Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Освобожден условно-досрочно. Правозащитники и юристы о свободе информации и государственной тайне

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Освобожден условно-досрочно. Рассказ Марьяны Тарачешниковой о деле Сергея Михайлова, приговоренного к смертной казни за чужое преступление.
Олег Кусов. Правозащитники и юристы о свободе информации и государственной тайне.
Марина Тимашева. Хождение по кругу.
Григорий Пасько - с суда над Григорием Пасько.
В программе представлены также правозащитные новости недели и обзор "Западная печать о правах человека и свободе слова".


В предыдущих наших выпусках уже рассказывалось об уголовном деле Сергея Михайлова, жителя деревни Малая Липовка Вельского района Архангельской области. В апреле 1995 года Архангельский областной суд вынес ему смертный приговор за преступление, которое Михайлов не совершал. Ровно через 5 лет, в апреле 2000 года, Верховный Суд Российской Федерации снял с него половину обвинения - убийство ребенка. Однако Михайлов продолжал отбывать срок - 15 лет лишения свободы - за изнасилование. А в марте 2001 года срок наказания Михайлову был сокращен до 8 лет, и он получил возможность освободиться условно-досрочно, так как отсидел две трети этого нового срока. Летом 2001 года Михайлов вышел на свободу.

О его деле рассказывает Марьяна Тарачешникова.

Марьяна Тарачешникова:

За освобождение Сергея Михайлова правозащитники и средства массовой информации боролись 4 года, и, в конце концов, усилия общественности и адвокатов Бедлина, Коростелевой и Луцишиной увенчались успехом, - пусть и не полным, но все же. Все же вышел Михайлов на свободу, хотя добиться полного оправдания так и не удалось.

Дело Михайлова беспрецедентно - даже для притерпевшейся ко всему российской Фемиды. После смертного приговора он остался жив по чистой случайности. В 1995 году смертников еще расстреливали. Полное оправдание Сергея могло стать обвинением тех, кто подвел его под расстрельную статью, хотя судьбы оно им, наверное, не поломало бы. А вот судьба Сергея искалечена.

А произошло все это следующим образом. Осенью 1994 года в Вельске была изнасилована и убита второклассница Ира Крашенинина. В подобных случаях поиск убийц идет особенно рьяно, а раскрытие преступления становится делом чести для оперативников.

Тогда, в 1994 году, на помощь вельским сыщикам из Архангельска приехала целая команда во главе с начальником областного уголовного розыска Ващенко. Начали перебирать возможных подозреваемых. Вспомнили, что в день убийства в райцентре видели Сергея Михайлова из деревни Малая Липовка. Он приезжал в больницу.

У местных стражей порядка Михайлов был на прицеле давно. Подростком привлекался за кражу, потом - за мелкое хулиганство и неповиновение сотрудникам милиции. Кроме того, сирота - ни отца, ни матери, только старенькая бабушка в деревне, куда он недавно и вернулся из армии. Так что мишенью для галочки о раскрытом преступлении он был идеальной: молодой, не слишком-то образованный и, главное, абсолютно беззащитный. Делай с ним, что хочешь.

Михайлова "колол" лично Вячеслав Павлович Ващенко.

Слово следователю по особо важным делам прокуратуры Вологодской области Михаилу Почилову, которому не понаслышке известно о милицейских методах, применяемых для "чистосердечных" признаний.

Михаил Почилов:

По таким делам, конечно, работают очень плотно - ну, так, мягко говоря. Конечно, давление по таким делам. Без давления ведь как?

Ну, видимо, парень слабый, ломался. Тут и пошло все.

Марьяна Тарачешникова:

Ващенко посадил в камеру к Михайлову прожженого и ничем не брезгующего агента Ерему. С двадцатилетним деревенским парнем тот мог сделать все, что угодно. Спустя 10 суток содержания в ИВС Сергей был сломлен окончательно, а на столе следователя появилась "явка с повинной".

Во время следственного эксперимента Сергей показал место преступления - неправильно. Но это дознавателя не смутило. Смущало другое: а где же мотив преступления? Михайлов - здоровый, высокий, симпатичный парень, имел подругу. С какой стати ему вдруг приспичило насиловать и убивать восьмилетнюю девочку? В его квартире в Малой Липовке вечно тусовалась молодежь, в том числе и малолетки, поскольку податься им было больше некуда. И это могло стать мотивом.

В Липовку отправился сыщик Сергей Махин, где ему подвернулась редкая удача - сразу 4 сестры. Одной было 14 лет, трем близняшкам - по 9. Мазину удалось "установить" (беру эти слова в кавычки), что якобы "старшая сестра сама по очереди отправляла малолеток к Михайлову, и они, возвращаясь домой, рассказывали всем, что он их изнасиловал". В милицию, однако, никто почему-то не заявлял. Так, в обвинении Михайлова появился "довесок" - изнасилование. На профессиональном жаргоне это называется "парашютом". "Полетит" в суде одна статья, останется другая. Так оно и вышло.

Когда весной прошлого года Верховный Суд снял с Михайлова обвинение в убийстве, он оставил ему срок в 15 лет только за изнасилования, которых Михайлов не совершал. Сработал принцип парашюта.

На суде старшая девочка заявила, что не посылала сестер к Михайлову, и что они все выдумали. Позже эксперты подтвердят, что близняшки склонны к фантазированию. Более того, тройняшки были девственницами. Однако суд выдумке поверил. Он же - убийца, подонок. Конечно, насиловал.

Впоследствии все трое сестер подтвердили, что в деревню приезжал "дядя Сережа Махин", накричал на них и заставил сказать все, что ему было надо.

А осенью 1996 года в Вельске случилась новая трагедия, уж очень похожая на ту, виновником которой был признан Сергей Михайлов. Ушла в школу во вторую смену и не вернулась второклассница Оля Адамова. Труп девочки был найден в том же районе, что и труп Иры Крашенининой.

На сей раз сыщики вышли на подозреваемого Козлова сразу после похорон.

Слово следователю Почилову.

Михаил Почилов:

В 1996 году, значит, берут группу ребят-расхитителей. И когда стали, значит, их раскручивать по кражам, выплыл некий Козлов Саша. Ребята, с которыми он вот воровал, знали об обоих его убийствах, хотя они ему не верили, потому что раз был взят Михайлов тогда уже, - они говорили, что "ты фантазируешь, потому что настоящий насильник-убийца уже осужден, к смертной казни приговорен".

Марьяна Тарачешникова:

Искать доказательства вины Козлова в убийстве Иры, за которое Сергей Михайлов к тому времени уже полтора года отсидел в камере смертников, начали, работая по убийству Оли, сотрудники Вельского отделения Регионального управления по борьбе с организованной преступностью. Именно они нашли свидетелей, которые видели у Козлова школьный дневник Иры Крашенининой. Они же знали, кто и как оказывал давление на Михайлова, когда тот подписывался под "чистосердечным" признанием. Но РУБОПовцев от расследования отстранили. Занимайтесь, дескать, ребята, своим делом. Ловите бандитов.

Вместо того чтобы немедленно начать расследование с тем, чтобы исправить судебную ошибку, Архангельская прокуратура попыталась ее замять.

Первую проверку по вновь открывшимся обстоятельствам по делу Михайлова проводил старший следователь по особо важным делам областной прокуратуры Александр Карманов. (Сейчас он - прокурор Вельского района.) Он съездил в Малую Липовку к сестрам, которые честно рассказали, как под нажимом "дяди Сережи" оговорили Михайлова, а чуть позже опознали Махина.

Что касается убийства Иры Крашенининой, то были установлены неопровержимые доказательства вины Козлова. Из заключения следователя Карманова, предоставленного прокурору области в июле 1997 года, следует, что Михайлов был осужден неправильно. Однако Александр Опанасенко, прокурор Архангельской области, отказался направить это заключение в Генеральную Прокуратуру.

В ноябре Опанасенко назначил еще одного специального следователя, который пришел к тем же заключениям, что и его коллега. И снова Опанасенко отказался отправить это заключение в Москву.

Говорит адвокат Михайлова Илья Берлин.

Илья Берлин:

Человек сидит, Михайлов, в камере смертников, а материал с доказательством его невиновности лежит безо всякого движения.

Марьяна Тарачешникова:

Адвокат Берлин засыпал жалобами Генеральную Прокуратуру: примите меры для прекращения этой безобразной волокиты. Наконец, Генеральная попросила привезти дело. С делом поехал в Москву Циммерман, начальник отдела по надзору за следствием. Однако "совершенно случайно" заключения следователей о невиновности Михайлова он с собой не захватил.

Постыдные и скандальные манипуляции архангельских прокуроров с делом Михайлова и многочисленные жалобы адвоката заставили Генеральную Прокуратуру передать дело в Вологодскую область.

Говорит Илья Берлин.

Илья Берлин:

Я отдаю дань мужеству и принципиальности как прокурора Вологодской области, так и подчиненных ему работников, что они не пошли по этому - самому легкому - пути.

Марьяна Тарачешникова:

Следователь по особо важным делам Вологодской прокуратуры Дмитрий Буянов провел очередную проверку и написал свое заключение о невиновности Михайлова. Однако и тогда Генеральная Прокуратура вместо того, чтобы внести в Верховный Суд протест об отмене приговора в отношении Михайлова, дважды назначала дополнительные проверки. Но вологодский прокурор упорно направлял в Москву заключения о том, что в Архангельске приговорили к смертной казни невиновного.

Слово начальнику отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Вологодской области Владимиру Чельцову.

Владимир Чельцов:

Как человек, как законник, я считаю, что он ничего этого не делал. А с другой стороны, несовершенство системы юриспруденции и тому подобное - это другое дело. Это уже не входит в нашу компетенцию.

Мы просто честно выполнили свое дело и доказали, что - да, он невиновен, его зря посадили.

Марьяна Тарачешникова:

Шел 2000 год. Наконец Генеральная Прокуратура обратилась в Верховный Суд. Но вот тут-то и сработал принцип парашюта. Прокуратура опротестовала только вину Михайлова в убийстве Иры Крашенининой, а бездоказательные и только со слов девочек изнасилования в протесте даже не упоминались.

Сергей Михайлов стал заложником российской правовой системы. Верховный Суд, при всем желании, не мог отменить незаконный приговор в полном объеме, поскольку рассматривает в подобных случаях дела только в рамках привнесенных Генеральной Прокуратурой протестов.

Почему Генеральная Прокуратура опротестовала приговор Михайлову только в части убийства Иры Крашенининой, до сих пор неизвестно, однако, в ходе подготовки этого сюжета мы связались с центром информации и общественных связей Генеральной Прокуратуры России. Его руководство пообещало в ближайшее время прокомментировать дело Сергея Михайлова.

Российские правоохранительные органы грубо нарушили конституционные права Михайлова на жизнь, на достоинство личности, на свободу и личную неприкосновенность. Адвокаты собираются обратиться за защитой его прав в соответствующие международные органы.

Слово адвокату Любови Коростелевой.

Любовь Коростелева:

Я знакомилась с материалами дела, и я только к одному выводу пришла: что Михайлов невиновен. И собираюсь в дальнейшем обжаловать это в международные организации, в международный суд.

Михайлов, по российскому законодательству, не может претендовать на компенсацию, а по международным нормам может, в связи с тем, что он был приговорен к смертной казни за преступление, которое не совершал.

Вообще-то, возместить то, что он пережил, вообще, это невозможно. Но сейчас он находится в ужасающем положении. Человек без жилья, без работы, потерял знакомых, друзей. Он в очень сложном положении. Ему нужна и материальная поддержка.

Марьяна Тарачешникова:

На последней конференции судей Архангельской области председатель областного суда назвал в числе лучших судей и того, кто вынес приговор Козлову, и того, кто в 1995 году приговорил к смертной казни Михайлова за то же самое преступление.

Илья Дадашидзе:

О деле Сергея Михайлова рассказывала Марьяна Тарачешникова.

Регистрация или хождение по кругу? О попытке нашего московского корреспондента Марины Тимашевой зарегистрировать в российской столице гостью из СНГ.

Марина Тимашева:

Согласитесь, что право приехать пожить в другом городе совершенно ни от кого неотъемлемо. Его не отрицает и российское законодательство. Правда, если вы захотели пожить в Москве, то должны в трехдневный срок зарегистрироваться на чьей-нибудь жилплощади. В противном случае вас остановят на улице, попросят предъявить документы и, убедившись, что вы "не из этого муравейника", отведут в милицию. Там составят протокол, оштрафуют и строго предупредят, что в случае повторного нарушения могут выпроводить восвояси.

Проводить следственные эксперименты о правах человека всегда удобнее над собой. Что ваша покорная слуга и проделала. Готова поделиться результатами исследований.

Итак, к вам приехал гость, и вы законопослушный, но работающий гражданин. Первый адрес, по которому вам следует обратиться: РЭУ (районное учреждение эксплуатационное). Работает оно 4 будних дня в неделю, причем, два дня с 9 до 13 часов, а два - с 15 до 19. То есть, если у вас нормальный рабочий день, а до работы час езды, вы непременно станете просить начальство отпустить вас в рабочее время.

Приехав в РЭУ, вы увидите, как минимум, двухчасовую очередь в бухгалтерию и столь же длинную - в паспортный стол. Пусть вторая вас не пугает. До нее в первый визит вам не добраться. Потому что при попытке получения финансово-лицевого счета непременно выяснится, что кто-то где-то когда-то чего-то недоплатил, и вам надобно ехать домой за квитанциями об оплате. Причем, коллекционировать эти квитанции надо годами - недоплату могут обнаружить аж в июне прошлого года.

Возвращаться в тот же день в РЭУ бесполезно, второй раз пройти очередь в строго установленные часы не удастся. А потому вы отпроситесь с работы еще на полдня.

Снова потратив уйму времени на очередь в бухгалтерию, вы все-таки переместитесь в аналогичную, уже - в паспортный стол. Здесь за 5 рублей вас вынудят купить бланк анкеты, пожухлый и пожелтевший, столь же старый, как ваши архивные квитанции, а затем от руки (ксерокопии нет и за деньги) вы вынуждены будете переписать расчетный и корреспондентский счета, на которые следует перечислить ваши денежки. Таких счетов ровно три. Не считая ряда непонятных букв, каждая квитанция содержит около 40 цифр, и - не дай вам Бог их перепутать. (Заметьте, что потом вам нужно будет снова переписать эти 120 цифр, уже на настоящий бланк квитанции в отделении Сберегательного банка. Туда вас, со всеми вашими документами, отправят, когда вы протянете их работнику паспортного стола.) К тому моменту, что вы вернетесь из сберкассы, прием населения в РЭУ уже закончится.

На третий день, снова отпросившись с работы, вы, наконец, сумеете продемонстрировать необходимый набор бумаг в паспортном столе, после чего окажется, что на анкете нужна еще подпись участкового милиционера, который (вот незадача!) сидит в другом помещении, до которого, в самом лучшем случае, 15 минут хода. Но участкового там нет.

Дело в том, что он принимает население вовсе не тогда, когда его принимает РЭУ, и вообще - если не в другие дни, то в другие часы точно. Поэтому, если вам повезло, и совпал хотя бы день приема, звоните на работу и отпрашивайтесь на вторую его половину.

Я уже не говорю о том, что 3 дня, отпущенные на регистрацию, уже прошли, а потому участковый, нежно глядя вам в глаза, поинтересуется, отчего это "ваш гость нарушает", и погрозит протоколом и штрафом. Но все же смилостивится и оставит автограф в подобающем месте.

Теперь вы снова должны вернуться в РЭУ, а оно, как вы, возможно, догадываетесь, больше уже не работает. Если учесть, что к участковому вы пришли в пятницу, то, минуя два выходных, вы вновь увидите эту контору только в понедельник и, простояв еще пару часов, выйдете счастливым.

Вы, но не ваш гость. Потому что РЭУ еще только передаст ваши документы в паспортный стол милиции, которому нужно еще несколько дней на, так сказать, оформление. С готовыми документами вы снова придете (в свое рабочее время) и опять по другому адресу.

Иными словами, работающий хозяин жилья фактически не может зарегистрировать своего гостя менее чем за 5 дней.

Что ж, в хождении по мукам на первом круге я набралась искомого, то есть - опыта. И ошибок на втором круге более не совершала. Выписку из финансово-лицевого счета взяла до прибытия гостя в Москву, да еще заранее оплатила квитанцию. Составив дома замысловатую схему дней и часов приема всех нужных мне начальников, я сумела уложиться в 3 дня. Правда, в регистрации моей гостье отказали, сообщив, что, по закону, нельзя регистрировать приезжего иностранца (в моем случае - гражданку Украины) более чем на 3 месяца в год.

Заметьте, что документы и (что немаловажно) 300 рублей - приняли, а потом поведали правду. Ведь незнание закона не освобождает от ответственности.

А гость-то ваш все это время поджидал своих документов, сидя в Москве без никакого на то права. Так что при самом истовом законопослушании вы снова явитесь злостным нарушителем закона.

Зато на фонарных столбах в городе я уже видела объявления: "Регистрация иногородних. Быстро. Недорого". Интересно было бы поискать в этом детективе тех, кому это выгодно.

Илья Дадашидзе:

Рассказ Марины Тимашевой мы попросили прокомментировать руководство Паспортного управления ГУВД Москвы и, как и наш московский корреспондент, что называется, впустую "прошли по кругу". Дозвонившись до заместителя начальника управления, мы услышали от него, что на подобные комментарии необходимо согласие Управления информации и связей с органами власти и общественными организациями Главного управления внутренних дел столицы.

Там, в этом Управлении, были предупредительны и любезны и предложили послать факс на имя начальника ГУВД Владимира Прошина. Факс с просьбой был отправлен, однако, действия не возымел. Когда в очередной раз мы позвонили в Управление информации за ответом, нам было сказано, что начальник Паспортного управления готов ответить на наши вопросы, но не сейчас, а через несколько недель.

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Президент России Владимир Путин своим указом утвердил новый состав комиссии по правам человека при президенте Российской Федерации. По сообщению пресс-службы главы государства, председателем комиссии назначен главный сотрудник Института государства и права Российской академии наук Владимир Карташкин. В состав комиссии вошли актер театра имени Моссовета Георгий Жженов, писатель-публицист Леонид Жуховицкий, главный редактор газеты "Век" Александр Колодный, писатель Борис Васильев, ученый, писатель-публицист, академик Российской академии наук, директор Института Европы Николай Шмелев, представители Министерства юстиции, Министерства по делам Федерации и национальной и миграционной политики, а также представители других федеральных ведомств, общественных организаций.

Таганский межмуниципальный суд Москвы сегодня принял решение закрыть московское отделение благотворительной организации "Армия спасения" - в связи с тем, что оно вовремя не прошло перерегистрацию в органах юстиции. Ранее Министерство юстиции России отказало московскому отделению "Армии спасения" в перерегистрации. Представители Минюста заявляют, что его деятельность не соответствует уставным целям организации.

По словам адвоката "Армии спасения" Владимира Ряховского, представители организации намерены обжаловать решение судей в течение 10 дней.

Генеральная Прокуратура России обвиняет командира отряда спецназа Усольского управления исправительных учреждений Пермской области Бромберга (имя в официальных документах не указывается) в превышении должностных полномочий. Предварительное следствие установило, что Бромберг и шестеро его подчиненных в августе этого года избили резиновыми палками несколько десятков заключенных в исправительной колонии № 11. По словам представителя Генпрокуратуры Юрия Щербаненко, поводом для возбуждения уголовного дела против командира спецназа стали многочисленные жалобы заключенных и заявление уполномоченного по правам человека Пермской области.

Европейский Союз и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе заявили, что президентские выборы в Белоруссии не соответствовали международным демократическим стандартам. Глава миссии наблюдателей ОБСЕ в Белоруссии Ханс-Георг Вик сообщил, что представители международных организаций не были допущены на избирательные участки при подсчете бюллетеней. По словам представителя Комиссии ЕС Гуннара Вигланда, если белорусские власти заинтересованы в углублении отношений с Европой, им следует принять меры для улучшения положения с правами человека и свободой прессы. Ранее Соединенные Штаты заявили, что победа Александра Лукашенко на выборах не может быть признана международным сообществом. По данным Центральной избирательной комиссии Белоруссии, за Лукашенко проголосовали 75 процентов избирателей.

8 сентября в Бишкеке на конференции десяти оппозиционных партий Киргизии была создана Независимая комиссия по правам человека. Ее председателем стал лидер киргизской партии "Эркиндик" Топчубек Тургуналиев. Организаторы конференции обвинили киргизские власти в массовых нарушениях прав человека в республике и преследовании инакомыслящих. Они заявили, что в Киргизии не существует независимой судебной системы и отсутствует свобода слова.

В Тбилиси 7 сентября начался Марш мира, организованный Международным кавказским союзом защиты прав человека. Участники Марша намерены пройти по городам Ближнего Востока и Европы, чтобы привлечь внимание мировой общественности к войне в Чечне и многочисленным нарушениям прав человека в республике. Марш мира должен завершиться в Страсбурге к началу работы сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева. 12 сентября Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации заслушала дело по жалобе российских правозащитников на приказ Министерства обороны о введении в действие перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации. Секретные ведомственные инструкции, заявляют правозащитники, являются нарушением Конституции России.

Слово Олегу Кусову.

Олег Кусов:

Федеральный закон "О государственной тайне" определяет в России, что следует считать информацией, не подлежащей разглашению. В этом законе существует перечень сведений, обнародование которых является государственным преступлением и несет за собой наказание.

Однако российскому Министерству обороны положения федерального закона "О государственной тайне", по всей видимости, показались недостаточными. Военное ведомство приказом от 10 августа 1996 года ввело свой перечень секретных сведений. Приказ Министра обороны "О введении в действие перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации", в свою очередь, тоже стал документом "Для служебного пользования". О том, что он существует, стало известно во время судебного разбирательства дела бывшего капитана 1 ранга, ученого-эколога Александра Никитина.

В 1996 году сотрудники ФСБ обвинили Никитина в государственной измене в форме шпионажа и разглашении государственной тайны при подготовке доклада "Северный флот. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона". Ученый опубликовал сведения о местах хранения радиоактивных отходов на Северном флоте. Однако в случае с Никитиным правозащитникам и юристам удалось в суде доказать его невиновность. Судебная победа ученого-эколога, к сожалению, остается единственной в ряду репрессий военного министерства против журналиста Григория Пасько, ученых Игоря Сутягина и Валентина Данилова.

Все они обвиняются в нарушении ведомственного приказа от 10 августа 1996 года. Президент Российского фонда защиты гласности Алексей Симонов считает, что приказ Министра обороны № 055 "О введении в действие перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации" грубо нарушает Конституцию страны.

Говорит Алексей Симонов.

Алексей Симонов:

Самый эгоистичный эксперт, который имеет Государственная Дума, это - Министерство обороны. Это Министерство обороны, согласно законам, наделено правом отнесения тех или иных сведений к составу секретных. Оно этим правом воспользовалось настолько обширно и настолько, скажем, в интересах ведомства, а не в интересах жизни, не в интересах людей, которые живут, что едва не погубило в данном случае Никитина.

Мы имеем чрезвычайно тревожную ситуацию, когда человек может быть объявлен шпионом, по сути дела, не по закону, а по произволу экспертов Министерства обороны.

Олег Кусов:

Жалоба в Военную коллегию Верховного Суда России была подана группой правозащитников из организации "Российский комитет адвокатов в защиту прав человека" и "Экология и правозащита". Накануне слушаний представители этих организаций встретились в Москве с российскими и зарубежными журналистами.

Говорит руководитель "Российского комитета адвокатов в защиту прав человека" Юрий Шмидт.

Юрий Шмидт:

В нарушение Статьи 9 закона о государственной тайне, министр своим приказом не просто утвердил развернутый перечень тех категорий сведений, которые в общем виде сформулированы в законе "О государственной тайне", а вышел далеко за рамки этого перечня, введя совершенно новые понятия, которые в соответствии с Конституцией и законами России засекречены быть не могут.

Олег Кусов:

Согласно данному перечню, запрещено обнародовать сведения о потерях личного состава и техники, о заболеваемости военнослужащих и другие. Создается впечатление, что Министерство обороны России пытается скрыть положение дел в армии, которая ведет боевые действия на Северном Кавказе. В то же время журналисты, пишущие о боевых действиях в Чечне, постоянно находятся под угрозой обвинения в разглашении военной тайны.

Продолжает правозащитник Юрий Шмидт.

Юрий Шмидт:

В той же самой Чечне, когда подорвали бронетранспортер, когда сбили (или просто потерпел аварию) военный вертолет, когда нам сообщают о том, сколько сотрудников Внутренних войск или Вооруженных Сил погибли в Чечне, это, оказывается, все есть государственная тайна. К государственной тайне приказом министра отнесены сведения о пострадавших военнослужащих в результате ионизирующего облучения. То есть данные, которые не могут быть секретными.

Они по ведомству Министерства обороны продолжают составлять государственную тайну, нарушая наше с вами право на свободное получение и распространение информации, нарушая наши права. Особые категории граждан: ученые, экологи, журналисты, правозащитники, люди, чей профессиональный хлеб - поиск и распространение информации, они находятся в зоне риска. И - неровен час - они могут быть привлечены и к уголовной ответственности также.

Олег Кусов:

Как утверждают правозащитники, ведомственная секретность стоит немалых денег. Но она наносит не только материальный урон.

Слово адвокату Юрию Шмидту.

Юрий Шмидт:

Позволю себе сослаться на газету "Известия", в которой приводятся данные о том, сколько тратится на засекречивание информации в Соединенных Штатах. Это получается несколько миллиардов в год - притом, что объем секретной информации несоизмерим. Это, вероятно, на два порядка меньше, чем в России. Кстати, в Соединенных Штатах очень четко в бюджете обозначены все цифры, которые тратятся на поддержание необходимого режима секретности.

Тотальная государственная тайна размывает сознание людей, постоянно имеющих дело с секретами полишинеля. То есть - люди, которые отдают себе отчет, что при нынешних средствах электронной и других видах технических видов разведки, при современных средствах связи, коммуникаций, они имеют огромные массивы информации, которая считается секретной, которая мешает в научном поиске, в производстве, в работе. Это, конечно, размывает правосознание людей, потому что если все объявить секретом, хотя мы знаем, что это известно всему миру, то ни о какой реальной защите тайны не может быть и речи, потому что люди уже перестают понимать разницу между действительными государственными секретами и тем, что государство упорно продолжает числить тайной.

Олег Кусов:

Это был адвокат Юрий Шмидт.

Адвокат Михаил Матинов считает, что определенный в приказе министра обороны перечень секретных данных носит неконкретный характер. Это значит, что наказанию может быть подвергнут любой неугодный руководству Министерства обороны человек, осмелившийся громко сказать о недостатках и просчетах военных.

Это, например, наглядно проявилось во время судебного разбирательства дела бывшего капитана 1 ранга Александра Никитина.

Слово адвокату Михаилу Матинову.

Михаил Матинов:

Создается вот такой "резиново-жевательный boomer", который позволяет охватить практически любую информацию.

По делу Александра Константиновича Никитина на анализ экспертам 8 Управления Генерального штаба Вооруженных Сил России была представлена следующая информация. Это информация, которая была опубликована в известном вам докладе.

"Причиной пожара стало возгорание одежды на старшине команды электриков. Пожар перекинулся в 7 отсек. В результате пожара погибло 13 человек". Все. Кавычки закрыты.

Вот именно этот объем информации уважаемые эксперты 8 Управления, используя неопределенный характер формулировок Перечня № 055, смогли квалифицировать:

Первое. Прежде всего - как сведения, раскрывающие конструктивные особенности вооружения и вооруженной техники.

Во-вторых - как сведения, раскрывающие использование вооружения.

И, в-третьих - как сведения, раскрывающие потери личного состава Вооруженных Сил.

Ведомственные перечни засекречиваются. Для чего это делается? Засекречивание этих перечней позволяет скрыть, что они включают в себя те сведения, которые не предусмотрены Статьей 5 закона "О государственной тайне". И таким образом чиновники ведомств и госструктур принимают на себя функцию законодателей. Это позволяет скрыть, что в эти перечни включаются те сведения, которые, в соответствии со Статьей 7 закона "О государственной тайне", ни в коем случае не могут быть засекречены. Это - сведения о состоянии экологии, это сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах.

Лишение возможности людей знать, что составляет государственную тайну, а что - нет, вводит в общественное сознание инъекцию страха: а не дай Бог, я что лишнее скажу, что может содержать в себе государственную тайну.

Олег Кусов:

Это был адвокат Михаил Матинов.

Руководитель "Российского комитета адвокатов в защиту прав человека" Юрий Шмидт убежден, что за увлечением секретными перечнями в российских ведомствах стоит материальный интерес их руководителей.

Юрий Шмидт:

Многие наши ведомства сегодня очень болезненно относятся к тому, что сотрудники, работающие, так сказать, в подразделениях этих ведомств, пишут какие-то научные доклады, участвуют в каких-то совместных проектах с западными коллегами. Они обвиняют этих сотрудников в разглашении государственной тайны, хотя фактически руководители ведомств желают эту самую так называемую тайну монополизировать и торговать ею в своих интересах.

Олег Кусов:

Российские правозащитники выражают надежду, что данные судебные слушания станут началом борьбы с извечной российской системой административного произвола и стремлением силовых ведомств поддерживать в стране атмосферу страха.

Илья Дадашидзе:

Решение Военной коллегии Верховного Суда стало известно вечером 12 сентября. Согласно этому решению, секретный приказ Минобороны должен быть рассекречен, и из него исключены те пункты, на которые была привнесена жалоба правозащитников. По их мнению, это решение суда должно положительным образом сказаться на судебных процессах Григория Пасько, Игоря Сутягина и Валентина Данилова. Так ли это, станет ясно в течение ближайших нескольких дней.

А пока во Владивостоке продолжается судебный процесс по делу Григория Пасько. Напомним: военный журналист Пасько обвиняется органами ФСБ в передаче секретных сведений о радиоактивном загрязнении Тихого океана Военно-морскими силами России японским журналистам. В 1999 году военным судом Тихоокеанского флота Пасько был признан виновным, но не в государственной измене, а в злоупотреблении должностными полномочиями. Однако Военная коллегия Верховного Суда отменила этот приговор и вернула дело на новое рассмотрение, которое и происходит сейчас все в том же военном суде Тихоокеанского флота.

С подробностями - сам Григорий Пасько по телефону из Владивостока.

Григорий Пасько:

На судебном процессе стали известными результаты двух экспертиз. Приморская лаборатория судебной экспертизы сделала вывод о том, что в представленном на исследование протоколе дополнительного осмотра документов подписи понятых являются дописанными на "оставленные для этого заранее свободные участки бумаги" (так сказано в заключении). То есть, налицо новый факт фальсификации материалов уголовного дела. Прокурор, участвующий в судебном процессе в качестве государственного обвинителя, в ответ на это заключение промолчал.

Перед этим в суде огласил свое заключение эксперт-криминалист судебно-медицинской лаборатории Тихоокеанского флота. Он пришел к выводу, что подписи понятых на нескольких листах другого протокола осмотра так же не соответствуют подписям этих понятых, образцы почерка которых были взяты уже в этом судебном процессе. То есть, налицо еще один факт фальсификации материалов уголовного дела. Прокурор и этот факт оставил без внимания. Ему просто нечего сказать в защиту своих подопечных из Управления ФСБ по Тихоокеанскому флоту, за действиями которых он, по долгу службы, вынужден надзирать.

На днях суд заслушает заключение еще одной экспертной комиссии по делу, комиссии по определению сведений, составляющих государственную тайну. Мы с защитой уже заявили отвод этой комиссии, по нашему мнению, не являющейся независимой, поскольку она состоит из представителей Министерства обороны и одного выпускника Высшей школы КГБ СССР.

Честно говоря, результаты исследований этих экспертов у нас с защитой большого интереса не вызывают. Дело в том, что на исследование им были предоставлены документы, неизвестно как появившиеся в материалах дела. Так что результаты экспертов заведомо не имеют никакой юридической силы.

А недавно стало известно, что судебный процесс может затянуться на очень длительный срок. Задержка, скорее всего, произойдет из-за неготовности заключения фоноскопической экспертизы. Еще 2 месяца назад суд назначил эту экспертизу, несмотря на мое заявление о том, что голос на одной из прослушиваемых аудиокассет принадлежит мне. Но суду нужно экспертное заключение, а эксперты оказались то ли в отпуске, то ли в командировке...

Илья Дадашидзе:

Это был Григорий Пасько по телефону из Владивостока.

И последняя рубрика нашей программы. Обзор "Западная печать о правах человека и свободе слова". Владимир Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Две общественные организации, занимающиеся защитой прав пенсионеров, добились аудиенции у президента Румынии и потребовали большей заботы к пожилым гражданам страны. Об этом сообщила бухарестская газета "Одиверал".

Национальный совет пенсионеров и Партия пенсионеров настаивают на введении эффективной индексации выплат в соответствии с инфляцией. Представители двух организаций считают необходимым, чтобы в сумму ежемесячных пенсионных выплат были включены расходы на отопление жилья и медицинское обслуживание.

Обсуждалось и создание системы так называемых социальных магазинов, где пенсионеры могли бы покупать продукты и товары по сниженным ценам. Общественные организации румынских пенсионеров также отстаивают право своих членов на труд. Они предлагают разработку законодательных мер, которые расширили бы возможности для применения их труда в тех случаях, когда сами пожилые люди имеют желание работать.

Об этом написала румынская газета "Одиверал".

Быстрое распространение ВИЧ-инфекции на территории Китая вызывает тревогу экспертов. Газеты "Интернешнл Геральд Трибюн" сообщает о том, что Китай попросил Соединенные Штаты Америки об оказании помощи в профилактике и лечении СПИДа. По данным китайских властей, до конца текущего года в стране будет насчитываться примерно 600 000 инфицированных. По данным же Организации объединенных наций, это число будет, по крайней мере, в два раза больше.

Специалисты отмечают, что неконтролируемое распространение ВИЧ-инфекции в такой огромной стране, как Китай, может создать немалые проблемы в системе здравоохранения, которая, по оценке газеты, является еще довольно хрупкой и может не справиться с новыми нагрузками. Китайские и американские специалисты в области борьбы со СПИДом обсуждают возможность совместных мер в области просвещения, технологий сбора статистических данных и методов лечения тех людей, которые уже стали жертвами ВИЧ-инфекции.

Об этом написала "Интернешнл Геральд Трибюн".

Международный интернетовский журнал "Транзишнз онлайн" опубликовал статью об ответственности за военные преступления, совершенные во время Второй мировой войны. Директор Иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя прибыл в Вильнюс и вручил Генеральному Прокурору Литвы список 97 литовцев, подозреваемых в сотрудничестве с нацистами. Он выразил надежду на то, что литовские власти помогут разыскать хотя бы некоторых из лиц, которые активно сотрудничали с гитлеровцами в уничтожении евреев на территории Литвы.

В статье далее говорится, что в Литве приняты поправки к Гражданскому кодексу, которые разрешают заочно судить людей, подозреваемых в геноциде и военных преступлениях. В настоящее время несколько подобных дел находятся на рассмотрении в Генеральной Прокуратуре Литвы. Последний случай вынесения обвинительного приговора за преступления геноцида был вынесен литовским судом в феврале этого года одному из бывших командиров нацистского отряда полиции, однако, наказание не было приведено в исполнение из-за преклонного возраста осужденного.

Об этом сообщил журнал "Транзшнз онлайн".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 2, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG