Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Илья Дадашидзе:

Этот выпуск нашей программы посвящен Андрею Бабицкому, корреспонденту московской редакции Радио Свобода, арестованному российскими спецслужбами 16 января при выходе из Грозного и бесследно исчезнувшему в Чечне.

Вадим Бакатин:

Власть сейчас хочет, чтобы выйти из этой истории более-менее достойно, и боится одновременно возвращения журналиста в Москву, потому что она думает, что он много может тут рассказать. Это, конечно, так. Но все-таки, тем не менее, это единственный шанс, единственный шанс с наименьшими моральными издержками, моральными потерями, хотя они очень велики и так уже для власти, закончить этот далеко не героический эпизод в этой бесславной войне. Маленький эпизод, но, все-таки, довольно громкий и скверный.

Илья Дадашидзе:

Без малого полтора месяца семья, коллеги и друзья Андрея Бабицкого ничего не знают о его судьбе. Между тем, 22 февраля, выступая в прямом эфире радио "Эхо Москвы", министр печати и информации Михаил Лесин заявил, что его ведомство получило максимальный объем информации о деле корреспондента Радио Свобода. "Я был в Чечне, - заявил он, - и разговаривал непосредственно с людьми, которые проводили следственные действия. И не обнаружил никаких нарушений".

Министр печати получил максимальный объем информации о деле Андрея Бабицкого. А вот адвокаты пропавшего журналиста не только не имеют доступа к материалам его дела, но и не могут найти следователя, который это дело ведет.

"По закону, - заявил в беседе с журналистами защитник нашего коллеги Генри Резник, - нам, адвокатам, должны были быть предъявлены все материалы, относящиеся к задержанию, а также протоколы следственных действий, которые проводились с участием Бабицкого. Эти материалы нам представлены не были. Более того, мы не можем узнать, кто именно ведет это дело. Сегодня, - считает Резник, - в деле Бабицкого наступил новый этап. Власть, пытаясь, во что бы то ни стало, откреститься от обмена Андрея Бабицкого, настойчиво стремится дискредитировать его, представить врагом России".

Генри Резник:

Для этого не гнушаются абсолютно никакими средствами. Втягивание состоит в том, что расследование, которое должно проходить в рамках уголовно-процессуального закона, с привлечением стороны защиты, с соблюдением процессуальных гарантий, пытаются подменить вбрасыванием каких-то так называемых доказательств и вовлечь общество в обсуждение фактов, которые никак нельзя проверить на их истинность.

Надо сказать, что вот эта операция в Думе уже удалась. Дело в том, что депутаты.... Среди них есть люди, которые просто-напросто либо не обладают никакими правовыми познаниями, либо играют в свои игры. Я имею в виду рассуждения юриста потомственного, и сына юриста - Владимира Вольфовича Жириновского, который нам объясняет, что - да, действительно, вот эти фотографии свидетельствуют о том, что Бабицкий повинен, он там, видимо, участвовал в чем-то.

Генерал Гуров, который говорит о том, что фотографии, которые вбрасываются, свидетельствуют о том, что совершено преступление, не предусмотренное вообще уголовным законом, незначительное, что уже давным-давно не карается. Но главное - в другом. Ни Бирюков, прокурор, ни министр внутренних дел Рушайло - не имеют права оперировать какими-нибудь данными из уголовного дела, которое расследуется.

Если у Бабицкого были изъяты какие-то фотографии, что абсолютно - не проверяемо, то эти фотографии должны находиться в деле уголовном, как вещественное доказательство, и должен быть предъявлен протокол изъятия, постановление о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств. Предъявлено, между прочим, прежде всего, адвокатам.

Так вот, адвокатов сейчас к делу не допускают, а потрясают какими-то, как уверяют нас, сведениями, имеющимися в материалах уголовного дела. Нарушая, тем самым, фактически, следственную тайну, которая распространяется, кстати сказать, не только на участников процесса, но и на тех лиц, которые ведут расследование.

Так вот, в этой ситуации необходимо занимать совершенно четкую позицию. Вот в этих незаконных абсолютно действиях ни в коем случае нельзя поддаваться на провокацию и, вместо расследования уголовного дела, которое проводится в рамках уголовно-процессуального закона, то есть на основе четких правовых норм, устраивать вот такое якобы расследование всей страной.

Дело в том, что требовать надо соблюдения закона. Закон говорит - в данной ситуации к делу должны быть допущены адвокаты, им должны быть предъявлены все материалы дела, знакомиться с которыми они имеют право, и в строго процессуальных формах должны устанавливаться те факты, которые могут иметь уголовно-правовое значение. Сейчас же, фактически, предпринимаются все усилия для того, чтобы: во-первых, снять с себя ответственность за все, что произошло. И второе - убедить общество в том, что мы имеем дело, фактически, с врагом. Разоблачать вот эти уловки, на которые сейчас идут представители нашей власти, необходимо всеми силами и юристам, и журналистам.

Илья Дадашидзе:

Это был адвокат Андрея Бабицкого Генри Резник.

Мировая общественность и западные средства массовой информации продолжают уделять первоочередное внимание делу Андрея Бабицкого. Рассказывает Иван Воронцов, Прага.

Иван Воронцов:

Задержание и последующий так называемый обмен Андрея Бабицкого вызвали острую реакцию всего мира. Особенно резкой она была и остается о стороны коллег Бабицкого, журналистов. Газеты Европы и Америки критикуют не только российские власти, совершившие это возмутительное посягательство на свободу прессы, но и свои правительства, недостаточно жестко реагирующие на эти действия Москвы.

Так, французская газета "Либерасьон" в конце прошлой недели писала: "В тот момент, когда российские власти думают, что они уже могут трубить победу, масштаб совершаемых от их имени и под их ответственностью преступлений достигает невероятных размеров. Итак, ясно, что ни Владимиру Путину, ни его соратникам абсолютно не хочется, чтобы у их преступлений были свидетели. Итак, приходится организовывать охоту на журналистов. Она иногда ведется любыми средствами. Анн Нива (имеется в виду корреспондентка газеты в Чечне), которая также была допрошена ФСБ, а потом отправлена в Москву, еще защитило ее французское гражданство. По-другому случилось с Андреем Бабицким, который был арестован наследниками КГБ, а потом якобы обменян. Впрочем, дирижеру бойни не стоит слишком беспокоиться. Он же не австриец, хотя и член Совета Европы. (Газета намекает на бойкот Австрии, где в правительстве участвует ультраправая Партия свободы, странами-членами ЕС.) Фактически, он получил карт-бланш при условии, что справится с Чечней быстро", пишет французская газета.

Вообще, европейские комментаторы все чаще проводят параллели между несопоставимыми реакциями Европейского Союза на приход в австрийское правительство правых популистов и преступления России в Чечне. Хотя обеспокоенность судьбой Андрея не перестают выражать и официальные лица. В понедельник в Брюсселе состоялось совещание Европейского Союза, на котором обсуждалась ситуация в Чечне. Евросоюз призвал к организации там постоянной миссии международных наблюдателей для сбора сведений о нарушениях прав человека.

Комиссар ЕС Крис Паттен потребовал от российских властей предоставить полную информацию о корреспонденте Радио Свобода и дать гарантии всестороннего соблюдения в Чечне свободы прессы.

Американская "Вашингтон Пост" опубликовала, между тем, статью Шэрон ла Фроньер, в которой она связывает происшедшее с Бабицким - с приходом к власти Путина и политикой Кремля в отношении средств массовой информации в целом. Путин отказался дать интервью московской газете "Сегодня". "Для "Сегодня" - никогда. Кому угодно, только не вам". Таков был неофициальный ответ пресс-секретаря Кремля. Зато - Путин давал часовое интервью государственному ОРТ. Там репортер с уважением расспрашивал его о семейной жизни, собачке и даче, но об обмене Бабицкого на пять российских военнослужащих не было ни слова.

Выборочное предоставление интервью нельзя считать чем-то новым, в особенности - в преддверии выборов. Но в случае с Путиным российские журналисты все больше опасаются того, что можно говорить о примере плохого отношения к прессе в целом. Такие агрессивные действия против журналистов при Ельцине были невозможны. Для российской прессы начинается новая трагическая эпоха. Газета цитирует российского журналиста Олега Панфилова.

"Не успел новый кремлевский хозяин Владимир Путин зарегистрироваться кандидатом в президенты, как он заявил, что потребовал от ФСБ обеспечить свободу, жизнь и здоровье корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого." Так пишет французская "Монд".

"Действительно, в сущности, кто лучше ФСБ может знать, что случилось с журналистом, и кто может лучше ФСБ знать, кто этот человек в маске, которому отдали при так называемом обмене Бабицкого?", пишет "Монд".

Действительно, в официальную версию об обмене Бабицкого на Западе не верит никто, хотя официальные лица не говорят это столь прямо, как газеты. Именно это итальянская газета "Стампа" в своем вчерашнем анализе внешней политики ЕС и называет непоследовательностью действий западноевропейских лидеров. Приветствуя инициативу европейских стран изолировать Австрию из-за вхождения в ее правительство пронацистской партии Йорга Хайдера, обозреватель газеты Барбара Паломбелли подчеркивает, что во имя основополагающих принципов Европейского Союза было бы справедливо дистанцироваться в той же мере от России Владимира Путина, которая на Кавказе восстанавливает систему ГУЛАГа.

"В те же самые дни, когда независимый журналист Андрей Бабицкий исчез в одном из лагерей нового ГУЛАГа, - пишет известная представительница итальянской интеллигенции, - министр иностранных дел Ведрин назвал перед российским телевидением Владимира Путина "вдохновленным патриотом". А Совет Европы хвалил и.о. президента как государственного лидера, критически относящегося к прошлому своей страны", пишет "Стампа".

Журналисты пишут, иностранные политики высказываются, но повлиять на российские власти и помочь Андрею пока им, к сожалению, не удается.

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Ивана Воронцова о реакции общественности и средств массовой информации Западной Европы и Соединенных Штатов на ситуацию вокруг Андрея Бабицкого.

"В обмене Бабицкого принимали участие мои подчиненные на местах, - заявил глава МВД Владимир Рушайло, - и я считаю, что все было правильно". Это заявление мы попросили прокомментировать Вадима Бакатина, бывшего министра внутренних дел Советского Союза и последнего председателя КГБ СССР.

Вадим Бакатин:

Главное, что Рушайло сказал правду в том (и это - впервые, собственно, сказано), что МВД причастно к этой, в общем-то, грязной или скверной истории, как можно сказать.

Я думаю, что началась она, в какой-то мере, может быть, случайно, по глупости. Где-то, может быть, поддавшись эмоциям, может быть, обиде, или всеобщего какого-то озлобления нижние чины взяли и задержали Бабицкого. А после того, когда все поняли, что здесь - серьезные нарушения элементарных прав человека начались.... Вот это придумывание этих активных мероприятий. Все начали ругать, придумывать и исполнять всякие эти обмены, и прочие вот эти все информационные сбросы. Короче - напускать информационный вот этот самый туман, думая, что тем самым они защищают честь России или укрепляют ее.

Хотя делали все как раз наоборот. Это все как раз было и против России, а цель-то была ничтожной. Это просто хорошая мина при плохой игре. Натянуть на физиономию власти, если можно так выразиться, эту маску блюстителя диктатуры закона.

Илья Дадашидзе:

Сейчас говорят разные вещи о том, где находится Бабицкий. Одни говорят, что это игра спецслужб, и он никуда не передавался. Другие говорят, что он попал к тем чеченцам, которые просто торгуют людьми. Третьи говорят, что он попал как бы к дружественным неким чеченцам, которые до сих пор не выходят на связь, и Масхадов опровергает то, что он мог находиться у кого-нибудь из чеченских полевых командиров.

Вадим Бакатин:

Я думаю, что Бабицкий находятся все-таки в зоне влияния, будем так говорить, служб, которыми командует Рушайло Владимир Борисович. Я думаю, что в этой зоне где-то он находится. Не случайно и.о. президента Путин сказал, что он поручил спецслужбам проследить, чтобы с ним ничего не случилось, чтобы он остался жив-здоров. Я думаю, что они это исполнят. Мне так кажется.

Мне кажется, вообще, что выхода хорошего из этой, довольно безобразной истории... наверное, просто трудно сейчас какой-то хороший выход найти. Как и в целом из этой беззаконной войны. Но все-таки есть надежда, что.... Почему-то вот это интервью, которое давал Владимир Борисович Рушайло, во мне какие-то маленькие надежды зародило. Он сделал все-таки первый шаг, признав причастность своего ведомства к задержанию журналиста, да? И, собственно, косвенно согласился с тем, что глупо играть в слова. Помните, он там говорил, что, в конечном счете, война - не война, это неважно, понимаете.... Терминами не надо играть, как он сказал, да?

И я надеюсь, что он может сделать теперь второй шаг. Признает, что задержание Бабицкого - это серьезная ошибка. И может употребить имеющиеся у него возможности для спасения этого человека, возвращения его в Москву. Мне кажется, это возможно все-таки. И это он, наверное, в состоянии сделать.

Другое дело - что власть сейчас и хочет это сделать, она хочет из этой истории как-то выйти более-менее достойно, и боится одновременно, вот, возвращения журналиста в Москву, потому что она думает, что он много может тут рассказать. Это, конечно, так. Но все-таки, тем не менее, это единственный шанс, единственный шанс с наименьшими моральными издержками, моральными потерями - хотя они очень велики и так уже - для власти закончить далеко не героический эпизод в этой бесславной войне. Маленький эпизод, но все-таки довольно громкий и скверный.

Илья Дадашидзе:

Это был комментарий Вадима Бакатина, министра внутренних дел Советского Союза и последнего главы КГБ СССР.

Правозащитные новости февраля подготовила и читает Альбина Лир.

Альбина Лир: Представители интеллигенции Франции обратились с призывом к общественности страны принять участие в акции протеста против действий российского правительства в Чечне 23 февраля, в годовщину сталинской депортации чеченцев. В обращении, опубликованном в газете "Монд", говорится, что Владимир Путин продолжает дело Сталина. По его приказу с лица земли стерт Грозный и чеченские деревни. Врачам не дают возможности оказывать людям на местах медицинскую помощь и издеваются над заключенными в фильтрационных лагерях. Он подавляет прессу, и заставил замолчать самого информированного российского журналиста Андрея Бабицкого.

Французская общественность, подчеркивается в документе, должна обратить внимание международного сообщества на действия России в Чечне, которые следует квалифицировать как преступления против человечности. Под обращением 200 подписей - общественные деятели, правозащитники, ученые, деятели искусств, писатели, в том числе - Мишель Пикколи, Изабель Аджани, Франсуаза Саган, Андрэ Глюксман, Елена Боннэр, Александр Гинзбург, Владимир Буковский.

Российские правозащитники, побывавшие в лагерях чеченских беженцев в Ингушетии, заявили о неудовлетворительной гуманитарной ситуации в регионе. По словам руководителя правозащитного центра "Мемориал" Олега Орлова, тревогу вызывает эпидемиологическая обстановка. Для лечения больных не хватает даже аспирина. Беженцам не предоставляется статус вынужденного переселенца. Есть факты насильственного перемещения людей в освобожденные российскими военными районы Чечни.

Тушинский межмуниципальный суд Москвы начал рассмотрение дела отказчика от военной службы по убеждениям Василия Баженова. Он обвиняется по статье 328 Уголовного кодекса России "Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы". По словам Баженова, он не уклонялся от службы, но требовал заменить ее альтернативной гражданской. В день первого судебного заседания по делу Баженова активисты Антимилитаристской Радикальной Ассоциации и Радикальной Партии провели демонстрацию перед входом в здание Тушинского суда.

Районный суд Владивостока удовлетворил иск ученого-океанолога Владимира Сойфера о неправомерности обыска проведенного в его квартире сотрудниками местного управления Службы Безопасности. Суд признал действия сотрудников УФСБ незаконными и постановил вернуть ученому конфискованные во время обыска материалы. Экспертная комиссия подтвердила, что Сойфер не работал с документами, представляющими государственную тайну.

Поводом для обыска в июле прошлого года в квартире Сойфера послужило заключение специальной комиссии, обнаружившей нарушение ученым правила работы с документами закрытого характера.

Московский городской суд подтвердил незаконность регистрации московского отделения гуманитарного центра Хаббарда, церкви саентологов. Осенью прошлого года суд первой инстанции лишил московское отделение церкви регистрации, но саентологи обжаловали это решение в московском городском суде. Представители московской прокуратуры сообщили, что в ближайшее время в суд будет направлено уголовное дело в отношении руководителя московского отделения церкви, обвиняемого в незаконном предпринимательстве саентологов.

До сих пор остается неизвестным местонахождение лидера Омского Союза офицеров Андрея Мандрика, арестованного представителями ФСБ в июле прошлого года. Мандрик был обвинен в призывах к вооруженному перевороту в одной из деревень Омской области. Сотрудники ФСБ утверждают, что Мандрик находится в Москве, в институте имени Сербского, где проходит психиатрическую экспертизу, но в январе Мандрик сообщал семье, что его содержат в Бутырском следственном изоляторе. Московские правозащитники утверждают, что ни в следственном изоляторе, ни в институте имени Сербского лидера Омского Союза офицеров нет.

На Украине отменена смертная казнь. Отмена высшей меры наказания законодательно подтверждена украинским парламентом. За изменение кодекса проголосовали 229 депутатов, против - 15. В 1995 году при вступлении в Совет Европы Украина обязалась отменить смертную казнь в течение трех лет. С марта 1997 года в стране не был приведен в исполнение ни один смертный приговор.

Илья Дадашидзе:

Это были правозащитные новости февраля, которые подготовила и прочитала Альбина Лир.

"Отечество в госбезопасности" - под такой шапкой 16 февраля в Москве вышел пятый выпуск "Общей газеты", посвященной Андрею Бабицкому.

Участие в этом совместном издании приняли газеты "Вечерняя Москва" и "Комсомольская правда", "Культура" и "Литгазета", "Московская правда" и "Московские новости", "МК" и "Новая газета", "Общая газета" и "Сегодня", "Советская Россия" и "Трибуна", журналы "Журналист", "Итоги", "Новое время", радио "Эхо Москвы" и телеканал НТВ. Всего - 30 средств массовой информации.

Говорит Егор Яковлев, главный редактор новой "Общей газеты" и один из инициаторов выпуска совместной "Общей газеты".

Егор Яковлев:

Для меня появление "Общей газеты" - именно в ее первоначальном виде - это вестник беды. "Общая газета" родилась тогда, когда в первый день путча запретили выпуск одиннадцати демократических изданий. И на следующий день мы собрались все в кабинете главного редактора "Московских новостей" и решили издавать "Общую газету". Газету, которая говорит от имени одиннадцати изданий.

Илья Дадашидзе:

Напомню. Первые два выпуска "Общей газеты" увидели свет в августе 1991 года. Еще один появился в ответ на намерение хасбулатовского Верховного Совета Российской Федерации прибрать к рукам газету "Известия". Четвертый был посвящен сороковинам со дня смерти журналиста "Московского комсомольца" Дмитрия Холодова. И вот, пятый выпуск - о судьбе Андрея Бабицкого.

Только чрезвычайные обстоятельства заставляют журналистов разных изданий объединяться под шапкой "Общей газеты", - считает Егор Яковлев.

Егор Яковлев:

Все эти номера появились тогда, когда нам худо, и когда мы чувствуем прямое наступление на свободу слова. Я не знаком с Бабицким. Ну, конечно, я читал его, так сказать, знал, как он работает, меня не это интересует. Человек, который пропал в сетях наших спецорганов.... Я должен заниматься судьбой этого человека. И "Общая газета" номер пять - посвящена свободе слова, на которую идет несомненное наступление, и - судьбе Бабицкого.

Сыграет она какую-нибудь роль, или нет - мне трудно сказать. У меня есть своя точка зрения: что газета вообще не может построить своим критическим выступлением завод или спутник. Все, что может газета - она может повлиять на общественное мнение. По тому, как рвали эту газету, уже двое суток продолжают рвать в Москве, в Питере и других городах.... Мы вчера издали триста тысяч - не хватило. Бесконечные звонки с мест, из посольств, из многих других организаций, и сегодня мы еще пустили двести тысяч. Вот сейчас я знаю, что у нас осталось тридцать экземпляров. Я просил, чтобы их держали, чтобы что-то осталось для архива.

Значит, газета может сделать одно: она может повлиять на общественное мнение в отношении - в данном случае - Бабицкого. Я должен вам сказать, что, в общем, далеко не все люди спокойно восприняли это издание. Мы вчера и сегодня несколько пикетов посылали по Москве, которые с плакатами раздают "Общую газету". И приходилось слышать много очень типичного для русского менталитета: "Жидовские морды", "Сионисты", "Я бы этого Бабицкого поставил бы к стенке"....

Но вы знаете, меня это не пугает. Меня это не пугает потому, что - ну, говорят такое люди. Это их проблемы. А может быть, мы поможем им стать здоровыми людьми.

Илья Дадашидзе:

"Судьба Андрея Бабицкого - наша судьба. Либо мы спасем Андрея - а значит, спасем свою честь, - либо его судьба будет каиновой печатью на судьбе всей нашей прессы". Эти слова президента Фонда защиты гласности, Алексея Симонова, могли бы стать эпиграфом к пятому выпуску "Общей газеты". Так или иначе, они повторяются в каждом из материалов, помещенных на ее страницах и, прежде всего - в публикациях рубрики "Я обвиняю", участие в которой приняли писатели Григорий Бакланов, Евгений Евтушенко, Александр Володин, Юрий Корякин, Борис Васильев, кинорежиссер Юрий Герман, журналисты Андрей Черкизов и Маша Гессен.

Одним из участников пятого выпуска "Общей газеты" стали "Московские новости". Вот что говорит по поводу их участия в этой совместной акции главный редактор МН Виктор Лошак.

Виктор Лошак:

Пусть не обидно будет вам, коллегам Андрея Бабицкого на Радио Свобода, но я скажу, что сейчас на первый план выдвигается уже даже не журналист того или иного издания или радио, а проблема права на иной взгляд, проблема возможности объективного освещения, будь то война или какой-то иной конфликт в стране. И, если шире, то это - право на существование независимых средств массовой информации, которые не подвластны давлению извне.

И я думаю, что именно поэтому была выпущена "Общая газета", и поэтому и "Московские новости" вошли в объединение газет, которые когда-то эту "общую газету и придумали; собственно говоря, она была придумана вот в кабинете, из которого я с вами говорю. Здесь собрались главные редакторы газет, и ГКЧП эту газету выпустили, первый номер.

Илья Дадашидзе:

О праве существования независимых средств массовой информации, неподвластных давлению извне, говорится и в опубликованном на первой полосе "Общей газеты" заявлении Союза журналистов России. "Впервые за последние несколько недель, - сказано в нем, - угроза свободе слова в России переросла в ее открытое и планомерное подавление.

Преобразование Комитета по печати в Министерство пропаганды, приравненное отныне, как нам открыто заявили, к силовому ведомству, стало, кажется, первым сигналом к перестройке средств массовой информации в боевые порядки. То - для участия в информационных войнах, похоронивших само понятие демократических выборов, то - для соучастия в сокрытии правды о настоящей войне, ведущейся сейчас на Северном Кавказе.

Если пять лет назад, благодаря героическим усилиям многих наших коллег, общество могло все-таки увидеть трагические события в Чечне и ужаснуться им, то сегодня оно вынуждено удовлетворяться версиями тех, кто уже не раз был пойман на циничной лжи раньше, а теперь именует эту ложь патриотизмом.

Именно поэтому то, что произошло с корреспондентом Радиостанции Свобода Андреем Бабицким, и воспринимается нами не как отдельный эпизод современной жизни, но как едва ли не поворотный пункт в борьбе за прессу, которая служит обществу, а не власти", - говорится в этом заявлении.

Еще один участник "Общей газеты". Говорит Лев Гущин, главный редактор "Литературной газеты".

Лев Гущин:

К сожалению, в истории нашей отечественной журналистики - это очень важный период, когда мы, журналисты, должны очень четко осознать, что апелляция к власти, так сказать, надежда на то, что есть умный и мудрый вождь, а вокруг него там глупые чиновники, и мы должны переубедить кого-то в чем-то, из власти, - они, все эти попытки, безнадежны. Единственно, к кому следует апеллировать со всеми нашими бедами и проблемами, трагедиями иногда - это к тем, для кого мы работаем, читатели, слушатели, зрители.

И мне кажется, что единственный выход в данном вопросе - не задавать вопросы вышестоящим начальникам, а задавать вопросы людям и формировать, в какой-то степени, общественное мнение, отвечать на его надежды и этим способом корректировать ситуацию с отношением власти и прессы, вот, на примере, хотя бы, дела Бабицкого.

В принципе, я считаю, что противостояние, или оппонирование, постоянное оппонирование власти и прессы - это вот состояние нормальное, ничего тут страшного нет. Но это противостояние, это оппонирование должно быть на основе закона, на основе установок, которые существуют в государстве. Никакого произвола ни со стороны прессы, ни со стороны власти не может быть.

Поэтому, собственного говоря, мы, как способ обращения к людям, избрали вот эту форму участия в этой "Общей газете", посвященной делу Бабицкого.

Илья Дадашидзе:

Это был Лев Гущин, главный редактор "Литературной газеты".

Выступая в нашей передаче, Егор Яковлев сказал о том, что далеко не все относятся с сочувствием к случившемуся с Андреем Бабицким. Читая "Общую газету", им предстоит узнать, что он был одним из тех немногих журналистов, кто добровольно отдал себя в заложники в руки басаевцев, при их отходе из Буденновска. Что он был удостоен специальной награды президента России Бориса Ельцина за выдающуюся журналистскую работу в августе 1991 года, а помимо этого был награжден медалью "Защитнику свободы России", которую после штурма Белого дома в 1993 году отослал Борису Ельцину.

Пятый выпуск "Общей газеты" вышел тиражом пятьсот тысяч экземпляров. А это значит - о судьбе Андрея Бабицкого, какой она видится его коллегам, по цеху, узнает не один миллион человек. Пятый выпуск "Общей газеты" передается из рук в руки.

И еще об одной массовой акции московских журналистов - митинге в защиту Андрея Бабицкого 11 февраля на Пушкинской площади в Москве, участие в котором приняли свыше тысячи представителей средств массовой информации, правозащитников и молодежных антивоенных организаций. Рассказывает Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова:

Как было сказано одним из участников митинга в защиту Андрея Бабицкого, на Пушкинской площади собрался не только цвет московской журналистики, но и все, кому сегодня дороги идеалы свободы в России.

"Власти должны немедленно ответить на вопросы, которые задает им сообщество журналистов", - заявил на митинге заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы" Сергей Гутман.

Сергей Гутман:

Вопрос первый: где Андрей Бабицкий? Вопрос второй: почему он не здесь? Не со своей семьей, не со своими коллегами? Или почему он не на работе - то есть, там, откуда он всегда передавал свои репортажи, то есть факты? Почему ему предъявлено обвинение, и все? Почему дальше не идет нужная, если так считают власти, судебная процедура?

Мы стоим между надписями "Известия" и "Новости", мы стоим под российским флагом демократическим. Мы должны этими простыми понятиями только и руководствоваться, задавая вопросы. Почему гражданин России обменян - якобы - на граждан России? Почему такая книжка, как Конституция, не читается, а если читается, то без всякого понимания? Где Андрей Бабицкий? Почему он не здесь и нам все не рассказывает о себе ясно, понятно и правдиво?

Елена Фанайлова:

Ответы российских властей на многочисленные вопросы в деле Бабицкого - это попытка скрыть правду, - считает общественный защитник Андрея, президент Гильдии судебных репортеров Леонид Никитинский.

Леонид Никитинский:

Исполняющий обязанности Генерального прокурора говорит: "Я не знаю, где он". ФСБ говорит: "Мы тут ни при чем". Армия говорит: "Мы тут ни при чем". Но если ты Генеральный прокурор или исполняющий, там, черт тебя знает, обязанности, не можешь найти человека, на которого кто-то подписал санкцию на арест, - значит, ты обязан освободить этот пост, сказать: "Я не справляюсь"!

Но так - все, вплоть до исполняющего обязанности президента. Если ты не можешь навести порядок в этой стране, надо выполнить то, что требуется по закону, или честно сказать: "В этой стране закона больше нет".

Елена Фанайлова:

Один из старейших правозащитников России, руководитель фонда "Гласность" Сергей Григорьянц назвал официальную информацию - в частности, кассету о его обмене на российских военных - фальшивкой спецслужб.

Сергей Григорьянц:

Сама по себе, эта фальшивка является преступлением. И фонд "Гласность" вынужден был, после заключения наших экспертов-криминалистов, обратиться в Генеральную прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении господина Ястржембского по статье о фальсификации доказательств, приведшей к особо тяжким последствиям, по статье об участии в похищении человека и по статье об укрывательстве особо тяжких преступлений.

Мы просим Генерального прокурора, поскольку господин Ястржембский является помощником исполняющего обязанности президента, поскольку сам Владимир Путин неоднократно говорил, что он следит за делом Бабицкого постоянно, - мы просим Генерального прокурора проверить причастность исполняющего обязанности президента ко всем этим преступлениям.

Мы обратились к спикеру Государственной Думы Селезневу, к объединению "Яблоко" -с требованием обсудить вопрос в Государственной Думе о приостановлении полномочий исполняющего обязанности президента до тех пор, пока не будет проверена его причастность к этим преступлениям.

Елена Фанайлова:

Дело Андрея Бабицкого, по мнению Сергея Юшенкова, депутат Государственной Думы от Союза правых сил, демонстрирует откровенно антидемократический характер нынешней российской власти.

Сергей Юшенков:

Сегодня, когда мы готовы прийти к избирательным участкам 26 марта, у нас фактически нет выбора. В неравные условия поставлены кандидаты на этих выборах. Я думаю, что единственным нашим оружием, демократическим оружием, может явиться бойкот этих выборов, с тем, чтобы на следующих выборах никто из нынешних кандидатов не претендовал на столь высокую должность.

Елена Фанайлова:

Свобода Андрея Бабицкого - это свобода слова в России, - уверен представитель русского ПЕН-клуба, Александр Ткаченко.

Александр Ткаченко:

Это - самое страшное, что генералы, которые воюют в Чечне, привезут в Москву, на гусеницах танков, привезут колючую проволоку, которая станет проволокой для нашей свободы слова. Я считаю, что дело Бабицкого - это дело всех нас.

Елена Фанайлова:

Выступая на митинге, директор Московского бюро Радио Свобода Савик Шустер заявил: "Если российские власти не способны разыскать Андрея Бабицкого, они должны предоставить журналистскому сообществу право на поиски нашего коллеги на территории Чечни".

Илья Дадашидзе:

Это был рассказ Елены Фанайловой о митинге в Москве.

Пикет в защиту Андрея Бабицкого произошел в Нижнем Новгороде. О нем в программу "Человек имеет право" сообщил наш корреспондент Олег Родин.

Олег Родин:

6 февраля, в середине воскресного дня, на главной улице Нижнего Новгорода, в излюбленном месте прогулок нижегородцев и гостей города, на Театральной площади, неподалеку от памятника Добролюбову, Нижегородским Обществом прав человека была проведена акция протеста не только против манипуляций свободой и жизнью независимого журналиста Андрея Бабицкого. Это был пикет в защиту свободы слова.

Нижегородские правозащитники считают, что горстка людей из провинциального городка вряд ли способна докричаться до правительства. Но есть задача - обратиться к российскому обществу.

Немногие прохожие решались подойти к пикетчикам и взять предлагаемое всем желающим обращение Нижегородского Общества прав человека к согражданам России и к исполняющему обязанности президента Российской Федерации Владимиру Путину.

"Если общество в очередной раз промолчит, - говорилось в этом обращении, - опыт беззастенчивой расправы над неугодным журналистом будет растиражирован и применен в отношении всех, чья позиция чем-либо не устраивает кремлевское министерство правды", - конец цитаты.

Илья Дадашидзе:

По сообщениям наших корреспондентов из различных регионов России, специальные выпуски своих изданий, посвященных Андрею Бабицкому, опубликовали многочисленные средства массовой информации.

На сайт Радио Свобода продолжают ежедневно поступать десятки электронных писем, связанных с делом Андрея Бабицкого. Вот выдержки некоторых из них.

"Уважаемая редакция Радио Свобода! Я ваш постоянный слушатель. К сожалению, и с огромной тревогой должна сказать: все возвращается на круги своя в России. И дело не в самом Андрее Бабицком. Это просто знак нам всем: все, привет, кончились ваши демократические игрушки, прошло их время.

К сожалению, после любой революции маятник качается в другую сторону. Вспомните Вандею во Франции и Реставрацию в Англии.

Моя дочь семнадцати лет вчера принесла из колледжа частушку. Не хотите ли?

Товарищ, знай, пройдет она,
И демократия, и гласность,
И вот тогда госбезопасность
Припомнит ваши имена.


Вот так. Так что пора нам собирать чемоданы. Кто успеет - на Запад, а кто нет - на Восток, "снег в Сибири убирать", как красочно выразился представитель трудового пролетариата тов. Шандыбин.
Ольга Новикова, инженер".

"Ситуация крайне тревожная. Журналист бесследно исчезает в недрах не уничтоженной за последнее время страшной системы. Исчезает при попустительстве властей, в нарушение и российских, и международных законов. Исчезает человек известный, и никто ничего не может против системы сделать.

При этом все более вызывает беспокойство то, что в провинции, по крайней мере, в Туле, совершенно не слышно и не видно действий правозащитников и общественных организаций, представляющих гражданское общество.

Общество в провинции сейчас в состоянии большего безразличия к тому, что происходит в стране, чем в начале девяностых. Тогда, при подавлении выступлений населения в Прибалтике, правозащитники тут же организовали в Туле митинг. Небольшой - но откликнулись на события. А сейчас....

Возникает большое опасение, что завтра - надеюсь, что все же этого не случится - начнут хватать людей, которые так же, как и Бабицкий, будут чем-то неугодны системе, или, наоборот, будут нужны на принудительных работах, или как пушечное мясо на войнах.
Павел, 34 года, кандидат физико-математических наук. Тула".

"Сейчас многие, начиная с Путина и его команды, примкнувшего к ним Примакова и некоторых, пишущих на "Свободу", твердят одно и то же. Видели ли вы американского журналиста, освещавшего войны во Вьетнаме в пользу вьетнамцев, или израильтянина со стороны Хесболлах? Во-первых, Андрей никогда не был на стороне боевиков. Нo также - не был на стороне генералов. Он просто говорил правду о войне, а такие журналисты, конечно, были и есть. Посмотрите знаменитый фильм "Сальвадор" о действительно имевших место событиях, где журналисты-американцы снимают с обеих сторон - причем, кадры, поражающие своей жестокостью со стороны тех и других.

Это, господа, профессия у честных журналистов такая - снимать и говорить правду".

"Здравствуйте. Меня зовут Сергей Пономарев, я учусь в Оренбургском Университете по специальности "журналистика". Интернетом раньше не пользовался, и пришел сегодня в компьютерный класс специально, чтобы выразить свое мнение. Точнее, я поговорил перед этим с ребятами из своей группы, которые уже работают в газетах, на радио и телевидении. И то, что я услышал, очень меня насторожило: "Бабицкий, прежде всего, гражданин. Зачем он пошел к врагам? Он глупо поступил. Сидел бы себе спокойно в Москве".

А ведь очень скоро мои однокурсники пойдут в жизнь.
С уважением Сергей Пономарев".

"Некоторые политики - например, Борис Немцов, склонны воспринимать недавние высказывания и.о. президента о том, что спецслужбам дано указание заботиться о жизни, свободе и здоровье Андрея Бабицкого - как обнадеживающие. На мой взгляд, это свидетельствует лишь о забвении русской истории и литературы. Достаточно вспомнить, что "и.о. царя" Годунов в драматической трилогии Толстого отдает приказ об убийстве царевича Дмитрия с помощью троекратного: "Скажи ей, чтобы она царевича блюла".

Подобные высказывания в устах и.о. президента могут вызвать лишь еще большие опасения за судьбу Андрея Бабицкого.
С глубоким уважением, Елена Маслова".

"Я сочувствую семье Андрея Бабицкого и ему самому и надеюсь, что у Путина хватит смелости освободить Андрея до своих выборов.

Господин Путин! Вам нечего бояться Андрея. Его ретроспективные репортажи не повлияют на ваш рейтинг, и вас все равно выберут в президенты Российской Федерации. Освободите, пожалуйста, Андрея Бабицкого".

Завершая на этом специальный выпуск программы "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006 Москва, Старопименовский переулок, дом 13, корпус 1, Московская редакция Радио Свобода.

XS
SM
MD
LG