Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Илья Дадашидзе:

Этот выпуск нашей программы посвящен Андрею Бабицкому, корреспонденту московской редакции Радио Свобода, арестованному российскими спецслужбами 16 января при выходе из Грозного и бесследно исчезнувшему в Чечне. Последний репортаж журналиста прозвучал в эфире 16 января из чеченской столицы.

Андрей Бабицкий: В одном из районов Грозного в результате вчерашнего обстрела завалило подвал, где находилось несколько десятков мирных жителей. Ситуация довольно скверная, и я думаю, что эта ситуация, если она продолжится, может самым катастрофическим образом сказаться, прежде всего, на мирном населении, остающемся в Грозном.

Илья Дадашидзе:

В конце минувшего года, готовя к эфиру передачу о журналистах на чеченской войне, я позвонил в Назрань, где находился в это время Андрей Бабицкий, и попросил его сделать репортаж о тех трудностях, с которыми сталкиваются представители средств массовой информации на чеченской войне, и - наткнулся на отказ. "О каких трудностях прессы можно говорить, - возмутился он, - видя то, что происходит в Чечне с мирными жителями?" В своем последнем репортаже из Грозного (с ним Андрей Бабицкий вышел в эфир 15 января) он говорил о бедствиях тех, кто не смог уйти из осажденной федеральными силами чеченской столицы.

Андрей Бабицкий:

В течение всего сегодняшнего дня, фактически с раннего утра, продолжается массированный авиационный обстрел Грозного. Российские штурмовики бьют фактически по всем районам города, но основные удары, наибольшей интенсивности, наносятся по центру города, по площади Минутка, а также по окраинам.

Я сегодня был на площади Минутка и как раз попал под обстрел, наблюдал взрывы самолетных ракет и бомб буквально в ста-ста пятидесяти метрах от того места,. где находился.

Точно так же в поселке Науби, где я был с вооруженными чеченцами, буквально в двухстах - двухстах пятидесяти метрах от нас рвались ракеты и бомбы, на моих глазах был разрушен один дом, - слава Богу, никто не пострадал, поскольку люди, которые жили в этом доме, сидели в этот момент в подвале.

Ну, вот о впечатлениях сегодняшнего дня. Город очень плотно перекрыт. Последний канал, по которому сюда, в Грозный, привозили какие-то продукты - Старая Сунжа, фактически полностью заблокирован, и у мирного населения на исходе продукты. Ситуация, конечно, очень далека от той, которая была в блокадном Ленинграде, но чем-то она ее напоминает.

Например, сто долларов сегодня в городе - это уже не деньги, на них можно купить восемь бутылок подсолнечного масла. Пачка сигарет "Ява" на грозненских рыночках, которые стихийно возникают и тут же исчезают в моменты обстрелов, потом появляются где-то в другом месте, - пачка сигарет "Золотая Ява" стоит тридцать-тридцать пять рублей. Пачка сигарет "Прима" без фильтра стоит двадцать рублей, и это - не предел. Были и выше цены.

Что меня поразило: я был сегодня в одном доме, где общался с хозяином. Старик, вся семья которого разъехалась, он следит за домом, и его кошка подошла и потерлась о мою ногу. Мне было нечего ей дать, кроме куска сухого хлеба, лежавшего на столе. Я отломил кусок, кинул на пол, и кошка съела этот сухой хлеб.

Нельзя говорить о голоде. Но где-то, в каких-то подвалах - нет воды. В других подвалах нет муки. В третьих подвалах нет дров. То есть - люди страдают от отсутствия чего-то самого необходимого. При этом, в подвалах очень много детей, как я уже говорил. Сегодня я видел восьмимесячного ребенка.

А из селения Науби, где мы находились около часа сегодня, примерно в двенадцать часов дня, я возвращался в центр города пешком. Надо сказать, что люди ко всему привыкают. Под этим сильнейшим обстрелом авиационным, вот, на Окружной, между Черноречьем и центром города, - небольшой рыночек, и сновали машины, которые сейчас уже ездят по улицам города - даже в дневное время, даже при бомбежках и обстрелах. Ездили вооруженные чеченцы по своим делам, поскольку, как выяснилось, и как я уже говорил неоднократно, большого вреда артиллерийские и авиационные обстрелы им не причиняют.

Когда я проходил мимо рынка на Окружной, мимо проехал УАЗик, из которого видны были ноги в обуви, в кроссовках и в сапогах, две пары ног, - это везли трупы. К сожалению, разобрать, мирные это были жители, или вооруженные, не было возможности. Я только проводил взглядом этот УАЗик.

Как утверждает мэр города Лече Дудаев, он сегодня должен подъехать ко мне и повезти туда, где это произошло, в одном из районов Грозного, в результате вчерашнего обстрела. Завалило подвал, где находилось несколько десятков мирных жителей. Сколько погибших - еще не выяснено. Завал разбирается, и еще не разобран до конца. Есть погибшие, но остались и живые, которым, по всей вероятности, будет оказана какая-то медицинская помощь, насколько это возможно в подобных условиях.

Ситуация довольно скверная, и сейчас, при этих обстрелах, в основном, опять-таки, страдает мирное население. Действительно, со вчерашнего дня обстрелы достигли, фактически, той же самой интенсивности, что и до затишья. Я думаю, что эта ситуация, если она продолжится, может самым катастрофическим образом сказаться, прежде всего, на мирном населении, остающемся в Грозном.

Илья Дадашидзе:

Yже продиктовав этот репортаж, по телефону, в студию московской редакции Радио Свобода, Бабицкий предупредил, что намерен выйти из Грозного и несколько дней не будет звонить в Москву. На связь с тех пор он так и не вышел вообще. 16 января, при попытке оставить Грозный, журналист был задержан милиционерами Гантамирова и, по свидетельству очевидцев (их рассказ прозвучал по Радио Свобода), был жестоко избит, передан представителям местного УФСБ и помещен в фильтрационный лагерь селения Чернокозово, где также подвергался жестокому обращению и издевательствам.

Долгое время власти хранили полное молчание о судьбе Андрея Бабицкого, пытаясь раскрутить дело не угодного им журналиста. Нашего коллегу пытались обвинить в том, что он оказался в Чечне без надлежащей аккредитации от российских военных. И в том, что он подозревается в участии в незаконных вооруженных формированиях. И в том, что при задержании при нем оказалась ценная православная икона, специально посланная на экспертизу в Москву и оцененная экспертами в десять рублей.

Между тем, местонахождение Андрея Бабицкого стало, наконец, известно, и власти вынуждены были подтвердить факт его ареста. Все, что произошло затем, хорошо известно из сообщений средств массовой информации, в том числе - из передач Радио Свобода. Бабицкому, согласно заявлению представителя Генпрокуратуры, решено было изменить меру пресечения на подписку о невыезде и препроводить в Москву. 3 февраля мы с утра звонили в пресс-центр Генпрокуратуры узнать дату и время его возвращения в столицу. В ответ - в пресс-центре на несколько часов отключили телефоны. А во второй половине дня последовало заявление Сергея Ястржембского о том, что один из чеченских полевых командиров предложил обменять Бабицкого на двух российских военнослужащих. По словам Ястржембского, Бабицкий добровольно согласился на этот шаг, и обмен был произведен на перекрестке дорог "Аргун-Шали". "С этого момента федеральные власти ответственности за дальнейшую судьбу Бабицкого не несут", - подчеркнул помощник и.о. президента России.

Сообщение о добровольном обмене произвело эффект разорвавшейся бомбы. "Операция "Концы в воду"", "Обменный пункт Кремля", "Корреспондента Свободы обменяли, как раба", "кто следующий?", "Первый пленный информационной войны", "Осторожно, маршал Сергеев!", "Расправа с журналистами", "Бабицкого обменяли на авторитет России", - вот лишь немногие названия статей и репортажей из множества появившихся в эти дни в российской печати.

По мнению их авторов, легенда с обменом трещит по швам и все случившееся - провокация спецслужб.

Сотрудникам Радио Свобода удалось связаться с Асланом Масхадовым. Он сказал, что проведено официальное расследование, опрошены все чеченские полевые командиры. Никому из них журналиста никто не передавал, никакого обмена не производилось.

Министерство обороны, МВД, ФСБ всячески открещиваются от так называемого обмена Бабицкого и уверяют, что никакого касательства у нему не имеют.

Андрей по-прежнему не выходит на связь.

Впрочем, как заявил 8 февраля, выступая в прямом эфире НТВ, замминистра МВД Иван Голубев, он лично принимал решение об обмене Бабицкого, и делалось это с санкции Генпрокуратуры, прокуратуры Чечни. Голубев утверждал, что Бабицкий жив и здоров, и дал понять, что МВД известно его местонахождение.

Почти одновременно на Радио Свобода неизвестными людьми была передана кассета с видеозаписью Бабицкого, где он говорит о том, что у него все относительно в порядке и просит не волноваться. Однако поводов для успокоения нет. Мы все также не знаем, где и при каких обстоятельствах была сделана эта видеозапись, кто те люди, у которых сейчас находится Андрей. Представители чеченских формирований, бандиты, занимающиеся похищением людей, гантамировские милиционеры, или те же представители российских спецслужб?

Российские власти нарушают собственные законы, - считает руководитель русской службы Радио Свобода Марио Корти.

Марио Корти:

Элементарный принцип римского права гласит: "Audiatur et altera pars", - "Да будет выслушана противоположная сторона". Противоположная сторона - Андрей Бабицкий. А вот "эта" сторона объединяет сотрудников президента и Генеральной прокуратуры, Министерства обороны и ФСБ, местных прокуроров и следователей. У "этой" стороны множество версий, и все они противоречат одна другой.

Противоположная сторона молчит. У нее нет своей версии. Бабицкому заткнули рот с момента задержания.

У английского писателя Честертона есть такие слова: "Где умный человек прячет лист? В лесу. А если леса нет? Умный человек сажает его, чтобы спрятать там лист". Сегодня умные представители российских властей сажают лес лжи, чтобы спрятать в нем правду об Андрее Бабицком.

Мы начинаем задаваться вопросом, имеет ли смысл посещать пресс-конференции тех, кто так бесстыдно лжет, демонстративно показывая свое презрение к общественному мнению, к своим гражданам? Кто издевается над чувствами семьи и друзей Бабицкого, перед всем миром снимая с себя ответственность за своего гражданина? Имеет ли смысл вообще вступать с ними в переговоры, пожимать им руку? Возникает желание вообще прекратить с ними всякое общение, разве что - только через адвокатов.

Мы требуем выявления и наказания тех, кто так вопиюще нарушал право российского гражданина и честного журналиста Бабицкого, кто нарушал собственные законы. Мы требуем наказания их сообщников на самом верху, тех, кто санкционировал и продолжает санкционировать эти нарушения.

Слушатели пишут нам сегодня сотни писем. Не - за Путина, а - за Бабицкого. Преследователям и тюремщикам Андрея Бабицкого не будет покоя.

Илья Дадашидзе:

Это был руководитель русской службы Радио Свобода Марио Корти.

Как реагируют на арест и обмен Андрея Бабицкого официальные лица США и Западной Европы, представители международных организаций? Рассказывает Александр Батчан.

Александр Батчан:

Глава администрации Белого Дома Джон Подестос сообщил в понедельник, что Вашингтон выразил резкий протест российскому правительству относительно того, как Москва обращается с Андреем Бабицким. "Нам не известна судьба журналиста, - сказал представитель Белого Дома, - и мы, естественно, весьма озабочены этим".

Ранее госсекретарь США Мадлен Олбрайт также выразила беспокойство по поводу происходящего с Андреем Бабицким. По мнению Госдепартамента США, обмен Бабицкого на российских солдат, который, по всей вероятности, имел место в Чечне, не поддается никакому осмыслению. "Эта акция российских властей, - как подчеркивают в американском внешнеполитическом ведомстве, - поднимает серьезный вопрос о том, насколько Россия привержена своим международным обязательствам по отношению к гражданскому населению в ходе военных действий".

"Судьба господина Бабицкого, - заявил представитель Госдепартамента США, - нас продолжает беспокоить. И мы возлагаем ответственность за происходящее с ним на правительство России. Ведь с того времени, как российское телевидение показало видеопленку, полученную от российских властей и призванную, очевидно, продемонстрировать обмен Бабицкого на российских военнопленных, ни семья журналиста, ни его радиостанция ничего о нем не слышали", - говорит представитель Госдепартамента США.

Президент Радио Свобода Томас Дайан, в статье, опубликованной ведущей американской газетой "Уоллстрит Джорнл" приводит слова российского журналиста, что одним из первых шагов Бориса Ельцина после провала августовского путча 1991 года было разрешение Радио Свобода открыть свое бюро в Москве. А среди первых шагов администрации Владимира Путина - арест корреспондента Радио Свобода.

Как известно, министр иностранных дел России Игорь Иванов охарактеризовал вопрос о задержании Андрея Бабицкого как частный, который не следует возводить в ранг национальной политики и отношений между государствами.

Но если в первые недели исчезновения Бабицкого реакция США и Запада в целом была, действительно, сдержанной, то после того, как в результате злосчастного обмена Андрей Бабицкий исчез вторично, теперь уже по вине - или при попустительстве - Москвы, Запад начал высказываться по этому поводу более жестко.

Так, еще в понедельник, в телефонном интервью со мной из Вены посол Австрии в ОБСЕ и глава постоянного Совета ОБСЕ Юта Бестол звучала достаточно нейтрально. Я позвонил ей, чтобы проверить информацию о возможном выдвижении Андрея Бабицкого членами Хельсинкской комиссии, конгрессменом Крисом Смитом и сенатором Беном Кемпбеллом, на премию года, которую ОБСЕ присуждает особо отличившемуся журналисту. Но Юта Бестол, один из наиболее влиятельных сотрудников ОБСЕ, не смогла тогда подтвердить это и вообще сказать что-либо определенное по поводу произвола по отношению к Андрею Бабицкому.

Юта Бестол (говорит по-английски).

Александр Батчан (перевод): "Нет, это для меня новость, абсолютно новая информация, и я должна ее проверить. Но вы ведь знаете о декларации представителей ОБСЕ по вопросам свободы печати, выпущенной на прошлой неделе. В ней содержится призыв к российским властям освободить господина Бабицкого".

Юта Бестол (говорит по-английски).

Александр Батчан:

Говорила Юта Бестол. Как известно, российские власти не отреагировали на призыв ОБСЕ, и госпожа Бестол заверяла меня, что ОБСЕ будет продолжать мониторинг ситуации с Бабицким и, в случае необходимости, вернется к этому инциденту.

Но уже во вторник ОБСЕ решила высказаться более конкретно. Другой руководитель этой влиятельной международной организации, Фраймунд Дувэ, в письме на имя министра иностранных лед России Игоря Иванова, выразил крайнее недоумение по поводу того, что российские власти могли передать своего гражданина и журналиста в руки людей, которых они сами же называют не иначе как бандитами. Дувэ потребовал, чтобы глава российского МИДа представил к 9 февраля доказательства того, что Бабицкий жив. В противном случае, по словам Дувэ, ОБСЕ примет свои меры, направленные на защиту российского журналиста.

Озабоченность по поводу судьбы Бабицкого высказал и целый ряд международных правозащитных групп. Так, наиболее известная из них, базирующаяся в Лондоне "Международная Амнистия", распространила пресс-релиз а подробным изложением происшедшего с Бабицким. Международная амнистия подчеркивает, что в ситуации, когда российские власти утверждают, что передали Бабицкого чеченцам, а те это отрицают, жизнь репортера может быть в серьезной опасности.

Правозащитники опасаются, что Бабицкий по-прежнему находится в руках российской стороны, и ему грозит опасность, в связи с его бесстрашными репортажами о беспределе во время чеченской войны. Международная амнистия, ссылаясь на иностранных журналистов в Ингушетии, заявляет, что российские власти чинят всяческие препятствия журналистам, стремящимся освещать события в Чечне.

Правозащитники призывают всех людей доброй воли посылать телеграммы и.о. президента Путину, главе ФСБ России Патрушеву, и.о. Генпрокурора России Устинову, а копии - министру иностранных дел России Иванову, - с требованиями немедленно предать гласности информацию о местонахождении, состоянии здоровья Андрея Бабицкого, юридических основаниях для его ареста, а также предоставить Бабицкому возможность связаться с женой, с его адвокатом и с врачами.

Международная амнистия настаивает на необходимости освобождения корреспондента Радио Свобода, если власти России не могут официально предъявить ему серьезных обвинений в нарушении закона, - и наказать всех виновных в его задержании.

Илья Дадашидзе:

Это был рассказ Александра Батчана о том, как реагируют на арест и обмен Андрея Бабицкого официальные лица США и Западной Европы, представители международных организаций.

Илья Дадашидзе:

Что думают о законности действий российских властей по отношению к корреспонденту Радио Свобода российские правоведы? Слово нашему московскому корреспонденту Елене Фанайловой.

Елена Фанайлова:

Обмен Андрея Бабицкого на российских военных был абсолютно противозаконным, - утверждает один из видных специалистов в области международного права, доктор юридических наук, академик Международной академии Высшей школы России, заведующий кафедрой международного права Российского Университета Дружбы Народов Игорь Павлович Блищенко.

Игорь Блищенко:

Любой юрист-международник может дать объективный анализ, ибо есть соглашение между государствами, которое предусматривает то, что своих граждан не выдают. А - судят. Если он виновен, то судят. И закон, о котором печется, прежде всего, господин Путин, является важным условием для того, чтобы все подчинялись этому закону, то есть - международному праву.

Елена Фанайлова:

Российские власти, военные, Генеральная прокуратура считают, что журналист Радио Свобода Андрей Бабицкий оказался причастен к военным действиям на стороне чеченских боевиков. Однако если российские власти в этом уверены, то вопрос обмена Андрея на российских солдат мог возникнуть только после суда, после судебного решения о виновности или невиновности Бабицкого.

В соответствии с международными соглашениями, подписанными Россией еще во время Второй мировой войны, именно таков порядок обмена человека, подозреваемого в военных преступлениях. Говорит академик Игорь Блищенко.

Игорь Блищенко:

Военные не имели права пойти на такой шаг. С юридической точки зрения, военные должны были его отпустить, и он должен был находиться под неусыпным наблюдением военных. С него взяли подписку о невыезде. Он должен был приехать в Москву и находиться в Москве, по своему месту жительства.

Елена Фанайлова:

Противозаконность обмена Бабицкого связана еще и с тем, что военный конфликт в Чечне имеет статус внутреннего, а не международного, - считает специалист по международному праву, академик Игорь Блищенко.

Игорь Блищенко:

Конфликт имел место на территории одного государства, России, и поэтому тем более не может быть решен вопрос о выдаче. Если ему предъявлено обвинение - он должен быть судим, и этот суд должен решать вопрос, насколько он является виноватым. Бабицкий не мог быть выданным другой стороне, даже если другая сторона представляла бы иностранное государство.

Елена Фанайлова:

Напомним, что - уже после обмена Андрея - Генеральная прокуратура распространила сообщение о приглашении Бабицкого на допрос, а в случае его неявки - объявление в федеральный розыск. То есть, теперь Бабицкому могут вменить в вину еще и попытку скрыться от следствия.

В то же время российские власти уверяют, что санкция на обмен Бабицкого была выдана именно Генпрокуратурой России. Комментарий академика Игоря Блищенко.

Игорь Блищенко:

Я думаю, что это трактовать надо как юридический нонсенс. Это зависит от менталитета тех людей, которые там находятся, в прокуратуре. Это недопустимое явление, но, тем не менее, это факт и остается фактом.

Елена Фанайлова:

Игорь Блищенко, который некогда преподавал международное право Сергею Ястржембскому в Институте международных отношений, считает...

Игорь Блищенко:

В этом деле очень много неясного. Даже окружению исполняющего обязанности президента, я имею в виду Ястржембского, прежде всего, - тоже для него некоторые вопросы не ясны. Это требует своего прояснения. Должны заниматься в окружении Путина, прежде всего, ибо Путин взял на себя ответственность за то, что он дело Бабицкого возьмет под свой контроль.

Елена Фанайлова:

Это было мнение одного из ведущих российских специалистов в области международного права академика Игоря Блищенко.

Илья Дадашидзе:

Председатель независимого правового экспертного совета, кандидат юридических наук Мара Полякова считает, что отсутствие у Андрея Бабицкого некоей специальной аккредитации, позволяющей ему находиться в Чечне, не может быть основанием для ареста.

Мара Полякова:

Аккредитации журналистов требует только закон о борьбе с терроризмом, в тех случаях, когда проводится контртеррористическая операция. То, что происходит сейчас на Северном Кавказе, никак нельзя назвать контртеррористической операцией. Это крупномасштабные военные действия, и, по правилам уголовного закона, и по закону о борьбе с терроризмом, - то, что происходит там, я, как юрист, никак не могу квалифицировать как антитеррористическую операцию.

Эта операция всегда связана с конкретным преступлением, совершенным конкретными людьми, и зона операции всегда очерчена каким-то локальным участком. Это ли участок территории небольшой, это ли здание, строение, какой-то транспорт. В данном случае речь идет о военных действиях на территориях нескольких даже республик, фактически. В Чеченской и прилегающих к ней территориях - имеют место военные события.

Поэтому закон о борьбе с терроризмом здесь неприменим и, соответственно, все правила, связанные с этим законом, не могли быть предъявлены журналистам.

Илья Дадашидзе:

Что вы думаете по поводу обмена Бабицкого на российских солдат?

Мара Полякова:

Даже если бы было согласие Бабицкого на этот обмен, то это - нарушение его прав, тем не менее. Его волеизъявление, даже в связи с тем, что он находился в особых условиях, находился не на свободе, уже не может рассматриваться как свободное волеизъявление. Здесь есть проблема даже с этих позиций. В любом случае - это нарушение российского и международного законодательства.

Илья Дадашидзе:

Прокуратура заявила о том, что в деле Бабицкого открылись новые обстоятельства, и что его требуют явиться, иначе будет вновь изменена мера пресечения: он вновь будет взят под арест.

Мара Полякова:

Ни в какую правовую логику вся эта история не укладывается. Если официально решался вопрос об его обмене, если официально он был передан в руки боевиков, то как можно требовать его явки? Здесь ведь можно предполагать, что он несвободен, если он был передан в обмен. Обмен - это всегда несвобода. Освобождали одних, чтобы взять взамен другого. Утверждать, что он свободен, никаких оснований у правоохранительных органов нет.

Кроме всего прочего, мне не понятна ситуация с его мерой пресечения. Если избрана подписка о невыезде, то тогда должны были определить и это место, из которого он не должен был выезжать. Если он не должен был выезжать из Москвы, его никак не могли передать на нахождение в Чеченскую республику. Значит, тогда они сами нарушили те нормы, которыми они предписывали ему находиться в Москве. Совершенно не понятно, с точки зрения правовой ситуации.

Илья Дадашидзе:

Это была Мара Полякова, кандидат юридических наук, председатель независимого юридического и экспертного совета.

В деле Андрея Бабицкого юристу вообще нечего комментировать, - считает кандидат юридических наук Олег Сокольский.

Олег Сокольский:

Речь идет о человеке, который, по тем данным, что мы имеем... данные, конечно, неполные... был сначала - не понятно, за что - привлечен к ответственности уголовной, а второе - потом вообще исчез, при странных обстоятельствах, с участием государственных структур.

Поскольку речь идет о пропаже, о похищении, там, не знаю... о ликвидации.... В общем, здесь можно подбирать любые слова - гражданина Российской Федерации, и поскольку он в своих репортажах касался не только боевиков, а и положения мирных жителей, то здесь, конечно, как раз та ситуация, когда юристу комментировать нечего. Здесь надо негодовать, и общественный протест должен быть выражен в самых острых формах, для того чтобы прекратить это, так сказать, ужасное безобразие... даже слово здесь будет слишком мягким.

По-моему, здесь больше нечего говорить, вот по этому первому гуманитарному аспекту.

Теперь второй вопрос, второй - по важности. Он связан с поведением наших высших должностных лиц. Бабицкого жалко, жалко этих мирных жителей, которые находятся там в ужасном положении, но, как говорится, "себя - жальче". Когда мы думаем о том, в каком направлении движется наше государство, то здесь возникают самые мрачные предчувствия. Чем это объясняется?

Ну, во-первых, так сказать, совершенно махровое, никак не увязанное, совершенно наглое - вранье. Значит, не ясно - обменивали его или не обменивали. Вначале были заявления, что обменяли на трех, потом поправились, что - на двух, потом генерал Манилов сообщил, что обмена не было вообще. Не ясно, какие структуры этим занимались. ФСБ открещивается, МВД открещивается - значит, то ли это какие-то региональные структуры, то ли....

С другой стороны, сообщается о том, что это находится под контролем исполняющего обязанности президента. Поскольку это заявление делает пресс-секретарь, то, по крайней мере, этому поверить можно, что находится ли это под контролем.... Но, во всяком случае, высшее должностное лицо, руководитель государства осведомлен вот об этих историях.

Здесь не на чем строить какие-то версии. Говорится о том, что он давал тенденциозное освещение событий. Но у нас, мы знаем, вот особенно в период предвыборной кампании, здесь были такие тенденциозные изложения, что, вроде бы, за это никого не привлекали к уголовной ответственности. Поэтому здесь можно, так сказать, только гадать. И потом, дело только возбуждено, и неизвестно вообще, возбуждено ли оно, хотя оно, конечно, должно быть возбуждено, если он задерживался. Здесь сказать что-либо трудно.

Теперь, что касается обмена его, которого не было, по словам заместителя начальника Генерального штаба. Тогда, значит, если не было обмена.... Тогда просто - передача его на сторону боевиков. Это, вообще говоря, просто преступление уголовное. Потому что может вполне речь идти о похищении человека, о содействии в похищении человека. Потому что кому он был передан, какие затем будут последствия, и все это, так сказать, венчают слова пресс-секретаря исполняющего обязанности президента о том, что власть не несет ответственность за своего гражданина. То есть, трудно вообще что-либо комментировать по этому вопросу.

Последнее вот сообщение о том, что он вызван Генеральной прокуратурой на допрос, - напоминает стандартные кадры из каких-нибудь боевиков о том, что человека, с которым хотят расправиться, говорят: "Беги" и стреляют в спину.

Илья Дадашидзе:

Еще одно мнение юриста - Олега Миронова, уполномоченного по правам человека Российской Федерации, который в настоящее время находится в Финляндии, и с которым мы связались по телефону.

Олег Миронов:

Судьба журналиста Радио Свобода Андрея Бабицкого привлекла внимание российской и мировой общественности. То, что с ним происходит, никоим образом не может вписываться в рамки правового государства, государства, где человек должен быть защищен от произвола кого бы то ни было, в том числе и от произвола властей.

Можно по-разному относиться к самой радиостанции Свобода, можно по-разному оценивать репортажи, которые вел журналист Бабицкий, но это никакого отношения не имеет к его судьбе, к его жизни, к его безопасности.

Весь мир увидел ужасные кадры, когда журналист обменивался как бы федеральными представителями России на военнослужащих и передавался в руки представителей террористических банд и группировок в Чечне. Такие события, по своей сути, уникальны. Государство должно защищать гражданина. И в данном случае речь идет о свободе, о жизни, о достоинстве человека. И я, как уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, призываю власти дать исчерпывающую информацию.

Когда власти молчат, когда информация противоречива, у людей появляются разные мнения, появляется мнение, что это какая-то расправа. Если гражданин России совершает противоправные поступки, он может привлекаться к ответственности. Но об этом должно быть известно его близким, его знакомым, его друзьям, а история с Бабицким, которая известна теперь широко, не только в России, но и за ее пределами, конечно, должна быть освещена официальными властями.

Такая акция в отношении журналиста рассматривается нами и как покушение на свободу журналистов, как препятствие в проведении их профессиональных действий, а также мы расцениваем это как ущемление права граждан на информацию, на свободную, доступную, объективную.

Я полагаю, что судьба Бабицкого должна находиться в поле зрения и журналистов российских, и правозащитных организаций, и мы хотели бы, чтобы власти защитили российского журналиста, вызволили его из плена, поскольку они сами были причастны к тому, что он оказался в руках бандитских формирований. Мы полагаем, что такие действия не могут быть оправданы, приемлемы в условиях государства, избравшего демократический путь развития.

Если же в действиях журналиста имеется правонарушение, состав преступления, об этом четко и ясно должно быть заявлено, об этом должен знать мир, об этом должна знать Россия. Я думаю, что задача всех - бороться за каждого человека, способствовать тому, чтобы он был защищен. И мы хотели бы иметь полную объективную информацию о том, что произошло в Чечне, что произошло с журналистом Радио Свобода Бабицким.

Мы не ведем следственные действия, но я видел эти кадры, и сейчас можно монтировать все, что угодно, фальсифицировать как угодно. Главное, чтобы он был жив, здоров и чтобы власти проявляли инициативу по освобождению его из плена чеченского.

У нас нет оперативной информации, но то, что происходило, о не вписывается ни в какие разумные рамки. Все это вызывает массу вопросов. Поэтому я и обращаюсь к российским властям прояснить ситуацию, проинформировать общественность, рассказать, что же на самом деле произошло, что с Бабицким, какова его судьба, на каком основании его вдруг обменивают. Это неприемлемые способы решения тех или иных вопросов.

Нужно вызволять заложников российских, которые находятся в чеченском плену, но это не значит, что одного нужно гражданина России менять на другого гражданина России. У нас что - разве граждане России как-то классифицируются: одни - лучше, которых нужно вызволять, другие - хуже, которых можно отправлять в бандитский плен? Такая постановка вопроса и такой подход ничего общего с правами человека не имеет.

Россия ратифицировала и подписала Европейскую Конвенцию по правам человека, и она должна действовать. И в рамках этой Конвенции (а власти России должны действовать), и в рамках норм международного права, и в соответствии с российской Конституцией, и российскими законами.

Илья Дадашидзе:

Так считает Олег Миронов, уполномоченный по правам человека Российской Федерации.

Руководитель русской службы Радио Свобода Марио Корти, выступая в этой нашей программе, сказал о том, что в эти дни на сайт Радио Свобода приходит особенно много электронных писем, связанных с делом Андрея Бабицкого. Вот выдержки некоторых из них.

"Прежде всего, выражаю искреннее сочувствие близким Андрея и вами, его коллегам. Горе близких, должно быть, страшно, но желаю им не терять надежды - дай Бог, он вернется. Однако, при любом исходе, он - удивительно честный журналист, талантливый и яркий человек - оказался втянут в эту дикую игру, прежде всего - именно из-за этих своих качеств. Не надо быть провидцем, чтобы не узреть системы в том, что происходит сегодня в стране, которую мне стыдно уже называть именем Россия.

"Дорогой Андрей! Не исключено, что если эти несколько моих строчек попадут на сайт твоего радио и, может быть, в эфир, то ты их, может быть, услышишь. Так вот, знай, что мы тут тоже делаем все, что можем. Несмотря ни на что, мы молимся за тебя. Твой коллега Михаил Ситников".

"История с Андреем Бабицким - очередной симптом стремительно наступающей новой, беспощадной власти, которая, надо признать, пока находит поддержку большей части населения. Оставшейся же части остается только выражать свое несогласие. Чем активнее будет это делаться, тем меньше вероятности, что нас всех ожидает в будущем такое же, как сейчас, или - более свинские существование".

Никогда не писал, но не могу не сказать о своей позиции. Я молю Бога о жизни Андрея Бабицкого. Все последние годы я слушал его репортажи и поражался его смелости, порядочности и профессионализму. В России есть люди, жаждущие создания военно-полицейского государства, но я не отношусь к их числу. Я хочу передать сочувствие всем близким Андрея, и в первую очередь - его жене. Как гражданин России, я несу ответственность за все, что происходит в моей стране, и поэтому я хочу извиниться за всех нас, россиян. Сергей Юревич, Санкт-Петербург".

"Кажется, нас можно поздравить: в России полная шизофрения власти. Сегодня прокуратура России призвала Бабицкого не скрываться от следствия и срочно явиться в органы дознания. Вынесена санкция об аресте. Разве Андрей скрывался от следствия? Его самого отдали в заложники, нарушив абсолютно все законы Российской Федерации, международного права, здравого смысла.

Чекисты, которые снимали в четверг - неизвестно на какой трассе - документальное кино, сегодня заявляют: "Он - жив. Но мы не знаем, где он". Все врут. Полноте, господа, хватит врать, хватит изворачиваться. Уже всем, всему миру понятно: вы так его боитесь, что передаете из одного своего ФСБшного подразделения - в другое, прячете от людей, страшитесь его честных рассказов о своих злодеяниях. Он знает, как вы выбиваете свои показания.

И вы, конечно, пытаетесь взять у него подписку о неразглашении, только вам он ее не дает. Вы пытаетесь сломить его морально, но добьетесь одного: завтра в России будут сотни неподкупных и честных бабицких. Правда все равно выйдет наружу, тем более что врете вы очень неумело, совсем запутались. Журналист должен быть на свободе! Николай Александров, Москва".

"Каждый раз, включая Свободу, ожидаю услышать, что Андрей Бабицкий жив. Молю всех богов, чтобы для Андрея все закончилось благополучно. Такие люди - гордость России. Те же, кто сейчас у власти, - ее позор. Юрий".

"Уважаемые журналисты! Я давно не был так обеспокоен судьбой страны. Как в зеркале, история с Андреем отражает наше будущее. Хотелось бы ошибиться, но, боюсь, зеркало не врет. Те, кто молчит и ждет, что само как-нибудь все устроится, заблуждаются. Особенно меня удивляют некоторые журналисты. Судьба Андрея должна интересовать их не меньше, чем меня.

У нас и так органы власти не очень-то чтят закон, а после этого вызывающего случая с Андреем они поймут, что им все вообще дозволено. Ведь мы, простые граждане, не можем рассчитывать, что за нас вступится мировая общественность или пресса. Держитесь! Если бы я мог чем-то помочь Андрею, то сделал бы все. Марк".

Завершая этими письмами, поступившими на сайт Радио Свобода, программу Человек имеет право, посвященную Андрею Бабицкому, напоминаем слушателям наш адрес: www.svoboda.org. Пишите нам также по адресу: Москва, Старопименовский переулок, дом 13, корпус 1.

XS
SM
MD
LG