленинизма, и звучала она следующим образом. Если попроще, то - "Право - это инструмент власти". А если дословно, по Марксу, "Право - это воля господствующего класса, выраженная в форме закона". Такой правовой доктрине никакой суд не нужен.

И в соответствии с этим воспитанные юристы, которые потом назывались судьями, даже не стесняясь этого, о нем говорили, что они идут в судебный процесс защищать интересы государства. Вот вам и арбитр независимый. И это осталось до сих пор. Последний раз из уст профессионалов я слышал это, когда готовилась ныне действующая Конституция, принятая в 1993 году, от юридических консультантов этого Конституционного собрания и даже узкой комиссии, юристов, профессоров.

Поэтому то, что происходит сейчас в судах - что угодно, но только не правосудие.

Илья Дадашидзе:

Репортаж о круглом столе правозащитников и юристов, обсуждавших проблемы правосудия в московском регионе, подготовила Елена Фанайлова.

Во Владивостоке продолжается повторный судебный процесс по делу военного журналиста Григория Пасько. В 1999 году обвиняемый в государственной измене Пасько, автор статей о радиоактивном загрязнении российскими военно-морскими силами Тихого океана, был признан виновным только в превышении служебных полномочий. Военная коллегия Верховного суда отменила приговор и отправила дело на новое рассмотрение.

О том, как проходят судебные слушания, рассказывает сам Григорий Пасько по телефону из Владивостока.

Григорий Пасько:

В судебном процессе на сегодняшний день допрошено уже около двух десятков свидетелей. В основном, это офицеры Тихоокеанского флота и приморские журналисты. Собственно говоря, наверное, иных лиц в этом деле и быть не может, потому что я был офицером Тихоокеанского флота и журналистом. Правда, специальные органы до сих пор настаивают на том, что я был еще и шпионом двух средств массовой информации: японской телерадиокомпании NHK и газеты "Осаки". Но доказать этого они не могут вот уже четвертый год.

До сих пор из всех свидетелей у участников процесса вызвали такое неприятное чувство или негативное отношение всего два свидетеля. Это - вице-адмирал Александр Конев и генерал-майор Иван Шевченко. Не потому, что они там показали что-то такое страшное против меня, или то, что они не говорили раньше, нет. Просто они не отвечали конкретно на конкретные вопросы суда и участников процесса. Было по всему видно, что именно эти, в этих рангах офицеры явно противоречили сами себе, когда пытались отвечать на вопросы. То есть, с самого начала эти высокопоставленные офицеры показали то, что они не готовы быть объективными даже в суде.

Примечательно, что Конев, являясь первым заместителем командующего Тихоокеанским флотом, по сути дела, пояснил суду, что он ни за что конкретно не отвечает при выполнении своих обязанностей.

А вот те офицеры, которых допросили, в других званиях, первого ранга, второго ранга, они четко, по-деловому доложили суду о том, что я писал только на экологические темы, на темы утилизации радиоактивных отходов и списанных атомных подводных лодок, о том, что секретов никаких никогда не пытался выведывать, что всюду ездил только с письменного разрешения, кстати, и разрешения того же самого Конева, это и Конев подтвердил. И - пояснили, что документы, которые в материалах этого уголовного дела числятся как секретные, на самом деле таковыми никогда не были, ни до ареста, ни после ареста они не стали таковыми. А стали они секретными только во время предварительного следствия, были засекречены задним числом, и стали таковыми согласно выводам так называемых экспертов из восьмого управления Генерального штаба Министерства обороны.

В качестве экспертов ФСБ использовало военных из различных управлений, причем, в званиях от капитала третьего ранга до полковника, без всяких там ученых степеней, каких-то особых заслуг в военной области, сколько-нибудь серьезного опыта службы. Вот такие вот эксперты.

Кстати, при назначении на свои должности они прошли согласование в Федеральной службе безопасности. Об объективности можно судить по одному только этому факту.

Журналистов около десятка было допрошено. Они показали, что сотрудничество с телерадиокорпорацией NHK это было обычнейшим явлением для приморских журналистов, что они приносили в корпункт свои материалы и, в случае использования этих материалов японцами, получали гонорар. Они пояснили, что это - обычная мировая практика, к тому же не противоречащая российским законам.

Относительно сделанных нами ранее в суде заявлений о незаконности создания следственной группы, о фактах фальсификаций материалов уголовного дела, новых, причем, фактах, о неуважении ФСБ к суду и так далее. Дальше голословных заявлений у ФСБ дело не пошло. Просто вот так вот сказали, что "это все не так", и все. А дальше никаких разъяснений.

Итак, судебное заседание продолжается, допрос свидетелей продолжается. Осталось где-то так человек 50, наверное, еще. Мы ожидаем, что процесс все-таки продлится до середины сентября, может быть, до конца, не более того. Потому что исследовать-то, по большому счету, и нечего.

Илья Дадашидзе:

О судебном процессе по делу Григория Пасько рассказывал Григорий Пасько по телефону из Владивостока.

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 2, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG